Легенды осени


Легенды осени
Эн

Жила была она.
В девятиэтажном доме, на четвертом этаже, в трехкомнатной квартире, в комнате 3 на 6 метров. Работала (тогда еще) на заводе в технической библиотеке.
И вот однажды, засыпая в воскресенье, она подумала: «Вот если бы всё мочь!..» Потом она подумала о другом, потом забылась и заснула.
Утром она проснулась. На работу проспала. За окном сияло солнце. Начиналась золотая осень. Деревья полыхали в солнечных лучах желто-красным огнем.
Она, назовем ее Эн, встала, подковыляла к окну и, заглядевшись на осень, подумала: «Не пойду на работу. Не хочу. Жизнь проходит, а я сижу на работе, как в карцере. Не хочу. Но что там сказать?» И тут же перед Эн на подоконник, как осени лист, с потолка, кружась и танцуя, опустился какой-то листок бумаги. Эн взяла его в руки, покрутила, рассматривая, и воскликнула: «Больничный!» Он был заполнен на месяц, со всеми подписями, печатями и штампами. Пораженная, Эн присела обратно на постель, посидела минуты три, а потом снова заглянула в листок. Посидела еще минуты четыре. Наконец она встала с постели, и ей показалось, что она стала моложе лет на пять. Она посмотрелась в зеркало. Зеркало подтвердило это. Эн усмехнулась, оделась, выпила кофе и вышла из квартиры.

***

На улице было свежо и фантастически красиво. Деревья светились на солнце, утренний воздух был наполнен ароматом осени – запахом прелых листьев и дыма костров.
Эн давно мечтала побывать в Лошицком парке. Мечтала… Давно… И что, вот так вот запросто сейчас можно пойти туда?
Да! Конечно! Теперь можно. Теперь можно всё.
Эн села на 24-й троллейбус, и он привез ее в Лошицу.
Эн вошла в парк. Трехсот-четырехсот-летние липи обступили ее величественной аллеей и привели к старинным воротам княжеской усадьбы. Эн обошла ее кругом, дивясь на исполинские дубы на высоком берегу Свислочи. Зашла за плотину и подивилась тому, что в старинных полуразрушенных домах у самой плотины живут люди.
Еще раз проходя мимо усадьбы, Эн заглянула в открытую настежь дверь и увидела старинные изразцы и темную деревянную резную отделку дверей ведущих куда-то. Эн потянуло туда, но войти она не решилась – в усадьбе была садово-парковая контора.
Эн вздохнула, еще раз окинула взглядом старинный парк с огромными деревьями и решила вернуться домой пешком вдоль берега реки.
Эн медленно побрела по тропинке заваленной желтыми листьями, бегущей вдоль самого края крутого берега сонной осенней реки.
Эн шла и думала: «Боже, как здесь хорошо! Как, должно быть, в фантастическом античном храме… Природа и поэзия, больше ничего нет на Земле хорошего! Опять талоны подорожали, сейчас и все остальное подорожает. Господи, как жить? Хочется уже жить отдельно от родителей, но как? Ох… А вокруг такой покой, деревья стоят, как храмы и нет им никакого дела, что всё дорожает и все готовы съесть друг друга, бегают, суетятся, хапают и валтузятся, как саранча.
Тропинка привела Эн к таинственным огромным развалинам расположившимся у самого берега реки, почти среди прибрежных камышей. Что было здесь когда-то, Эн могла только гадать и представлять себе фантастические картины дворца водяного или дворца русалок. Полуразвалившиеся двухэтажные стены из красного кирпича зияли проемами окон, дверей и полным отсутствием крыши. Изнутри стены были расписаны черными жуткими надписями металлических групп и девичьих имен. Густая высокая трава шелестела среди стен, скрывая древний фундамент и следы перекрытий и ступеней.
