Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

По велению сердца. (Трилогия).


По велению сердца.   (Трилогия).

По велению сердца.


События происходят  на юго - востоке Белоруссии в Гомельской области с начала ХХ столетия по ХХІ век. Главные герои трилогии Игнатенко Никанор Васильевич, Бобровничий Григорий Иванович, коллективы, где они жили и трудились.
**************************************************************************************************************************************************************************
Трилогия "По велению сердца" состоит из ІІІ частей:
На распутье,
Дорогами войны,
Мирные годы.
**************************************************************************************************************************************************************************

На распутье.



Облетает листва с вековечного дуба
И летит по окрестности в лоне ветров,
Улетают года, словно стрелы от лука.
В голубых небесах, среди новых миров.


Не от долгой, нещадной, холодной молвы
Не от мук Пе руна, туч, пугающей бездны,
Бьётся мощь исполина царской крови,
Его помыслы с нами, и безвозмездны.


Эхо смело кружит в необъятном просторе
По привольной Руси, самобытного царства,
Пролетит зов по свету, на радость и горе,
По земле белоруской в славянское братство.

На обрыве Днепра, на обрыве времён
Как скала, дуба торс небеса подпирает,
Так и вера народная, в бликах знамён,
Православных славян от беды охраняет.

Край былинный, родной, у берёзы тропинка,
Васильки в спелой ржи, на тропе, у крыльца.
На лугах заливных тихой речки Брагинки,
Нет начала той песни, и нет ей конца.

Бесконечная даль, глубина небосклона
Оживает во мне, как весны первоцвет,
С первозданных истоков приземлённого рода
Отправляется в путь песня временных лет.



Берега.

Как в древнее зеркало в тёртом багете,
В пространстве суровом в осенней пучине,
Довлеет дубрава на прихоть поэта
Открыть отгремевших столетий глубины.

Разорванный клён, березняк и осинник
Грядой неприступной встаёт над разливом,
Пятном благосклонным красной брусники
И небо дождливое плачет с надрывом.

Сквозь толщу земную грунтовые воды
Идут от Днепра и питают Полесье,
В криницах зеркальных плывут небосводы,
Вдоль поймы Брагинки спит мелколесье.

Мой край Приднепровье в разливах, болотах,
Леса, перелески, могучие реки,
Народ суетится в трудах и заботах
Довлеет вода, но вся суть в человеке.

Ведь он принимает дары от природы,
А главное в ней и её благодать,
Как поступит народ, - Нужна ли свобода?
Лишь время покажет, да Родина – мать!

Свобода, расстаться, ты с нею в праве,
Но в праве и помнить, - Живёшь не один!
Поступки твои для других не забава,
Ведь каждый по жизни в душе господин.

Для каждого Родина – благо, святыня,
И доступ имеешь не только к земле, -
Ты часть, ты былинка из этой картины,
Сумей быть полезным, всё дело в тебе.

*******
С криницы болотной течёт Песочанка,
Истоки в лесу, в буреломах столетних,
Дубы, как бойницы, в могучей осанке
На страже просторов широких, несметных.

На краюшке света в осенних порывах
Сутковская пуща, чащоба убогая,
В кряжах обожжённых щеп и, надрывы,
Ристалище молний, - это Чёртово логово.

Ночь, подморозило, утро колючее,
В стерне иглистом зерна полоса,
На утренней зорьке, в туманы мокручие,
Порыбачить Василий плыл не спеша.

На гатях болотных, речных перекатах,
На завадях тихих он ставил каши, -
К обеду добыча, семейству отрада,
А юшка на ужин – настой для души.

Места живописные, пусть непогода,
Шалаш под сосною ему словно дом,
И здесь он один, ни дороги, ни брода,
С душою своею про всё говорил.

В течении плавном, вода убегая,
Листву увлекает в глубины речные,
Шуршит плоскодонка, кормою играя,
Позади остаются чащобы лесные.

Поля полудикие сердце печалят,
Течение валом к болоту летит,
На первых по горках пни просигналят,
Берёзка да клёна прижавшись стоит.

В тревоге о доме, - извечная ноша…
Бедняк, как и все, не купить и не взять,
С утра и до ночи спину гнёт, что есть мочи
И мыкаться в думе, как деток поднять.

