Гоббс, левиафан и хаос


Английский ученый Томас Гоббс прожил на земле 91 год и многое повидал на своем веку. Он общался со знаменитыми людьми своего времени, включая Галилео Галилея и Рене Декарта. Гоббс предвосхитил в своем мировидении Иммануила Канта и Альберта Эйнштейна, утверждая, что единственная объективная реальность, с которой мы сталкиваемся, есть движение…

В 20-летнем возрасте в 1608 году Томас закончил Оксфордский университет. Высшее образование в ту эпоху, прежде всего, означало детальное знание и понимание Священного писания – кладезя вневременной премудрости, а не набора сказок и легенд, как сегодня думает большинство из нас.

Гоббс как носитель фундаментальных знаний высоко ценился, его приглашали обучать детей элиты, в том числе он занимался с наследником Карла I, будущим королем Карлом II. Во время Английской революции, которую в 1640 году возглавил незнатный дворянин Оливер Кромвель, наш герой примерно на десятилетие (от греха подальше) переселился в Париж. Все известные революции характеризуются изнурительной кровопролитной борьбой между порядком и хаосом. В итоге стремление к хаосу, которое заложено в человеке и зачастую именуется «свободой» или «своеволием», подавляется порядком, подавляется государством. А государство, читаем неоднократно в Священном писании, не исчезнет до конца веков, то есть до «возникновения новой земли и нового неба». Так что мечтания глобалистов, с данной точки зрения, вряд ли осуществятся. В наши дни это представляется вполне очевидным, хотя хаос в США, Китае, России и в менее существенных державах не сдает своих позиций и имеет потенциал при определенных обстоятельствах перейти в контрнаступление.

Будучи убежденным сторонником сильной власти в лице сословных представительств, олигархических объединений, а наипаче в лице всенародного лидера, Томас Гоббс считал, что либерализм, где бы он ни возникал, нужно выжигать каленым железом. Такая мысль проходит красной нитью в главном и самом объемном труде мыслителя под названием «Левиафан». Эту работу запрещали к публикации в Англии, а в России в 1868 году, по сведениям незамутненного пропагандой Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, прилюдно сожгли. Градус антимонархических настроений зашкаливал…

Приблизительно полвека спустя царя свергли. И что? Началась «война каждого против всех», о чем предупреждал Гоббс. Она сопровождалась жестокими убийствами, изнуряющим голодом, невыносимыми бытовыми лишениями, массовой эмиграцией, деградацией науки, образования, промышленности. В 1991 году превозмогло желание свергнуть «коммунистическую клику». И – снова-здорово. Теперь ждем следующего раза, некоторые – с нетерпением…

Наверное, наблюдательный читатель уже заметил, что Википедия и не очень умелый режиссер Звягинцев под метафорой «левиафан» имели в виду нечто другое, чем философ Гоббс…

Он же имел в виду притчу из Ветхого завета о пророке Ионе и Ниневии. Попробую вкратце пересказать ее…

Ниневия находилась на месте сегодняшнего Мосула, что уже само по себе символично. Город являлся центром могущественного Ассирийского царства. Протяженность его крепостных стен составляла 85 километров (длина МКАД – 109 км, МЦК – 54), по стенам могли двигаться одновременно в ряд три колесницы, дозорных башен было 1500. Одних младенцев в Ниневии насчитывалось более 120 тысяч человек (данные Библейской энциклопедии архимандрита Никифора, Москва, 1891).

Древние пророки напрямую общались с Богом (слышали Его голос), поднявшись на гору Синай, а затем выполняли соответствующие поручения. Вызван был к Вседержителю и Иона. Господь сказал ему примерно следующее: «В Ниневии возобладал хаос и вспыхнул мятеж. От пресыщения и разврата люди, не слушая начальства, убивают друг друга безмерно. Пойди к ним и убеди их, что, если не прекратят, никому из них не ждать от Меня пощады».

По легкомыслию или по каким-то своим соображениям, Иона ослушался Всевышнего, сел в Яффе на торговый корабль и отправился в противоположную сторону – в Испанию. На пути мореплавателей настигла буря, и они бросили жребий, чтобы одного из пассажиров выбросить за борт и умилостивить стихию. Жребий выпал на Иону, и он оказался в воде, буря сразу же прекратилась. Тут и возникло из ниоткуда морское чудовище левиафан, которое без промедления проглотило страдальца…

В чреве левиафана пророк провел три дня. Оно оказалось просторным, светлым и уютным, через глаза фантастического кита можно было изучать океанскую флору и фауну. В чреве Иона беседовал с неким существом (видимо, с самим левиафаном) и набирался ума-разума. В итоге он был доставлен на побережье Сирии и решительно проследовал в Ниневию…

В первый же день по прибытии Иона обошел треть города и, по-видимому, многих убедил одуматься. Притомился и всю ночь проспал. Дабы уберечь его от жары, Господь вырастил гигантскую тыкву, листья которой давали прохладу. Когда Иона проснулся утром, неутомимый червь пожрал эту тыкву, о чем пророк сильно сожалел. И тогда Всевышний ему сказал: «Вот ты пожалел тыквенное дерево, которое Я воздвиг ночью и которое пожрал только что червяк. Неужели Я не пожалею Ниневии, города великого и прославленного, где жители не умеют отличить левой руки от правой?» …

Ниневия продержалась еще два века, но не сумела противостоять хаосу, захлестнувшему головы ее обитателей. А затем древние народы – мидийцы и вавилоняне – не оставили от нее камня на камне.

Таким образом, скорее всего, «Левиафан» в интерпретации Томаса Гоббса означает не что иное, как здравый смысл. В конечном счете он когда-нибудь восторжествует. Однако пока влияет на нас с переменным успехом.

08.10.2019






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 08.10.2019 михаил кедровский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2646199

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1