Эн, зачарованная, застыла в дверном проеме, созерцая это почти мистическое зрелище.
Вдруг Эн послышалось, что кто-то тихонько поет за стеной, среди камышей. С бешено колотящимся сердцем Эн пошла на голос и…
Увидела девушку, выходящую из воды. Девушка была сказочно красива. Огненно рыжая, как осень, со старинным фонарем в руке, в полупрозрачном коричневом купальнике с темной шалью на бедрах.
- Ты кто? – выдохнула Эн.
- Я – гений места, а ты кто?
- Я?.. Я – Эн…
- Ты удивлена? Я тоже. Обычно люди меня не видят, ты ведь человек?
- Ну да… - неуверенно почему то ответствовала Эн, - а что значит гений места?
- Гений места – это как хранитель. Я освещаю путь реке. В этой низине, в камышах и тумане река может затеряться, остановиться и стать болотом, но я храню ее.
- Н-да-а…., гений…, у тебя потрясающее место… но все-таки как мне тебя называть, раз уж я тебя вижу?
- У меня сложное имя для вашего языка. Ты зови меня Ло – по названию места.
- Ладно.
- А что привело тебя сюда, Эн?
- Одиночество… - сказала Эн и тут же подумала: «что я говорю?! Что со мной? Да ведь это правда!»
- Ну раз правда, зачем скрывать?
- Да уж, незачем.
Ло вышла из воды и присела на оконный проем развалин. Эн робко опустилась рядом. Ей очень хотелось потрогать Ло, но она была так красива, да и вообще, все это было так странно, что Эн даже стала подумывать – не сошла ли она с ума…
По-видимому, Ло читала мысли:
- Ты не сошла с ума, по крайней мере, я так думаю, ведь я же есть, хоть меня никто и не видит. Потрогать ты меня не сможешь, потому что я не из молекул, я из волн, но… если я тебе нравлюсь… Ты можешь сделать меня похожим на человека, если конечно только захочешь, и я им буду, пока ты не бросишь меня, тогда я исчезну. Если ты возьмешь меня с собой, у места появится другой гений, а тебе не будет так одиноко.
- Я могу взять тебя с собой?!
- Да.
- Но как?! Где мы будем жить? На что?
- Как – ты должна просто хорошо подумать и три раза прийти за мной. Где жить – выбирай сама, на что – ну это уж совсем просто, смотри, - и Ло подняла с травы большой желтый кленовый лист, который прямо в ее руке превратился в … 100$.
- Что бы это не исчезло, ты только должна решить, у какого человека могло бы стать на 100$ меньше.
- У какого Человека?!.. У какого?!.. А у Гайдара с его реформой!
- Ну вот и все, на. Теперь попробуй сама.
Эн попробовала, и у нее получилось.
Секунду Эн стояла в шоке, а потом рассмеялась и сказала:
- Если я не сплю и не свихнулась, то это… классно!
- Правда? – оживилась Ло.
- Конечно! А без тебя я смогу это?
- Да, пока будешь мысленно со мной.
Эн:
- Красиво у тебя тут. Не хочется уходить.
- Ну так побудь со мной. Мне тоже нравится осень. Осенью духи влюбляются и уходят со своих мест.
Эн стала собирать листья.
Кленовые были сотками. Березовые – единичками, липовые – пятерками, тополиные – двадцатками, ясеневые – десятками, листья клена серебристого – пятидесятками, дуба черешчатого – пятисотками, дуба красного – тысячами. Не рассыпавшиеся сложные листья ореха и каштана были очень крупными купюрами и попадались очень редко. Неопавшие листья не превращались.
Эн увлеклась. Ло ходила рядом и помогала. За час насобирали приличную сумму. Эн подсчитала и ужаснулась.
- Хватит! Что я буду делать с этим?!
- Смотри… зимой листьев нет…
- Да?.. Хм… правда… но все равно, наверно, мне уже пора. Завтра я приду снова, обязательно. До завтра?
- До завтра!
Эн пошла дальше по тропинке, оглядываясь и наблюдая, как Ло уходит в камыши и пропадает там из вида.

