Роковая любовь Лермонтова- продолжение автор Лидия Белова Музыка Наталья Первина Воспоминания


Роковая любовь Лермонтова- продолжение автор Лидия Белова Музыка Наталья Первина Воспоминания
 

                            Малейшее подозрение в интимных отношениях между одной из приближённых к царскому семейству дам и таким независимым писателем, как Лермонтов, угрожало спокойной жизни Александры Осиповны. И потому стихи о жгучей страсти к ней он писал в чужие альбомы, не скрывая, что владелица альбома не является их адресатом. К таковым я отношу в первую очередь стихотворение «Любовь мертвеца» (впрочем, не в первую, а вслед за уже упомянутым «Мне грустно потому, что я тебя люблю…»):
...Коснётся ль чуждое дыханье
Твоих ланит,
Моя душа в немом страданье
Вся задрожит.
Случится ль, шепчешь, засыпая,
Ты о другом,
Твои слова текут, пылая,
По мне огнём...
             К Смирновой-Россет могло быть обращено и стихотворение l84l года "Они любили друг друга..." (записано в альбом, подаренный князем В.Ф.Одоевским). Привожу первые строки этого стихотворения:
Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной...
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи...

                   Последняя строка этого отрывка относится, конечно же, к их поведению на людях. Их частые встречи и у Карамзиных, Ростопчиных, Одоевских, и в доме самой Смирновой скрыть было невозможно, а потому они демонстрировали светски-формальный характер этих встреч. На случай вопросов у Александры Осиповны были заготовлены, «отработаны» дежурные объяснения, вошедшие в «Баденский роман»: «Я была почти всегда окружена мужчинами: Жуковский, Вяземский, Пушкин, Плетнёв, несколько иностранцев – и ни от кого из них не слышала двусмысленного слова" (с. 255); "Поэтам нужен идеал, и они, не знаю почему, нашли его во мне. Лучшего не было под рукою" (с. 284).
                           Степень осторожности Александры Осиповны становится ясной, когда несколько раз наткнёшься в ее мемуарах на оговорки типа: «Да, но я там [у Карамзиных] не всякий вечер бывала, я более из дворца ездила к графине Нессельроде», – в то время как дом Карамзиных был в подлинном смысле родным для нее с осени 1828 года на многие годы. Такая осторожность не покидает ее и после смерти Николая I: она дружна с его дочерьми, к великой княгине Марии Николаевне время от времени обращается с ходатайствами по поводу своих друзей, – а Мария Николаевна, как мы помним, была инициатором создания пасквиля на Лермонтова – бездарной повести В.Соллогуба «Большой свет». (Герой этой повести, кстати, настолько далёк от истинного облика поэта и от отношения к нему в «большом свете», что Лермонтов не счёл нужным даже рассердиться на автора, только в прощальных «Тучах» мимоходом сказал о «друзей клевете ядовитой».)

                          Можно усомниться в жарком взаимном чувстве Лермонтова и Россет из-за разницы в возрасте: ко времени их встречи Михаилу Юрьевичу было 24 года, Александре Осиповне – 29. Но, думается, эти пять лет ничего не значат, когда речь идет о такой красавице и умнице, как Александра Осиповна (умнице – по-женски, при всей глубине и широте восприятия мира), и столь взрослом человеке, как Лермонтов, – взрослом «опытом мысли» даже больше, чем опытом жизни, хотя и жизненных испытаний к своим 24-м годам он перенёс немало. Напомню и о ее романе с человеком еще более юным: предположительно в 1844 году (в ее мемуарах год обычно указан недостоверно) Александра Осиповна познакомилась с Юрием Фёдоровичем Самариным (1819–1876), известным впоследствии философом, государственным деятелем, публицистом. Юрий Фёдорович влюбился в нее, и они стали друзьями. Это – к вопросу о разнице в возрасте.
                                                                                                                                                                                            Юрий Фёдорович СамаринПортретработы В.Тропинина. Масло.1846                                                                                                                                                                                               Но бог с ним, с возрастом. В 40-е же годы сдружилась Смирнова и с Гоголем, хотя до этого они знали друг друга давно и оставались всего лишь добрыми знакомыми. Чем вызван интерес капризной красавицы, всегда окружённой поклонниками, к этим двум «поклонникам», и именно в начале – середине 40-х годов, не раньше и не позже? Для меня ответ ясен: оба они были связаны в ее сознании с Лермонтовым – высоко ценили его, встречались с ним в Москве в последние годы его жизни (оба в мае 1840-го, а Самарин еще и в апреле 1841-го, перед самым отъездом поэта на Кавказ).
Трагизм его мироощущения последних лет мог предельно обостриться из-за безнадёжной, хотя и взаимной, любви к Александрине и вызвать горький упрёк самому Творцу в стихотворении "Благодарность" (1840):

