3. Изгой. Добро пожаловать в историю


3. Изгой. Добро пожаловать в историю
Я делаю исключительно то,
что обязали меня делать те,
кто сломал мою судьбу.

Аудио рассказ находится на YouTube канале "Традиционные Ценности".

*****************
Однако, развлечения в "мёртвом составе" есть. Но, правда, только одно. Алкоголем снимать стресс и напряжение после нелёгкой дороги. Пили достаточно много, водку не жалели. А я искренне радовался тому, что в этой шумной компании отдыхает проводница соседней плацкарты, с которой иногда коротал время за стаканчиком чая, в её рабочем кабинете. Молоденькая стюардесса с не реально красивой фигурой мне, безусловно, очень даже нравилась... Пока я думал и размышлял на тему, как её подстилить под аморальный проект, Оксана уже придумала, как под него улечься. Она поднимает с полки весь свой зной и берёт меня за руку:
- Пошли голубоглазый.
Нинка просекла эту не двусмысленную ситуацию, и орёт нам в спину, сощурив одну фару:
- Утром вернёшь, он мне ещё нужен.

- Статья 24 -
Я стал жить на два пассажирских вагона, как непутёвый, но ответственный муж, живущий на две семьи. Одну семью, обеспечивал материально так, как добровольно возложил на себя обязательства и был повязан словом. Вторую, баловал интимным вниманием, и всё это безобразие творилось, по взаимному влечению.

Обязанности между "роднёй", распределили, что называется по справедливости. Я с Оксанкой дежурил по ночам. Днём вагоны обслуживали Нина и великовозрастная напарница Оксанины тётя Даша, зарабатывающая трудовой стаж перед выходом на пенсию. А мы в это время, мягко говоря, отдыхали.

**********
Челночная поездка уже который раз прикатила воркутинский состав в Ухту. В плацкарту взбирается Григорий с таким достоинством и выражением лица, как будто бы он командир авиалайнера Москва - Вашингтон. Трудно в это поверить, но "до" госпитализации, и "после", это два совершенно разных Григория:
- Я бы мог приехать на Ярославский, но решил дождаться вас здесь.
И сказал он это с такими нотками в голосе, как будто бы решил осчастливить всех разом. Включая пассажиров восьмого купе и их чемоданы... На бедолагу любо-дорого посмотреть, после влитой в него глюкозы. Посвежевший, идеально трезвый, начисто выбритый молодой мужчина. И не скажешь, что несколько дней тому назад его стеганула белочка, царица полного неадеквата... Мы уселись в купе проводников, раскупорили бутылку водки. Он на словах поблагодарил меня за то, что я не оставил без внимания его жену и в трудную минуту помогал ей как по Москве, так и в дороге... Я мог позволить себе пить с ним горькую и прямо смотреть в его глаза, а не стыдливо отводить взгляд в сторону. Я не сплю с чужими жёнами. И с чужими подругами я тоже не сплю. Табу.

**********
Благодаря возникшему на вагоне Григорию, я официально перебрался к Оксане на вагон в демисезонном пальтишко и сумкой на плече. Правда, в дороге носил тёмно-синий пиджак со всеми полагающимися шевронами железнодорожника на нём. Для пассажиров поезда, я был проводником. Для сотрудников уголовного розыска - мутной личностью, состоящей в романтической связи с проводницей. Ни больше, ни меньше.

Не прилично об этом говорить, но я уже более полутора месяцев катался по этой трассе. Каждый раз приезжая в резерв, мы оставались на вагоне, желая увидеть сменных проводников и сойти на землю. Провести время так, как нам того хотелось. А не так, как диктуют условия поездки. Возможно, нарядчики и сами понимали, что бригада нуждается в полноценном отдыхе. Но заменить проводников было не кем. Так и ездили, поездка за поездкой, тур за туром. Из Москвы на Воркуту. С Воркуты на Москву и казалось, этой экскурсии конца не будет.

**********
Стою как-то вечером у горячего титана, колдую над крепким чаем. Только что проснулся, глаза по-хорошему не успел продрать. Мимо меня проносятся два сотрудника милиции, которые в своё время пеленали бушующего Григория. Один из них пройдя до середины вагона, опомнился и вернулся. Подходит ко мне и так культурно, но, не представившись, спрашивает:
- Ты работаешь проводником?
Чтобы не отвечать на конкретный вопрос и потом не быть обвинённым в преднамеренной лжи, я ответил вопросом, пытаясь замылить тему:
- Я похож на пассажира?
Сержант секунду подумав, попросил предъявить ему документы, которые снимут все сопутствующие вопросы... Разумеется, кроме паспорта с сочинской пропиской, я показать ему ничего не мог. Если учесть, что в соседнем вагоне у пьяного пассажира наблындили крупную сумму денег из внутреннего кармана пиджака, то вопросов ко мне появилось более чем предостаточно. А если коротко, мне нужно было внятно и доходчиво объяснить, что я делаю в пассажирском вагоне в форме проводника уже не первый рейс. Примелькался, что называется. Отговорка типа: "Жду, когда сменят Оксану с тем, чтобы отправиться на юга", не выдерживали ни какой критики... Вот таким не хитрым образом, я был сбит двумя закономерными вопросами, и спикировал в Печорский ЛОМ. Когда сотрудники Линейного отдела милиции взяли меня в тиски, то выяснилось, что кроме её имени, и того, что она умеет виртуозно управлять своей знойной фигурой, я об Оксане ничего не знаю. Разумеется, о последнем факте я намеренно умолчал.

К тому же, с поезда была снята эта не очень трезвая и крайне неадекватная рожа, терпила, с которым я пересёкся в кабинете оперативных служб... Он стал уверять сотрудников милиции в том, что видел меня несколько раз в вагоне, а вот пил я с ним, или нет, он видите ли не запомнил... Этого бреда алкоголика было достаточно для того, чтобы грузить на меня кражу личного имущества в сумме отнюдь не маленькой, которую у меня, естественным образом не нашли, а не естественным и не искали. И так, я мог радоваться только тому, что зоны в Коми рабочие и не голодные. Об этом мне прямо сказал дежурный опербосс.

Вскоре из ЛОМа меня препроводили на Печёрское КПЗ. Ночь пролежал на нарах, подводя итоги своей поездки...

**********
Дело близится к обеду. Меня выдернули из хаты как редиску из грядки и доставили в Линейный отдел. Захожу в кабинет и отказываюсь верить своим глазам. За столом напротив мента сидит Оксанка, которая по идеи в это время должна была проехать Печору и поить пассажиров чаем, в тёплом вагоне поезда. Она посмотрела на меня, улыбнулась, вселяя некую надежду на хорошую позицию, которая разрулит ситуацию, и лицом вернулась к офицеру:
- С девяти часов утра и до шестнадцати часов по местному времени, этот молодой человек находился со мной и из купе проводников никуда не выходил. - Сказала она утвердительным фактом.

Буквально через полчаса мы вышли с девушкой из ЛОВД. Купили билеты на скорый поезд, который следовал через какое-то время за пассажирским. Закупились в магазине красным вином, чтобы не окочуриться от мороза и выпили за добро... Я понимал всем своим существом, что в этой поездной истории что-то не так, как должно быть между проводницей и пассажиром. Хотя вряд ли кто-то может утверждать, как оно должно быть на самом деле... Девчонка оставила пожилую напарницу одну на вагоне и вышла в Печоре, чтобы обеспечить моё алиби. Хотя могла бы спокойно сидеть на маршруте в ожидании сменной бригады проводников. И какое ей было дело до меня. Но тем ни менее, она всё сделала по уму... Вышла из тёплого вагона в морозную и заснеженную Печору...

**********
В скором поезде Воркута - Москва две молоденькие проводницы, вероятно подружки, крутили лысого полковника на богатый спиртным и закусками стол. Толи хозяина лагеря, толи ДПНК, точно уже не помню. Виртуозность, с которой они проделывали эти трюки, восхищала меня на протяжении всей поездки. Легко и непринуждённо, получая наслаждение от процесса, знатный чин расставался с "портретами Ильича".

