Руками живых...


Руками живых...
Руками живых...Эта странная история всколыхнула размеренную жизнь Ираклия внезапно и с особым утончённым коварством, проще говоря, исподтишка. Точно так на тихой лесной дорожке голодная рысь, прервав беспечные переливы лесных пичужек, прыгает с дерева путнику на загривок. И если, выходя из дома, вы забыли положить на плечи вилы, послушайте доброго совета: лес лучше обойти стороной...

Часть 1. Пленение

Международный аэропорт "Домодедово", зал предполётного ожидания. На первый взгляд – торжество беспорядка, некое броуновское движение человеческих корпускул. Однако, если хорошенько приглядеться, в бессмысленном перемещении человеческих тел несложно обнаружить чинное церемониальное действие:
- по селектору объявляют очередную посадку. Избранные люди, предъявив посадочные талоны, покидают зал ожидания через специальные выходы-гейты. В окнах мелькают их сосредоточенные лица, похожие на прощальный дымок сигареты.
- другие люди, ещё не избранные, но уже званые, спускаются на эскалаторе с верхних палуб огромного Домодедовского sky-корабля и занимают освободившиеся места в уютных креслах ожидания...

Ираклий улыбнулся. Каждый раз, когда он куда-нибудь улетал, ему хотелось приехать в аэропорт пораньше, чтобы насладиться зрелищем этого прощального круговорота людей перед таинственной встречей с небом.
Так и сегодня, загодя прибыв в аэропорт, он зарегистрировался одним из первых на рейс, прошёл таможенный контроль и теперь, имея в запасе часа полтора свободного времени, просто бродил от гейта к гейту, оглядывая зал и примечая малые особенности неизменного предполётного распорядка.
Неожиданно его внимание привлекла компания у стойки для подзарядки аккумуляторов. Человек шесть одновременно разговаривали по телефонам. Тон их голосов показался Ираклию неестественно возбуждённым. Присев неподалёку, он развернул газету и поверх экстренных сообщений стал внимательно наблюдать за забавной антропологической метаморфозой, происходившей у него прямо на глазах.

Но чем долее Ираклий наблюдал толпившихся у стойки людей, тем стремительнее на его лице таяла улыбка любопытствующего путешественника. А происходило вот что.
Юноша лет семнадцати, вялый, сутулый и сморщенный, как сухой лимон, обхватив ладонями серебристый мобильник и вытянув вперёд губы, страстно и неразборчиво повторял совершенно одинаковое сочетание звуков. Судя по мимике губ, он произносил: «Я тя цлую. Я тя цлую. Я тя...». При каждом «я тя цлую» было заметно, как по его телу пробегала дрожь, наподобие слабого электрошока...
Ираклий живо представил старую заезженную пластинку с подскакивающим на одной и той же расцарапанной борозде звукоснимателем.

«Так хорошо же! - воскликнете вы. - Это любовь!»
Нет, брат читатель, парень не походил на влюбленного охламона. Его чёрные брови не взлетали вверх и не морщили лоб озарением счастья. Уткнувшись друг в друга, они, как две жирные гусеницы, безжалостно выедали основание переносицы, придавая и без того странному лицу молодого человека выражение безумной сосредоточенности. При этом уголки его рта оставались неподвижны, несмотря на активное движение губ, генерирующих загадочный мем «Я тя цлую!»
«Что за ерунда!» - подумал Ираклий и даже покрутил головой, пытаясь стряхнуть подступившее наваждение.

В это же самое время грузный мужчина средних лет, стоявший чуть правее парня, взмахнул по-птичьи руками и неловко подпрыгнул. Над кафелем сверкнули его начищенные до блеска мокасины. Приземляясь, он по-медвежьи наступил на туфельку девушке лет четырнадцати, однако ничуть не сконфузился и продолжал как ни в чём не бывало говорить по телефону. Но самое удивительное то, что юная леди даже бровью не повела! Она продолжала сосредоточенно ворковать в мобильник, не обращая на толстяка никакого внимания.
"Но ведь ей же больно!" - ужаснулся Ираклий, расписываясь в полном непонимании происходящего.

Необычное поведение столь непохожих друг на друга людей имело странную особенность: по проводам от стойки подзарядки в равные промежутки времени пробегало какое-то небольшое, но заметное зримо уплотнение. Как только это уплотнение достигало того или иного мобильника, человек вздрагивал, количество шеи под его подбородком заметно увеличивалось и начинало походить на раздувшийся зоб лягушки. Через пару секунд "опухоль" спадала, и шея возвращалась в своё нормальное состояние. Казалось, человек глотал некое энергетическое уплотнение, и эта «подзарядка» была для него чем-то естественным и необходимым.

