Книга Сираха Глава 38 Красоту познать без женщин


От всего Господь врачует,
Коль Его не омрачать.
Потому, должно быть, люди,
По лечебницам кочуя,
Любят бегать по врачам.

Врачевание – дар Божий,
Не болеет лишь Кощей.
И представить невозможно,
Как с людской планидой сложной
Обходиться без врачей.

Почитай врача по чести
И по надобности в нём.
Бог врача с Твореньем вместе
Создал, а царя наместник
В институте дал диплом.

Стоит дорого леченье.
Если ты не гегемон,
Не на гособеспеченье,
Ты отдашь за обученье,
Даже больше чем в МГИМО.

Дипломату очень нужно
За державу отвечать.
Он, кого снесло с катушек,
Может вылечить не хуже
Участкового врача.

Или прежнего, земского,
Из таких, кто не был рвач.
Польза будет безусловной,
Где в лечение больного
Душу вкладывает врач.

Меж вельможами в почёте
Авиценной врач слывёт.
И среди простых рабочих
В каждом сердце уголочек
Эскулап себе найдёт.

Врачевства, лекарства то есть,
Из земли Господь создал.
Дабы медикоментозы
Человек в брюшную полость
Полной горстью не метал.

Корешок дальневосточный
Съешь и выпей травяной
Ты настой и будь молодчик,
Не объешься только волчьих
Ягод вместе с беленой.

Говорят, глаза разуй ты,
Рот закрой наоборот
И не ешь, кто что подсунет.
Человек благоразумный
Всё подряд не тянет в рот.

Наш Господь дал людям знанья,
Не скупясь, как высший жмот,
Даже ведая заране,
Что не всякое посланье
От Него до них дойдёт.

Вседержитель лучший лекарь,
Может слух вернуть глухим,
И напротив - человека
Даже сделает калекой
За особые грехи.

Все напасти и болезни
Для людей – особый знак.
От недомоганий если
Из орбит глаза полезли -
Что-то сделали не так.

То за прошлое расплата:
Не по тем бил пулемёт,
Не на то потратил злато -
У кого ума палата
Обязательно поймёт.

То, что всё от воли Божьей,
Знает даже атеист.
Вызывая неотложку,
За того, кому подножку
Ты подставил, помолись.

Отмолить дела плохие
Было раньше недосуг? -
Так не жди пока стихийно
За последствия лихие
Свалит с ног тебя недуг,

А случись - не будь небрежен
Ты с болезнью, трансвестит.
Не греши, смени одежду,
И Господь тебя как прежде
К натуралам возвратит.

Жертву с дымом к облакам ты
Вознеси, всем обозначь
Умирающий ты как бы.
Пусть несётся по ухабам
До тебя на бричке врач.

Где Господь даст облегченье
Всепрощением Своим
И о том споёт священник,
В деле к жизни возвращенья
Врач земской незаменим.

За исход весьма тревожный
Тоже молятся врачи.
Где помочь молитвой сложно,
Может лишь укол подкожный
Чью-то участь облегчить.

Кто с виной пред Сотворившим,
В чём неведомо душа,
Не однажды согрешившим
И грехи не искупившим
От судьбы не убежать!

Санитар вперёд ногами
Вывезет, кто занемог.
На вопрос простой: «Куда мы?»
- «Здесь не спорят с докторами!
В морг, сказал врач – значит, в морг!»

Сын мой! Соблюди приличье,
Над умершим слёзы лей.
Над несчастьем, кабы личным,
Сетуй в горестном обличье,
Не расстраивай людей.

Мёртвому, сомкнувши вежды,
Погребение устрой.
В горе безутешном, прежде
Чем облечь его в одежды,
Лучший выбери покрой.

Быть обязан плач твой горьким,
Слёзы сдерживай едва.
По достоинству, насколько
Уважаем был покойник,
Плакать нужно день иль два.

Даже мёртвому некстати
Осуждение людей.
Грусть-печаль когда накатит
По усопшему, то хватит
Для рыданий пары дней.

От печали, сын, утешься,
Впредь себя не изводи.
Да простит тебя ушедший,
Посылай ты горе к лешим
Все оставшиеся дни.

Смерть бывает от печали,
А с несчастьями печаль
Прибывает чрезвычайно,
Гложет, силы истощает,
Как побеги саранча.

Жизнь печальная для сердца
Тяжела, а нищих взять
Иль отправленных в Освенцим,
Так для них как будто с детства
Уготовлена печать

Скорби... У теплоцентрали
Не любой приют найдёт.
Успокоит всех едва ли
Над вратами Бухенвальда
Надпись: «Каждому своё!».