За всё, за все Тебя благодарю я:
За тайные мучения страстей,
За горечь слёз, отраву поцелуя,
За месть врагов и клевету друзей;
За жар души, растраченный в пустыне,
За всё, чем я обманут в жизни был...
Устрой лишь так, чтобы Тебя отныне
Не долго я еще благодарил.

В стихотворение "Благодарность» упрёк самому Творцу вырвавшийся у поэта примерно в то же время, когда написано стихотворение «Отчего», в 1840 году:
Мне грустно потому, что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит толпы коварное гоненье.
За каждый светлый миг иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно... потому, что весело тебе.

  Худ.Ф.-К. Винтергальтер. Масло. 1837                                                                                                                          Если связывать «Отчего» с М.А.Щербатовой, как указывается (с пометкой: «предположительно») в лермонтовских сборниках, то ни «молвы коварное гоненье» в «Отчего», ни «отрава поцелуя» в «Благодарности» необъяснимы: княгиня Мария Алексеевна Щербатова (1820–1879) была юной вдовой, свободной в своих увлечениях; она любила Лермонтова, и при желании ему ничто не мешало соединить с нею свою судьбу. Ничто – кроме любви к другой...
                        Яркая романтическая страсть, за два года обратившаяся в глубокое, многогранное чувство, была тем не менее сравнима с «достаточно фантастической любовью к воздушному идеалу» («Штосс»), поскольку встречаться наедине удавалось крайне редко: слишком много глаз и ушей следило и за нею, и за ним. Их осторожность была такова, что нам никогда бы не догадаться об этой тайной любви, если бы Лермонтов не написал нескольких глав «Штосса» – поначалу, судя по прозрачности намёков на прототипы, просто для развлечения друзей. Проживи Михаил Юрьевич подольше, он оставил бы нам весь спектр своего восприятия «большого света», придворных кругов, их нравов. Этого он не успел, – а успел: создать словесный портрет горячо любимой женщины (притворившись, что он «не принадлежал к числу ее обожателей»), обронить в стихах несколько вздохов по «небывалой красавице", посвятить ей стихотворение "Валерик" .
                                      Думаю, прекрасная пленница заколдованного мира виделась поэту, и когда он создавал одно из последних своих стихотворений – «Сон»:
…И снился мне сияющий огнями
Весёлый пир в родимой стороне.
Меж юных жён, увенчанных цветами,
Шёл разговор весёлый обо мне.

Но в разговор весёлый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена...