Оксана знала девчонок не только по резерву, но и какое-то время работала с ними на одном маршруте. Так, что компания образовалась сама собой в первом купе вагона. Проводницы и лысого приволокли сюда, чтобы "кошелёк" всё время находился под рукой, и не нужно было бегать за ним по ковровой дорожке продола. После второго стакана, я почему-то стал испытывать острую неприязнь к менту, пологая, что он должен ехать возле сортира, в восьмом купе. Во всяком случае, подружки приволокли его именно оттуда. Оксана посмотрела в мои кровью налитые глаза и категорично отрезала пути к наступлению одним только словом:
- Успокойся.
Пришлось подчиниться, помня о хорошем.

По расписанию скорый поезд прибывал на вокзал Столицы после того, как пассажирский с него убывал. Чтобы пересесть на свой вагон, Оксана решила выйти в Ярославле. Таким образом, мои приключения на этом участке железной дороге заканчивались. Пришла пора прощаться. Но, вопреки моим ожиданиям, от девчонки поступило конкретное предложение. Отправится к её родителям за двести километров от Москвы, и дождаться её в надлежащих условиях, а не в камере какого-либо КПЗ.

Время на размышления было предостаточно, и я подумал о том, что в Сочи меня нахальнейшим образом выдавили из социалки, рассказывая исключительно то, что напрочь отворачивало от меня людей. Для постановки вкурса подбирались самые мерзкие слова, ставили их в нужном порядке и вдували в уши моих знакомых такими же омерзительными эмоциями. В принципе, от меня, таким образом, отвернули большинство приятелей и если по-хорошему, то из лагеря я освободился в вакуум. Вероятность того, что я обеспечу себе надёжные тылы в родном городе, где мнение обо мне сформировали любители мальчиков и их сателлиты, была со знаком минус. Но пустое пространство вокруг себя, нужно было заполнять. Заполнять теми, кто на мой счёт имеет своё мнение и понимает, что карты раздавали амфигенно инвертированные садисты, перетасовав колоду под столом. А я не знал, как нужно шельмовать, когда на кону стоит твоя жизнь. Именно жизнь, а не её какой-то отдельный фрагмент.

Я взял бутылку водки, и мы уединились в рабочем купе вагона. Прежде чем переступить порог её дома, она должна услышать мою версию того, что со мной произошло из моих уст, прежде всего. Я предельно честно, но опуская детали, открыл своё детство, упомянув о том круге, в котором жил на зоне. Упомянул исключительно по тому, что она категорически не желала слушать эту блевотину в развёрнутом варианте... Оксана взяла кусок бумаги и написала на нём буквально пару строк, которые я должен был передать её родителям. А мне сказала примерно следующие:
- Я всё поняла, тема закрыта. К ней больше не возвращаемся.

Она была первым человечком, которого я поставил вкурса на чужбине. Именно она буде являть собой образ моего тылового обеспечения на протяжений десятилетий. Именно она будет моей подругой и надёжной опорой, какие бы изменения не произошли в её личной жизни. Она будет первой и надёжной как АК-47. Но далеко не последней из тех, кто не позволит мне сойти с ума, когда я перетряхиваю в голове то, что со мной произошло.

Мы простились на перроне Ярославля. Она сказала: "До встречи", и ушла. А я провожал её скучным безразличным взглядом, и ни чего не мог обещать. То есть, вообще ничего.

- Статья 25 -
Я бросил окурок на шпалу, плюнул на рельсу и поднялся на вагон, в котором на меня уже положили глаз. Или по глазу с каждого лица, затрудняюсь сказать, как правильно это выглядело. Молоденькие проводницы, виртуозно дирижируя лысым полковником, обновили стол до неузнаваемости за его счёт. До Ярославского вокзала Столицы, оставалось всего ни чего, но мы всё-таки успели накиряться, не смотря ни на что.

По прибытию в Москву полкан выгрузился из паровоза первым и помчался подводить калькуляцию оставшихся у него средств. Вероятно, если бы он туда-сюда летал самолётом Аэрофлота в течение месяца, ему бы эта дорога обошлась значительно дешевле. Я же остался на вагоне исключительно по просьбе проводниц. Когда состав отогнали в резерв, началась рутина. Сдача мешков с использованным бельём и получение чистых постельных принадлежностей. Приём угля в тамбурные хранилища и за всё это девочки платили свои кровные. Не заплатишь, рабочие подадут такого антрацита, что в дороге намучаешься и вагон заморозишь где-нибудь на северах. Правда, на мне тяжким грузом висела другая задача. Поездка по магазинам. С одной из девчонок взяли такси и отправились на закупку. Начали с аптеки. Купили гандоны и вазелин, а далее прошвырнулись по списку. После выполнения всех операций, соблюдая традицию, посетили душевые залы и организовали попойку со всеми вытекающими.

Отдыхали, что называется русской классикой. Отмеряли на троих. Волшебная комбинация, от которой не стоит ждать чудес. Правда, иногда приходили гости, которые не столько пили и отдыхали, сколько мешали полноформатному досугу. Досугу, в котором мне по новой предложили ехать в Воркуту на подсадке. На все мои жалобы и протесты, я слышал примерно следующее:
- Не с той связался. А у нас на маршруте всё схвачено.

Подружки клятвенно обещали полную безопасность от сотрудников МВД, во всяком случае, на словах. Предлагаемые условия были настолько заманчивы, что мне стоило серьёзно подумать на эту тему. Но у меня был горький опыт, приобретая который, почки менялись местами без моего согласия. Девчонки решили добить меня тем, что они также давно сидят на вагоне, и через пару-тройку рейсов должны были смениться. Перспектива оттянуться в Центральном округе Москвы, а не ехать хрен знает куда, меня действительно взволновала до такого состояния, что вместо утвердительного ответа, я вежливо попросил девчонок, сменить тесный латекс на сухой и тем самым закрыл тему. Ещё раз обращаю Ваше внимание на то, что попросил сменить латекс, а не памперс.

Так, насладившись общением досыта, я уснул контуженный водкой. А когда проснулся, в окне вагона медленно катился скользкий грязный перрон. "Вероятно, на посадку подают", - подумалось мне... И это действительно был перрон, только не столичного вокзала, а маленкого захолустного городишка... Впрыгнув в демисезонные туфли и такое же "тёплое" пальтишко, мне пришлось отбить ещё одну атаку проводниц. Но я был непоколебим, приняв твёрдое и окончательное решение. Тем более что у меня были их домашние адреса и номера стационарных телефонов... Закваску для возможного общения, я сделал добрую.

- Статья 26 -
Выбраться из городка, в котором поезд сделал техническую остановку, было более проблематично, нежели в нем очутиться. Но в Тулу я приехал через пару суток в первой половине рабочего дня. И отправился в историческую часть города, любоваться архитектурой. Ну, эстет, и ни чего с этим не поделаешь. Нет, экскурсионной программы, разумеется, не было и художественные галереи я не посещал. Просто бродил по улочкам, убивал время, нет да нет забегая в подъезды, чтобы погреться. А вечером отправился по указанному в записке адресу. Дверь открыла миловидная блондинка средних лет. Прочитав поданную мной грамоту, пригласила, пройди в дом. И вот для меня настало время открытий, не скажу что разочарований.

Открытие первое: Оксана замужняя девушка. Год состоит в официальном браке толи с посредственным художником, толи с неординарным моляром. В этих деталях может разобраться и дать соответствующую характеристику либо искусствовед, либо прораб. И уже полгода не живёт с супругом аморальным образом. Проще говоря, разбежались на словах. Документы на расторжение отношений находятся в городском Загсе. Завершить процесс очистки паспорта от штемпеля, мешает расписание движения пассажирских поездов Ярославского вокзала Столицы.

