Проделки колдуна Штрухеля или Насильно мил не будешь Главы 33 - 34; Эпилог



Глава тридцать третья

Когда Анхелика увидела Эвальда с Энрике на руках, она сначала бросилась к ним, но потом остановилась, с тревогой всматриваясь в лицо молодого охотника. Выражение его лица было каменным, а по щекам катились слезы. Анхелика никогда раньше не видела, чтобы кто-то из Лесных братьев плакал. Она поняла, что случилась непоправимое.
Эвальд тем временем положил Энрике на мягкий травяной ковер и отошел в сторону.
- Он умер? - тихо спросила герцогиня.
- Да, - так же тихо ответил младший близнец.
Анхелика, шатаясь, словно пьяная, подошла к мужу и опустилась перед ним на колени. К ней неслышно сзади подошел Кьюи.
- Но ведь мудрый Эдвин говорил...- дрожащим голосом сказала Анхелика.
- Вероятно, он ошибся, дочка, - ответил шут. - Он ведь тогда был при смерти...
Герцогиня положила голову мертвого супруга себе на колени и нежно перебирала его густые, посеребренные сединой волосы.
- Он стал седой от горя, - глотая слезы, сказала она. - Эвальд, дай мне живой воды, чтобы я могла призвать моего мужа к жизни.
- У меня нет больше живой воды, - признался младший близнец. - Я ее израсходовал... всю ... до капли...
И тогда Анхелика выхватила из-за пояса кинжал, который подарила ей Ида и направила его себе в область сердца.
- Без Энрике мне жизни нет! - воскликнула она.
Однако Кьюи успел перехватить руку с кинжалом у обезумевшей от горя Анхелики.
- Послушай, дитя мое! - воскликнул он. - Тогда, три года тому назад поцелуй Энрике призвал тебя к жизни. Попробуй сделать сейчас то же самое! А чистые женские слезы - посильнее всякой живой воды!
Анхелика очнулась, словно ото сна. Она выпрямилась, положила руку на то место, где совсем еще недавно билось горячее, отважное сердце супруга и вдруг запела:

- Проклятая судьба! Тебя я ненавижу!
Как ты могла такое сотворить?
К чему глаза? Я больше не увижу
Того, кто так хотел на свете жить.

А ты, злодейка-смерть, как ты посмела
Украсть того, кто мне дороже всех?
Кто недругов разил рукой умелой,
Кто дождь любил и первый робкий снег.

Кто пел баллады маленькому сыну
И защищал свободу до конца.
Нельзя принять нелепую кончину
И понимать - у смерти нет лица!

Вставай, вставай, супруг мой благородный,
Ведь без тебя мне белый свет не мил,
Мой поцелуй развеет мрак холодный,
А чистая слеза прибавит жизни сил.

И Анхелика поцеловала Энрике в губы долгим, полным страсти и огня, поцелуем.
- У нас будет второй ребенок, любимый, - тихо шепнула она ему на ухо и не заметила, как по ее щеке скатилась горячая слеза и упала на обнаженную грудь супруга. И вдруг под пальцами Анхелика ощутила еле уловимый стук: тук-тук-тук. Это забилось сердце Энрике: сначала тихо и робко, потом все сильнее и ритмичнее! На его бледных щеках расцвел легкий румянец. В такт биения сердца стала вздыматься грудь: он задышал. С уст его слетели слова: " Анхелика, жизнь моя!". Потом герцог сел и прижал жену к сердцу.
Кьюи, уткнувшись лицом в широкую грудь Эвальда, тихо плакал, а младший близнец улыбался своей неотразимой улыбкой и легонько похлопывал старого шута по спине, словно маленького ребенка.
- Вот и сбылось предсказание мудрого Эдвина, - сквозь слезы пробормотал старик. - А ты мне не верила, дочка...
- А где королева Генриетта? - вдруг опомнился Эвальд. - Таких гадюк, как она, нужно давить каблуками сапог!
Обыскали весь дворец, но Генриетта словно в воду канула. Зато обнаружили в тесной каморке под лестницей двух полуслепых старух. Анхелика еще с детства помнила их. Она посчитала, что нельзя оставлять двух убогих, беспомощных женщин на произвол судьбы и забрала их с собой в замок, где их окружили почетом и уважением.