                                       Здесь та же, что и в «Штоссе», атмосфера полусна-полуяви, горестного предвидения без возможности что-либо изменить, тайна двоих, никому не открываемая.Тема сна, призрачной действительности, колеблющейся между «явью и навью», вообще характерна для лермонтовских стихов 1841 года: видимо, «Штосс» с его картинами заколдованного мира не отпускал поэта. Перекликается образ "небывалой красавицы" из «Штосса» и с женским образом из менее горестного, чем «Сон», стихотворения 1841 года – «Из-под таинственной, холодной полумаски...»:
                                          И «сияющий огнями вечерний пир», и бал-маскарад с его таинственными полумасками легко согласуется с образом Александры Осиповны: она вынуждена была, независимо от личных наклонностей, много времени проводить в празднествах – по своему положению придворной дамы, украшающей собою безжизненные в отсутствие человеческого ума и красоты пышные палаты «стариков» (отсюда и мода в «большом свете» не только на красавиц, но и на Жуковских, Пушкиных, Лермонтовых, чьими живыми страстями питался этот эфемерный мир).
                                                                                                                                        Яркая романтическая страсть, за два года обратившаяся в глубокое чувство, была тем не менее сравнима с "достаточно фантастической любовью к воздушному идеалу" ("Штосс"), поскольку встречаться наедине удавалось крайне редко: слишком много глаз и ушей следило и за нею, и за ним. Их осторожность была такова, что нам, пожалуй, никогда бы не догадаться об этой тайной любви, если бы Лермонтов не написал нескольких глав "Штосса", а Смирнова-Россет – "полудокументальный" роман "Биография Александры Осиповны Чаграновой" (написано ею двенадцать вариантов – свидетельство того, как трудно давалось необходимое ей соединение реальной жизни с вымыслом).
                 Лишено горестного оттенка только самое первое стихотворение Лермонтова, посвящённое Александрине, – "Из-под таинственной, холодной полумаски…" (1839). Создано оно даже раньше, чем послание "В простосердечии невежды…", создано без указания адресата и дышит искренностью, восхищением, свежим и светлым чувством, надеждой на душевную близость, столь редкую в «большом свете». Приведу две строфы и из этого стихотворения:

Из-под таинственной, холодной полумаски
Звучал мне голос твой, отрадный, как мечта,
Светили мне твои пленительные глазки
И улыбалися лукавые уста.

...И создал я тогда в моем воображенье
По лёгким признакам красавицу мою;
И с той поры бесплотное виденье
Ношу в душе моей, ласкаю и люблю...

                                Эти строки невольно приводят на память размышление автора в «Штоссе» о воображаемом идеале Лугина – «женщине-ангеле»…
В завершение своего послесловия к "Штоссу" скажу несколько слов о перекличке номера квартиры, которую занял Лугин в зловещем особняке: "нумер 27", – с мистически повторяющимися цифрами в жизни Михаила Юрьевича.
                         Лермонтов погиб 27-го июля (седьмой месяц; число – по новому стилю, астрономически более точному), на 27-м году жизни. Внимание к этим двум цифрам: 2 и 7 (квартира "нумер 27") – приводит к поразительному выводу: они присутствуют, явно или скрыто, в датах и рождения, и кончины поэта. Родился 14 октября 1814 года. (О правильной дате рождения я писала в ряде статей; одна из ранних: "Так ли всё ясно в биографии М.Ю.Лермонтова?" – "Московский журнал", 2001, №7; одна из последних: "Поэт знал дату своего ухода?" – "Литературная газета", 2014, №40.) 1814 – это: 1 + 8 + 1 + 4 = 14 (так проверяют тайный смысл дат астрологи). Погиб в 1841 году; 1841 – это: 1 + 8 + 4 + 1 = 14. Думаю, за этой магией чисел скрывается основное число Лермонтова – святое число семь: 14 – это 2 х 7.

