Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Проделки колдуна Штрухеля или Насильно мил не будешь Главы 4 - 8



Глава четвёртая



Анхелика всегда ожидала прихода супруга в оружейном зале. Она никогда не ложилась спать, не дождавшись любимого. Бывало, на небе уже занималась заря, заводил свою утреннюю песнь жаворонок, а юная герцогиня всё сидела и сидела возле камина, с тоской глядя на умирающие языки пламени.
О таком ли счастье мечтала Анхелика, став женой прекрасного Энрике? Конечно же, нет! Она была уверена, что супруг будет с ней всегда рядом, что будет нежен и внимателен к ней, будет носить её на руках и дарить цветы, шептать пылкие, ласкающие слух слова и возиться с детьми, которые у них непременно родятся.
Но ничего этого не произошло. Конечно, Анхелика понимала, за кого выходит замуж, что она берёт себе в мужья человека, для которого долг и честь превыше всего. За это она его и полюбила. Она уверяла себя в том, что иного счастья ей не надо - разве дело в цветах и пышных фразах? Единственный цветок, который подарил Энрике своей юной супруге -, самый дорогой и прекрасный - был их сын Ромуальд, которого герцог любил больше жизни, и которого приказал воспитывать настоящим мужчиной. Энрике трезво оценивал обстановку в стране и считал, что его сын должен стать достойным его преемником.
Но вот, наконец, в коридоре раздались долгожданные шаги, и в зал твердой походкой вошёл герцог, усталый, но счастливый. Он протянул руки навстречу любимой, и она бросилась в его объятия.
- Ты ещё не спишь, ангел мой? - спросил Энрике, целуя Анхелику в губы. - Прости, что не могу тебе дать пока того, что ты три года ждёшь от меня. Ты никогда не показывала вида, но я частенько замечал слёзы в твоих глазах. Прости, любимая, что не оправдал твоих надежд. Понимаешь, я - солдат, и жизнь моя - в седле и в походной палатке. Пока я не имею права жить так, как хочу. Поэтому правительницей страны, фактической и безраздельной, являешься ты.
Анхелика заглянула мужу в его преданные глаза и отвела с его лба немного влажную от пота чёлку. В чёрных, как вороново крыло, волосах любимого, уже промелькнула первая, недавно появившаяся седина.
- Я верю тебе, любовь моя, - с нежностью в голосе сказала герцогиня, - и ничего не прошу. Ты подарил мне счастье быть матерью, и я благодарна тебе за то, что в спутницы жизни ты выбрал именно меня.
Энрике подхватил жену на руки и понёс её в спальню. Там он бережно уложил её на брачное ложе, скинул с себя пыльные доспехи,задул свечи и бросился в нежные объятия супруги.




Глава пятая


После неудачной попытки завладеть юной Анхеликой, король Герберт совсем взбесился. Он разогнал всех своих многочисленных любовниц и уехал в гости к турецкому султану, с которым давно водил дружбу и успешно торговал. Пробыв на Востоке несколько месяцев, он наслаждался экзотикой, обильной восточной кухней и с интересом и завистью слушал пикантные рассказы султана о своих многочисленных жёнах, их страстной любви и о юных наложницах, которые только осваивали это искусство.
"Вот счастливец! - думал с восторгом Герберт. - А у меня ни одной жены нет... Одни только любовницы, да и те, в основном, старые мымры."
В султанский гарем Герберта, конечно, не пускали, но каждую ночь к нему приводили юных невольниц, и он сам выбирал себе объект наслаждения.
"А почему-бы и мне не завести сераль в Брумгильдии? - мечтательно думал Герберт. - Чем я хуже этого турка? Да, но у него другая вера, - возражал он сам себе, - и вера эта разрешает многожёнство. А кто мне посмеет запретить иметь много жён? Да никто! Ведь я же король!"
Так думал Герберт, исходя слюной от вожделения. В грёзах он уже видел себя в окружении юных нагих дев, которые услаждали своего повелителя весьма откровенными танцами.
И тут вдруг король вспомнил о прекрасной Анхелике и покрылся холодной испариной гнева.
"Ах, мерзавка! - подумал он со злобой. - Пренебрегла мной, достойным мужчиной, богатым и могущественным, отдалась нищему бродяге, родила ему щенка безродного. А как я мечтал сорвать этот прелестный цветок! А сейчас что же получается? Анхелика - не девственница - мало того, женщина, успевшая родить ребёнка. Всё равно, я потешу своё самолюбие. Я возьму её силой, унижу, раздавлю - а потом брошу на растерзание моим наёмникам. То-то будет потеха! Я отомщу! Я страшно отомщу!"
Для начала король Герберт купил на невольничьем рынке несколько юных рабынь-девственниц и опытного евнуха. Одобрив план приятеля и посоветовав ему также принять ислам, турецкий султан подарил ему одну из своих любимых жён, чтобы та наводила порядок в гареме, учила неопытных наложниц уму-разуму и науке доставлять наслаждение своему повелителю.
Вернувшись в Брумгильдию, Герберт срочно перестроил свой дворец, перегородив его на две части. Отделав женскую половину на восточный манер, он оградил её высоким забором - чтобы ни одна из наложниц не смогла оттуда сбежать. Новых девиц доставляли ему тайно иностранные коммерсанты, захватывая в плен самых красивых или покупая их у работорговцев.
К моменту описываемых событий в гареме короля Герберта уже насчитывалось около ста наложниц. Теперь он задался целью любыми путями заполучить в свои руки герцогиню Куэнты и осуществить свои гнусные намерения в отношении неё.


