Templo Masonico de Santa Cruz de Tenerife


Templo Masonico de Santa Cruz de Tenerife
Спалось не очень. Может от влажности пещеры, может от того, что непривычно давил потолок или от того, что в спальне не было ни одного окна, неважно. Но проснулись они разбитыми и забыв про привычку поваляться, рванули на улицу.
Тенерифское утро восхищало. Сад с апельсином в обрамлении розовых кустов с огромными бутонами, заканчивался отвесным обрывом скального распадка, далеко на противоположной стороне виднелись белые домики какой-то деревни. Сашка осторожно подошел к краю обрыва и глянул вниз. По дну распадка текла река из облаков, впадая где-то далеко в облачный океан, накрывший Атлантику.
Дианка с Варькой, одевшись, тоже вышли на террасу.
- Поехали в Санта-Крус? - предложил Сашка.
- А что там? – удивилась Дианка.
- Ну как что? Это столица Тенерифе. Много чего интересного. А уж с завтрашнего дня – море, пляж, безделье.
- Поехали, - согласилась Дианка и они начали отлавливать постоянно убегающую Варьку, дабы водрузить ее в стульчик для завтрака.
Варька наотрез отказалась есть местные сосиски, а йогурт, ложку которого Дианка попыталась запухнуть ей в рот, разлетелся во все стороны, включая родителей.
- Не ест, козявка, ничего, - с огорчением констатировала Дианка, - Ладно! Хорошо, я баночку икры купила в «duty free».
Перед Варькой поставили баночку красной икры и всучили ложку. Икра пошла гораздо лучше йогурта.
- Шоб я так жил! – восхитился Сашка, угрюмо посматривая на стоящий перед ним отрытый Варькин йогурт. Таковы законы родительства - доедать ему.
На дорожке послышались шаги, кто-то спускался к их пещере. Из-за поворота появилась Барбара, несущая какие-то тарелки и бокалы. Подойдя поближе, она расплылась в улыбке, торжественно произнесла «Guten morgen» и тут ее взгляд упал на Варьку. Улыбка медленно, как на сдувающемся шарике, исчезла с ее лица, а само лицо вытянулось настолько, что она стала похожа на сову, у которой выдернули все перья.
- Das ist kaviar? – по-немецки выдохнула Барбара, от изумления забыв, что по-немецки Сашка с Дианкой не понимают. Правда перевода и не требовалось.
- Да, - подтвердила Дианка, - не ест ничего больше.
Когда, через полчаса они поднимались к машине, Барбара специально вытащила своего мужа из дома и, указывая на Варьку, возбужденно что-то объясняла ему по-немецки. Муж долго внимал ей, а потом, уже по-английски, пересказал захватывающую историю о том, как Барбаре, в детстве, ее бабушка рассказывала случай из своей молодости. И этот рассказ навсегда отпечатался в памяти немецкой девчушки, потому что бабушка в нем один раз ела ложкой икру.
Немного удивленные историей и смущенные, вызванным Варькой «дежа вю», Сашка с Дианкой повосхищались для приличия и поскорее направились к машине, поскольку муж Барбары уже нацелился захватить Сашку в плен увлекательных, с его точки зрения, историй под пиво.
Машину они взяли напрокат в аэропорту. Ничего особенного, малолитражка «Hyundai i20», но хоть с нормальным багажником, в отличие от прошлых выпендрежей с кабриолетами, у которых багажник был чуть побольше бардачка и поэтому большую дайверскую сумку, с которой они обычно путешествовали, приходилось пристегивать ремнем безопасности, в качестве заднего пассажира.
Спустившись по серпантину, они выехали на «автописту» и Сашка притопил педаль газа, если так можно говорить о маленькой машинке с крохотным движком. Варька на айфоне смотрела свои мультики, а Дианке приходилось работать держателем, но, к счастью, ехать было недолго, минут сорок. Слева горы перемежались пустынными равнинами с расположившимися в них деревушками, а слева, докуда хватало глаз, расстилался темно-синий Атлантический океан.
- А почему «Санта-Крус»? – спросила Дианка, - ну, «санта» понятно – святой. А «крус» что означает?
- Крест. Это название от серебряного Святого Креста конкистадоров, который Алонсо Фернандес де Луго водрузил после высадки на побережье Аньясо в 1494 году. Вообще, Санта-Крус интересное место. Эта бывшая рыбацкая деревушка постепенно стала важным портом в закрытой гавани Ла Лагуна, особенно после прихода на остров испанцев. Многие страны были бы не прочь держать под своим контролем торговые пути, проходящие через острова, потому они делали немало попыток завладеть Тенерифе. Испанцам пришлось построить на побережье множество крепостей для защиты своих владений; но ничто не останавливало пиратов, вдохновляемых английскими и французскими властями и часто нападавших на Тенерифе.
