Если бы не нужда...


В канун Дня народного единства или, если считать по старому стилю - очередной годовщины Великой октябрьской революции, за окном вдруг резко всхолодало, а небо впервые просыпалось на город мокрой и колючей крупой. Сейчас для меня данное обстоятельство имело значение. По случаю праздника, а также негаданно свалившейся премии я в кои-то веки возвращался с работы общественным транспортом, ибо количество промилле в организме позволяло мне только этот способ перемещения.
Покинув теплый и уютный вестибюль конечной станции метро, я словно в омут окунулся в суровую реальность поверхности мегаполиса. Трамвая как обычно не было, и судя по всему уже давно, так как рельсы даже не угадывались под толстым слоем снежно-ледяной пороши, а редкая птица в этих краях- рейсовый автобус, только что исчез за поворотом. Я оглянулся по сторонам в поисках такси и с горечью пришел к предположению, что гильдия местных извозчиков в полном составе встала в очередь на шиномонтаж. Применительно ко мне это могло означать лишь одно- полуторакилометровый марш-бросок по первопутку, состоящему из снежной разбухшей хляби и замерзающих луж.
- Увы, за удовольствия в этой жизни приходится платить, а за некоторые еще и с процентами- поежился я под плащевой курткой на легкой подкладке, взглянув на свои модные летние туфли, предназначенные в это время года лишь для поездок в автомобиле, да и то при включенной печке.
Через минуту я уже бодро вышагивал, подгоняемый попутным студеным ветром, периодически засовывая нос в попадавшиеся на пути общественные заведения с целью хотя бы слегка ощутить свои одеревенелые нижние конечности.
Когда до дома оставалось еще примерно два таких перехода, меня окликнули на выходе из очередного магазина.
- Молодой человек, разрешите вас, любезный?
Молодой человек? Ух ты, меня уже, пожалуй, лет десять так интересно не называли. Я, очарованный столь приятной дерзостью, а может просто от неожиданности сначала дернулся, будто кто-то невидимый сорвал у меня в голове стоп-кран и в нерешительности остановился.
Голос принадлежал ухоженной и, несмотря на преклонный возраст, все еще элегантной женщине, одетой в весьма повидавшую на своем веку, но безукоризненно опрятную каракулевую шубку. Ладони ее спрятались подальше от крепчавшего мороза в старомодной беличьей, муфте, а голову венчало что-то наподобие шапки Мономаха, подвязанной сверху пуховым платком.
Рядом с ней, на раскладном стуле, как на постаменте белела размером с упитанного кота то ли фарфоровая то ли гипсовая голова, возможно одна из тех, что когда-то украшали собой интерьер какого-нибудь покосившегося ныне от древности дома с мезонином, затерянного в сосновой глуши Малаховки или Переделкино или, что наиболее вероятно, запасник провинциального объекта культуры. Подойдя чуть ближе, я разглядел бюст. И не какого- нибудь там Вольтера с Монтескье. На меня смотрел с ласковым прищуром сам… Генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин.
«Эээ, а ви я гляжу надрались товарищ, совсем как нэ сознательный, буржуазный элемент» - укорял меня по отечески его проницательный взгляд. В ответ я еще больше поежился, что неудивительно, ибо на улице продолжало активно подмораживать.
- Так ведь это… был же повод, товарищ Сталин. С наступающим профессиональным праздником вас - едва не сорвалось с моих уст.
Из состояния благоговейной задумчивости меня вывела хозяйка головы, хотя применительно к данной ситуации ей больше соответствовал бы эпитет –хранительница или жрица.
- Я вижу, вы хорошо разбираетесь в искусстве. Не желаете ли приобрести этот замечательный предмет в свою собственность?
Поставленная речь, благородная осанка и некоторая чопорность в манерах выдавали в ней старорежимную особу, возможно даже партийно- номенклатурную кость, возможно даже осколок какой-нибудь обветшавшей профессорской династии. Так или иначе передо мной стояли сразу две фигуры из далекого советского прошлого, одна из которых пыталась мне вежливо втюхать другую.
-Распродажа исторических ценностей по случаю генеральной уборки на номенклатурной даче или ликвидация партийной ячейки? – не удержался я от осторожной иронии.
-Вы почти попали в точку насчет ценностей…Женщина была настроена серьезно, и я усилием воли прикусил язык.
-Семейная реликвия, отдам всего за десять тысяч рублей, сущие пустяки по сравнению с тем наслаждением от обладания прекрасным, которое она подарит ценителю нашей истории.
-Вполне возможно, только я, собственно, как вам сказать, не совсем по данной части. Вы уж простите, но мое чувство прекрасного в этом смысле весьма ограничено - Я тоскливо посмотрел в сторону своего дома.
-Очень жаль, вещь действительно редкая, у коллекционеров подобные ценные экземпляры пользуются неизменным спросом.
Мне совсем не хотелось ее огорчать откровением, что таких винтажных шедевров-тысячи в галантерейном отделе любого магазина. А на «блохе» в районе Тишинки, наверное, их количество и вовсе перевалит за миллион. Поэтому я лишь заметил корректно.
-А почему ж тогда продается с таким дисконтом? - .
Дама изобразила обиженное лицо, опустив вниз уголки своих губ.
-Полагаете я, нашла бы в себе силы вообще расстаться с подобной ценностью если бы не финансовые затруднения, которые постигли меня на фоне одинокой старости- Особа глубоко вздохнула и сглотнула подступивший ком - Увы, закономерный жизненный итог для человека из интеллигентной профессорской семьи, положившего всю свою жизнь на алтарь отечественной культуры.
Я машинально поставил плюс своей проницательности и сочувственно покачав головой хотел было уже двинуться по маршруту, ибо морозец подгонял, но женщина с умоляющим взглядом удержала меня за рукав.
- Меня не так давно угораздило связаться с одной микро…но, судя по величине их аппетитов- макро финансовой организацией. Не стану обременять вас подробностями злоключений, но в конечном итоге, чтобы найти выход из этого финансового лабиринта мне пришлось отдать все сбережения и за бесценок заложить фамильное серебро. А теперь выясняется, что опять не хватает десяти тысяч рублей. Если завтра я не внесу искомую сумму денег на депозит, то бремя проклятого кредита возрастет и мои Сизифовы усилия вылезти из долгового узилища обнулятся.
-И вы полагаете, что Иосиф Виссарионович вам в этом вопросе сумеет поспособствовать? - Продолжал переминался я с ноги на ногу, отчаянно хлюпая своими башмаками.