Глава шестая



Поход к Эдвину не удался, и Генриетта совсем потеряла рассудок. Сначала она решила принять яд мгновенного действия, но тут вдруг память вовремя подсказала ей, что можно избежать смерти, стоит только обратиться к человеку, который, возможно, сможет ей по- мочь. Но при одной только мысли о нём даже, такую злодейку, как Генриетта, бросило в дрожь.
О человеке, к которому решила обратиться за помощью королева, шла весьма дурная слава. Звали его Штрухель. Дом его стоял на самом берегу реки возле Чёрного омута, а около дома была водяная мельница. Но ни один житель Нордланда не ездил к Штрухелю молоть муку. Одинокие путники обходили жилище колдуна стороной, а суеверные крестьянки пугали своих непослушных ребятишек страшными рассказами о нём: мол, если будете шалить, то придёт Штрухель и выпьет из вас всю кровь. Или Штрухель утащит в свою берлогу и обратит в жабу или тритона.
Набожные купцы, проезжая со своими товарами мимо жилища колдуна, осеняли себя крестным знамением и сильнее погоняли своих лошадей, стараясь побыстрее проехать то злосчастное место.
Иногда проходившие мимо мельницы смельчаки слышали, как журчит вода и монотонно скрипит мельничное колесо. И тогда они со страхом говорили: "Наверное, Штрухель мелет жабьи кости для своих чёрных дел."
Ему приписывали засуху, мор скота, эпидемии, исчезновение детей, но уничтожить колдуна не могли даже самые отчаянные смельчаки: люди даже близко боялись подходить к этому гиблому месту.
Генриетта никогда не видела Штрухеля. Она только слышала о нём много страшных рассказов от своих фрейлин, и никогда в жизни не пошла бы к нему, если бы не страстное желание вновь обрести юность и любовь. А какой ценой это можно было достичь, ей было всё равно. Раз колдуна все боятся, значит, он и в самом деле могущественный волшебник, не то, что этот старый гриб Эдвин.
И Генриетта решила использовать свой последний шанс. Накинув тёмный плащ с глубоким капюшоном, она отправилась к Чёрному омуту. Наступил вечер, по земле уже пополз туман, белый, как вата, а на деревьях злобно закаркало вороньё, словно указывая путь к Штрухелю. Цветы спешили закрыть на ночь свои нежные головки, одна лишь крапива топорщила едкие жгучие листья и словно приговаривала: "Иди, иди, обратной дороги нет!"
Но, влюблённые женщины, особенно такие мерзавки, как Генриетта, никого и ничего не боятся.
Долго шла королева. Небо уже совсем потемнело, и только дальние всполохи зарниц освещали едва заметную тропинку в чаще. Но вот среди ветвей мелькнул одинокий огонёк, и женщина вышла к реке. Оглядевшись по сторонам, ей вдруг сделалось ещё страшнее. Место, где жил колдун, и в самом деле было безлюдным и мрачным. Берег, поросший мхом, кривые осины, заболоченная река, из недр которой раздавалось громкое кваканье - вот что окружало мельницу. Шаткий мосток из полусгнивших досок вёл к тёмной, покосившейся на один бок избушке, в окне которой мерцал мутный огонёк свечи. Мельничное колесо, покрытое зелёной тиной и ряской, стояло, а из Чёрного омута доносились чьи-то приглушённые голоса и смех.
Генриетта, набрав в лёгкие побольше воздуха для храбрости, ступила на шаткий скрипучий мост. Её шаги гулким эхом отозвались в тишине ночного леса, сердце бешено забилось, но она и не думала отступать. Королева крепко зажала в руке кожаный мешочек, доверху набитый золотыми монетами, и, подойдя к избушке, решительно постучала в дверь.
Внутри дома произошло какое-то движение, послышались лёгкие шаги, дверь со скрипом отворилась, и на пороге появился карлик, при виде которого Генриетта чуть было не рухнула в Чёрный омут от ужаса. Штрухель был мал ростом, тощ, как сухая селёдка. Его давно немытые нечёсаные волосы спускались до самых пят, кожа была жёлтой и высохшей, как у мумии, ногти на руках походили на когти хищной птицы, а маленькие глазки горели злобой, как у гиены. Одет колдун был в рубище неопределённого цвета, в руках он держал оплывшую свечу.