Не держи в себе печали,
Рано, поздно ли поймёшь:
Нет нужды себя мочалить -
То, что сделано в начале,
Не исправишь, не вернёшь.

Глубоко нырнув в худое,
В нём утонет даже мышь.
Не чурайся прошлой доли,
А не справившись с хандрою,
Ты себе лишь повредишь.

Успокойся по умершим,
На исход их душ всплакнув,
Не останься безутешным
И скачи по жизни грешной
Ты, подобно скакуну.

Как сказал иной бы грешник:
«Что случилось надо мной,
Помни и не будь беспечным.
Завтра в том же роде нечто
Приключится над тобой».

Собирая по крупицам
Мудрость книжную, не вдруг
Получают, кто стремится
На досуге подучиться,
Если есть у них досуг.

Как вдруг сделается мудрым
Кто с заботой обручён?
Тот, кто управляет плугом
И, ведя волов по кругу,
Хвалится своим бичом?

Он работой занят вечно,
И в тени на валунах
На досуге быстротечном
Речь его пойдёт, конечно,
О телицах и волах

Молодых… Бичом играя
На окраине границ,
О волах и о сарае
Будет думать, выбирая
Место для своих телиц;

Где, подобно самодержцу,
Межеванье проводить;
Думать с тяжестью на сердце:
Как ему без порученцев
Всю скотину прокормить?

Так и всякий плотник, зодчий,
Кто проводит ночь, как день,
Лишь строеньем озабочен:
Чтоб смотрел шпиль в небо точно,
Не склонившись набекрень.

Совершенство – это в омут
С головой уйти на дно.
Стиль придать жилому дому,
Оразнообразить форму -
То не каждому дано.

Так ковач у наковальни
От жары в поту весь день
(Не в тиши на сеновале
Забавляется охальник)
И ковать ему не лень.

Не от прихоти с пороком
Здесь рожденье, как везде -
Не с отхоженного срока,
А сквозь чад, огонь и грохот
Получается шедевр.

Чтобы сделать в совершенстве,
Что решил ковач сковать,
Ради высшего блаженства
Красоту познать без женщин,
Он готов ни есть, ни спать.

Лишь на окончанье дела
Кузнеца устремлено
Сердце… И пусть ноет тело,
Совершенству нет предела,
Что понять не всем дано.

Сублимирует сверх нервно,
Что прославит на года,
А не пьёт вино в таверне.
Нет примеров, чтобы евнух
Мог прекрасное создать.

Вот горшечник вертит круг свой
И ногами глину мнёт.
Что ему чужая ругань
Где поносят все друг друга -
Он сосудам жизнь дают.

Даже если чьи-то гости
Могут амфору разбить,
То ему ни до, ни после
Оказавшись на погосте,
Себя не в чем обвинить.

Что тому, кто не от скуки
Жнёт пшеницу, сеет лён,
Чья-то мудрость на досуге?
Кто надеется на руки,
В своём деле умудрён.

Без таких не населятся
Города, не будут жить
В них творцы и тунеядцы,
Кто от скуки мог бы взяться
Сказку дочери сложить.

Не зовут их на собранья,
Где молотят всякий бред
При немыслимой охране.
На судебных заседаньях
Работягам места нет.

Спорить о постановленьях
И указах - не для них.
Нет у них предубеждений
И других особых мнений,
Как у умников иных.

Нет нужды с обидой личной
Мир склонять на все лады.
К простоте они привычны.
Напахавшись, не до притч им
И подобной ерунды.

Но на них весь быт житейский
Держится на трёх китах,
Как когда-то, и не треснет
До тех, пор пока всех вместе
Не покинет Божий страх.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 26
© 01.10.2019 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2641442

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Вера Коваленко       01.10.2019   20:41:56
Отзыв:   положительный
Даааааа, поэмища получилась очень интересная!
Впервые так искренне смеялась, читая стихи о врачевании
во всяческих ипостасях и видах. Даже образ морга меня не смутил...
Просто здорово написано! Спасибо!

Не держи в себе печали,
Рано, поздно ли поймёшь:
Нет нужды себя мочалить -
То, что сделано в начале,
Не исправишь, не вернёшь.
Валерий Белов       01.10.2019   21:44:29

Сирах на свои наставления просто неистощим... мало в чём повторяется и заставляет быть причастным к его мудрости, которую ветхозаветной уже и не назовёшь...
Спасибо за отзыв.











1