Сделка с дьяволицей ( из цикла Пираты поневоле )


Сделка с дьяволицей ( из цикла Пираты поневоле )
Гулкие шлепки магнитных ботинок разносились по узкому тесному коридору. Звук их разбудил часового в серой силовой броне, задремавшего было под тусклое освещение аварийных ламп. Часовой тряхнул головой, пытаясь избавиться от сновливости, и застыл в позе готовности, положив руку в силовой перчатке на рукоять лучемета армейского образца. Но, разглядев кто приближается к охраняемой им двери, часовой расслабился и прислонился спиной к стене.
По коридору шли три человека. Впереди группы шествовал, показывая дорогу, мускулистый чернокожий исполин с серебряными от седины кудрями и устрашающего вида механическими руками - имплантами. Следом за ним, переваливаясь как беременный пингвин, ковыляла весьма крупная женщина в розовом скафандре. С её внушительными габаритами, она с трудом протискивалась между узких стен коридора, постоянно задевая своими круглыми боками все на своем пути. Замыкал процессию неулыбчивый боец в такой же силовой броне, как и на часовом. Боец держал наперевес лучевое ружье, перманентно направленное прямо в копчик крупногабаритной даме.
-Первый помощник Джексон, сэр? Разрешите приступить к досмотру?
Часовой критически осмотрел габаритную даму с ног до головы.
-Расслабься, Смит. Её уже дочиста обобрали на входе в шлюз.
Чернокожий здоровяк дружелюбно улыбнулся сквозь седеющие усы.
-Но мы не можем быть уверены? Может она что-то прячет в своих жировых складках…
Трое мужчин дружно расхохотались. Дама одарила часового испепеляющим, полным ненависти, взглядом.
Смит утопил кнопку в коммуникаторе на стене.
-Босс, прибыла мадам Ноэль. Впустить? Только Джексон? Как прикажете.
Найджел Синглтон оторвал взгляд от экрана терминала и кивком предложил вновь вошедшим присесть на пару жестких стульев по ту сторону от раритетного канцелярского стола.
-Итак, Гертруда, чем обязан?
-Это приватный разговор.
Труди бросила красноречивый взгляд на соседний стул, на котором восседал железнорукий гигант.
-Я доверяю Джексону как самому себе. Он мой первый помощник. Можешь говорить в его присутствии свободно. От него у меня нет секретов.
Гертруда фон Котикофф пожала пухлыми плечами, и продолжила
-До меня дошли слухи, что у тебя и твоих головорезов последнее время не идет бизнес.
-Последнее время у всех не идет бизнес
Сухо парировал Синглтон
-Грузоперевозки сократились. Раньше торговцы охотно платили нам за защиту от таких, как ты. А сейчас торгашей потрошат там, где у меня нет власти. Таможенные патрули по ту сторону рубежа лютуют. Такое ощущение, что федералы и космофлот что-то затевают.
Труди ухмыльнулась кривой усмешкой.
-Старый лис. А чутьё как у молодого. Именно поэтому я здесь. Ты же знаешь, что многие из наших «сестер» занимают высокие посты в космофлоте?
-Я знаю, что многие их твоих «сестер» купили себе офицерские должности за взятки. И что с того?
Гертруда поморщилась, но пропустила колкость мимо ушей.
-А то, что я располагаю важной информацией «из первых рук». Что знает одна «сестра», то знают все. Сестра за сестру. Ради наших общих интересов мы помогаем друг другу независимо от того, по какую сторону баррикад находимся. У нас своя борьба.
Ноздри Труди раздулись, круглое лицо покраснело, она приосанилась и приобрела горделивый вид.
-Ближе к делу, Штрудель. Или ты прилетела сюда, на Палладу, рассказать мне о своей борьбе?
Найджел Синглтон нетерпеливо забарабанил кончиками пальцев по полированной поверхности стола.
-Я прилетела сюда, чтобы предложить тебе сотрудничество. Одна подающая большие надежды офицерка космофлота давно планирует некую весьма смелую военную операцию в районе внешних спутников.
Синглтон брезгливо поморщился.
-Предположим. А я тут при чем?
-А при том, что для военной операции нужно военное оборудование, которое невозможно провезти через рубеж обычным способом, и не разлететься при этом на атомы. Напомни мне, твоё корыто всё еще на ходу с тех пор, как вы шлепнулись на Палладу?