В корзине на лодке щупак и карась,
Лины и плотвица, - два пуда, не густо,
Засолим зимой, пусть на улице мразь,
К ним рыба и сало, грибы и капуста.

Продуктов излишек, продам на базаре…
Сынок Никанор мой смышлёный малец
Считает мешки на полях и амбаре,
На сливах созревших по счетам, как купец.

Говорили евреи, - Учи Василь сына,
На старости помощь, приют для тебя!
Поможем, чем сможем, товар на полтину,
Хорошая рыба, кабанья нога.

*******
Светлеет погост, берега чуть по круче,
Мелеет река, перекаты, песок…
Внезапная встреча, коз дикая туча,
Вспорхнула и скрилась в сосновый лесок.

Здесь берег пологий в прибрежной равнине,
Весной при разливе валили сосну,
Готовили к сплаву хлысты, и в путину,
Сплавляли плотами на базу, к Днепру.

Окреп, возмужал в борьбе со стихией
Прослыл плотогоном, настоящим бойцом,
Идя по Днепру сквозь пороги лихие,
Был собран и ловок, храним мастерством.

Повеяло холодом, ветер тревожно,
В порыве врезается в лодку, кусты,
Василь под нагрузкой поплыл осторожно,
Ведь вихри осенние бьют, как хлысты.

За рощей, холмами его Ручеевка,
Ждёт дом на окраине, в доме семья...
Вдруг стало теплее, рез веет ,,погодка”,
На небе летает плачь - крик журавля.

1905 год.

Война на Востоке плоды собирает,

Гребут мужиков под ремень, как всегда,
Вот староста с дьяком имена объявляют, -
Отправка идёт с деревень в города.

Игнатенко Василий! –кричит воевода.

Прощайся с родными, харчи на три дня.
Мы ждём на развилке, подъедет подвода,
Давай веселей, шевелись солдатня!

Русь – Матушка в горе, под сенью калины,

Народ торопи, на войну загоняй!
Кутит по Европе народ разночинный,
А нам за Отечество жизнь отдавай!

Пустеет деревня, уходят кормильцы,

Без них запустеет земли полоса
Обнял по мужски Никанора Василий, -
За старшего будешь, и пошёл не спеша.

А дьяк всё молился, икона взлетала,

Народ у развилки собрался, рыдал,
Проповедь долгая смерть предвещала,
Деревни угрюмые, в жизни провал.

Матрос инвалид на старинной гармони,

Под пившей толпе “Плач”, “Славянку” играл,
На развилке рушник на крестах в агонии
Порывистый ветер рвал и метал.

Мать тихо стонала, час кликал беду,

Сыночку исполнилось только тринадцать,
Мог поле вспахать, разогнать борозду,
Работать, как взрослый, хозяином стать.

В кладовке и погребе только съестное

В сенях, на кухне полезная утварь,
В амбаре зерно, в хлеву конь на постое,
Под крышей дрова, он хозяин не у харь.

Он вырос духовно, народные песни ,

И Господа Бога в душе принимал,
Он верил в себя, в свои силы и честно
Достаток в хозяйстве трудом.умножал.

Мечтал, любовался богатством природы,

Внимал ароматы влекущих цветов,
И пчёл полюбил, их медовые соты,
За улей рабочий отдать всё готов.

*******

Огромная радость, на зимние святки,
Приходит письмо, - в нём желанную весть, -
Я жив и здоров! От родного татки,
Из Харбина почтой, Никанор смог прочесть.

…Война, не прогулка, здесь вши, тиф и голод,

И климат не наш, всех дождём уморил
Окопы сырые, бессонница, ветер и холод…,
Никанор этот текст со слезой проглотил.

Домой бы вернуться живым и здоровым,

Об этом надеется каждый солдат,
Командиры, военные не выносят позора,
Войну проиграли, а кто виноват?

Сынок, Никанор, будь предков достоен,

Хозяйство осилишь,ты похож на меня,
Мы вместе с тобою домик достроим,
Разработаем землю, я молюсь за тебя.

Мои дорогие, жена и любимые дети,

Прошу не болейте, мне трудно без Вас,
Не хватит запасов, держитесь вместе,
Голод не тётка, пройдёт трудный час

Прощайте родные! Храни Вас Господь!

Я буду сражаться пока хватит сил!
Ваш муж и отец, целую Вас крепко,
До встречи, до скорой, с приветом, Василь!