Второе открытие: родители девушки достаточно серьёзные и известные в областном центре люди. Папа, занимает высокую должность на крупном заводе. Делает толи автоматы, толи самовары, но в любом случае бумажно-административная работа с железяками связана, а не с тульской выпечкой. Уважаемый в городе и на заводе человек. Выходец из самых низов пролетариата, чем не без основания гордился. К тому же член КПСС... У мамы карьера состоялась по другой части. Во всяком случае, Тамару Венедиктовну я чаще видел выступающую с лекциями по местному телевидению, чем дома спящей на софе. Но справедливости ради, нужно отметить, она успевала везде. И в доме был надлежащий порядок и на экране телевизора она всегда очень хорошо и достойно выглядела... А домашняя библиотека в пять тысяч умных книг, не оставила меня равнодушным. Если учесть, что на тот момент я прочитал всего лишь одну сказку про-колобка, а на то, чтобы осилить всю книжку у меня не хватило элементарной усидчивости, то такое количество литературы неуча просто впечатлило.

Единственная и любимая дочь Оксана, выбрала свой путь естественного развития. Её не интересовала карьера по партийной линии. Да и делать должность на заводе представительница золотой молодёжи явно не хотела. Бунтарка, одним словом. Хотя имела для этого и таланты и возможности. Высшему образованию предпочла курсы проводников, справедливо пологая, что каждый человек должен заниматься исключительно своим делом, любимым.

Я же отыскал себя в домашней библиотеке. Взял красочно иллюстрированную книгу про житие-бытие Ричарда Львиное сердце и решил осилить её от корки до корки. Чтобы она была в моей жизни первой. Честно говоря, скоро надоело пялиться в бумагу, в то время, когда мозги шарились по незнакомому мне городу. К тому же, скажу откровенно, читал я очень даже скверно. К чтению художественной литературы не был приучен с мальства... В дни, когда Оксанкин состав прибывал в Москву, ездил встречать её на вокзал. И всё крутилось по проторённой годами схеме. А потом ехал обратно в Тулу кушать пряники. Но...

- Статья 27 -
Встретить Оксанку на Ярославском вокзале Столицы не получилось. Опоздал к прибытию поезда на час по причине собственной безалаберности. Пришлось своим ходом добираться в резерв проводников и там искать воркутинский эшелон... Когда поднялся на борт нужного вагона, был приятно порадован. Свеженькие проводницы в идеально отутюженных костюмах принимали у Оксанки плацкарту, ставшую для меня частью моего прошлого.

Мы отнесли вещи, не требующие стирки и механический будильник, в камеру хранения, и, прикупив водки, отправились на Курский вокзал. Дорога на Тулу в пахнущей колбасой и перегаром электричке обошлась в мгновение.

********
Дело катится к весне. Снег уже не такой праздничный и пушистый как прежде. Он уже давно не реставрировался на улицах и в скверах Тулы, а по тому стал грязным и свалявшимся, как шерсть у бездомной собачонки, промышляющей у помойных баков... Туфли креми, не креми перед выходом на улицу, всё-равно домой придёшь грязный и в стельку пьяный.

Оксанка сидит за фортепьяно, на котором когда-то разучивала Всемирную музыкальную классику. На нотнице стоит рюмка водки, рядом валяется недокурок Беломорканала: "Нинка, как картинка, с фраером гребёт"... Я в это время валяюсь на диване, заложив руки за голову. Не имея ни голоса, ни слуха, реву мимо нот так, что соседи начинают железякой напрягать трубы централизованного отопления. Идиоты, и чего им не спится в три часа ночи, понять не могу:
- Может к нам хотят, да стесняются?
Оксанка поднимается и идёт в прихожую. Поднимает трубку домашнего телефона:
- Светка, привет! Это я, из Москвы приехала, спускайся.

Всем приглашённым, я был представлен двоюродным братом, который приехал на отдых из Сочи. Правда, эта легенда просуществовала не долго... Спалились как часто это бывает на бытовой мелочи, которая не практикуется между кровными родственниками... Через какое-то время в доме нарисовался художник, Оксанкин муж. Высокий субтильно сложенный студент, перепачканный масляными красками и ядовитой губной помадой свекольного цвета. Причём, краска была растушёвана на лице, а девичьи губы отпечатались на его лбу. Как будто бы юношу только что подняли из гроба и по новой благословили на ратный подвиг... Его девушка, крашенная гидропиридом блондинка, осталась на улице, дабы не спровоцировать семейный скандал. Он в ультимативной форме предложил Оксанке прогуляться с ним в ЗАГС и аннулировать печать в паспорте, которая мешает ему создать новую полноценную семью... Жёнушка издевательски расхохоталась, глядя в его бесстыжие глаза и сказала примерно следующее:
- А мне она не мешает.

Вот за это и выпили. Через час-полтора творческую личность не лишённую определённых талантов вынули из-под пианино, отцепив джинсовую куртку от педали сустейна, и отнесли в прихожую, чтобы не мешал плясать под шансон... Мне пришлось спуститься на первый этаж и пригласить своеобразное вдохновение художника в квартиру, дабы разлучница не заработала себе сопли в холодном сыром подъезде. Все её переживания по поводу разборок были напрасными в силу того, что если бы она не заарканила художника, Оксанка бы его кому-нибудь подарила. Как пустой чемодан без ручки, который рисует нахуй ни кому не нужные портреты, выдавая их за дружеские шаржи.
**********
Месяца полтора, больше, которые Оксанка получила на работе в виде отгулов, пролетели одним днём в беспробудном пьянстве. Мы съездили в резерв проводников и оформили на неё полагающийся отпуск, после чего вернулись в Тулу.

Жизнь моя в Центральном регионе в корне отличалась от той, которой жил на югах. Ну, прежде всего тем, что вместо Портвейна усугублял водку и более мерзкие продукты типа самогон. Правда в тех же количествах, что и креплёное вино. Тамара Венедиктовна очень по-доброму относилась ко мне. Вряд ли она видела во мне будущего зятя, но то, что я выполняю определённую роль в жизни её дочери, было очевидным фактом. При чём, нельзя сказать, что выполняемая мною роль была негативной. Скорее напротив, позитив наших отношений хлестал через края. Положив руку, на мою голову, сидящую за убранным столом, ТВ сказала:
- Дружок, все винные точки в городе, ты уже знаешь. Завтра пойдём с тобой в музей.

Но, на завтра в музей меня можно было только отнести и оставить там, в виде эксклюзивного экспоната. И все последующие дни, ни чем не отличались от прошедших. Много пили спиртного всякого и разнообразного. Самогон закупали авоськами. Спирт "Роял" разливали по рюмкам из трёхлитрового чайника. Дурными голосами орали вульгарные песни и устраивали такую беспардонщину, что с похмелья было стыдно вспомнить, что происходило в отдельно взятой комнате, за плотно зашторенными занавесками.

Так что Оксанкиным предкам мы скоро надоели до такого градуса, что весёлую компанию пнули из квартиры с глаз долой и без особого сожаления. Таким образом, мы лишились гарантированных щей на обед, сырокопчёной колбасы из обкомовского пайка и перебрались в Оксанкину двушку, в которой не было пианино... Следом за нами потянулась вереница собутыльников и Оксанкиных подруг. Фестиваль продолжился на зависть новым соседям, знатная часть которых приходила в гости на минутку. Но упивалась до такой степени, что не в состоянии была самостоятельно выгрести из постели и отправиться к месту постоянной дислокации... Интимное разнообразие, которого так не хватало в зимним Сочи, ворвалось в мою жизнь бесцеремонно и со страшной силой... Но вот, что интересно. Подруги уходя к себе домой благодарили Оксанку за прекрасно проведённое время. Как человека с чуткой душевной организацией, меня это огорчало. Ведь интимное благосостояние соседок и подруг обеспечивал исключительно я. А благодарственные речи почему-то выслушивала Оксанка.

В конце апреля, или в начале мая на Оксанкину жилплощадь с инспекцией пришла ТВ:
- Ребята, ну хватит пить. Поехали со мной на дачу. У меня там литр Русской стоит.

Литр, это совершенно не тот объём алкоголя, которым нас можно было заманить под районный град Суворов, расположенный на берегу шикарного водоёма. Но тем ни менее, мы решили выехать на природу с тем, что бы отдохнуть от городской суеты, свободных радикалов и очередей в штучный отдел магазина. Правда, Оксанка выдвинула одно очень важное условие:
- Копать-сажать не будем.