- Какой почёт для старого Штрухеля, что его посетила сама королева Генриетта, правительница страны! - словно скрипучая телега, пробормотал колдун. - Входите в дом, Ваше Величество, там и потолкуем.
Генриетта опешила. Колдун никогда раньше не видел её, однако назвал по-имени. Значит, слухи не напрасны. Если он умеет читать чужие мысли, значит, и в самом деле могущественный волшебник и, безусловно, сможет ей помочь.
Королева решительно перешагнула порог этого жалкого жилища и задохнулась от смрада, который исходил от огромного котла, в котором что-то булькало. Когда же она при- шла в себя, то увидела, что Штрухель подбрасывает в очаг чьи-то кости.
От такой страсти Генриетта пошатнулась, едва не упав в обморок, но, собрав всю свою волю в кулак, удержалась на ногах.
- Значит, ты снова хочешь стать молодой и красивой? - мерзко хихикнул колдун, и его крошечное личико сморщилось, словно печёное яблоко. - Ты хочешь, чтобы тебя любил молодой мальчик, который моложе твоего покойного сына?
- Да, Штрухель! - выдохнула Генриетта, и отвела взгляд от колдуна - настолько он был ей противен. - Я хочу любить и быть любимой.
Колдун пошуровал в котле деревянной поварёшкой на длинной ручке и, отхлебнув немного варева, с наслаждением прищёлкнул языком.
Глядя на него, Генриетту чуть не стошнило.
- Но это будет дорого стоить, Ваше величество, - сказал колдун. - Штрухель ничего не делает даром.
- Не беспокойся, я хорошо заплачу. - Генриетта подбросила вверх кошель с золотом. Карлик подхватил его на лету и прикинул вес. Генриетта снова отвела взгляд.
- Смотри мне в глаза! - строго приказал Штрухель. - Не понимаю вас, баб - чего вам не хватает? Почему вас всегда тянет на чужое добро, которым уже кто-то владеет? У герцога Энрике уже есть молоденькая жена и маленький сын. Ты хочешь разбить крепкую и дружную семью? Зачем? Разве мало нищих юнцов, которые бродят по дорогам, и которые за кусок хлеба и миску супа сделают для тебя всё, что ты захочешь? Тебе для этого даже внешность не надо менять.
- Не твоё дело, старик! - зло выкрикнула Генриетта, позабыв о том, что колдун может превратить её не в юную прелестницу, а в мерзкую летучую мышь.
- Как знаешь, - хитренько прищурился Штрухель. - Я, конечно, могу вернуть тебе вторую молодость, но захочешь ли ты сама пройти те испытания, которые для этого необходимы? Ты получишь вождя Куэнты, но сможешь ли ты добиться его любви? Ты уберёшь со своего пути соперницу, но получишь ли душевное облегчение? Как решишь, так и будет!
- А как быть с Лесными братьями? - несмело спросила Генриетта . - Ведь они следуют за Энрике по пятам, охраняя его жизнь и безопасность, как преданные псы.
- Не беспокойся. Я превращу их в четыре трухлявых пня, и ни один человек не узнает в этих гнилушках бывших грозных воинов. Но это ещё не всё! Судя по набитому доверху кошельку, ты щедро со мной расплатилась, безусловно. Но мне не нужны деньги! Зачем мне они?
- Чего же ты хочешь?
- За свою работу я хочу получить сына Энрике, маленького Ромуальда.
От такой неожиданности королева потеряла дар речи. Она даже и подумать не могла, что за свои услуги колдун потребует такую необычную плату.
- Да как же я проникну в замок правителя Куэнты? - возмущённо воскликнула Генриетта. - Как смогу вырвать из рук матери этого выродка? Ведь его охраняют и днём и ночью!
- А вот это уж твоя забота, - прохрипел Штрухель. - Достанешь ребёнка - выполню все твои желания. Не достанешь - лучше не приходи.
И маленький колдун, вернув королеве деньги, с силой выпихнул её за дверь и с грохотом задвинул засов.
- А, если кому-нибудь расскажешь о нашем сегодняшнем разговоре, - прокричал он из-за двери, - умрёшь мучительной смертью.
Не солоно хлебавши, Генриетта отправилась домой, на ходу обдумывая план, какой хитростью можно будет отнять ребёнка у матери.