                                           Как я уже говорила, следующий раздел книги написан от лица самой Александры Осиповны. В основе раздела – "раскавыченные" цитаты из ее дневниковых записей и документально-художественного романа "Дневник Александры Осиповны Чаграновой" (см.: "А.О.Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания". – М., "Наука", 1989).
                                 О последней (тайной) любви Лермонтова можно говорить уверенно благодаря Сарре Владимировне Житомирской – исследовательнице разрозненного, сумбурного творчества Александры Осиповны Смирновой-Россет (1809–1882). Житомирская подготовила самое полное и авторитетное издание литературного наследия Смирновой; это книга большого формата объёмом около 800 страниц: "A.O.Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания» (М., «Наука», 1989, – серия "Литературные памятники"). Комментарии к текстам занимают примерно треть объёма этого фолианта.
                                                                                                                                                                                              Автор  Лидия Белова                                                                                                                                                     Книга "Александра и Михаил. Последняя любовь Лермонтова" (М., Профиздат, 2005, 2008, 2014) посвящена главным образом и счастливому, и горькому роману между Смирновой-Россет и Лермонтовым. Кроме того, в Интернете есть сайт с повестью Лермонтова "Штосс" (незаконченной, дописанной мною); в основе ее сюжета – гениально превращённая в мистическую история отношений между Лермонтовым и Смирновой. Это сайт
http://mlermontov2014.narod.ru





Рейтинг работы: 46
Количество рецензий: 7
Количество сообщений: 10
Количество просмотров: 32
© 18.10.2019 Ольга Удачная
Свидетельство о публикации: izba-2019-2652901

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


Елена Леонова       29.10.2019   22:07:45
Отзыв:   положительный
Оленька!
Спасибо огромное за великолепную работу!
Познавательную, интересную!
Много нового узнала о жизни замечательного поэта, чьи стихи очень люблю со школы!
Надо читать современным школьникам о замечательной и трагической судьбе Михаила Юрьевича!
Столько ещё открытий!
С теплом и самыми добрыми пожеланиями, Елена


Ольга Удачная       29.10.2019   23:48:08

Дорогая Лена,Благодарю за прочтение и похвалу!!! Только заслуга этого открытия принадлежит Лидии Беловой. А насчёт того,что ученикам про Лермонтова это надо знать,так скажу, что в нашей школе никто из русистов этого не знал и мою ксерокопию из журнала зачитали.Я хотела пять лет назад перепечатать статью. и не нашла. У Лидии очень большая книга и она написала продолжение романа "Штосс" очень интересно.Лидия говорит,что писала словно под диктовку и я думаю. как и она, что это Лермонтов ей продиктовал. У нас в Избе я встречала много авторов,которые говорят,что пишут так же.У меня у самой есть стихи,которые написаны под чью-то диктовку,а есть стихи от ума. Они очень различаются,словно писали разные люди. Никто не знает откуда это берётся.Я думаю, что просто наше подсознание иногда подключается к космическому банку знаний и получает помощь свыше: отсюда и предвидение поэтов и прорицателей будущего.СПАСИБО за любовь к поэту,Леночка!
Вдохновения и счастья,дорогая! Обнимаю,Ольга


Лидия Феоктистова       23.10.2019   19:23:38
Отзыв:   положительный
ОЛЯ, СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ ЗА ИНТЕРЕСНЕЙШУЮ РАБОТУ О МОЁМ ЛЮБИМОМ
ПОЭТЕ М.Ю, ЛЕРМОНТОВЕ! ! ! Читала и перечитывала.
С ВОСТОРГОМ, УВАЖЕНИЕМ И ТЕПЛОМ,,,


Ольга Удачная       23.10.2019   20:28:25

Дорогая Лидия! СПАСИБО за восторг и похвалу! Только вы не прочли начало,а я просто решила познакомить наших литераторов с новыми исследованиями о нашем любимом поэте. Я только сделала коротким повествование и научные исследования литературоведа Лидии Беловой.Ей Спасибо за её огромный и титанический труд!!!
С теплом сердечным.Ольга


Лидия Феоктистова       23.10.2019   22:32:57

ДОРОГАЯ ОЛЯ, Я ПРОСТО НЕ МОГЛА ВСЁ ПРОЧИТАТЬ, ПОТОМУ, ЧТО МОЙ НОУТБУК
СОВСЕМ НЕ ТЯНУЛ, ТОЛЬКО В 20 -30 час. пришёл мастер, и мой старый конь стал немножко резвее.
Я почти неделю не была на сайте: накопилось много ссылок, всем хотелось ответить.
С биографией М.Ю. Лермонтова я хорошо знакома,
А я до этого читала многие его произведения наизусть, теперь помню только самую
любимую поэму "Мцыри" ".
Но я обязательно прочитаю у Вас и начало.
С теплом...
Ди.Вано       23.10.2019   18:03:48
Отзыв:   положительный
Спасибо, Оля, за столь добротный труд.
Это не только память, это тонкое, бережное проникновение
в духовный мир поэта.
Богатые иллюстрации.
Удач Вам, творческий, светлый человек.
С признательностью
Д.
Ольга Удачная       23.10.2019   20:13:26