Ираклий свернул газету и оглянулся. Вокруг все кресла ожидания были заполнены людьми. Кто-то листал компьютер, кто-то просто глядел перед собой, но никто, кроме нашего героя, не замечал невероятных событий, происходивших у стойки подзарядки.
Ираклий встал, подошёл поближе и попытался обратить на себя внимание хоть кого-нибудь из говорящей компании. Однако, несмотря на настойчивое дефиле, никто даже не взглянул в его сторону. Хорошенькое дельце! Ираклий придвинулся вплотную к парню, который продолжал забивать в телефон, как гвозди, одну и ту же фразу «Я тя цлую!», и коснулся ладонью его плеча. В момент касания осязаемая порция энергии проникла в тело Ираклия и мгновенно разбежалась, как сгусток крови по капиллярам!
Ираклий почувствовал непривычную тяжесть в области подбородка. Через секунду все неприятные ощущения исчезли и ему стало удивительно легко и радостно. «О-о! – воскликнул он, не анализируя смысл происходящего. – Полный респект!»

В это время по селектору объявили посадку на рейс, которым должен был лететь Ираклий, и он поспешил в сторону указанного в объявлении выхода. Однако, чем дальше наш герой отходил от стойки подзарядки аккумуляторов, тем всё более несносно становилось у него на душе. Внутреннее беспокойство, напоминающее тревогу ребёнка, потерявшего из вида мать, овладело им и усиливалось с каждым шагом.
Ираклий почувствовал, что причиной его душевного расстройства стала эта злосчастная стойка. Он ощущало её ласкающее притяжение. Как Гомерова сирена, она взывала к сердцу, рождая в пробудившемся воображении своей очередной жертвы сладостные картины лучшей жизни.
Потеряв над собою контроль, Ираклий как бы невзначай замедлил шаг, затем остановился и, обхватив руками голову,.. медленно повернул назад.


Часть 2. Боря приобретает друга

- Боря! Пора обедать, иди скорей! – красивая светловолосая женщина запахнула окно и ещё раз через стекло посмотрела на играющего во дворе сына. Боря нехотя подобрал игрушки и поплёлся к дому. По дороге он увидел пробегавшего мимо щенка. Выронив всё, что он только что старательно собрал вместе, Боря вприпрыжку помчался вслед. Только на соседнем дворе перепуганному ушастику удалось пролезть под сгнившей штакетиной забора и улизнуть от преследования. Боря крикнул щенку вдогонку: «Я тебя всё равно поймаю, и ты будешь у меня жить!», потом повернулся и побежал обратно.
За обедом Боря стал упрашивать маму завести щенка. Он добросовестно съел тарелку каши и добился своего. «Ура!» – закричал Боря, осыпая маму поцелуями.
На другой день наш юный герой, вооружившись поводком и кусочками колбасы, отправился приобретать щенка. Не подозревая грядущую перемену в своей беспризорной биографии, юный пёс копошился у помойки и выискивал среди разбросанных тюков мусора скудные крохи на пропитание.
Сегодня псу не везло. Он уже отчаялся отыскать хоть что-нибудь на завтрак, как вдруг услышал призывный Борин голосок. Пёс поднял голову и втянул носом воздух. Он сразу узнал запах того самого негодного мальчишки, который вчера гнался за ним и ужасно напугал. Пёс ощетинился, но в это время Боря бросил в сторону щенка кусочек колбасы. «Не притронусь!» - подумал щенок и тут же проглотил лакомство. Боря достал второй кусочек. «А он ничего, добрый, - подумал ушастик и приготовился к подачке. Боря бросил второй кусочек уже не так далеко, как первый, и щенку пришлось, одолевая страх, подобрать лакомство буквально у Бориных ног. После четвёртого, наиболее вкусного по размеру кусочка щенок благодарно лизнул Борину ладонь и позволил надеть на себя ошейник.
Взяв щенка на поводок, Боря первым делом отправился в соседний двор, где жила девочка по имени Аля. Боре очень хотелось показать ей своё ушастое приобретение.

Часть 3. Логово

…Ираклий возвращался к стойке, охваченный странным внутренним безволием. Когда до цели оставалось каких-нибудь пара метров, его ноги вдруг надломились в коленях и он стал падать, при этом его рука непроизвольно коснулась руки толстяка. Тотчас по телу Ираклия прокатился ком ободряющей энергии. Это позволило ему задержать падение. Он ухватился за кожаный плащ незнакомца, и в следующее мгновение второй энергетический ком, как шаровая молния, ворвался в его "глиняное" жилище!
Ираклий окончательно обрёл силы и без посторонней помощи вернулся в вертикальное положение. Теперь его воля была подчинена только одному желанию - получить новую порцию энергии. Объявленная посадка на рейс, и вообще, смысл пребывания в аэропорту казались ему далёкими и малозначительными. «Сейчас ты хочешь только одного, - теребил его сознание некий настойчивый голос, – только одного - подзарядки!»
Достав из кейса шнур питания, Ираклий воткнул вилку адаптера в свободное гнездо стойки и приготовился к приёму энергетического блага. Время шло, однако ничего необычного не происходило.
Это удивило Ираклия.
-Ты, эта, звякни кому-то, тада получится, - участливо буркнул парень, прервав любовный монолог.
Путая от волнения клавиши, наш герой набрал первый открывшийся номер из телефонной книги. Как только пошли гудки соединения,.. на него обрушился энергетический «водопад» ритмичных порционных уплотнений. Ираклий зажмурился от удовольствия и внезапного ощущения личной значимости!