Взгляд Найджела Синглтона помрачнел. Голос стал сухим и резким.
-Полегче на счет корыта. Не у всех были богатые родители, на деньги которых можно было бы построить себе фрегат с эксклюзивным дизайном.
Лицо Труди стало пунцовым. Тем временем Синглтон продолжал.
-Двигатели «Фламберга» давно не функционируют. А даже если бы и были исправны, наш крейсер ничем не отличается от прочих. Разве что устарел лет на тридцать…
-Двадцать восемь, капитан, двадцать восемь. Мы считали. За это время Паллада 12 раз пересекала линию рубежа. 6 раз туда и 6 обратно. И скоро пересечет её еще раз. Смекаешь?
Труди Штрудель хитро прищурилась и испытующе посмотрела на капитана Синглтона.
-Вы хотите посадить на поверхность несколько военных кораблей, выключить двигатели и ждать, пока астероид вместе с ними пройдет через линию обороны пришельцев? Паллада не резиновая, знаешь ли. Да и пересечение линии займет не один месяц.
-Речь идет только о перевозке оборудования. Вы «приютите» у себя некий объемный груз на несколько месяцев. Затем, когда Паллада вернется в район внешних спутников, к ней подойдут разоруженные корабли, заберут груз и проведут монтаж вооружения прямо в космосе.
Синглтон критически покачал седой головой.
-Зачем это тебе? Твоей жирной и независимой «сестре» понятно зачем-провернуть дельце и повесить очередную медальку на мундир. А лично тебе с этого какая польза? Только не надо гнать пургу про вашу общую борьбу. Я тебя знаю как облупленную, Труди Штрудель. Фанатики, презирающие личные выгоды, не становятся пиратами.
Гертруда закусила пухлую губу, маленькие поросячьи глазки заблестели от слез.
-Я просто хочу вернуться домой. Федеральные власти дадут амнистию всем, кто окажет содействие в операции.
Найджел Синглтон хрипло расхохотался.
-Маленькая девочка наигралась в пиратов и хочет вернуться назад под мамино крылышко, к своей роскошной жизни?
В каюте воцарилась гробовая тишина.
-Ну хорошо, твою мотивацию я понял. А зачем это мне? Какая выгода от этой операции мне и моим людям?
Синглтон откинулся на спинку кресла и посмотрел на притихшую пиратку сверху вниз.
-Вы все тоже получите амнистию. И ваше логово получит легальный статус. Вы сможете вести бизнес открыто. Или вернуться домой, если захотите.
Капитан разразился хриплым каркающим смехом, похожим на кашель.
-Вернуться куда? На службу в космофлот? Те из моих людей, кто был со мной с самого начала, уже слишком стары для того, чтобы опять вытягиваться по струнке. А остальные родом с внешних спутников. Они могут вернуться к себе домой и без высочайшего соизволения ваших федеральных властей.
-Легальный бизнес? Наш бизнес это контрабанда инопланетных артефактов и защита торгашей от, таких же как ты, пиратов. Если твоя офицерка внезапно добьется успеха со своим рейдом и пришельцы уберутся из солнечной системы, то артефактов больше не будет. А с пиратами разберутся силы космофлота, которые больше не будут ограничены карантинной зоной. Так что мы больше заинтересованы в сохранении статуса кво.
Гертруда сидела красная, как рак, и молчала, раздавленная весомостью аргументов. Выдержав драматическую паузу, капитан продолжил.
-Впрочем, кто сказал, что твоя «сестра» добьется успеха? Пришельцы те еще крепкие орешки. Которые ей вряд ли по зубам. Так что меня интересуют гарантии на случай провала операции. Что мы получим за содействие кроме амнистии?
-Я понятия не…
-Ты не знаешь. Ты не офицер космофлота и не представительница власти. У тебя нет полномочий решать такие вопросы. Поэтому, будь хорошей девочкой, и сведи меня с этой твоей офицеркой напрямую. Нам нужно многое обсудить…
Томаш проснулся от собственного кашля. Перед его глазами маячили сферические капельки собственной крови из пробитого сломанным ребром легкого.
-Хорошо, что я еще не закрыл шлем скафандра.
Вслух подумал Томаш. Хотя по все усиливающейся головной боли, пора было переходить на кислородный баллон. Первый баллон он выбросил в шлюз еще до того, как потерял сознание. Теперь нужно было подплыть к соседнему креслу и отстегнуть баллон от скафандра Анески. Ей кислород больше не понадобится.