Дорогая Дина,Благодарю за прочтение и похвалу!!! Но мне интересно ваше мнение об этом труде Лидии Беловой, который я только сократила и иллюстрировала. Получается,что Лермонтов,как и Пушкин погиб из-за царя.Николай Павлович бдительно и ревниво следил за теми, с кем он хоть на короткое время сближался.Да и приданое Александре выделенное из казны в 5 раз превысило приданое других.В том, как сложилась жизнь Александрины при Дворе в ранние годы, я вижу не корысть или распутство, а беззащитность красоты и юности в мире «самовластительных злодеев».Николай I, конечно же, в ответ на благодеяния требовал преданности, всегдашнего повышенного внимания к «опекуну». А если вспомнить, что он вмешивался даже в то, с кем ехaть для отдыха за границу Жуковскому (уже после отставки того от придворной службы), то можно представить, как тяжела была его опека над Александрой Осиповной.
С теплом сердечным.Ольга


Ди.Вано       24.10.2019   07:42:15

Делать анализ по сути..не могу.
Ольга, знаю только одно - биографы поэта выдвигали десятки различных версий – от мистических до политических.
В Его жизни так много тайн.. восстановить истину сегодня очень сложно. ..
Ваш труд и труд Л.Б. - поиск нового.. интересен.
Истинность суждений мне не подвластна.. ))
Поэт не забыт и ЭТО главное!!
С добром,
Ольга Удачная       25.10.2019   12:02:55

Дорогая Дина,Благодарю за искренний и объёмный отзыв!!! Прочитав ваш второй ответ, я поняла,что для многих трудно понять статью,так как много имён и дат,и потому что не все интересуются кому какое стихотворение посвящено и для большинства всё равно кому сделано посвящение.Вывод я сделала и наверно больше не стану загружать умы других тем, что мне интересно. Я думала,что эта статья заинтересует наших авторов,особенно тех,кто любит Лермонтова. Да,муз у поэта было много. Он был влюбчивым, как многие в его годы. Выводы и доказательства своей теории Лидия Белова нашла в произведениях Михаила и Александры. Но ведь ясно сказано,что ни он ни она не могли оставить прямых доказательств их любви, а только косвенные. Если бы Лермонтов не оставил неоконченное произведение " Штосс", а Александра "Дневник Александры Чаграновой" , то никто и никогда не разгадал бы этой тайны.
Насколько же остро пронзила его душу судьба красавицы-фрейлины, чтобы так трагически изобразить, так глубоко осмыслить ее историю! И после этого мы равнодушно упоминаем Александру Осиповну в биографиях Лермонтова и в комментариях к его произведениям только как адресата стихотворения «В простосердечии невежды...» да прототип Минской в «Штоссе», вновь отдавая ее «старикам» (писателям предыдущего поколения) и не подозревая о том, что она могла быть самой сильной, самой НАСТОЯЩЕЙ его любовью, человеком ему «в рост» (говоря словами Цветаевой).
Каждый может согласиться или нет с выводами Лидии Беловой. Вы не приняли её вкрсию, а для меня всё ясно,как день,что она права,но сколько людей,столько и мнений.
С теплом сердечным,Ольга


София Зирина       22.10.2019   11:53:59
Отзыв:   положительный
Прекрасная творческая работа, Оленька!!! Спасибо за интересную информацию о великой любви поэта!!!