Обласканный восторгом, он не сразу заметил, что всё вокруг странным образом изменилось. Ни зала предполётного ожидания, ни стойки подзарядки не было в помине. Передо ним расстилались до горизонта изумрудные и фиолетовые поля. Высокая, в человеческий рост шелковистая трава под тёплыми струями ветра играла и ластилась к ногам. С одной стороны, Ираклию захотелось всё забыть и броситься в это шелковистое великолепие, с другой – внутренним чутьём он распознал в предложенном великолепии обман и понял, что передо ним видение, которое, как всякий мираж, зовёт туда, откуда не возвращаются.
«Как хорошо! – восклицало сердце, не слушая уверения ума, - какое же это видение, если так хорошо?»
«Это смерть, реальная скорая смерть!» - бубнил угасающий ум.

Ираклию не оставалось ничего другого, как мысленно отделить два полушария друг от друга. Делая всё возможное, чтобы элементарно не сойти с ума, он мысленно отсёк сердечную область, послушную смертоносным чарам…
Стало легче и одновременно холоднее внутри. Наблюдая, как взволнованное сердце, подобно бабочке, порхает над изумрудными травами и срывает, выражаясь на блатном жаргоне, «фиолетовые цветы удовольствий», Ираклий обратил внимание, что цветная картинка счастья постепенно стала превращаться в бесцветную завесу, прикрывающую огромную серую массу, от которой неприятно попахивало гнилью и старым, заросшим паутиной чуланом.
Ираклий видел, как его «сердечная кровинка», растерянно оглядывается и взывает к продолжению удовольствия. Но серая масса стремительно растёт и через непродолжительное время, как штормовая волна, накрывает растерянную скиталицу…
Вглядываясь в мутную пелену среды, Ираклий видел, как его сердечная область, заключённая в некую синовиальную капсулу, всё глубже погружается в бесцветный и глухой океан, напоминающий царственные владения Смерти.
Оглядываясь в надежде найти хоть какой-то выход, Ираклий с ужасом увидел, как изменились его «товарищи по подзарядке». Прежнее бодрое и деятельное состояние у каждого из них сменилось апатией и безразличием к предмету разговора. Обычный цвет кожи стал наполовину пепельно серым. Парень вместо бодрого «Я тя…» выдыхал в трубку гортанное «Я-ы». Чувствовалось, что биоресурс этих людей практически равен нулю.
На их фоне особенно резво и странно выглядели два новичка, только что подключившие свои телефоны на подзарядку.

Вдалеке, за каскадом плотных унылых нагромождений селектор объявил фамилию Ираклия и настоятельную просьбу пройти на посадку. Наш герой наклонился, чтобы выдернуть шнур из стойки, но...
Прямо на него из океана смерти выползло, волоча брюхо, чудовище, размером с огромного раскормленного слона. Оно переваливалось, припадало то на один бок, то на другой и ползло вперёд, взметая в воздух поочерёдно десятки когтистых лап. Чудовище напоминало невероятных размеров Медузу Горгону. По характеру движений было понятно, что оно лишено зрения.
Ираклий вжался в расщелину скалы и затаился.
Чудище грузно остановилось и долгие пять минут мотало из стороны в сторону своей слепой мордой, принюхиваясь к береговой линии. Затем оно неуклюже развернулось и медленно стало сползать обратно в океан.
Как только видение зверя исчезло в серой массе Тартара или Аида (впрочем, нет разницы), рябь среды разгладилась, и Ираклий вновь различил сквозь серое колыхание среды хрупкую биокапсулу своего сердца.
Понимая, что иного выхода у него просто нет, он решился на отчаянный и безрассудный с житейской точки зрения поступок...

