Проделки колдуна Штрухеля или Насильно мил не будешь Главы 30 - 32



Глава тридцатая

В былые времена загородная резиденция королевы Генриетты была роскошной и многолюдной. Там проводились балы, участники псовой охоты выезжали в лес, где охотились на кабанов и оленей. Загородный дворец представлял собой несколько изящных сооружений во главе с летним дворцом, со множеством арок и переходов. Вокруг дворца был разбит парк, за которым ухаживал придворный садовник. Он периодически приводил в порядок деревья и кустарник, а также заботился о многочисленных цветниках и клумбах, на которых в изобилии росли экзотические цветы. Дорожки парка были выложены серым мрамором, а вокруг располагались многочисленные фонтаны, из которых с шумом вылетали прохладные радужные струи. В фонтанах и небольших бассейнах резвились золотые рыбки, которые, подплывая к гостям, охотно брали корм прямо у них из рук.
Со временем вся эта роскошь пришла в запустение. Фонтаны больше не били, в них уже не резвились золотые рыбки. Мрамор дорожек потрескался и потускнел, а, вместо благоухающих цветов, всё заросло репейником и чертополохом. Никто не ухаживал и за дворцом, поэтому стёкла в некоторых окнах были разбиты, а в гостевых комнатах гулял ветер. Штукатурка в некоторых местах облупилась, и дворец стал похож на залатанный кафтан.
Подъехав к парадному входу, Генриетта нахлобучила шляпу на самые глаза, а лицо скрыла шёлковым шарфом.


- Эй, кто-нибудь, есть живой? - крикнула королева с порога.
А, так как её голос не поддался никаким чарам, и остался властным и гневным, на ступенях дворца тут же появились двое охранников, и, не заметив никакого подвоха, стали в пояс кланяться своей королеве. Затем они помогли ей слезть с лошади и приняли поводья.
- Франц! Ганс! - скомандовала Генриетта. - Оставьте коня в покое и займитесь лучше этим молодчиком. - Она небрежно указала рукой на Энрике. - Это молодой, но очень опасный преступник-вождь Куэнты- убийца моего сына и мой заклятый враг. Он хотел убить и меня, но я сумела его обезвредить и крепко связать. Он достоин смерти!
Стражники стащили Энрике с лошади и, подхватив его под руки, поволокли в подвал, где располагались тайные камеры для особо опасных преступников.
Лишь только королева и охранники с бедным Энрике скрылись в доме, с ближайшего куста жимолости сорвались два белых голубя и, немного покружив над домом, взмыли в поднебесье.
Протащив герцога по многочисленным ступеням в подвал, Франц и Ганс остановились возле одной из тюремных камер в ожидании дальнейших приказов хозяйки.
- О, нет, у этого разбойника иная участь! - процедила сквозь зубы Генриетта. - Он будет умирать долго и мучительно.
Охранники одобрительно крякнули, потому что отлично помнили тяжёлую руку юного вождя Куэнты. Тогда, во время войны, они служили солдатами в армии Нордланда, которой командовал покойный принц Себастьян. Много их дружков уложил тогда юный варвар!
- Ну, что застыли, идиоты! - рявкнула Генриетта. - В нишу его!
Между камерами находились углубления с вделанными в стену цепями. Солдаты поняли намёк госпожи. Они подтащили Энрике к одной из ниш и приковали его за руки к стене.
Возле ниши возвышался штабель из кирпичей и стояла бадья со свежим раствором. Орудуя мастерками, Ганс и Франц стали быстро укладывать кирпичи ряд за рядом, сооружая таким образом гробницу для живого человека.
И тут Энрике очнулся и открыл глаза. В долю секунды он оценил обстановку и рванулся из цепей, но всё было тщетно. Он побледнел, как мел, на лбу у него выступила холодная испарина. Герцог облизал сухие губы, но промолчал.
- У тебя есть ещё один шанс, последний, - вдруг раздался рядом знакомый ненавистный голос. - Воспользуйся им, иначе будешь заживо замурован в стену.
И тогда Энрике понял, что это был не сон. Он сразу вспомнил всё: и Чёрный омут, и маленькое мерзкое создание в виде человека, которое обратило его друзей в жалкие коряги, а его самого пыталось усыпить. Но сквозь сон он всё видел и слышал, однако не мог ничего сказать. Значит, он снова попал в лапы королевы Генриетты, только она почему-то стала молодой и красивой. Вот только голос и глаза, колючие и злые, выдают её. Он понял также, для чего Генриетта заманила его в свои сети, разлучила с любимой женой, украла у них маленького сына. И Энрике застонал от бессилия и ненависти к этой злобной твари. Он натянул цепи ещё сильнее и не заметил, как по его щекам потекли слёзы.
А каменщики, тем временем, продолжали свою работу. Вот осталось одно только небольшое оконце, в котором было видно бледное лицо герцога Куэнты.
- Проклятая тварь! - выкрикнул он нечеловеческим голосом. - Будь ты проклята! И дрожи, потому что я каждую ночь буду выходить из своего гроба и являться тебе!
- Я готова простить тебе всё, - холодно заметила королева,не обращая внимания на угрозы Энрике, - если ты согласишься стать моим фаворитом.
- Нет! Никогда! Анхелика, любимая, прощай!
И тут королева Генриетта словно растворилась, как льдинка под яркими лучами солнца.
Стражники удивлённо переглянулись между собой и, как ни в чем ни бывало, заложили в стену последний кирпич.
Закончив жуткую работу, они вернулись в свою сторожку, достали бутылку вина, разлили его по кружкам, и выпили за упокой души герцога Куэнтского.