То, что его жена мертва, Томаш Новак понял еще три дня назад, когда после очередного резкого ускорения её страдальческий оскал на усталом бледном лице сменился жуткой маской смерти. Впрочем и сейчас, спустя три дня, она лежала в кресле навигатора с отвисшей челюстью, закатившимся за веко левым глазом и немигающим взглядом правого, зрачок которого расплылся во всю радужку и пугал Томаша своей бездонной чернотой. Для Анески всё было кончено. Но не для него. По всем законам логики, Томашу следовало избавиться от лишнего груза и сэкономить топливо. От лишних 80 килограммов. 40 килограммов скафандра и 40 килограммов Анески. Однако, слабость после травмы и желание похоронить по человечески покойную жену удержали его тогда. Была шальная мысль извлечь тело из скафандра и выбросить хотя бы скафандр, но открывать его сейчас Томаш Новак уже не решался. Запах покойницы трехдневной свежести мог вызвать у него приступ тошноты. А блевать с пробитым кровящим легким, да еще и в невесомости, Томашу совсем не хотелось. Ему нужны были все его оставшиеся силы, чтобы добраться до баллона, который подарит ему еще 6 часов жизни и шанс на выживание.
-Состояние пациента удовлетворительное. Кровопотеря, с учетом травмы, минимальна. Жить будет. Где вы его подобрали?
Доктор Фельдман испытующе посмотрел на сидящего напротив железнорукого Джексона, который задумчиво пожевывал зубочистку.
-Между Палладой и Вестой. Его челнок летел по инерции с включенным аварийным маячком. Топлива в баках по нулям. В кабине кроме него был труп какой то девки. Из ценного на борту только небольшой сейф с кодовым замком. Сейчас Клиффи как раз над ним шаманит. Но я сомневаюсь, что там есть чем поживиться. Впрочем, почему бы не облегчить Клиффи задачу? Я могу поговорить с твоим больным?
Фельдман осуждающе покачал головой.
-В кого мы превратились, Джексон? Сначала из солдат стали джентльменами удачи, а теперь и вовсе скатываемся до падальщиков. У него пробито легкое. Я его слегка заштопал, но говорить ему пока лучше поменьше. Максимум 10 минут.
Джексон сплюнул зубочистку на салфетку и направился в бокс.
-Я думаю, что управлюсь за пять.
Железнорукий гигант зашел в бокс и присел на колченогий табурет рядом с постелью больного. Больной выглядел мягко говоря измученным. Черные длинные до плеч волосы свалялись и напоминали паклю. Под глазами залегли глубокие тени. Половину лица покрывала густая недельная щетина с небольшой местами проседью.
-Томаш? Томаш Новак? Вы меня слышите?
Веки страдальца дрогнули и раскрылись. Больной уставился на Джексона бессмысленным расфокусированным взглядом, свидетельствующем о том, что Новак еще не до конца отошел от наркоза.
-Где я? Кто вы?
Сиплый голос был настолько тихим, что Джексону пришлось склониться над головой Томаша почти вплотную к подушке.
- Ты находишься в медицинском блоке станции на Палладе. Можешь звать меня Джексон. Я здесь что-то вроде вице-губернатора.
Чернокожий здоровяк весело расхохотался собственной остроте.
-С тебя, кстати, причитается за спасение. Чем будешь расплачиваться?
Новак сглотнул ком в горле и просипел в ответ.
-Что с моим челноком?
-Накрылся твой челнок. Впрочем, вместе с тобой, мы спасли с него сейф. Кстати, не поможешь нам его открыть?
Джексон вновь одарил Томаша широкой белозубой улыбкой.
-Не открывайте. Там радиация. Если пойдет цепная реакция, тут зажжется второе солнце.
Новак надсадно закашлялся. Улыбка сползла с лица Джексона, уступив место выражению ужаса. Быстро набрав код на коммуникаторе в кисти левого протеза он немедленно заорал в микрофон.
-Клиффи. Клиффи остановись. Нельзя вскрывать сейф. Он взрывоопасен. Отбой операции.
Из коммуникатора отозвался старческий ворчливый голос главного инженера Клиффорда Брауна.