Часть 4. Жертвенное благородство Бори

Аля жила на втором этаже, в квартире с большими светлыми окнами. Боре не составляло труда вызвать Алю на разговор, покричав с улицы. Вот и на этот раз Боря привычно набрал в лёгкие воздух, чтобы крикнуть «Аля, это я, Боря, выходи!». Однако, старушка, сидевшая у подъезда на лавочке, шикнула ему:
- Не трудись, уехала твоя Аля, нету.
- Как уехала?.. – обомлел Боря.
- А так, погрузили чемоданы и съехали на новую квартиру.
- А куда? – Боря подошёл к бабке и умоляюще посмотрел ей в глаза, - куда Аля уехала?
- Да убери ты своего пса, обтёрся весь! – нахмурилась бабка.
Действительно, Боря совершенно забыл про своего нового друга. Щенок, как юла, вертелся на привязи, но Боря, раздавленный случившимся, продолжал бессознательно держать поводок, не замечая его рывков и натяжений.
- На Герцена они переехали, дом шесть что ли, - выдохнула бабка.
- А квартира, какая квартира? – взмолился Боря.
-Э-э, вот хвартиры я не знаю, найдёшь, коли захочешь, - заключила бабка и охая пошла со двора в дом.
- Найду, обязательно найду! – закричал ей вслед Боря.

«Так, где же эта улица Герцена? – призадумался наш герой, - а если вот что!» Боря привязал щенка к штакетнику забора, и стал сам, как заправская ищейка, рыскать по двору.
- Нашёл! – закричал он, вытаскивая из-под качелей маленькую тряпичную куклу. Это была кукла Али. Боря помнил, как она искала её вчера весь вечер, но в сумерках что найдёшь? Кстати, а почему она не сказала, что они переезжают? Вот странно. Ладно, это я спрошу потом, когда найду Алю!

Расчёт Бори был прост и великолепен. Ведь у него теперь имелась настоящая служебная собака! То, что щенок безусловно породистый, Боря не сомневался. Он отвязал поводок, погладил пса и дал понюхать куклу. Поначалу щенок обиделся на то, что новый хозяин предлагает ему совершенно несъедобную вещь. Но вдруг в нём проснулся геном служебного пра-прадеда. Щенок стал катать и обнюхивать куклу, шерсть от возбуждения поднялась дыбом, и он рванул поводок, да так сильно, что чуть не оторвал Боре руку.
- Вперёд! – скомандовал юный следопыт, и они помчались, полагаясь на первоклассное щенячье чутьё и непременную удачу в делах, связанных с поиском друга.

Вскоре путь им преградила огромная улица, которую Боре категорически запрещалось переходить. Щенок тянул его именно на другую сторону. Боря с минуту стоял в нерешительности, не зная, как правильнее поступить, но потом, потупив голову, пробормотал себе под нос «Мама, прости, но я должен найти Алю!» В этот миг движение машин на короткий промежуток времени прекратилось. Боря, пользуясь случаем, ослабил поводок и что было сил помчался за щенком поперёк проезжей части на другую сторону.
Они убегали всё дальше в незнакомое нагромождение домов, в тайные лабиринты чужих улиц и переулков. Вдруг щенок закрутился юлой на одном месте, отыскивая потерянный след. Боря, тяжело дыша, присел на бордюр тротуара и вытер пот со лба. В это время щенок, обнаружив потерянный след, рванул поводок. Поводок змейкой соскользнул с Бориной ладошки, и пёс умчался куда-то вперёд, "распахивая" носом только ему видимую борозду в городском асфальте.
Боря побежал было за ним, но споткнулся о неплотно прикрытый канализационный люк и упал, в кровь разбив обе колени. Боря впервые наблюдал, как из человека вытекает кровь. Он обхватил ладонями ушибленные коленки, пытаясь остановить кровотечение, но вскоре его пальцы стали красными, а кровь поверх ладошек продолжала струйками стекать на землю...

Часть 5. Смертельное обещание

Серая масса океана призывно тёрлась о невысокий крутой бережок, на котором затаился Ираклий. Душа бедняги обмирала при виде этой угрюмой силиконовой среды.
Понимая, что на раздумья нет времени, что жуткое чудище наверняка снова явится из «вод», Ираклий выбежал из укрытия, вдохнул поглубже воздух и со словами "Господи, помоги!" бросился с прибрежного утёса в океан.

"Надо же, - думал он много позже, когда эта невероятная история странным образом завершилась, - ведь я нырнул в объятья собственной смерти!"

Полупрозрачная масса расступалась, пропуская Ираклия в глубину всё дальше и дальше. Ему казалось, что он проваливается в пасть огромного зверя, и волнистое желе, этакая звериная слюна, смыкается над его головой.
В самые первые мгновения наш герой не почувствовал ничего, разве что тончайшее бархатистое поглаживание. Постепенно вокруг него стала образовываться непонятной природы капсула, которая не позволяла ни умереть, ни вернуться назад.
Вскоре Ираклий ощутил недостаток кислорода я начал терять сознание. Его тело безвольно погружалось всё глубже в нескончаемую серую, одинаково освещённую глубину. То, что это было именно погружение подсказывал Ираклию его замирающий вестибулярный аппарат. Через некоторое время падение прекратилось, и он почувствовал, как коснулся плечом дна...

