КАК МОЖНО ПОНЯТЬ ТЕХ, КТО САМИ СЕБЯ НЕ ПОНИМАЮТ?


- Сколько я уже здесь?
Портативный вживленный процессор пищит в ухо: - Три земных года и два месяца...
- Заткнись! - думаю я с отвращением, - Это был риторический вопрос, ответ мне не нужен. Да и потом, хорошо же ты удружил - сиди теперь считай, сколько это по нашему... Я непроизвольно задумываюсь: - В земном году сорок восемь... К черту!
Сколько бы я ни провел здесь времени, этих людей все равно не понять...
Осматриваюсь. В привокзальном кафе тихо. За стойкой отчаянно зевает буфетчица.
- Буфетчица, - подсказывает моментально Портативный вживленный процессор, - человек женского пола, следящий за наличием кофе и чая, и продающий их и прочие местные нутриенты.
- Плевать! - отмахиваюсь я мысленно.
Мне все эти данные уже осточертели. Просто сидел бы с открытыми глазами и проецировал стереофильмы прямо в мозг.
Земля - гнусное место. А я идиот, что согласился на участие в миссии. А что касается Портативного вживленного процессора, его работа - следить за происходящим и подсказывать раньше, чем я даже подумаю. При всей моей к нему нелюбви, он - толковая штука. Еще и разумный, хоть размером с земную песчинку.
Солнце выпрыгнуло в зал так резко, будто сам Великий нажал на выключатель. Оно в этих широтах низкое, бьет в глаза, заставляя их слезиться. Я пересаживаюсь так, чтобы не слепило. До вызова остается еще около двух часов, но теперь, с наступлением утра, я подумываю о том, чтобы размять ноги. Человеческое тело жутко капризная материя. Опускаю взгляд на ботинки. Они до брюк заляпаны грязью. На этой планете грязь - самое мерзкое из испытаний. И еще люди.
Тело отчаянно хочет оказаться в душе, а я дома. Вырваться бы из нелепого человеческого тела и соединиться с Великим разумом...
- Не стоит этого делать! - комментирует мои мысли Портативный вживленный процессор, - Во-первых, это провалит миссию, а во-вторых, на таком расстоянии ты вряд ли сможешь соединиться с Великим разумом...
Я шепчу проклятья, допиваю вонючую бурду, которую налила буфетчица под видом кофе и уже поднимаюсь со стула, чтобы выйти на улицу, но останавливаюсь на половине движения. С ботинка медленно отрывается ком грязи и плюхается на пол. Мое внимание привлекает парочка людей за одним из соседних столов. Я уже привык к их ночному разовору, долетавшему приглушенно, как стрекотание штатного аннигилятора, но теперь что-то поменялось; в их разговор добавилось громкости и визгливых недовольных ноток.
Портативный вживленный процессор тут же подсказывает: - Типичный пример человеческой ссоры.
Итак, парочка что-то не поделила. Да это и не парочка вовсе, если присмотреться. Передо мной за столом напротив сидит пожилой человек женского пола, основательно попользовавшийся своим телом и очевидно его детеныш мужского пола явно детородного возраста, о чем красноречиво свидетельствуют пышные усы и просвечивающая в лучах солнца лысина.
- Обрати внимание на их носы! - шепчет Портативный вживленный процессор.
- Ну?! - думаю я для него, - что у них не так с носами?
Я еще не настолько хорошо знаю людей, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
- Видишь, какие они большие и крючковатые? Скорее всего, эти двое с Кавказа. Слышишь акцент?
Портативный вживленный процессор как всегда и до отвращения прав. Только что мне с того?
Женщина бросает в парня обвинения, как комки грязи. Тот лишь мотает головой. Он не согласен ни с одним ее словом. В пылу ссоры, женщина щедро пересыпает привычную уже для моего уха русскую речь словами незнакомого мне языка. Постепенно русские слова совсем исчезают, женщина становится похожа на большую каркающую птицу. В руках она крутит бумажный стаканчик со свисающей сбоку ниточкой.
- Чай, - радостно шепчет Портативный вживленный процессор, - Результат заваривания чайных листьев в кипящей воде...
Я мысленно посылаю его к черту. Он не обижается.
При очередной гневной тираде, женщина трясет рукой и несколько капель падает на стол рядом с оберткой от шоколадного батончика.
- Сникерс, - шепчет Портативный вживленный процессор, - смесь арахиса с...
- Заткнись! - приказываю я.
Парень качает головой и отвечает короткими как выстрелы фразами сквозь сжатые зубы. Женщина ахает. Парень бросает ей в лицо еще несколько хриплых слов. В голосе его звучит угроза. Лицо женщины плывет и искривляется, вот-вот хлынут слезы.
Женщина подается всем телом к сыну, будто хочет его обнять, подносит руку со стаканчиком к груди, а потом резко выбрасывает вперед. В лицо сына плещет коричневая струя. Капли горят янтарем в лучах солнца.
Парень вскакивает, по белой рубашке расплывается пятно, с лица капает. Он стоит перед матерью, разведя в стороны руки и смешно подогнув колени.
На секунду мир замирает, а потом женщина начинает хохотать. Она бьет руками по бедрам, закидывает голову назад и ржет во все горло. Парень проводит ладонью по лицу, моргает часто и тоже смеется. Плюхается на стул и берет салфетку, которую протягивает ему мать. Хихикает, вытираясь. За прилавком буфетчица булькает от смеха, как закипающий чайник.

Я этого уже не слышу. С меня довольно. Я решаю рискнуть. К черту Землю! К черту все!

- Мужчине плохо! - кричит буфетчица.

- Что с тобой? - вопит Портативный вживленный процессор в пугающую пустоту.

Парень кидается к мужчине, уткнувшемуся лицом в стол, поднимает его голову, откидывает тело на спинку стула и отшатывается в ужасе.

Глаза мужчины широко открыты и абсолютно мертвы.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 06.10.2019 Андрей Юрьев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2644851

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1