Глава тридцать четвёртая

Когда страсти улеглись, Кьюи увидел Иду. Он долго присматривался к ней, потом сильно побледнел и задрожал, как в лихорадке. Придя в себя от потрясения, он взял за руку Анхелику, подвел ее к Иде и сказал:
- Анхелика, девочка моя! Позволь представить тебе твою родную сестру Элеонору. Когда умерли твои родители, её, по приказу твоей мачехи, отдали бродягам. На тот момент ей исполнилось четыре года. Больше о судьбе девочки ничего не было известно. И вот совсем недавно я узнал, что у тебя появился двойник. У меня закралось подозрение, но я хотел своими глазами убедиться, что мои предположения верны. Теперь я могу твердо сказать: Ида, то есть Элеонора - это твоя родная сестра!
Девушки бросились в объятия друг другу, и все присутствующие замерли от такой трогательной встречи.
После всеобщей радости, Элеонора подошла к Энрике.
- Вы помните меня, Ваше Высочество? - тихо спросила она. - Помните нашу первую встречу и как вы спасли меня от поругания?
- Помню, - ответил Энрике. - И поэтому, увидев в первый раз Анхелику, я подумал, что это ты.
- А ведь я любила вас... Но это всё в прошлом... Я нашла свое счастье!
Кьюи, тем временем, торжественно продолжал:
- Элеонора, кроме того, является единственной законной наследницей Нордландского трона. Правда, мы пока что ничего не знаем о дальнейшей судьбе королевы Генриетты...
И тогда вперед выступила Агнес.
- Когда мы еще были ундинами, - сказала она, - я подслушала разговор Штрухеля и королевы. Колдун превращал в тот момент её в юную деву. После своего колдовства Штрухель предупредил Генриетту, что если рыцарь, в которого она влюблена, скажет ей "Нет!", то она, в этом случае, погибнет. Вероятно, все так и случилось. Герцог Энрике, который ненавидел королеву лютой ненавистью, даже и во сне понимал, кто находится рядом с ним. Вот он и сказал ей - "Нет!". Ведь так, Ваше Высочество!
- Да, все было именно так, - подтвердил Энрике.
- В таком случае, путь к Нордландскому трону свободен, - продолжал Кьюи. - Мало того, после венчания ты, Эвальд становишься законным мужем Элеоноры, а значит - королем.
Присутствующие в тронном зале громко крикнули "Ура!" и зааплодировали новой венценосной паре. Вот как бывает в жизни: ни думаешь, ни гадаешь и вдруг - р-раз, и становишься королем!
Все были так рады за Элеонору и Эвальда, что не заметили, как в тронном зале появилась Виолетта с маленьким Ромуальдом на руках. Женщина опустила малыша на пол, и он, выставив вперед ручонки, несмело потопал... к Энрике.
- Анхелика, наш сын пошел! - радостно воскликнул тот и, подхватив ребенка на руки, расцеловал его в обе щечки. Потом он передал довольного малыша матери. После Анхелики Ромуальда подхватил Кьюи, потом Элеонора, затем Эвальд... И каждый, кто держал его в своих объятиях, ласкали его и шептали ему на ухо нежные слова. Малыш радостно улыбался и хлопал глазёнками.
Неожиданно в зал вошел слуга и сказал, что госпожу Виолетту хотят видеть два каких-то неизвестных господина.
- Меня? - удивилась кормилица и покраснела, словно девочка.
Энрике приказал немедленно впустить гостей и проводить их в тронный зал.
Как же были приятно удивлены все, когда увидели Луциана, а вместе с ним - незнакомого, нарядно одетого господина в сером камзоле с белоснежным кружевным жабо и такими же манжетами. На вид ему было лет сорок пять. Он был приятной наружности, худощавый, с умными серыми глазами и острым носом.
Герцог вышел навстречу гостям и тепло поприветствовал их.
- Это мои добрые и верные друзья, - объяснил он. - Мы знакомы еще с тех времен, когда я был вождем Куэнты. Ищейки принца Себастьяна гнались за мной по пятам, а эти достойные люди укрыли меня в своем доме.
- Друзья нашего господина - наши друзья, - отвешивая поклон, сказал Кьюи. - Прошу всех к столу.
Так получилось, что Виолетта оказалась сидящей за столом между Луцианом и господином в сером камзоле. Когда слуга разлил всем вино по бокалам, Луциан что-то шепнул ей на ухо.
- Мальчик мой! - воскликнула Виолетта. - Я не успела поблагодарить тебя, когда ты был еще аистом, так дай расцеловать тебя сейчас!
Она нежно, по-матерински, обняла юношу и поцеловала его в лоб.
Луциан мило улыбнулся и снова что-то шепнул ей на ухо. Та поперхнулась, а, когда откашлялась, из-за стола встал господин в сером камзоле.
- Уважаемые дамы и господа! - торжественно произнес он. - Я пришел сюда с моим младшим другом и учеником, чтобы просить руки у нашей прекрасной Виолетты.
- Помнишь, Виолетта, - обратился он к ней, - как ты испугалась тогда на болоте? Я сделал тебе предложение, будучи журавлем, так прими же меня сейчас, когда я снова стал человеком!
- Господин Фердинанд! - воскликнула изумленная женщина и скромно опустила ресницы. - Я согласна стать вашей женой.