…Внезапно Ираклий очнулся и открыл глаза. Неподалёку от него неисчислимые толпы людей молчаливо шли одной большой колонной. Они равнялись с местом, где лежал Ираклий и затем, изменив направление движения, уходили куда-то в сторону. Многие были одеты непривычно и странно.
Вдруг в толпе идущих Ираклий увидел своего друга, трагически погибшего в автокатастрофе лет десять назад. Да, несомненно, это был Толя Жуков, первоклассный художник и сердечный друг Ираклия, сердце которого скорбело о случившемся долгие десять лет. Толя шёл и перебирал пальцами, будто наигрывал какую-то мелодию. Ираклий попытался его позвать, но не смог произнести ни звука. Слова глухо звучали под поверхностью его тела, как за каменной стеной. Не понимая причины, Ираклий повторно собрался было окликнуть друга, но тут рядом с ним (так и хочется сказать: "материализовался") материализовался полуразрушенный серый старичок.
- Не трудитесь попусту! – хихикнул он, - Они все мертвы, впрочем, как и вы тоже.
Безобразное, в фиолетовых провалах лицо старика Ираклий воспринял как насмешку над человеческими формами и невольно отвернулся. Однако старик ловко скользнул под руку Ираклия и снова оказался перед ним.
- Послушайте, что я вам скажу! – заговорил он, причём, ни одна мимическая мышца на его ужасном лице не шевельнулась. Старик говорил, не открывая рот, но Ираклий отчётливо слышал каждое его слово.
- Послушайте, любезный, я могу помочь выбраться отсюда. Вы мертвы, но я видел ваше сердце, оно ещё бьётся. Я знаю, как вернуть вам жизнь!
«Что ему от меня надо? - рассеянно подумал Ираклий. – И вообще, какая теперь разница. Мне впервые в жизни, - он улыбнулся собственной шутке, - пардон, в смерти спокойно и хорошо. Зачем что-то менять?
- Вот-вот, вам стало хорошо, но это естественная реакция на анабиоз. Сейчас эйфория закончится, и, поверьте, вы ощутите ужас собственного небытия. Ни один звук, ни одна мысль больше не отразится от мира и не вернётся к вам. С этим молчаливым кошмаром не сравнится ничто! Соберитесь, дружище! Ведь вы хотели куда-то лететь, вас ждёт самолёт. Не удивляйтесь, я слежу за вами, как только вы подключились к подзарядке там, в аэропорту. Ну же, очнитесь!

Голос странного доброжелателя действительно заставил Ираклия очнуться.
- Вот и чудненько, вот и славненько! - залепетал тот. - А чтобы совсем всё уладить, сделайте одолжение, пообещайте мне сюда кого-нибудь заместо вас направить. Вы же умный человек, понимаете, так сказать, закон сохранения и всё такое! Ну, обещаете? Обещайте, обещайте же!
От его булькающей трескотни Ираклий стал терять силы. Это испугало нашего героя, и он ответил:
- Хо-ро-шо, всё, что вы хотите, вы получите, о-обещаю вам...

Как только Ираклий произнёс (вернее, помыслил) слово "обещаю", "декорации" вновь стремительно переменились, и он оказался в зале предполётного ожидания, в удобном кресле неподалёку от той самой роковой стойки подзарядки аккумуляторов, с которой началась вся эта история. По телу от груди к конечностям бежали тёплые ручейки крови, выдавливая немоту и могильный холод. Он приходил в себя.
Вдруг, как молния, из глубин его памяти вырвалась фраза, сказанная им в ответ на слова «доброжелателя»: "... всё, что вы хотите, вы получите, обещаю вам".
Что получите?!.
Ираклий стал разматывать клубок замогильных воспоминаний и на удивление легко восстановил (о, Боже!) страшную подробность состоявшегося уговора - он дал тёмным силам обещание... убить человека!

Часть 6. Первое поражение тёмной силы

Боря сидел, обхватив руками запекшиеся колени, и тихо плакал. На асфальтовой плите тротуара валялся брошенный поводок и кукла, которую он так хотел вернуть Але со словами дружеского участия. Одиночество как состояние эмоционального бессилия и удручающей внутренней неопределённости обрушилось на восьмилетнего мальчика всем своим арсеналом страхов и горестных предположений. Быть может, Боря и претерпел бы обиду на пса, ранение, наконец, на собственную непредусмотрительность, если бы он чувствовал во всём случившемся правду. Но что-то в этот вечер было не так. Будто в тёплый московский воздух будущая непогода поспешила впрыснуть едва заметный арктический холодок. Это почувствовал Боря. Он завернул вокруг шеи воротник куртки, поджал глубже под себя ноги и приготовился к худшему.