-Почему нет, ведь это не простая реплика, а вещь со своей историей, не угодно ли выслушать?
Не знаю даже почему, но я, уже было занесший ногу, чтобы сделать наконец-то решительный шаг навстречу теплу, ванне и чашке горячего кофе поставил ее обратно в лужу и опять превратился в слух.
-Мой двоюродный дед- известный советский скульптор ваял данный предмет с натуры летом 1939 года в Кунцево на ближней даче Генсека. Дед рассказывал, что несмотря на возмущение Сталина: «Нэ люблю я этого буржуазного низкопоклонства, а вот товарищ Калинин и партия настаивают», было изготовлено аж три оригинала. Остальные бюсты, что разошлась по просторам нашей необъятной родины- это уже так, обыкновенные репродукции с той троицы. Но до нашего времени дожил по- видимости только этот «Сталин», что хранился в дедовой мастерской. Судьба двух других неизвестна. Так, что вы держите в своих руках единственный сохранившийся оригинал знаменитой серии. И после всего, что вы сейчас услышали, вы по-прежнему считаете, что бюст не стоит запрошенных денег?
Подумать только, мне повезло держать в своих руках настоящий фрагмент истории, который может быть даже хранит дактилоскопию самого….
И я честно ответил- Полагаю- стоит.
Тут мне показалось, что я нашел выход.
- А почему бы вам не отнести к антиквару этот реликт, где за него дадут значительно большую сумму, чем вы мне сейчас тут обозначили?
-Ну уж нет, дудки. Я вовсе не хочу, чтобы любезная моему сердцу вещь попала в руки каких-нибудь ростовщиков и спекулянтов, послужив им объектом для наживы при перепродаже.
- Ну да, ну да…
В глубине души я был почти растроган, проникнувшись ее любопытной историей и преданностью высоким идеалам, поэтому неожиданно для себя произнес.
-Может вы все-таки оставите дорогую голову себе, ну а мы… а я в свою очередь внесу посильную лепту в ликвидационный фонд вашей задолженности. К тому же по случаю светлого праздника на меня свалилась премия, что навряд ли бы произошло если б не он...Я едва заметно кивнул в сторону Вождя – Можете считать, что это его, то есть как бы ваш общий с ним дивиденд по акциям.
И я торжественно выудил из своего кармана купюру достоинством в одну тысячу рублей. Когда до нее дошла суть сказанного, собеседница, чуть ли, не подпрыгнув от нахлынувшего на нее возмущения выплеснула на меня целый Ледовитый океан презрения.
-Другими словами, вы предлагаете мне встать с протянутой рукой? Да, как вам не стыдно, товарищ. Неужели я так похожа на попрошайку, на нищебродку из подворотни? Да будет вам известно-я происхожу из профессорской семьи, всю сознательную жизнь проработала в сфере культуры и если б не крайняя нужда, не обстоятельства…
Я стоял перед ней вытянув руки по швам, слегка опешив, от ее благородного гнева.
- Помилуйте, вы совершенно ни на кого не похожи, но только это…поймите меня правильно, я лишь из лучших, можно сказать побуждений, в духе традиций- от неловкости слова оправдания никак не хотели складываться в предложения.
Женщина, оценив чистоту моих намерений снова сменила гнев на милость, кротко подытожив-
Простите- погорячилась, но вы даже не представляете, что я только пережила.
А потом, потом… тысяча рублей, которые вы мне кажется сейчас предложили, в сложившейся ситуации проблемы не решают.
И тут я чтобы реабилитироваться за допущенный моветон, а может восхищённый ее благородством и несгибаемой верой в великие идеалы, а может просто в надежде рвануть побыстрее домой и погрузиться в ванну, принял ответственное решение.
-Ну, раз так, то … будь что будет, давайте сюда ваш раритет.
И немного помешкав вынул из кармана своей куртки две красненькие бумажки.
Уголки ее губ, снова доброжелательно распрямились.
-Ну вот, это уже другое дело, это уже называется взаимовыгодная сделка или транзакция на, современный лад, в которой, я даже кажется знаю, кто окажется бенефициаром.
Вытащив из муфты сухую руку, женщина смахнула что-то с ресниц и с достоинством приняла у меня пятитысячные купюры.
Когда я уходил, обняв одной рукой словно младенца голову Отца трудового народа, она все еще продолжала недовольно бубнить себе под нос, но достаточно громко, чтоб я мог услышать:
- Ну, что дожила- попрошайка, нищебродка из подворотни?
Придя домой, я водрузил реликвию на самое почетное место у себя в кабинете, между фрагментом Челябинского метеорита и грамотой за участие в конференции «Эксплуатация автотракторной техники и с глобальное потепление». Весь вечер я нет- нет, да и поглядывал украдкой в сторону неожиданно обретенного Верховного Главнокомандующего и по инерции немного смущался под его всевидящим и проницательным взором. А назавтра… назавтра я уже почти забыл об этом мимолетном забавном приключении.
Спустя неделю или две после неожиданного «сретения» бюста вождя мне довелось как-то посетить тот самый магазин, где я удачно спасался в свое время от непогоды. Я уже грузил сумки с продуктами в багажник своего «боливара», когда до меня донеслись обрывки фразы, показавшейся мне знакомой: "…Если б не нужда". Обернувшись, я вдруг узнал свою недавнюю «бизнес- партнершу». Перед ней держа в руках кошелек мялся какой-то «молодой человек» лет пятидесяти. «Распродажа «семейных ценностей» продолжается»- подумалось мне- «По-видимому, финансовый спрут так и не выпустил из щупалец свою наживу и накрутил страдалице еще пригоршню процентов. По-хорошему, будет правильно подойти -поинтересоваться, как обстоят дела у бедолаги.»
Но не успев сделать и пары шагов навстречу своей знакомой я увидел в ее руках уже известный мне усатый силуэт с незабываемым ласковым прищуром. Осененный, каким-то неясным предчувствием, я поменял свое направление и упав в водительское кресло надавил на газ. По мере приближения к дому зародившиеся сомнения постепенно обретали очертания уверенности.
По прибытии к себе, терзаемый любопытством я, едва скинув штиблеты, направился к обретенной реликвии. Впервые за неделю я взял скульптуру в руки, и смахнув с нее пыль стал пристально рассматривать ее под всеми мыслимыми углами и ракурсами и чуть ли не пробовать на зуб. Наконец я обнаружил, то что собственно в глубине души и ожидал увидеть. На внутренней стороне основания я нащупал стикер со штрих кодом, на котором красовалась надпись- «Производитель-ООО «Темп», тираж 1 000 экземпляров. Рекомендуемая цена- 350 рублей».