**********
Большой земельный участок с молодым фруктовым садом и овощными грядками расположился в нескольких километрах от Суворова. Двухэтажная кирпичная дача с встроенным в неё флигелем, больше походила на маленький средневековый замок, чем на садовый домик. В комнате бросили привезённые из города сумки. Раскрыли резные деревянные ставни. Растопили печку, нажарили картошки и, закусив помидорами, выдвинулись на водохранилище.

Оксанка бодро чилимкует по пересечённой местности, протаривает в молодой траве дорогу вслед идущему. Волокёт рыболовные снасти, вязанку берёзовых дровишек и железный мангал, сконструированный её отцом на заводе... Я несу две хозяйственные сумки. В одном сумаре спиртное, в другом подкормка для рыбы. За спиной болтается молочная фляга с брагой, затёртой на рублёвых конфетах с фруктовой начинкой и томатной пасте... Такая мерзость эта брага, что трудно себе вообразить нечто подобное. Пить её, просто невозможно, находясь в здравом уме... Из туристического рюкзака, висящего сбоку фляги, доносится чей-то мирный умиротворяющий храп.

Расположились на пологом берегу пресноводного водоёма. Рыбалка обещала быть доброй, если удачно закинуть грузило. Но в ожидании хорошего улова упились до такой степени, что японские спиннинги плюнули на это мероприятие, и сами вернулись на фазенду. Следом за ними отправилась сковорода с жареными карасями, не понятно было, откуда они взялись... А мы остались мирно кайфовать под луной. Не было ни сил, ни желания сопротивляться такому количеству спиртного.

С рассветом на место, где проводилась так называемая рыбалка, прибежали местные блюстители нравственности и инспектор по делам подростков, со своей супругой и дочерью, которой в силу того же возраста, можно было пить и гулять не оглядываясь ни на своего папашу, ни на возглавляемый им отдел:
- Немедленно наденьте головные уборы, на вас же дети смотрят. - Верещала социально ориентированная общественность.

Честно говоря, я детей нигде обнаружить не смог. Вокруг кострища валялись давно не бритые молодые мужики и чьи-то клипсы. Из сорокалитровой фляги, лежащей в молодом кустарнике, торчали девичьи ноги с остатками декоративного педикюра на ногтевом плато. По новой пришлось выпить чтобы разобраться: здесь все ребятишки наши. Мы вместе приехали из Тулы на обкомовской Газели и представляли собой сводный отряд экстрималов.

В общем, виновницей хипиша назначили Светлану. Из-за её роста в сто пятьдесят сантиметров, нас могли обвинить в растлении малолетних и определить в места не столь отдалённые. Без права на условно-досрочное освобождение. После этого недоразумения, стали наливать девушке вдвое меньше обычного. Она на нас, конечно же, обижалась и грязно ругалась при этом:
- Маленькая сучка, до старости щенок. Что я могу поделать?

Более всего девушку задевало то, что, не смотря на свой не великий рост, в неё помещалось водки и всего остального столько же, сколько влезает в двадцатилетнюю девушку стандартных размеров. Сухая молочная фляга и внематочная беременность, как нельзя кстати, указывали на творимые ею безобразия... А ближе к обеду подтянулась и ТВ. Наконец-таки раздушилась на обещанный ею литр водки:
- Молодёжь, утром за нами машина приедет. Будьте любезны, чувствуйте себя превосходно.

- Статья 28 -
Отгуляв отпуск как положено, Оксанка созвонилась со своей напарницей и отправилась в рабочий тур по северам. Я тоже решил не задерживаться в Туле, и выехал из города, имея на кармане ключи от двух тульских квартир. В любой удобный для меня момент, я мог вернуться, если что-то пойдёт не по плану. А плана, честно говоря, ни какого и не было. Просто решил прокатиться.

Первым городом, который посетил с визитом, был пригород Суворова, из которого выехал примерно две недели назад. Закатился туда исключительно потому, что решил проведать одну из активисток стихийно организовавшегося движения: "Надень берет, не уничтожай Российскую глубинку". На поверку Ольга оказалась очень милой и приятной во всех отношениях собеседницей. Умеющей не только внимательно слушать, но и грамотно говорить какую-нибудь ерунду... Насладившись общением до состояния полного пресыщения к данной особе, я рейсовым автобусом отправился в Калугу, в сопровождении её подруги, которая работала мастером мебельного цеха на СМК "Гигант".

**********
Жемчужина Российской космонавтики. Купеческий город с многовековой историей расположился на берегах Оки вблизи деревни Пучково. В сквере имени Циолковского патриотично настроенные горожане организовали санкционированный митинг с вполне внятным для обывателя требованием. Переименовать областной центр в город Циолковский.

В это же самое время, в противовес скверу имени Циолковского, несогласные с такими перспективами калужанки перегородили парадный подъезд универмага "Орбита", который расположился на площади Победы. А штучный отдел, для пущей важности, наглухо забаррикадировали беременными студентками и детьми, держащими в руках фломастером писаные речи: "Мы не целковчанки", "Наши мамы калужанки". В результате этой акции, пострадавшими оказались исключительно мужики, которым все эти тёрки с переименованием города были по-барабубену в силу того, что они никогда над этими вопросами даже и не задумывались.

И только на СМК "Гигант" царило полное безразличие к происходящему в центральной части взволнованного города. Вероятно потому, что девушки, работающие на комбинате, были уроженками Сухиничей, Юхнова и Суворова. А труженицы из Козельска, вообще не понимали, в чём собственно говоря состоит проблема, и готовы были обзавестись местной пропиской, даже если бы Калугу переименовали в Трижды Циолковский. Всяко было бы лучше, правда, они не знали насколько.

**********
В общежитии спичечно-мебельного комбината царила либеральная система проникновения в малосемейное жилище. Можно было предьявить на проходной трезвый фейс, или хотя бы сделать его адекватным, вместо соответствующего пропуска и вахтёрша зажигала зелёный свет автоматически. Это минимальное, казалось бы, требование, было для меня основным препятствием, переступить через которое удавалось крайне редко. Большую часть дня, я был предоставлен сам себе. Проводил время с пользой для интеллекта, самообразовывался. Не без удовольствия посещал выставочные залы, концерты в музыкальной филармонии и музеи. Часами просиживал в Центральной библиотеке, собирая полезную и интересную информацию о городе и его жителях. А когда возвращался в девичье царство, где проживал с двумя девушками в одной комнате, то мне достаточно было пару раз свистнуть в фасад здания, и меня обязательно кто-нибудь подбирал. Во всяком случае, я ни разу не остался ночевать на улице.

Так, выйдя из медицинского вытрезвителя в очередной раз, я отправился похмеляться в кафе железнодорожного вокзала. Во "Встрече" без особого труда замариновал килограмм сорок пять постного мяса и каким-то хитрым мотовозом выехал в Ряжск. Конечно, я преступно рисковал, не испытав ум выпускницы хореографического училища на эластичность и выносливость. Бездарно, можно сказать, пустился искать приключения, доверившись её сладким обещаниям и шпагату, на который она цинично уселась посреди привокзальной площади, вымолвив примерно следующее:
- Держи меня, бля.

То, что в этот момент меня самого нужно было держать, её мало интересовало. Из проезжающего мимо нас бобика знакомый сержант ППС, с которым я подружился в медицинском учреждении милицейского типа, показал мне возбуждённый кулак... Вероятно, он то и запихнул меня в плацкартный вагон поезда периферийного сообщения, поставив точку в моих сомнениях типа: "Поехать с этой овцой, или остаться с теми козами?"

**********
Прямо скажу, Ряжск, городишко не большой на краю Рязанской области. Если сравнивать его с тем же Новокубанском, то можно найти только одно существенное отличие: в Ряжске есть железнодорожный вокзал, но нет спирт завода, который имеется в Новокубанске. А всё остальное как под копирку.

Лизина мамаша, такая же шалопутная девица, как и её дочурка, отнеслась ко мне по-матерински дружелюбно:
- Завтра наша бабушка из деревни приезжает.