Время близилось к одиннадцати. Татьяна, мать нашего маленького героя, к этому времени уже обзвонила всех, кто мог бы хоть что-то знать про Борю. После развода с мужем ей не раз приходилось в одиночку переживать проказы сына. Но сегодня материнское сердце чувствовало особенную, необъяснимую тревогу. Женщина, как львица, металась по квартире с тающей поминутно надеждой на то, что всё как-то обойдётся, и Боря вернётся живой и невредимый.
Когда стрелки часов одолели вершину циферблата и беспечно покатились вниз, Татьяна набрала 112. Путая слова, она рассказала дежурному офицеру МЧС о случившемся.
Через пять невыносимо долгих минул к Бориному подъезду подъехала дежурная машина, Татьяна впорхнула в кабину, и наряд отправился на розыск.
Таня знала, что сын дружит с некоей Алей. Саму Алю она не видела, но от Бори знала, где проживает семья девочки.
Дежурка подъехала к бывшему Алиному подъезду. К счастью, на лавочке кемарила та самая старушка. Татьяна обратилась к ней.
- Ну да, п-помню, - ответила бабка, с опаской поглядывая на военных, - ой, да как вас много…
Перепуганная до смерти, она тут же рассказала всё в подробностях.
Татьяна и дежурный офицер поблагодарили старушку и прыгнули в машину.
- Герцера – 6. Гони! – шепнул офицер водителю.
Машина взвизгнула протекторами и по сырому полуночному асфальту умчалась со двора.
- Да я завсегда… Всё скажу, про всех…- лепетала вслед старушка, поспешно приподнимаясь с лавочки, - слава те богу, пронесло. Ишь налетели, ястребы ночные…

Метрах в ста от того места, где сидел и тихо плакал Боря, зиял котлован. Огромная яма предназначалась для какой-то казённой постройки. Дно котлована было выложено из бетонных плит. В котловане в этот поздний час не было никого.
Вдруг по поверхности бетонной плиты, лежащей в центре котлована, пробежала витиеватая трещина. Трещина с каждой секундой увеличивалась в размере, пока не развалила плиту на части. Фрагменты плиты стали оседать в образовавшееся под трещиной углубление. Цепляясь лапками за выступы сползающих вниз бетонных осколков, прямо из земли выползло неопределённых размеров серое, похожее на разложившегося мертвеца существо.
Кто из читателей знаком с предыдущими главами провести, тот, конечно, признает в нём замогильного старичка, склонившего главного героя нашей повести (вовсе не мальчика Борю, а Ираклия, человека развитых средних лет) к смертельной сделке.
Старичок задрожал телом, так стряхивает влагу выбежавшая из воды собака, сделал несколько хватательных движений пальцами рук и, легко выпорхнув из ямы, направился прямиком к одинокому израненному мальчику.
Но только он сделал несколько шагов, в арку на полной скорости, нарушая все правила ПДД, въехал УАЗ МЧС и остановился невдалеке от Бори. Из машины выбежала Татьяна и бросилась к выпавшему из гнезда птенцу.
Она кутала Борю в махровый плед, вжимала в грудь и, обливаясь слезами, повторяла: «Мальчик мой, мальчик мой родной!..»
К ним неспешно подошли дежурный офицер и водитель.
- Ну, слава Богу, нашёлся! - сказал офицер, и присев перед Татьяной на корточки, добавил, - Мы ждём вас в машине. Пойдёмте, холодно уже.
Офицер поднялся и, как говорят в таких случаях, "на всякий пожарный" внимательно оглядел тающее во мраке ночи пространство двора

Понимая, что его опередили, старик стал задыхаться и терять сознание. Он что-то прокричал, но разобрать было невозможно, потому что в это же самое мгновение в ночном безоблачном небе прогремел раскатистый майский гром.
Офицер заметил неладное и направился в сторону котлована. Его обогнали четверо дворовых мальчишек, которые несмотря на поздний час, разгуливали невдалеке. Они подбежали к краю воронки и вдруг разом отпрянули, жалобно воя и отмахиваясь руками.
- Что там? - спросил их офицер.
- Ой, дяденька, не ходите туда - умрёте!
Офицер ускорил шаг. Когда он подошёл к месту, которое только что представляло собой огромную зияющую дыру, он не увидел ни старика, ни воронки в центре котлована, ни следочка случившегося...

Часть 7. Под колпаком

Скорбные раздумья Ираклия прервал голос селектора: "Гражданин Габелия Ираклий Вахтангович, срочно пройдите на посадку к выходу №17".
Стряхнув невесёлые мысли, наш герой поспешил к указанному гейту. Поравнявшись со стойкой для подзарядки, он встретился глазами с пареньком, тем самым, говорившим по мобильнику «я тя цлую». Парень поглядел на Ираклия мутным серым взглядом и вытянул вперёд губы, как бы спрашивая: "Ну как там?"
Ираклию стало не по себе. Он ускорил шаг и, миновав последний предполётный контроль, буквально вбежал в аэродромный автобус.