- Еще бы! Такой лакомый кусочек! – поддержала Дианка.
- На Тенерифе неоднократно нападали англичане и датчане, но безуспешно. В 1797 году захватить порт попытался сам адмирал Нельсон, но потерпел поражение. Кстати, именно в этом сражении Нельсон потерял правую руку.
- Однорукий, одноглазый …, - засмеялась Дианка.
- Ну, про глаз-то – это всего лишь легенды. Действительно, в боях на Корсике он получил осколочное ранение правого глаза песком и каменной крошкой, но глаз он не потерял. А вот по поводу руки он переживал всю оставшуюся жизнь и даже писал: «В одноруких адмиралах Англия не нуждается».
- Ну, тут он скорее переживал не о руке, а о поражении …?
- Конечно. А вот другому английскому адмиралу Роберту Блейку удалось захватить город в 1657 году, правда совсем ненадолго. Эта, и ещё две серьёзные победы, одержанные над англичанами — в 1706 году над Дженнингсом и в 1797 году над Нельсоном, — получили отражение в гербе Тенерифе, — на нем, помимо Креста Покорения, изображены три леопарда, олицетворяющих эти три победы.
- О! Смотри! Подъезжаем! – Дианка указала на появившееся вдали здание в виде то ли раковины, то ли паруса, - это Аудиторио-де-Тенерифе, одна из главных достопримечательностей Канар.
- Все! Теперь не отвлекайте меня! – и Сашка, сверяясь с навигатором на телефоне, лежащим на его колене, принялся петлять по узеньким улочкам, пробираясь к цели.
Немного покрутившись в районе, отмеченной на навигаторе точки, Сашка приметил указатель подземной парковки и через три минуты они уже были на «-2» уровне. Как водится, Варьке тут же приспичило в туалет, а потом и восстановить потери – поесть. В общем, на поверхность они выбрались только минут через двадцать. Южное, без малого экваториальное солнце палило нещадно, по брусчатой мостовой двигался жаркий морок, почти обжигая ноги. Складывалось ощущение, что стоит на пару шагов убыстрить темп, пот хлынет, как из переполненной емкости. Но Варька, не обращая ни малейшего внимания на такое палево, тут же рванула в сторону, к одной ей ведомой цели. Хочешь, не хочешь, а пришлось Дианке бегом догонять ее, хомутать и брать на руки, потому что за руку она идти категорически не желала.
- Сейчас, посмотрю куда идти и возьму ее, - Сашка крутился на месте, пытаясь соотнести свое местоположение со стрелочкой, указывающей направление движения.
- А куда мы идем-то, - спросила Дианка.
- Да вот, где-то здесь какие-то исторические строения, - уклончиво ответил Сашка, - в «Трипадвизере» очень хвалят, - подумав, соврал он.
- Ну ладно, - согласилась Дианка, - куда идти-то?
- Вот туда, - Сашка махнул рукой в сторону, - и там, пару улиц пересечь.
- Ну тогда держи свою дочь, - Дианка протянула Варьку и та с радостью перекочевала на руки к отцу.
Не торопясь прошли по довольно пустынным улицам, разглядывая вывески и стараясь держаться поближе к домам, которые отбрасывали хоть какую-то тень. Варька заинтересовалась Сашкиной маленькой «падишной» сумочкой, в которой он носил документы и деньги, но телефоны и сигареты уже не влезали. В конце концов, Сашка снял ее и повесил Варьке на шею, к полнейшему восторгу дочери. Сверившись еще раз с навигатором, Сашка решительно завернул на узенькую улочку и остановился оглядываясь.
- О! Смотри, что это? – Дианка указала на здание, вход в которое был обильно украшен какими-то геометрическими фигурами, а перемычку над дверью венчали пальмовые листья и изображение солнца с крыльями орла. Фасад был как бы разделен на три части: центральная из двух огромных частично встроенных колонн с гладким фустом, и капителей, украшенных пальмовыми листьями. На колоннах покоился большой треугольный фронтон. На фронтоне был расположен глаз в окружении сияющих лучей. Каждую колонну охраняли два сфинкса, лежащие на животах и покрытые немесами, - Что-то масонское?
- Да, действительно, - по возможности удивленно протянул Сашка, но обмануть Дианку было сложно.
- Вот ты куда нас тащил. «Какие-то исторические строения», - передразнила она Сашку, - за это сегодня Варьку весь день таскаешь ты! – Дианка демонстративно спрятала руки за спину.