А из этого следовало, что для совместного проживания с Лизоном, у нас есть только два варианта. Либо жить и творить с бабусей в одной комнате. Либо перебраться в летнюю кухню и объявить себя отдельным независимым государством. Что мы, собственно говоря, и сделали... Но как только выяснилось, что старушенция прикатилась с двумя банками деревенского первачка, мы тут же отказались от ранее провозглашённого суверенитета, оставаясь проживать на кухни. Сделали это так же легко и быстро, как пять лет тому назад четырнадцатилетняя школьница Лиза потеряла девственность, упившись бабушкиным напитком до состояния полной невменяемости.

Правда, тогда получился небольшой нюансик. Счастливого обладателя девственной плевы, который воспользовался благоприятной ситуацией и разорвал эту плеву как Тузик клистир, отправили на нары за интимное крысятничество. Вот ни больше, ни меньше. Именно такими терминами девушка давала характеристику своему первому самцу:
- Этот козёл через два года придёт.
И только бабушка в этой семье сохраняла трезвый ум и успокаивала внучку:
- Пусть приходит, у нас красть больше нечего.

Для меня не было принципиальной разницы, через сколько лет он придёт. Я собрался ехать домой. Курортный сезон был в самом разгаре.

"ВКурса РФ!" (Россия Фаршманутая. Опять же, не вся Россия,
а только та её часть, которую я представляю).

- Статья 29 -
Великодушно прошу прощения за лирическое отступление, но в Сочи я укатил один. Просто, на второй билет не хватило денег. Но Лиза клятвенно пообещала, что с бабушкиной пенсии обязательно купит проездной документ и догонит меня на югах, где мы продолжим живое и красивое общение. Да и глупо было бы не приехать. Ведь я гарантировал ей не только проживание в деревянном сарайчике на краю фруктового сада, но и качественную аморалку, о которой она имела более чем реальное представление.

*******************
В поезде стояла такая жара, что вагоновожатые перегрелись до такой крайности, что позабыли по Москве прикупить водочки. С горем пополам, на том, что было, пришлось доехать до Россоши. Протиснувшись сквозь тесные грядки местных спекулянтов, вышел в город. И всё бы срослось по задуманному, время позволяло, если бы возле продуктового магазина языком не зацепился за студенческую юбку. Так что, особо не сожалея, пришлось опоздать на свой паровоз.

Поначалу я подумал, что Рита имеет свой маленький, но востребованный бизнес на вокзале. Во всяком случае, её вульгарный макияж, бездарно размазанный по смазливой мордашке, наводил меня именно на эту мысль. Однако я ошибался. Ни какого отношения к торговле на перроне она не имела. Мало того, запах вяленой рыбы вызывал у неё аллергическую реакцию аналогичную той, которую провоцирует цветущая амброзия и водка без пива... Но, на пиво у меня уже не было денег, а выпить и познакомиться с девушкой поближе очень захотелось. Вероятно, и девушкой обуревали аналогичные желания и она, долго не сопротивляясь, раскупорилась на три литра Жигулёвского. Черту под знакомством подвели в дебрях кудрявого клёна, из которых виднелись мрачные окна местного ДЕПО.

Рита вынула пятки из тучи, которая и не мечтала пролиться на тёплую землю. Шаловливо поднялась с травы и, отряхнув юбку сзади успокоила:
- Не волнуйся. Сейчас что-нибудь придумаем.

Но все её "придумаем" ограничивались текущим моментом, который упирался в бутылку водки и баллон бочкового пива. Пришлось взять вожжи в свои руки и технично раздушить студентку Воронежского медучилища на интересующую меня информацию. Благодаря которой в Россоши была совершена кража денежных средств в сумме пятисот рублей. Математический склад моего ума шустро раскидал имеющуюся сумму по справедливости. Чтобы ни кому не было обидно. Сотню прогуляли в местном ресторанчике находившимся в центральном здании вокзала. Вторую сотню девушка потратила на свой внешний облик. Купила духи "Byc moze PARIS", декоративную косметику французской фирмы "LOREAL" и всякую хрень, без которой можно легко обойтись, проживая в сельской местности... А я с тремя сотнями и пол литром водки погрузился в проходящий поезд на Москву и выехал в Ряжск за хореографичкой.

P/S. Пожалуйста, делитесь историей моей жизни. Эта информация цены не имеет, она бесценна, хотя и валяется повсюду. Делитесь со своими родными и близкими. Друзьями и товарищами. С коллегами по работе и попутчиками на отдыхе. Делитесь с теми, кто находится от Вас на расстоянии вытянутой руки или до кого можно дотянуться посредствам социальный сетей. Делитесь. Традиционные семейные ценности не должна обрамлять параша. Традиционные семейные ценности не должны иметь фуфлового амбре. С уважением к Вам - Николай Малышев, погремуха - Малыш - мужик со сломанной судьбой!

- Статья 30 -
Толи спиртное оказалось очень тяжёлым. Толи я чересчур уставшим, но населённый пункт, обозначенный в билете, проспал... Пришлось сойти с поезда в Рязани. Но всё что не делается, к лучшему. В силу того, что пробыв на родине народного поэта неделю, я выехал в Ряжск, имея на кармане сумму куда более значительную, чем имел прежде.

Лизон была в восторге от моего появления. Мамаша также не находила себе места от счастья. Как то по особенному светилась, когда я доставал из широких штанин хрустящие купюры и отправлял её в магазин. И только ветхую старушку огорчал мой красивый приезд. Вероятно потому, что со стола было убрано самодельное пойло, а вместо него поставили заводскую водку. Скорее всего, она думала, что я таким низким поступком выдавливаю её в деревню. На флягу с брагой... Ну, бывает так, появляется в доме харизматичная личность и начинает расправляться с неугодными и с теми, кто в силу своей материальной немощности не может достойно ответить... Но когда бабуся поняла, что у меня и в мыслях не было бодаться с её авторитетом в семье, стала называть меня внучонком:
- Николай, возьми Лизу себе. Она у нас хорошая.

Кто бы в этом сомневался, но не я. Пришлось заявить во всеуслышание, что забираю девушку с собой. Правда, я не знал, насколько меня хватит. Казалось бы, это должно было всех обрадовать. Но мамаша положила щёки в ладошки и, ностальгируя, вздохнула:
- Море.

Пришлось и её порадовать поездкой на юга. Я бы и бабульку взял с собой, чтобы она проветрилась на склоне лет. Но специфическое домашнее хозяйство: две курицы, дворняга и сарай с дровами требовали к себе особого внимания и трудолюбия. А оставлять живность на соседей, было, по меньшей мере, не разумно. Не справятся они с таким объёмом работ.

Да там такие соседи, что не приведи Господь. Наказание, а не соседи. Им самим требовался ежедневный уход, а хозяйки эксклюзивное внимание. Честно говорю, старшая из семейства приставала ко мне со страшной силой:
- Мне бы такого зятя.

Какой ей нафиг зять. Во первых, у неё не было дочери. Во вторых, она руку не вынимала из моего кармана. Лизон хоть технично, но от души радовалась материальному благополучию, которое я привёз в дом: "Милый, а так тебе нравится?" Или вот ещё, её коронное: "Бабушке больше не наливай". Одним словом, делала всё, чтобы я тратил деньги с удовольствием. А я большой ценитель девичьей красоты. Тем более, если она хрупкая, но долго не ломается. Эта же Коза Ивановна, в нахалку решила прокатиться. На шару. Но я даже по-буху не мог разглядеть её перспективы в этом мероприятии. Не для того я лохов по всей Рязани рыскал.

- Статья 31 -
Поезд прибыл в Сочи по расписанию, не дав, как следует проспаться. Мамаша вываливается на перрон в ярком красном сарафане, который не может отвлечь от её прекрасной фигуры. Квартирные маклеры обалдели, увидев это знойное тело и облепив выход из плацкартного вагона, первый раз в своей жизни отказались от прибыли:
- Мадам, исключительно для вас: проживание, питание, интим - бесплатно!
Чтобы Маргариту Петровну не угнали в сексуальное рабство, Лизон вручила ей две сумки с домашними закрутками, а на шею повесила копчёные свиные окорока:
- Не троньте мулю, она при деле.