ЭПИЛОГ

А через несколько дней сыграли сразу шесть свадеб. Фердинанд обвенчался с Виолеттой, Луциан - с Алели. Норберту досталась Агнес, Манфреду - Агата, Ольгерду - Адель. Эвальд повел к алтарю Элеонору.
После венчания Элеонора была коронована на трон Нордланда, а Эвальд стал королем.


Через шесть месяцев у Анхелики и Энрике родилась дочка. Они назвали малышку Идой - в честь той бедной и больной девушки, которая в трудную минуту спасла герцогине жизнь. И родители были счастливы, глядя на эту милую златокудрую малютку.
Так закончилась моя полная драматизма, а порой и трагизма, сказка. Но, как и в большинстве сказок, у неё - хороший конец. Лесные братья обрели, наконец, свое счастье. Подлецы и мерзавцы получили по заслугам. А читатель, который, надеюсь, внимательно прочитал это трогательное произведение, должен запомнить раз и навсегда: насильно мил не будешь!

ОКТЯБРЬ 2012 - МАРТ 2013 г.г.
г. Зеленоград







Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 5
© 09.10.2019 Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2646859

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Ирина Ондронова       09.10.2019   22:44:28
Отзыв:   положительный
Спасибо, Рикардочка, за замечательную сказку! Это волшебное творение! Как на яву вижу омут, в нем сидят ундины, мостик к избушке Штрухеля. Хорошо, что все стали счастливыми! Все таки как я и предполагала, появилась ещё одна прекрасная героиня, которая досталась четвертому брату, а я мечтала, что она ещё в первой сказке найдется для Ромуальда. Обнимаю с теплом и благодарностью мою хорошую!

Рикарда Фернандес       14.10.2019   21:24:34

ИЗВИНИ, МИЛАЯ ИРОЧКА, ЧТО В ПЕРВОЙ ЧАСТИ РАССТРОИЛА ТЕБЯ.
К СОЖАЛЕНИЮ, РОМУАЛЬД ЛЮБИЛ ТОЛЬКО АНХЕЛИКУ, ЕМУ ТРУДНО БЫЛО ПОДОБРАТЬ
ЗАМЕНУ.
А ВО ВТОРОЙ ЧАСТИ САМ БОГ ВЕЛЕЛ.
БОЛЬШОЕ СПАСИБО, ЧТО ПРОЧИТАЛА ДО КОНЦА. МНЕ ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ПРИЯТНО, ЧТО ТЫ ЧИТАЕШЬ МОЮ
ПРОЗУ. НЕ ЗРЯ, ЗНАЧИТ НОЧАМИ НЕ СПАЛА...













1