Автобус тронулся. Вдруг среди прочих пассажиров я увидел того самого парня "я тя цлую". Он, как и прежде, говорил по телефону.
Стараясь не показать внутреннее волнение, Ираклий вспыхнул: "Нелепица какая-то! Как этот мобильник опередил меня? Ведь я последним вошёл в автобус, и он сразу отъехал!"

Икарус подъехал к самолёту. Ираклий вышел из салона автобуса и вместе со всеми стал подниматься по трапу.
- Ну как там? - раздался уже знакомый голос позади него.
Ираклий обернулся. Следом за ним шагал этот чёртов парень и спрашивая продолжал сосредоточенно разговаривать по телефону.
Ираклий не выдержал и обратился к нему:
- Слушай, приятель, ты что-то спросил?
- А-а? – в ответ переспросил парень, на секунду отслонив трубку от уха.
- Проходите в самолёт, не задерживайтесь, - улыбнулась стюардесса.
Ираклию ничего не оставалось, как продолжить движение.

Через минуту он рухнул в кресло, указанное в билете, закрыл глаза и попытался расслабиться. Через пару минут он почувствовал, как кто-то аккуратно присел по соседству. Ираклий из любопытства открыл глаза. Каково же было его...
Нет! Назвать удивлением то, что испытал наш герой, открыв глаза, не поднимается перо. Представьте ужас, охвативший бедного Ираклия, когда рядом с собой он увидел... да-да, того самого парня.
Впрочем, на последнюю фразу сочинитель мог бы не тратить чернила. В подобных повествованиях читатель, как правило, гораздо сообразительнее автора!..

- Пристегнитесь, пожалуйста, - улыбнулась бортпроводница, обращаясь к Ираклию и его злополучному попутчику.
Парень отложил телефон и с готовностью пристегнулся. Без трубки, прижатой к уху, без вытянутой вперёд свирели губных мышц Ираклий видел его впервые. И надо сказать, в лице парня не было ничего особенного. Обыкновенная физиономия интеллигентного разгильдяя. Пожалуй единственное, что смутило наблюдательного Ираклия - мёртвые пепельно-серые глаза. Он припомнил несколько случаев их прошлого общения. Всякий раз, не находя в ответном взгляде парня хоть какой-либо точки опоры, взор Ираклия проваливался в океан беспредельного аморфного силикона.

Самолёт вырулил на бетонную полосу, огороженную с двух сторон приземистыми маячками и приготовился к взлёту.
- Щас взлетим! – воскликнул парень и потёр ладони в предвкушении чего-то необыкновенного.
Ираклий поморщился и невольно оглянулся в сторону соседа.
Передо ним сидел… "старый знакомый", безобразный старик с фиолетовыми впадинами глаз. Старик отвратительно ухмылялся, комкая вялую паутину морщин вокруг серых неподвижных зрачков.
- Должок пора б вернуть, милостивый государь! Пора б, пора б...- шелестели его неподвижные губы, отплёвывая холодок букв в сторону Ираклия.

И тут, хотите верьте, хотите нет, с нашим героем произошла странная метаморфоза - он совершенно успокоился! Если парень с мобильником воспринимался им как некая ширма, из-за которой вот-вот выглянет непредсказуемая замогильная чернуха, то теперь всё встало на свои места – перед ним действительно разверзлось дно бытия!
Тогда же Ираклий понял простую вещь: страх перед неизвестностью гораздо страшнее, чем самое худшее стечение будущих обстоятельств. Ему до того понравилась эта внезапная мысль, что он едва сдержал улыбку.
Старик смолк и недобро уставился на Ираклия. Понимая, что на него смотрит сама смерть, наш Ираклий (вот вам крест!)... развеселился. В памяти мелькнули кадры фильма "Гладиатор" и слова Максимуса, обращённые перед сражением к товарищам по оружию: "Радуйтесь, вы уже мертвы!"
- Какой должок? - переспросил старика Ираклий, желая позлить смертельного собеседника. - Дела смертные долго не живут.
Старик, стянутый ремнём безопасности, заёрзал в кресле и поспешно затараторил:
- Как какой, Ираклий Вахтангович? Как какой? Тот самый, обещанный, и значит, обязательный. Мы же договорились с вами, договорились по-человечески, зачем же теперь так? Нехорошо выходит, не по уговору.
- Договор я твой в гробу видел. – улыбнулся Ираклий. - Ишь, куда щупальца запустил! Хочешь, забирай меня обратно и кончен сказ.
- Да как же обратно, Ираклий Вахтангович? Вы же мне новенького обещались приобрести! Я уже понадеялся, ведь у нас, поймите, тоже свои планы...
- Ловко твоя контора работает. Выходит, руками живых план выполняете?
- Случается. Вот раньше - война то мировая, то отечественная! Нам-то без разницы, главное, чтоб 200-ых побольше было. А нынче - не то. Жидко нынче. Приходится работать поштучно, так сказать, индивидуально.

