Прокурор


Прокурор


Неожиданно в теремочек постучали. Послышался вкрадчивый голос Николая Бильярдного:
– Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас.
– Аминь, – сказал отец Иоанн и подмигнул мне. Когда Николай Бильярдный с капельками измороси на сером ватнике вошёл, он с улыбочкой спросил его: – Чаво, не спится?
– Не спится, отче, бессонница замучила.
– А что ходишь, слоняешься по монастырю, братьев искушаешь?
– Господи, помилуй, братьев я не искушаю. Стараюсь тихонечко ходить, чтобы не слышали, как я хожу.
– Ну, коли не спится, давай рассказывай.
– А что рассказывать?
– Ну-у, как докатился до такой жизни.
– До какой жизни? Что-то я Вас не понимаю, отче.
– Николай, – вставил я, – интересно мне, поймали этих бандитов али нет.
– Каких бандитов? – монах вопросительно посмотрел в мою сторону.
– Енто я рассказывал Андрею, как убили моих бабушку и дедушку, а меня заподозрили, посадили в следственный изолятор, – поспешил ответить отцу Иоанну трудник и продолжил свою печальную историю: – И вот, когда я вышел из следственного изолятора и появился дома, жена моя испугалась, увидев меня. Я подошёл к трельяжу, посмотрел на себя в зеркало и сам ужаснулся: я весь поседел от этих идиотских допросов. Но меня снова вызвали в прокуратуру.
Я говорю прокурору:
– Если бы вдруг убили твоё дитя, а ты бы взял невиновного человека и засадил его, что бы тебе это дало? Ты объясни мне. Преступники также будут на воле и также будут убивать людей?
Но прокурор отнёсся к моим словам равнодушно:
– Молодой ещё меня учить.
И дело моё не закрыл.
Но случилось так, что на соседней улице произошло подобное убийство. Убили также пожилых мужа и жену, и почерк оказался один и тот же. Прокурор понял, что здесь орудует банда убийц, и стал ворошить преступный мир; получилось так, что он вышел на их след. Преступники, почувствовав, что за ними идёт слежка, начали шантажировать прокурора:
– Если ты не посадишь Николая Петушкова, мы убьём твоего сына.
Прокурор на шантаж не поддался. Он приставил к своему сыну двух тайных телохранителей. Однажды вечером преступник выстрелил в сына из снайперской винтовки, когда тот переходил через площадь. Сквозная пуля пробила ему плечо. Два телохранителя, следившие за сыном прокурора, догнали преступника и скрутили ему руки. Открыли новое уголовное дело. С того человека, который стрелял в сына, стали выбивать показания. Сначала он не признавался, а потом заговорил. Винтовка, из которой он стрелял, оказалась у того убитого деда из соседней улицы. В Великую Отечественную он воевал снайпером, и после войны у него осталась именная снайперская винтовка с выгравированным именем. А бандиты эту винтовку у него забрали. Сначала тот, кто стрелял в сына, признался в том, что совершил убийство моих бабушки и дедушки, рассказал, кто с ним был, кого они убили. У моих они искали деньги, перевернули весь дом и ничего не нашли. Потом они узнали, что на соседней улице ещё живут денежные люди, залезли к ним и тоже их убили, взяли там какую-то сумму. После этих показаний преступника, меня вызвал к себе главный прокурор города и попросил у меня прощения. Дальше я не мог жить в своём городе, взял семью и уехал в Тольятти.
При жизни бабушки и дедушки я многого не понимал и жил у них, как у Христа за пазухой. Утром, просыпаясь в постели, я чувствовал радость и любовь, исходящую от них. До сих пор не могу забыть бабушкиных рук, дедушкиных глаз, их тёплое отношение ко мне. Всё это стоит перед моими глазами, всё это живёт в моём сердце. Если бы люди жили так благочестиво, по вере во Христа, соблюдали бы заповеди Божии, то жизнь у нас была бы прекрасна, по всей земле, по всей России.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 02.10.2019 Александр Данилов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2642344

Рубрика произведения: Проза -> Повесть













1