Но Маргарита Петровна ещё сама не знала, какая она чудосказочная. Тревогу забили тогда, когда она не вернулась с экскурсионной поездки в Абхазию. Экскурсовод и прочие экскурсанты сказали, что в Сухумском обезьяньем заповеднике потерялся её след. Куда она подевалась никто толком пояснить не смог... Правда, через неделю получили от Петровны телеграмму: "Выхожу замуж. Приезжайте на свадьбу. Целую, мама". Куда ехать, где праздновать! Адрес в бумажке, принесённой из пятьдесят седьмого отделения связи, указан не был... Но через пару-тройку дней она появилась в моём сарае сама. Как побитая сука, поджав хвост:
- На огороде заставлял работать, пидор.

После того, как я провёл с ней профилактическую беседу, которая напоминала моральное внужение участкового инспектора трудному подростку, мамаша немного остепенилась. Даже в кустиках сидела и моросила так, чтобы мы её видели... А в начале октября исчерпав все имеющиеся материальные ресурсы, мы всем семейством выдвинулись в Ряжск... Пожалуй, с этого момента для меня дом, в традиционном понимании этого слова перестал существовать. А на смену ему пришло базальтовое ощущение свободы, которую иногда ставил под сомнения Уголовный Кодекс.

**********
Местом для проживания стала вся страна. Я тогда даже представить себе не мог, насколько она огромная и разнородная... А родительский дом был той территорией, где меня ждали и любили. Куда я мог приехать в любой удобный для меня момент. Порой просто для того, чтобы бросить фуфайку в углу комнаты и подумать, заварив кругаль хорошего чая. Для меня всегда было важным знать, что мне есть куда вернуться. Что меня где-то любят и ждут. Что я кому-то нужен. Для меня всегда было важным знать, что у меня есть тыл, пусть даже на той территории, которая является для меня токсичной. На той территории, на которой в лучшем случае я не имел своего лица и хожу в чужих репелах. В репелах тех, кто должен их носить по праву своей ущербности...

А дорога стала для меня профессиональным ремеслом. Требовала определённых навыков и способностей. К тому же, это идеальное место для того, чтобы перетряхнуть изуродованные гомосеками мозги. А делать это нужно на регулярной основе хотя бы для того, чтобы они не рванули. Но я ни когда не путал дорожную жизнь с вокзальной. Иначе, какая разница, где сгинуть. На бану экзотического города Сочи, не менее экзотического Тамбова, или той же Алма-Аты.

Пусть не покажется странным, но меня всегда интересовали девушки. Строго девушки. Интересные по своему внутреннему содержанию в ответственный момент. А бомжовская жизнь напрочь лишила бы возможности общаться с ними даже в устном переплёте. Так, что во многом я был благодарен своей природе, которая настойчиво заставляла держать себя в тонусе. Но в этом естественном для меня состоянии, я не мог себе позволить совершить непоправимую ошибку. Ошибку, которая бы помешала мне догнать прошлое.

- Статья 32 -
В середине восьмидесятых у меня было достаточно много открытий, которые, так или иначе, определяли дальнейший ход истории в моей гастрольной жизни. И если не все они, то значительная их часть, была прогулкой вдоль тюремного забора. Я как бы ни плохо разбирался в статьях Уголовного кодекса и достаточно точно знал, какое количество лет можно получить за то или иное деяние. Но держаться в рамках пятилетки, на которую мог бы отправиться ответственно, во всяком случае, морально был готов именно к такому сроку, не всегда удавалось.

**********
Проснулся, как часто такое бывало на верхней полке плацкарты. Меня уже, который год куда-то несёт со скоростью магистрального экспресса... Куда еду, вспомнить не могу, хоть убей. Вероятно потому, что накануне много пил и не своим голосом орал: "Вагончик тронется, перрон останется". Внизу на столе стоит заводская водка с закуской. И Кот пригорюнился у окна... Вскоре выяснилось, что еду кушать лагман... Но чтобы насытиться домашней лапшой, не нужно куда-либо ехать. Её при желании можно отведать и в Москве. Пришлось спуститься вниз, похмелиться, и после не долгого общения прояснилось: До пункта общественного питания ещё двое суток пути. С учётом того, что уже сутки трушусь в антисанитарном "сарае", которым является вагон пассажирского поезда, восточное блюдо должно быть супер отменным. Если это единственная задача, которую еду решать в Киргизию, то прокатаю денег столько, что до пенсии мог бы кушать уральские пельмени и в ус не дуть.

**********
На Ошском базаре Бишкека натрескались лапши до состояния наивысшего отвращения к мучным изделиям, которые повара приправили мясным соусом. Ну да, получили гастрономический кайф. С учётом того, что лично я не гурман и независим от пищеварительного тракта, то получил кайф и не более того. Точно такой же, один в один я бы мог организовать себе на Казанском вокзале, затрепав парочку беляшей. А потом посмотреть вслед уходящему поезду... Нет же, меня угораздило в него именно забраться.

Неделю находились в гостинице для колхозников. В номере, рассчитанном на двенадцать персон, мы проживали вдвоём. Даже киргизы, сыны степей обходили этот гостевой двор стороной, опасаясь приварить на свой эпидермис какую-либо аномалию, или вообще лишиться кислотно-щелочного баланса... Ну, надо думать, местом для личной гигиены была ржавая бочка с дождевой водой. Сразу же за ней можно было справить естественную нужду в двух вариантах. Свет включался и выключался методом вкручивания и выкручивания лампочки в патроне. К тому же, администрация гостиницы сразу предупредила, что за личные вещи, оставленные в номере без присмотра, она ответственности не несёт. Жить приходилось всё время начеку, что само по себе не является комфортным.

Вскоре нам всё-таки удалось снять комнату в частном доме, куда мы переехали, имея при себе минимум барахла. Правда, бытовые условия в новом жилье мало чем отличались от тех, которые были в "Арашане". Но дядя Коля нас заверил:
- Со временем будет всё.
Будет-не будет, это дело уже десятое. Главное, что в сарайчике для садового инвентаря мы отыскали фомича и, завернув его в тряпицу, отправились на дневной обход.

Надо заметить, что эта железная палка длинною в метр была универсальным инструментом. С нею можно было ходить не только в гости без приглашения, но и в свободное от основной работы время вправлять мозги тем, кто в этом остро нуждался. То, что Кот был любителем побуянить, для меня не было новостью. Но скандалы начинают утомлять, когда происходят ежедневно без видимых на то причин.

Вернувшись как-то с работы во второй половине дня, нас ждал небольшой сюрприз, не скажу что эксклюзивный. Дядя Коля валяется в огороде в дупель пьяный. Фингал на морде такой, что оба глаза заплыли выпуклой синевой. Двери, которые защищали исключительно от сквозняков, были раскрыты нараспашку: заходи-бери. В нашей комнате чёрт ногу сломит. Всё перевёрнуто вверх тормашками. Кое-каким вещам приделали ноги. Из этого следовало, что пока мы разгружали вагоны с минтаем, нас самих обокрали. Пришлось хозяина частного домовладения привести в чувства. Пытали с учётом его возраста, но варварским способом. Сами пили, а ему не наливали. Ясное дело, что такого глумления над собственной личностью, он долго терпеть не мог и вскоре признался:
- Сын приходил.

Рюмку налили ему за то, что детально рассказал нам, где можно отыскать этого чудо ребёнка, которому было уже далеко за тридцать. Ещё одну за то, что пострадал, обороняя наши пожитки.

**********
Я злодея узнал не по фотороботу, который скрупулёзно составил его батя, а по своим штанам, которые были на нём. Стоит урод у продовольственного магазина, собутыльников высматривает. Мы подошли сзади, взяли его под локотки и отвели на детскую площадку. Идти с нами в гаражный кооператив находящийся неподалёку он категорически отказался. Надо заметить, оперативности этого прохвоста можно было только позавидовать. Фотокамеру "Зенит" он уже успел продать, а деньги, вырученные за неё пропить. Разумеется, настаивать на возмещении ущерба, было бы пустой тратой времени и нервов. Пришлось ограничиться устным внушением, после чего вытряхнули его из моих штанов в песочницу и отправились по своим делам.