***

Ночью Эн приснился сон. Эн приехала в П. и начала там все благоустраивать, а Валька за Эн следила-следила, а потом пришла к Эн и разговорилась, что, мол, до Эн тут были лентяи, раздолбаи. А Эн, хоть и городская, а трудолюбивая и аккуратная. А мать Вальки уже давно умерла и Вальке одиноко, она говорит Эн об этом.
Вот такой сон приснился Эн этой ночью.
На следующее утро Эн снова пошла к Ло.
Придя к развалинам, она присаживается на оконный проем и ждет.
Проходит пол-часа. Листья тихо падают на траву. Светит последнее солнышко. На этом месте в природе чувствуется что-то упоительное…
Вдруг за спиной Эн слышится какой-то шорох. Эн оборачивается и видит, что на противоположном оконном проеме полусидит-полулежит ослепительной красоты юноша, и из всей одежды на нем только белые трусы-плавки, спущенные на бедра.
Эн краснеет. Парень тоже, и садится, свесив ноги.
Эн:
- Ты кто?
- Не узнала?
- Нет, разве я тебя знаю?
- Я – Ло.
- Ты – Ло?!
- Да.
- ……….
- Я ведь дух, а не мужчина или женщина.
Эн:
- Я понимаю… А как ты на самом деле выглядишь, мне увидеть нельзя?
- Можно, но ты не разглядишь глазами.
- А ты можешь принять какой угодно облик?
- Нет, только тот, который понравится тебе.
- А если мне нравится куча народа?..
- Тебе не может нравится куча народа, не наговаривай на себя.
- Интересно, а сегодня я пришла за тобой первый или считается уже второй раз? Сколько раз мне еще ожидать сюрпризов?
- Ты не любишь сюрпризы?
- Люблю… но…
- Придешь – узнаешь.
- Ясно.
Помолчали.
Эн, краснея:
- Ты чертовски красивый… гений… места…
- Вчера ты этого не говорила.
- Вчера я это думала, тебе ведь все-равно, говорю я или думаю.
- В принципе, да, но откровенность приятна.
Эн, пытаясь взять себя в руки:
- Еще бы…
- А-а… Все-то ты знаешь. Но все-равно не все.
- Я и не претендую. Просто ты мне нравишься и очень, вот я и стараюсь, но ты – кремень.
- В каком смысле?
- Даже не дотронешься, не говоря уже о поцелуе.
- Но вчера ты сказала, если, конечно, это был… а… ты, что я не могу до тебя дотронуться.
- Да, прости. Я хочу подарить тебе волшебный цветок, он исполняет желания. Любые, но только хорошие. После трех плохих он исчезнет.
- А как узнать, какие плохие?
- Ну уж… На, держи и береги его.
Ло дал Эн маленький цветок в виде розочки, но не живой, а из множества разных драгоценных камней для каждого лепестка с изумрудным стеблем и листиками. От восхищения Эн снова покраснела. Она долго рассматривала его, пока наконец спросила:
- А как он действует?
- Если ты хочешь что-то от человека – касаешься им этого человека, если от предмета – предмета.
- А если я хочу того, чего нет, или от… природы, например?
- А что ты хочешь от природы?
- Что бы она стала чистой, как в 17-м веке, чтоб не исчезла под кучей мусора.
- Ну-у… тогда… пишешь желание и касаешься текста. Только это скорее зависит от людей…
- Спасибо тебе, Ло!
- Пожалуйста. Приходи за мной, я буду ждать тебя, Эн.
Пока Эн вернулась домой, небо затянуло тучами, стало холодно, и над городом повис обложной холодный слепой дождь. Бабье лето закончилось.


***

Надо было собирать листья. Много листьев. И Эн отправилась собирать листья.
Было еще тепло. Эн бродила по паркам од дождем и складывала листья в пакет, где они становились баксами.
«Я собираю желтые листья под дождем в осеннем парке, - думала Эн, - я никогда не делала этого. Это очень странно и очень красиво. Я хотела видеть осень, я вижу ее. Вот она, пахнет листьями и разноцветная, как Пикассо.
И дождь прошел. И снова засияло солнце. И снова пропало солнце и стало холодно. Всю осень Эн собирала листья в парках и пригородных лесах. Ведь надо было набрать на год до следующей осени.
Однако вернемся. На следующий день Эн снова пошла за Ло.
Ло явилось в двух своих обличьях. Эн была рада снова увидеть Ло. Весь вечер они гуляли по парку. А поздним вечером, когда разошлись по домам работники парковой конторы, Ло пригласил Эн посмотреть особняк князя………………………………………………………………………………..
Возвращались домой к Эн из парка все втроем, так как Эн так и не выбрала обличья Ло.
Эн купила себе дом в Лошице.


***

Прошло время.
Опять настала осень. И Ло заявил Эн, что она больше его не любит, так как привыкла к нему, и он скоро исчезнет. Эн попыталась убедить его, что это не так, но это оказалось практически невозможно, Ло исчез.
И Эн ничего не оставалось делать, как отправиться на его поиски.
В обеденный перерыв работы она гуляла в парке у Комсомольского озера. И однажды ей показалось, что именно здесь надо искать теперь Ло.
Как-то в пятницу, Эн отправилась на обед в парк, в тот день на работу она не вернулась. Эн взяла на прокат лодку и поплыла к дальнему берегу на котором ей постоянно мерещился сидящий человек.

Продолжение следует





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 12
© 22.09.2019 Кива Катин-Ларцев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2636029

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Даша Семенцова       28.09.2019   23:34:00
Отзыв:   положительный
Хорошее начало...))
Но про продолжение и конец я даже и не спрашиваю...))
Кива Катин-Ларцев       28.09.2019   23:40:08

Благоразумно...
Одно могу сказать точно -
когда-нибудь да будет
и продолжение, и конец.:)
Даша Семенцова       28.09.2019   23:46:35

А почему ты пишешь от женского лица?
Кива Катин-Ларцев       28.09.2019   23:53:37

Уверен, что и ты иногда пишешь
от мужского...
Так почему?:)
Даша Семенцова       28.09.2019   23:54:54

Почему смеется дождь осенний на родной Земле,
Самоцветы сентябринок нежных в снежной пелене,
Подарив тепла частичку лета, греют душу всем,
Вдохновенье посылают щедро для мирских богем?

Почему так радостно смеется горькая печаль,
А в морозом закаленный вечер расставаться жаль,
И когда так жарко сердце бьется, стынет в венах кровь?
Потому, что есть на белом свете странная Любовь!











1