Ольга Удачная       22.10.2019   14:06:50

София,СПАСИБО за добрые слова!!! Рада,что ты узнала что-то новое о Лермонтове. Счастья тебе и Радости на многие Лета! Вдохновения! С душевным теплом,Ольга.

Светлана Ромашина       22.10.2019   09:59:55
Отзыв:   положительный
Оленька, очень интересная и такая познавательная работа! Прочла на одном дыхании. Сколько же времени и сил приложила ты к этой красоте!
Принимай мои восторженные аплодисменты,дорогая! С теплом и восхищением!


Ольга Удачная       22.10.2019   10:30:17

Светлана,СПАСИБО большое за потрясающую работу и огромнейший букет роз!!! Необыкновенно приятно получить такой отзыв! Когда я прочла статью Лидии Беловой, то была потрясена её открытием.Ведь до этого многие литературоведы ломали голову над тем,кому посвящены такие искренние и исповедальные стихи? А тут сразу стало ясно.Аплодисменты принимаем вдвоём с Лидией. Тёплой и ласковой осени и вдохновения! Обнимаю с нежностью,Ольга

mishal       20.10.2019   11:23:29
Отзыв:   положительный
Замечательная статья!
Большое спасибо, Ольга, за знакомство с этой стороной жизни нашего великого поэта!
С уважением, М.
Ольга Удачная       20.10.2019   14:27:11

Михаил,СПАСИБО за добрые слова о статье и любовь к поэзии Лермонтова!!! Рада,что вы познакомились с выводами Л. Беловой о жизни и любви Лермонтова.С теплом сердечным,Ольга

Алексей Балуев       19.10.2019   12:13:02
Отзыв:   положительный
ОЛЬГА, СПАСИБО!!!!!!!!!!!!!!!!
Великолепная работа, много интересного узнал, а главное, что ещё роднее, что ли, стал для меня Лермонтов. Удивительна история его любви и раскрыта в вашем повествовании ярко и полно, чувствуется ваша любовь к поэту. Поражаюсь вашему многогранному таланту и всегда с огромным удовольствием читаю ваши произведения! Спасибо!!!
С теплом, Алексей
Ольга Удачная       19.10.2019   15:36:58

Алексей,СПАСИБО за чуткость и доброе сердце, за любовь к Лермонтову и жажду познания нового!!!Мне очень, очень приятно, но я только сделала коротким повествование и научные исследования литературоведа Лидии Беловой.Ей Спасибо за её огромный и титанический труд. Я убеждена в её правоте и в том,что между Лермонтовым и Смирновой-Россет была любовь и я рада,что где-то есть его потомки,хоть и в нашей стране они тоже есть и,конечно под другими фамилиями.Ведь Бабушка, "Елизавета Арсеньева, человек властный и практичный,рассудила, как и многие бабушки и маменьки того времени: дабы оградить отпрыска от не слишком полезных юношеских наклонностей, надо ему позволить проводить время со спе-
циально выбранной, чистой, здоровой дворовой девкой. Ею оказалась Сашенька Медведева – дочка камердинера Максима Медведева, на два года старше Миши. Их встречи продолжа-лись около полугода – до того, как она призналась, что беременна. Сашеньку срочно выдали замуж за скотника в дальнем селе, а взамен подобрали Вареньку Васильеву, тоже из дворовых. Вскоре и ее постигла та же участь, потом были Акулина, Марфа, Аграфена... Сколько всего детей от семени Лермонтова бегало по деревням Пензенской губернии? Человек пять,пожалуй. Может, кто и помер, но ведь кто-то непременно остался. Вот добьется он прощения от его императорского величества, возвратится в Тарханы и проведает всех своих бастардиков. И вручит вольные. Пусть живут на свободе." Это строки из книги Михаила Казовского "Лермонтов и его женщины: украинка, черкешенка, шведка…"Видимо годы работы в библиотеке сказались для меня жаждой познания нового и приобщения к нему других.
С теплом сердечным.Ольга













1