Ну, в общем, как-то так мы и жили. Чимкентское пиво в жару пили, Чуйской шалой от души накуривались. А с водкой вообще никогда никаких проблем не было.

- Статья 33 -
В центральную часть России мы вернулись по сентябрю. За время, проведённое в дороге, надоели друг другу до крайности. Уровень понимания между нами был высок настолько, что Кот ещё не успел толком обдумать какую-нибудь ерунду, а я уже точно знаю, о чём пойдёт разговор в дальнейшем. В моей голове ещё только зарождается какая-нибудь идея, а он её уже озвучивает. А жить хотя бы без малой интрижки крайне скучно. Вероятно по этому, мы общались крайне редко, но всё время были на связи и всегда могли пересечься, имея в том обоюдный интерес.

**********
Все кардинальные перемены в моей жизни, были результатом знакомства с теми или иными людьми. Так, на одной из вечеринок я познакомился с прапорщиком Вооружённых Сил, проходившим воинскую службу в Подмосковье. Отслужив положенные два года, он остался на сверхсрочную, а потом удачно подженился... Угостил его "пяткой" Чуйской зелёнки привезённой мною из поездки по братскому Востоку:
- Особо не увлекайся, к паркету прибьёт. - Посоветовал я.
На что он, мне смеясь, ответил:
- Не переживай, я афганский план курил.

Курил, значит курил. А я как говорится, чем смог, тем и помог. Но в следующий раз я увидел военного после того, как он выписался из госпиталя, в который попал с явными признаками психического недомогания:
- Два напаса сделал, полдня на плацу голубями командовал. - Откровенно признался он.

Но ко мне на этот счёт у Прапорщика никаких вопросов не было. Я его всё-таки предупреждал о чудодейственной силе дикой конопли... Весь наш дальнейший разговор, происходящий за бутылкой водки, сводился к тому, что если у меня есть яма, где можно взять такую траву, то у него есть хорошие возможности для того, чтобы её раскидать по весьма и весьма привлекательной цене и в достаточно большом объёме. А плановая яма в Азии у меня действительно была. Правда, зачерпнуть из неё мог исключительно чужими руками. Прямого выхода на барыгу я не имел, что автоматически увеличивало стоимость конопляного продукта и возможно, ухудшало его убойные свойства. Но если хорошо подумать и никуда не спешить, можно что-нибудь придумать.

Вероятно, я действительно был хорошим логистом, не привязанным к одному месту проживания. И на этом фундаменте, мне пришлось основательно провентилировать эту тему, которая сулила большую прибыль. Во всяком случае, перспектива открывалась значительная, и я в скором времени выехал в Бишкек, не ограничивая себя во времени.
**********
Конопляная яма есть, да не просто в неё влезть. Я мог сойти с поезда в Джамбуле или в Мерке, чтобы коротким путём отправиться в интересующий меня кишлак, находящийся на краю Чуйской долины. Знакомый парнишка, сам не ездил на планы, и о причинах такой пассивности, я мог только догадываться. Но он мог пойти и прикупить травы у тех парней, которые этим ремеслом промышляли на постоянной основе и имели с этого пропитание. Правда, я не был уверен в том, что шала не станет мне в два раза дороже, и он не насыплет в неё той беспонтовой конопли, которая растёт в овраге за огородом. Ну, работа у него такая, крутиться на чужой шее. Так, что я решил никуда не торопиться и навестить подружек в Бишкеке, имея кое-какие мысли на этот счёт. А парнишку с его посредническими возможностями рассматривал как запасной вариант. И воспользоваться его талантами намеривался только в том случае, если ничего дельного не выкружу сам.

**********
Для девчонок мой приезд был полной неожиданностью. Сюрпризом, в карманах которого были не только деньги. Но радовались они больше тому, что я приехал один. Рыженькая девочка Наташа, удачно контрастировала с луноликой Гульнарой. Для меня эта комбинация была хорошим фоном, на котором время протекало в любви и гармонии. Пришлось, но не без удовольствия, несколько дней прокутить в столице Киргизии.

В Бишкеке Гуля жила у родной тёти в силу того, что училась в институте. А родом была из тех мест, которые меня интересовали более всего по известной причине. Так, что на выходные, мы всей компанией отправились на её малую Родину жарить мясо. Правда, остановились не у её родителей, а у друзей, таких же рыжих, как и Наташка. Вот таким незамысловатым образом, я подобрался к Чуйским пескам километров на тридцать-пятьдесят ближе, чем планировал, находясь в Москве. Мало того, мне серьёзно фартонуло в этом смысле. Я приземлился именно там, где московским гостям, приезжающим за шалой, были не на шутку рады.

Вечером, хорошо откушав водочки, я погрузился в люльку мотоцикла и поехал с Вадимом на криминальные "склады". Поначалу мне показалось, что оказался на кубанском элеваторе в разгар уборочной страды. Холмы Чуйской конопли просеянной через сито заполняли ветхий не жилой дом. Сразу было видно, что парнишка относится к этой работе серьёзно и значительную часть сезона проживает вдали от дома, собирая коноплю в жарких песках. Выбор у меня был просто огромен. Здесь шала и с ближних планов, и с дальних. Хочешь, пробуй рыжую. Хочешь, забивай косяк зелёнки... И так, сорок тестовых стаканов, каждый из которых был с крутой горкой, перекочевали в мой спортивный батон. Полдела, что называется, было сделано. Оставалось с этим лёгким наркотиком добраться до Бишкека, а потом поездом затянуть дурман-траву в Москву.

Исключительно в силу того, что две разномастные студентки будут меньше привлекать к себе внимание правоохранительных органов, девчонки выехали из деревни с сумкой первыми. А я проследовал в Бишкек с этой же остановки на следующем междугороднем автобусе, который стартовал из Джамбула. Встретились у Наташки дома, в районе Большого Чуйского канала. Так как, трудовой стаж за эту работу мне не начислялся, да и на аккордную работу я не подписывался, то и спешить было некуда. Но и прожигать время попусту, пусть даже в обществе двух милых подруг, не было смысла. И мы через пару дней отправились на железнодорожный вокзал. Девчонки с сумкой зашли в вагон. Оставили её в купе плацкарты и испарились, не попрощавшись со мной. Так было задумано и оговорено. Для конспирации так сказать.

- Статья 34 -
У меня было два варианта на обратном пути: либо в поезде пить, либо не пить. Осуществится второму варианту, помешала москвичка, ехавшая домой с Иссык-Куля. Туристка, отдохнувшая на берегах горного озера, сразу обозначила своё не ровное отношение ко мне:
- Я, Ася. Очень рада нашему знакомству.

Она даже на секунду не могла себе представить, до какой степени радовался я. Ведь именно под её круглой попой стояла моя спортивная сумка набитая термоядерной коноплёй. Рядом с ней девушка поставила свою сумку, основательно затаренную марочным коньяком группы ВК.
- В Москве такого нет. - Кокетливо заметила она.

Нет такого коньяка в Москве, и не будет. Гарантия. Мы его выдули весь, не доехав до Оренбурга. Пришлось, отправится к проводнику за водкой. Киргиз занырнул в мешок с постельным бельём и выудил из него литр:
- Можно к вам присоединиться? - Помявшись на пустом месте, поинтересовался он.
На этот, казалось бы, лоховской вопрос, я ответил классикой:
- Нужно. Но только со своим бухлом.

С этого момента уже я распоряжался содержимым мешков в силу того, что проводник был не в состоянии этим заниматься и выполнять свои прямые обязанности. А водки нам требовалось всё больше и больше. Ведь мы уже давно пересекли Казахстанско-Российскую границу и ехали, можно сказать, по своей территории.

По прибытию на Казанский вокзал, Ася пригласила меня в гости в подмосковный Подольск, чтобы продолжить живое общение, но уже в уютной домашней обстановке. Я же, пусть это не покажется странным, отклонил это предложение, взяв у неё домашний адрес... Выполнив большой объём работы, мне нужно было довести начатое дело до логического завершения. Конвертировать Чуйский сорняк в Советскую макулатуру.