Рейтинг работы: 29
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 49
© 13.10.2019 Александр Пономарев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2649297

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Юрий Алексеенко       15.10.2019   06:11:28
Отзыв:   положительный
Поразительно, но товарищ Сталин тоже принял участие у этом кидалове. Вовлекли нелюди, демократические....
Александр Пономарев       15.10.2019   19:42:23

Точно, но у него есть оправдание
его использовали втемную ))
Игорь Буков       14.10.2019   11:42:16
Отзыв:   положительный
Интеллигентные люди бывают весьма доверчивыми, яркий пример того, что чтение множества хороших книг может навредить, ха-ха. Вы правильно подметили, что за всё нужно платить, причём буквально деньгами)
Александр Пономарев       14.10.2019   19:21:39

Но когда денег нет, то можно попытаться на
халяву...))
Дмитрий Самойлов       13.10.2019   23:52:34
Отзыв:   положительный
Прекрасный язык, сохраненный стиль, отнюдь не тривиально.
Александр Пономарев       14.10.2019   10:39:57

Спасибо,
рад , что Вам пришлось по душе...
С уважением,
ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       13.10.2019   17:40:29
Отзыв:   положительный
Ну теперь, я надеюсь, Сталин возьмется за воспитание героя: не пить, быть осмотрительным и не быть излишне доверчивым.
Александр Пономарев       13.10.2019   18:20:29

Главное чтоб не Берия ))
Спасибо,











1