Глава тридцать первая

Эвальд не знал, где находится болото, на котором живёт журавль, поэтому дорогу ему указывал Луциан. Конь с двумя всадниками ехал медленно, но младший близнец особо не подгонял его, жалея бедное животное, которому и так досталось. Да и самому Эвальду некуда было спешить: он выполнил свою задачу, его совесть была чиста. На братьев он надеялся, как на себя самого, поэтому не переживал ни за Иду, ни за Алели.
Но, чем ближе Эвальд приближался к конечному пункту своего вынужденного путешествия, тем тревожнее становилось у него на душе. Он не понимал, что с ним происходит, но сердцем чувствовал: должна случиться какая-то беда. Он уже не слушал, что рассказывал ему Луциан. Мысли в голове молодого охотника перепутались, словно клубок дерущихся змей. Теперь у него была одна мечта: поскорее доехать до болота и освободить Фердинанда.
Когда они уже подъезжали к болоту, на плечи Эвальда опустились два белых голубя. Он узнал птиц: это были посланцы принцессы Анхелики. Сердце нашего героя мучительно заныло от одной только мысли, что герцогиня Куэнтская в опасности. Но всё оказалось совсем не так.
- Энрике попал в страшную беду! - проворковал голубь. - Анхелика с Кьюи не успели доехать до загородной резиденции. Скачи немедленно туда, Эвальд! Возможно, герцог ещё жив.
От такого кошмарного известия младший близнец чуть не свалился с лошади.
- Вы мне можете сказать, что произошло? - спросил он, переводя дух.
- Мы всю дорогу следили за Энрике и королевой, - ответила голубка. - Мы слышали, как Генриетта угрожала герцогу. Последние её слова были: "Он достоин смерти! "
- Вот, что, друг, - сказал Эвальд Луциану. - Придётся тебе идти дальше одному. Вот тебе флакон с живой водой. Надеюсь, ты сам оживишь Фердинанда. А мне нужно спасти Энрике.
Луциан без разговоров слез с лошади, принял драгоценный сосуд из рук Эвальда и скрылся в зарослях кустарника, обрамляющего болото.