**********
Прапорщик появился буквально через пару часов после моего звонка. Я передал ему двадцать стаканов Чуйской конопли, и он, изменившись лицом в положительную сторону удалился... Появится он с деньгами, или не появится, я, честно говоря, на этот счёт особо не парился. Трудно заморочиться на потери шмали, когда тебя уроды с перекрученными мозгами на целую жизнь нагрели...

Но служивый появился через несколько дней, как ни в чём небывало, улыбается. Ставит на стол флакон водки и красивый полиэтиленовый пакет, в котором были деньги:
- Ещё надо. Организуешь?

Долго не размышляя на эту тему, я отдал ему остальную траву... Казалось бы, момент моего личного просперити чётко обозначил себя. На самом же деле, этот момент не нёс ничего кроме пьяных фестивалей и всего того, что с ними было связано.

Получив деньги за вторую половину шмали, я отправился на Казанский вокзал, купил билет на пассажирский поезд и укатил в Бишкек. Я бы мог не ехать. Но Прапорщик категорически заявил:
- Народ нуждается.

Исполнив с девчонками точно такой же трюк с коноплёй ещё раз, я приехал в Москву и отгрузил её военному. Но на этом он не успокоился:
- Ещё надо. Знакомые парни из Питера просят...

- Статья 35 -
Возить в Москву шалу стаканами, дело конечно хорошее с материальной точки зрения. Но уж коли в любом случае подвергаешься риску сам, и втягиваешь в эту криминальную историю подруг, то почему бы не попробовать провернуть такой фокус с вёдрами. Главное, сумочку подходящую найти и привлечь к этому мероприятию одну из своих новых подружек. Предпочтение я отдал недавнему знакомству в поезде.

Профиль Аси из Подольска: незамужняя девица двадцати двух годов отроду. Имеет спортивную тренированную конституцию, которую слепила сама, взяв за основу удачную природу. В последнее время плотно подсела на имбилдинг. Но в постоянном инструкторе, пусть даже с приличным тренажёром категорически не нуждается. От стабильности у неё появляются какие-то проблемы на лице. В виде временных косметических дефектов... Производственная характеристика: хорошее удобное сиденье, притягивающее к себе приключения. Но швейно-вязальный инструментарий у подольчанки функционирует крайне отвратительно. Как и у одноимённой швейной машинки. У которой то нитка рвётся, то какая-то шпулька заедает... Чувственно возделывать свой участок отношений не может так, как умственный интеллект сильно выпячивается вперёд. Но именно он даёт ей шарма, если она красиво стоит в диване...

Это, пожалуй, всё, что я могу сообщить о ней подписчикам и гостям Ютуб канала "KGB RF"... И тем ни менее я решил её навестить. Пообщаться. Получить кое-какие консультации и возможно подключить девушку к поездки... Трудно сказать, что сулила такая комбинация, но я точно знал одно: Наташка и Гуля примелькались на железнодорожном вокзале Бишкека. А выезжать с маленькой станции Мерке, с которой в лучшем случае отъезжает два пассажира и три сотрудника милиции их провожают, было, по меньшей мере, безрассудно.

**********
Парадоксально, но чем больше я узнавал Аську, тем больше она мне нравилась своей непосредственностью. Совершенно адекватная девушка не лишённая чувства юмора. Я и не заметил, как провисел у неё неделю. Не то чтобы строго у неё, но тем не менее.
- Португальская болельщица тебе понравилась?

Откуда мне было знать про болельщицу, тем более португальскую, если ночевал в Подольском ОВД, где милиционеры делали из меня "ласточку", "слоника", и честно говоря, мне было не до новинок Кама Сутры... Вероятно, опять с кем-то попутала проповедующая промискуитизм заноза. Но виду я не показал. Пусть думает, что и на этот раз меня обдурила. Ведь я, мягко говоря, тоже не Ангел, спустившийся с небес.

Долго уговаривать девчонку на деловую поездку в Киргизию не пришлось. И мы, широко отметив заключение контракта, отправились на Казанский вокзал. Но прежде зашли в большой фирменный спортивный бутик и приобрели самый что ни на есть вместительный и красивый рюкзак. На его эстетической важности и функциональности настояла Ася:
- А вот в этот кармашек я косметичку положу.

У меня порой складывалось такое впечатление, что она не до конца понимает, куда и зачем мы едем. Впрочем, та сторона света не была для неё чужой и она прекрасно понимала, что представляют из себя лёгкие наркотики:
- Успокойся. В этом кармашке килограмма полтора шмали лежать будет.

Откровенно говоря, мне не очень нравится кататься в "пожарном составе". Я хотел проведать девочек живущих за БЧКа в районе кожевенного завода. Пару-тройку дней по-фестивалить по увеселительным заведениям города. В сельской местности покушать мяса, расположившись под одиноко стоящим карагачём у арыка... Но по Москве времени потеряли столько, что мне пришлось шевелиться, навёрстывая упущенное. Даже билеты приобрели в два конца, даруя Прапорщику возможность встретить нас на Казанском вокзале.
- Я вас удивлю. - Радостно верещал он, имея в голове какой-то ништяк.

Всю дорогу я ломал голову. Чем может удивить встречающий на вокзале военный: фикусом в сапоге или духовым оркестром?

**********
Я попрощался с кандидатом в мастера спорта по имбилдингу в Мерке. Взял частного извозчика и поехал тариться к Вадиму. Пили, что называется от души, не стеснялись. План отмеряли не стаканами в целлофановые пакеты как прежде. А вёдрами в полиэтиленовые мешки из-под минеральных удобрений. Зафаршировали рюкзак так, что в накладной кармашек не то, чтобы Аськину косметичку, читок водки не запихнёшь.

Девчонка тем временем добралась до Бишкека. Переночевала в хорошей гостинице на колёсах. А утром приехала в Чалдовар на границу с Казахстаном. Где мы, собственно говоря, и пересеклись. Так, как спортивный мешок в салон легковой машины не помещался, пришлось найти такси с багажником на крыше. О том, что Аська поедет на вокзал одна, не могло идти и речи. Рюкзачок просто неподъёмный. Тащить его даже вдвоём было крайне неудобно. Зато на нём можно было выспаться, ведь он был полтора метра в длину и шириною с парковый диван.

Километров сто проехали без особых происшествий. Правда, под Беловодском остановили вездесущие ГАИшники. Проверили документы и проводили с миром, слупив с нас червонец за неправильно закреплённый багаж... На моей голове после этой остановки, появились первые седые волосы. Пришлось ещё накатить соточку, чтобы нервы успокоились. Таким образом, уважительная причина была найдена и я накирялся до такого состояния, что за полчаса до отправления поезда завалился на рюкзак, стоящий на перроне и уснул. А когда московский состав поставили на первый путь, два сотрудника милиции, дежурившие на железнодорожном вокзале, отнесли меня в вагон и уложили на нижнюю полку. Аналогичный трюк стражи порядка проделали и с рюкзаком. Аська выступила в роли руководителя погрузочного процесса, о котором потом рассказала мне. Я, в силу понятных причин, этого ничего не видел. Но ясно понимал одно: "Опять прогулялся вдоль тюремного забора". Хотя, чего греха таить, я только этим и занимался.

P/S. Пожалуйста, делитесь историей моей жизни. Эта информация цены не имеет, она бесценна, хотя и валяется повсюду. Делитесь со своими родными и близкими. Друзьями и товарищами. С коллегами по работе и попутчиками на отдыхе. Делитесь с теми, кто находится от Вас на расстоянии вытянутой руки или до кого можно дотянуться посредствам социальный сетей. Делитесь. Традиционные семейные ценности не должна обрамлять параша. Традиционные семейные ценности не должны иметь фуфлового амбре. С уважением к Вам - Николай Малышев, погремуха - Малыш - мужик со сломанной судьбой!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 63
© 05.10.2019 Николай Малышев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2643943

Метки: эротика, эротический рассказ, изгой, ценности, традиционные ценности, традиционные семейные ценности, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика












1