- Погоди! Дай сфотографирую хоть …
- Поставь ее. Куда она денется?
Сашка опустил Варьку на землю вместе с сумкой, которая болталась у нее в районе колен. Та немедленно сняла ее с шеи и начала возить за собой, точно варежку из детского мультика. Сашка достал из кармана айфон и фотографируя фасад с разных точек, рассказывал Дианке:
- Это - масонский храм, Templo Masonico de Santa Cruz de Tenerife, первый храм на Канарских островах. За всю историю существования масонства в Испании только четыре здания были изначально спроектированы как масонские храмы. Увы, но сохранился только этот. Кстати, он последний из уцелевших в Европе, выполненных в египетском стиле. Был построен на рубеже 19-го и 20-го веков по заказу Аньясской ложи.
- Какой? – переспросила Дианка.
- Аньясской. Ложа «Аньяса». Была основана 8 августа 1895 года и большая часть масонов-основателей ложи «Аньяса» происходила из ранее созданных на Тенерифе лож, и они объединились под юрисдикцией Великого иберийского востока, частью которого оставались до 1903 года. В 1903 году ложа перешла под юрисдикцию Великого испанского востока. В 1923 году была основана Великая канарская ложа, перешедшая под юрисдикцию Великой испанской ложи Барселоны, вплоть до 1931 года. А всего она просуществовала 41 год с момента создания и до момента полного запрета масонства в Испании в июле 1936 года.
- Какого запрета?
- Франциско Франко конечно! Хотя еще Мигель Примо де Ривера – другой диктатор, запрещал масонство в Испании. В сентябре 1928 года одна из двух великих лож в Испании была закрыта и около двухсот масонов, и прежде всего великий мастер Великого востока Испании, были заключены в тюрьму по обвинению в заговоре против правительства.
- А Франко?
- Ну а Франко добил окончательно. После переворота 1936 года, многие масоны оказавшиеся в районах находившихся под контролем националистов, были арестованы и убиты вместе с членами левых партий и профсоюзов. Они были подвергнуты пыткам, и особой казни через удушение, другие - расстреляны организованными эскадронами смерти в каждом городе Испании. Были сожжены или уничтожены масонские храмы в Кордове, а этот, - Сашка кивнул на храм, - был конфискован и превращён в штаб-квартиру фаланги.
- А что стало с самими масонами? – спросила Дианка.
- Уцелели немногие. В Луго, Заморе, Кадисе и Гранаде братья были расстреляны, а в Севилье, все члены нескольких лож были просто забиты.
- Прямо средневековье какое-то, - ужаснулась Дианка.
- Так во все времена было. Малейшее подозрение в том, что кто-то является масоном было достаточно для того, чтобы быть немедленно расстрелянным. И это еще щадящая смерть, ведь некоторые масоны были даже сожжены в топках паровых поездов.
- Брр …, - Дианка содрогнулась.
- К 16 декабря 1937 года, в соответствии с отчетом на годовом масонском конвенте, состоявшемся в Мадриде, все масоны, которые не сбежали из районов, находившихся под контролем националистов, были убиты. Ну а 2 марта 1940 года масонство был официально объявлено в Испании вне закона. Масонство автоматически карались минимальным тюремным срок до 12 лет, а масоны в 18º ДПШУ и выше, были признаны виновными в Усугублённых обстоятельствах и обычно подвергались смертной казни.
- Печально это все, - с горечью протянула Дианка.
- «Масонство и коммунизм … мы должны искоренить эти два зла с нашей земли» - цитата Франко. Кстати, «Закон о репрессиях масонства и коммунизма» не был отменен аж до 1963 года.
- А как же этот храм уцелел?
- А что? Добротное здание, чего разбрасываться? Для штаба сгодится, как Смольный у нас. Позднее оно служило складом военной аптеки, на верхнем этаже размещались казармы.
- Понятно. Слушай, пошли поищем, где поесть? Да и Варьке надо обедать уже. Давай, бери ее.
Сашка наклонился к Варьке и попытался взять у нее сумку, но та наотрез отказывалась отдавать ее, бегая от родителей с одной стороны улицы на другую. Сумка волочилась за ней по земле, поднимая пыль.
- Размечтался! Неси уж с сумкой, потом где-нибудь в сувенирном купим детскую, поменяемся, - смеялась Дианка.
- Ладно, пошли, - пробурчал Сашка, сгреб Варюху в охапку и они отправились искать какой-нибудь ресторанчик.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 10.10.2019 Александр Строганов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2647609

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра













1