Ираклий недослушал старика и отвернулся к иллюминатору. Он жадно всматривался в проплывающие под крылом самолёта города, горные хребты, реки, понимая, что после такого диалога жизнь его не стоит и копейки.

Старик однако продолжал не переставая бубнить:
- Как же так, как же это так? Да я весь самолёт могу того, взорвать к чёртовой матери. Говорила мне матушка Смерть: "Не верь живым - пока человек жив, ты ему не хозяин. Жди и не жадничай наперёд." Точно так-с, точно так-с, как в Стикс глядела матушка. А я запамятовал. Не-ет, теперь меня не проведёшь! Да я по твою душу, отступник, щас весь самолёт угроблю! А как угроблю, тогда и поговорим. И будьте любезны! Там и поговорим, где твой Толян шастает. Так-то вот.
Старик зашевелил кривыми, как когти хищной птицы, пальцами рук. Его физиономия почернела и приняла совершенно звериный облик. Самолёт тряхнуло на воздушной яме и повело в сторону.
- Стой! - заорал Ираклий и вцепился обеими руками в плечи старика. Он чувствовал, как его ладони проваливаются в прозрачную серую массу. На мгновение возникло ощущение замкнутого пространства - капсулы. Замелькали серые отрешённые лица людей, и среди них Ираклий отчётливо увидел печальное лицо Толи.

- Не делай этого! – услышал он голос друга.
Толя решительно отвернулся от Ираклия и зашагал прочь, обгоняя шеренги огромной беззвучной человеческой колонны. Когда он равнялся с какой-нибудь группой идущих, было заметно, как участники строя кивают Анатолию головами в знак согласия.
Ираклий совсем потерял из вида товарища. Вдруг Толя вырос перед ним, как скала, преградив путь. Какое-то время они молча и спокойно смотрели друг на друга. Первым нарушил молчание Ираклий:
- Я плохо понимаю тебя!..
В ответ Анатолий грустно улыбнулся:
- Следует умереть, чтобы понять это. Милый Ираклий, смерть застаёт нас врасплох. Она не способна отнять у человека право на жизнь. Она может только понуждать его к добровольному отказу от жизни. И в этом смерть - великая мастерица. Я прошу тебя, Ираклий, живи! Живи и помни: смерть – обман. Никогда не верь смерти!

Эпилог.

Боря оторвал глаза от книги.
- Мама, ты представляешь, Ираклий готов был пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти целый самолёт! Я вот думаю, а как бы я поступил на его месте? Наверное, трудно любить других людей больше, чем самого себя.
Мать прервала стряпню. С минуту она молчала, внимательно разглядывая сына. Случившееся изменило Борю. И то, что он заговорил сейчас о смысле человеческой жизни, не удивило женщину. Листая в памяти страницы своей биографии, она старалась найти в них самый главный, самый нужный ответ на вопрос сына.
- Есть замечательные слова. Звучат они так: "Что отдал - то твоё". Запомни их, Боря. Однажды тебе, как и Ираклию, придётся выбирать, и от твоего решения будет зависеть благополучие людей, а может, и сама их жизнь. В такие минуты так легко и так трудно не ошибиться!
- Да, мама, я понимаю. Когда я спросил Алю, почему она ничего мне не сказала про переезд, знаешь, что она ответила? Она ответила: "А тебе-то что?" Мама, ты представляешь, она так ответила! Я-то думал, мы друзья, я очень хотел быть ей другом, а вышло... И всё равно, я желаю ей добра. Мне кажется, добро – это капсула, в которой жизнь может не погибнуть даже в океане смерти! Я понял это, когда поранил колени. Мне казалось, что смерть совсем рядом и я вот-вот умру, но ты и наш будущий папа спасли меня. Ты помнишь это, мама?..


*
Гейт — представляет собой стыковочный шлюз, с помощью которого осуществляется посадка и высадка пассажиров.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 13
© 21.09.2019 Борис Алексеев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2635519

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Лариса Калинина       21.09.2019   23:25:47
Отзыв:   положительный
! ! ! . . .





СпасиБо
Борис Алексеев       22.09.2019   10:22:56

Лариса, я сейчас в отъезде. Вырываюсь к инету на малое время. Успеваю только поблагодарить Вас за внимание к моим публикациям и ощутить Вашу дружескую поддержку! СпасиБо!))) Борис.











1