Глава седьмая

Король Герберт очень удивился, когда появившийся в дверях лакей, доложил:
- Ваше королевское Величество! Прибыла Её Величество королева Генриетта. Она требует, чтобы вы немедленно её приняли.
Лениво развалившись на канапэ, король Герберт в тот момент с наслаждением курил кальян с опиумом и пребывал в том состоянии неги и блаженства, которое испытывает человек под действием одурманивающего зелья. Рассудок его был затуманен, а блуждающий взор следил за полуобнажёнными танцовщицами, которые заманчиво покачивая бёдрами, исполняли танец живота.



Сначала король не поверил своим ушам и хотел отослать лакея прочь. Мыслимое ли дело - прошло более трёх лет с тех пор, как он в последний раз видел свою бывшую любовницу. После того хорошо запомнившегося ему обеда, когда Генриетта отказалась выдать за него замуж Анхелику, он страшно разгневался и больше в Нордланде не появлялся. А сегодня что привело в Брумгильдию правительницу Нордланда? Что ей нужно от него? Никаких сделок между ними нет и быть не может. У неё своя жизнь, у него своя.
Так рассуждал король, пуская сизые, волнующие обоняние кольца дыма, тогда как лакей, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, ждал приказа монарха. Наконец, Герберт очнулся от сладкого дурмана и, хлопнув в ладоши, приказал танцовщицам покинуть зал.
- Что стоишь, как истукан? - сердито рявкнул он на лакея. - Пригласи немедленно Её Величество в этот зал и принеси нам вина!
- Слушаюсь, Ваше Величество! - отвесил низкий поклон лакей и быстро исчез.
Не успел Герберт привести себя более-менее в порядок, как в зал влетела королева Генриетта, при виде которой король потерял дар речи, так она была безобразна. Если бы он не знал, что пришла именно она, Генриетта, он никогда не узнал бы в этой мерзкой уродине свою ещё недавнюю любовницу, красоте которой завидовали многие знатные дамы двух королевств.
Герберт с нескрываемым ужасом взирал на Генриетту, и его затянувшееся молчание стало её раздражать.
- Ты увидел во мне что-то интересное, друг мой, если вот уж несколько минут разглядываешь меня, словно картину писаную? - спросила она с едва скрываемым гневом, но быстро опомнилась, так как прекрасно знала: одно неверное слово - и Герберт, необузданный в гневе, выставит её из своего замка ко всем чертям.
- Ты ли это, Генриетта? - наконец, выдавил из себя король. - Что с тобой стало?
Королева нервно сдёрнула с головы вуаль и прикрыла ей своё лицо.
- Если тебя смущает моё лицо, друг мой, - сказала она надменно, - я прикрою его, на манер твоих одалисок. Но я не затем пришла, чтобы ты разглядывал меня, как какую-то заморскую диковину. Я хочу поговорить об Анхелике, моей падчерице.
- А что о ней говорить? - лениво промямлил король. - В своё время ты отказалась выдать её за меня замуж. Сейчас же она - замужняя женщина - а меня интересуют только молоденькие девственницы.
Генриетта догадывалась, что Герберт лжёт, лукавит. Это от безудержной похоти завёл он себе гарем, а шпионы донесли ей, каким образом Герберт хочет отомстить Анхелике. Вот поэтому-то она сама приехала в Брумгильдию, чтобы ускорить этот процесс.