-То открывай, то не открывай. Ты бы уже определился. Как будто у меня и без твоего сейфа дел не было. Принято. Отбой.
Здоровяк отер холодный пот со лба и продолжил расспросы уже более осторожно.
-Я тут малость перегнул палку. Ты уж извини. Расскажи в двух словах, каким ветром тебя к нам занесло.
Новак поднял глаза на железнорукого гиганта.
-Скажите сначала, что с телом моей жены. Я хотел похоронить её по человечески.
На лицо Джексона вернулась жизнерадостная улыбка.
-Кремация сойдет за достойные похороны? Когда мы сняли тебя с челнока, он дрейфовал в открытый космос в сторону созвездия Геркулеса. Наши ребята подумали, а чего добру то пропадать? И устроили небольшой фейерверк. Нет, ну а что? Либо так, либо тело за борт. Не везти же было труп твоей жены на ближайшую обитаемую планету, чтобы превратить его в компост для местных лопухов?
Томаш, свесив голову, с минуту, смотрел на окровавленные бинты, которыми была перемотана его грудная клетка. Затем тяжело вздохнув, начал говорить:
-Мы с Анеской были ксенозоологами на Ганимеде. Мы занимались изучением внеземных форм жизни. Много общались с пришельцами, часто летали к Титану и на «Свободную гавань». Иногда помогали с доставкой артефактов. И надо сказать, недурно на этом зарабатывали. Но года три назад в районе внешних спутников начали твориться странные дела. Начали пропадать люди, которые активно работали с пришельцами. Да и сами пришельцы, которые рискнули в свое время обосноваться среди людей, один за другим начали исчезать. Сначала бесследно. Затем начали находить тела. Знаете, многие пришельцы физически сильны и куда как более жизнеспособны, нежели люди. Я, как ксенозоолог, и представить себе не мог, что найдется кто-то, кто будет рвать их тела, как тонкий картон. Мне удалось мельком взглянуть на пару из них перед отправкой на Япет. Некоторые раны были явно оставлены человеческой рукой. Пятерня с отставленным большим пальцем весьма характерна для представителей «человека разумного». А неделю назад я столкнулся с одним из этих людей лицом к лицу. Мы с женой как раз пытались доставить артефакт от одного негуманоидного клиента, другому, который на тот момент был жив-здоров и был готов заплатить. Дельце было рискованное, поскольку заказчик, передав нам артефакт, пропал в неизвестном направлении. Кроме того, артефакт имел весьма специфические свойства. Из предосторожности мы оделись в силовую броню. Хваленая силовая броня. Может быть она и защищает от огнестрела и выстрелов из лучевых пистолетов. Но под кулаками этого человека, наша броня треснула как яичная скорлупа. Мне еще повезло, удар достался вскользь. Анеску он приложил в полную силу да так, что она сразу потеряла сознание. Мне удалось уйти с ней на руках и артефактом только потому, что мы не были ему нужны. Этот человек охотился за пришельцем. Нас он просто смел с дороги, как ненужную ветошь. Тем не менее, я не хотел рисковать. Мы бежали с Ганимеда так быстро, как это представилось возможным. Остальное вы знаете. Моя жена скончалась от ран и перегрузок в пути. А челнок чуть не унесло в открытый космос.
Джексон глубоко задумался, переваривая услышанное. Тем временем Томаш с минуту поковырялся своими худыми но крепкими пальцами в зубах и с хрустом вынул из своей нижней челюсти небольшой стоматологический мост. Постучав по коронке искусственного зуба, Новак вытряхнул себе на ладонь небольшой информационный кристалл и протянул его чернокожему гиганту.
-Вот. Это запись с камеры моей силовой брони. Доказательство моих слов.
Джексон молча взял кристалл и вставил его в гнездо своего коммуникатора. Просмотрев пару минут записи на ускоренной перемотке он слегка отмотал назад и поставил на паузу. Его седые кудри готовы были встать дыбом от увиденного. Но вовсе не от сцены расчленения пришельца. С экрана коммуникатора на Джексона смотрело лицо давным-давно мертвого человека.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 02.10.2019 Александр Барышников ака Вантала
Свидетельство о публикации: izba-2019-2642102

Метки: вантала, Ден, Счастливчик, фантастика, фантастические рассказы, Александр Барышников, Ден Счастливчик, Пираты поневоле, Найджел Синглтон,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика













1