Глава тридцать вторая

Из-за верхушек старых елей медленно выползало кроваво-красное солнце, окрашивая землю в ядовитые тона. Для Анхелики, которая очень любила природу, мир разом померк, и она не замечала вокруг себя ничего радостного. Все её думы были только об Энрике.
- Скажи, Кьюи, а если нас не пустят во дворец, - что мы будем тогда делать? - нарушила молчание герцогиня.
- Тогда мы пойдём напролом, у нас нет другого выхода, - ответил храбрый шут. - Эдвин перед смертью сказал, что только ты одна можешь спасти своего супруга. Как он сказал - так и будет.
Когда они подъехали к парадному входу загородного дворца, навстречу им выступили две внушительные фигуры, в которых наши путешественники узнали двух старых вояк, Франца и Ганса. Они давно ушли в отставку, и служили при загородном дворце королевы простыми сторожами. Те тоже узнали падчерицу Генриетты, а шута Кьюи - тем более: он был хорошо известен в своей стране.
- Ганс! Франц! - обратилась Анхелика к сторожам как можно ласковее. - Не приезжали ли сюда королева Генриетта и мой муж, герцог Куэнтский?
- Приезжали! - со злой иронией ответили сторожа.
- Тогда пропустите нас, пожалуйста, в дом. Нам необходимо переговорить с Её Величеством.
- Не велено! - рявкнул Ганс. И сделал такую зловещую рожу, что Анхелику пробрал холодный пот.
- Почему? - робко спросила она.
- Именно потому, что герцог Куэнтский - твой муж! - словно дикий жеребец, заржал Франц.
- Где он? Что с ним? - не сдержалась Анхелика, понимая, что её вопросы отскакивают от этих злобных недалёких людей, словно горох от стенки.
Те недоумённо пожали плечами и хотели было уйти, но Кьюи слез с коня, поднялся по ступенькам и попытался пройти в дом, не обращая внимания на сторожей.
- А ты, шут - изменник и перебежчик, - нагло заявил Ганс. - По твоей шее давно веревка плачет!
Кьюи невесело усмехнулся и ткнул Ганса кулаком в грудь.
- Это ещё надо посмотреть, кто из нас предатель, и по чьей шее плачет верёвка, - сказал он. - Прочь с дороги, олухи! Разве вы не видите, что перед вами царственная особа, перед которой вы должны ползать на коленях?
- Ещё чего! - загоготал Ганс. - Особа королевской крови! Герцогская подстилка - вот, кто она!
Кьюи не сдержался и залепил Гансу звонкую пощёчину, но тот в ответ отвесил ему увесистую оплеуху и, схватив за шиворот, сбросил со ступеней. Шут покатился по ступенькам вниз и остался лежать без движения.
Анхелика подбежала к другу и помогла ему подняться. Старик сильно хромал, из его разбитого носа капала кровь. Герцогиня вытерла лицо Кьюи чистым платком и отвела его в сторону. Надежда попасть во дворец таяла с каждой минутой.
Но вдруг вдалеке раздался топот копыт и, поднимая тучи пыли, во двор замка влетел всадник на разгорячённом коне, в котором Анхелика узнала Эвальда. Она радостно вскрикнула и бросилась навстречу другу. Молодой человек соскочил с лошади и принял рыдающую герцогиню в свои объятия.
- Нас с Кьюи даже на порог не пустили, - жалобно всхлипнула Анхелика. - Какое счастье, что ты приехал, Эвальд!
Младший близнец отстранил от себя подругу и, взбежав по ступенькам наверх, подошёл к сторожам.
- Прочь с дороги, ублюдки, если не хотите познакомиться с моим Мечом, который сносит дурные головы, словно головки одуванчиков! - вскричал он.
Охранники трусливо отпрянули назад. Угрожающий вид Эвальда поверг их в ужас. Им вовсе не хотелось расставаться со своими головами.
- Ведите меня немедленно к герцогу Куэнтскому! - приказал младший близнец. Он сделал знак Анхелике и Кьюи, чтобы те оставались на месте, а сам, угрожая сторожам Мечом Предков, стал спускаться за ними в подземелье.
Франц и Ганс подошли к тому месту, где был замурован Энрике, и остановились в нерешительности.
Время прошло достаточно, и раствор уже успел схватиться.
- Вы меня куда привели, идиоты? - рявкнул Эвальд. - Открывайте немедленно дверь темницы и выводите оттуда заключенного!
И он так угрожающе взмахнул Мечом, что охранники задрожали как осиновые листы.
- Герцог Куэнтский здесь, - проблеял Ганс, указывая на стену.
- Ты что несешь, собака?
- Он замурован в стену.
- Ваша работа, сволочи? - Младший близнец разбушевался не на шутку. - А ну, берите ломы и ломайте стену! Да поживее!
Ганс и Франц подхватили железные ломы и стали долбить стену.
- Поаккуратней, болваны, поаккуратней! - командовал Эвальд. - Если с головы герцога слетит хоть один волос, я вас самих заживо в стену замурую! Клянусь Богом!
Сторожа так старались, что пот заливал их лица, а младший близнец возвышался над ними, словно воинственный Марс, внимательно наблюдая за их работой. Не забывал он следить и за лестницей, на которой рано или поздно, как он думал, должна была появиться королева Генриетта. Но время шло, а ее все не было.
Когда стену разобрали, Эвальд увидел Энрике. Он стоял, прикованный за руки к железному кольцу, голова его безжизненно склонилась на грудь.


- Поднимайтесь наверх! Живо! - скомандовал молодой человек сторожам. - И никаких фокусов!
Ганса и Франца словно ветром сдуло.
Как только охранники ушли, Эвальд освободил Энрике от цепей и, почувствовав холод мертвого тела, содрогнулся.
- Звери! Сволочи! - закричал молодой охотник, не в силах вынести такой удар.- Сколько же злобы у людей! Что он вам сделал дурного, что вы его обрекли на такую мучительную смерть?


Он закрыл глаза мертвому другу и поцеловал его в холодный лоб, потом взял Энрике на руки и вынес его из подземелья на свет божий.


https://www.chitalnya.ru/work/2646859/
Продолжение






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 5
© 08.10.2019 Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2646106

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


Ирина Ондронова       08.10.2019   13:24:53
Отзыв:   положительный
Рикардочка, милая! Ты так увлекательно пишешь! Я таких интересных сказок давно не читала! Жду окончания с нетерпением! Обнимаю с теплом!

Рикарда Фернандес       14.10.2019   21:19:24

ДОБРЫЙ ВЕЧЕРОК, МИЛАЯ ИРИНОЧКА!
СПАСИБО, ЧТО ЧИТАЕШЬ МОИ ПИСУЛЬКИ. МНЕ ОЧЕНЬ ПРИЯТНО.
ЕСЛИ ЧТО ЗАХОЧЕШЬ, Я ВЫЛОЖУ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ТЕБЯ.
У МЕНЯ МНОГО РОМАНТИКИ...
С ОБОЖАНИЕМ!
ТВОЯ ПОДРУЖКА













1