- Увы, Герцогиня Куэнты не девственница, - решила подыграть Генриетта бывшему любовнику. - Но, как ты знаешь, из маленького тугого бутона непременно появится чудной красоты цветок, от которого невозможно будет глаз отвести. Именно в такой прелестный цветок и превратилась моя падчерица. Если ты им не воспользуешься сейчас, то им будет пользоваться другой мужчина, а ты окажешься в полном дерьме!
Герберт разлил вино по бокалам, который принёс слуга и с подозрением посмотрел на Генриетту. Потом, сделав большой глоток, с нескрываемой иронией спросил: "А тебе-то от этого какая выгода? Даже, если я возьму герцогиню Куэнты в свой гарем, ты, уж прости мою откровенность, как была жабой, так жабой и останешься.
Королева задохнулась от негодования. Она замахнулась, чтобы влепить Герберту увесистую пощёчину, но тот, угадав этот замысел, схватил её за руку и с силой сжал запястье.
- Не метишь ли ты, Генриетта, сама в мой гарем? - словно дикий жеребец, заржал король. - Место банщицы свободно.
Если бы не нужда, которая заставила Генриетту пойти на поклон к своему недругу, она выбежала бы из его покоев, сгорая от позора. Но она была уверена, что цель достигнута, и Анхелика, рано или поздно, попадёт в ловушку, расставленную хитрым Гербертом.
Но не только это было целью её визита к бессовестному королю. Она тихо и целенаправленно продвигалась к своей заветной мечте.
- Я прощаю тебе смешки и издёвки надо мной, мой король, - смирив гордыню, сказала Генриетта. - Когда-то мы были с тобой друзьями, потому я приехала к тебе по очень важному делу. Помнится, у тебя был боевой орёл, который понимал каждое человеческое слово. Я прошу продать его мне.
- Орёл жив, но он стар и глух, и вряд ли ты сумеешь о чём-нибудь с ним договориться, - с удивлением ответил король. - А зачем он тебе?
Генриетта отлично помнила, о чём предупреждал её колдун Штрухель, и поэтому, немного подумав, ответила:
- Мне очень одиноко, Герберт. Все отвернулись от меня. Поэтому я решила завести себе зверинец. Всё как-то повеселее будет...

Глава восьмая



Прежде чем использовать орла Вертера в своих целях, Генриетта решила сначала приручить его: всё-таки, это боевая птица, а не какой-нибудь индюк. Она поместила орла в просторную удобную клетку и приказала кормить его нежными кроликами и перепёлками. Каждый день она приходила к Вертеру и разговаривала с ним. Орёл - птица гордая, долгое время он служил королю Герберту, поэтому, кто его знает, что ему взбредёт в голову, будет ли он выполнять её приказы. Сначала он клекотал и отказывался от еды, считая, что
Герберт предал его, но потом голод заставил его смириться, и он стал брать корм из рук королевы. Она была с ним ласкова и часто гладила его по тугим блестящим перьям, с опаской поглядывая на огромный загнутый крючком клюв, который в своё время немало потрудился, разрывая свою жертву на куски или выклёвывая глаза раненому врагу.
Когда старый орёл привык к новой хозяйке, Генриетта выпустила его из клетки, что-то прошептала ему на ухо и легонько ударила его ладонью по спине. Вертер сверкнул глазами, расправил широкие крылья, взмыл в небо и направился в сторону Куэнты. Генриетте теперь оставалось только ждать.


https://www.chitalnya.ru/work/2645184/
Продолжение






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 06.10.2019 Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2645172

Рубрика произведения: Проза -> Сказка














1