Суровая вьюга снегами накрыла,
Едва не добрались сугробы до крыш,
Дымок от коми нов метался игриво,
Как юркий февраль выползает из ниш.

В жаровне хозяйки угли подметают,
Блины по пеклись, подошли калачи,
Праздник народный округа встречает,
Не спится в деревне, гуляй от души!

Светает. По пуще сосновой не часто
Несутся к святыням путники, рать,
Погони незримой духовное братство,
Не для того, чтоб за нас умирать..

Им нужно увидеть, до них прикоснуться,
Душой ощутить лучезарную святость.
Под тяжестью грешности, чтоб не прогнуться,
Чтоб жизнь не горчила, и была всем в радость.

Исток первозданности, сила духовная
В небесных порывах и в сердце идущих
До цели желанной, бесповоротной,
К общению с Богом, с искрой все сущей.

А сани летели, как пчёлы гудели
Во мраке, мерцающем, колокол пел,
От быстрой езды у всех щёки за рдели…
А кто – то на фронте друзей хоронил.

Приехали в Лоев , коней привязали,
В приличной одежде в церковь вошли,
Страждущим, бедным пропитание дали,
Под аркой церковной во благо души.

- Сынок, погоди! Вместе свечки поставим,
Молитву закажем во имя живых.
Без веры нельзя, мелочиться не станем,
Без церкви нельзя, на том и стоим.

Священник Онуфрий вёл службу успешно,
Хор певчих ритмично ему подпевал,
В дыхании воска, лампад безутешных,
Он громко во благо имена называл.

На лицах блаженных в сиянии света,
Откуда - то свыше, в мерцании свеч,
Светилась надежда, мудрость ответа,
- Не падайте духом в ожидании встреч.

Крестились у церкви с облегчённой душой,
Неспешно покинули место святое…
У арки церковной красивой, большой,
Увидел её, торжество неземное.

Внезапность, смятение, шок удержали
Ему подойти к незнакомке поближе,
А мать улыбнулась и взяла под руку
К ларьку подвела к знакомым поближе.

А рядом на площади снежная горка,
На штурм её дружно стремились друзья,
Как дети, ватагой, без всякого толка
Свой вымпел без толка тащили не зря.

Победа! Друзья ликовала, смеялась
На радость мещанской толпе, беднякам,
И шапки взлетали, борьба продолжалась
В старинной манере на кулаках.

Еврей пожилой узнал Никанора,
- Где ваш отец? Расскажи, не томи?
Встречались не раз и были друзьями,
У меня было горе, он мне сильно помог.

Поклон небольшой человеку седому,
Про всё рассказал Никанор об отце,
Как дома дела, от души, по прямому,
Позвал Никанора в лавку к себе.

На праздник успеешь, для тебя подарок,
Хранил я для сына, он погиб на войне,
Вот книга «Бухгалтер», путь твой не сладок,
Кольцо золотоё, чтоб любила тебя.

Ты встретишь невесту, будут и дети,
Будь сильным всегда, не спеши горевать,
Вернётся отец, в мой дом приходите,
Приедешь домой, береги свою мать.


Встреча

Светлеет восток, вот – вот выглянет солнце,
Свирепый морозец скрючит таящий снег,
Блестит лучезарный багрянец в оконце,
Весна начинает волнующий бег

Капель зазвенела, тепло заискрилось,
В проталинах первых сверчок водолей,
По склону оврага весна веселилась,
Реку Песочанка томил первый луч.

На дубе курчавом скворец воловодит,
Плывут караваны пернатых гусей…
Никанор неспешно сад, усадьбу обходит,
Колёса проверить, так будет верней.

Забор не повален, всё к севу в порядке,
Передние ставни не нужно крепить…
Ох, треплет сознание взгляд Лоевчанки,
Её красоту он не смог позабыть.

Девчонок в деревне на выданье много,
Посмотришь робея, одна краше другой,
Весною на зорьке поют, станет туго,
От – того, что не видно единственной той.

*******
Тот крик Никанор долго помнил, поверьте,
- О, Боже! Приехали! Вася живой!
Где Павлик, Тимошка?!Ждали так долго,
В разлуке шесть лет, слёзы, радость рекой!

И кажется, солнце сверкало чуть ярче,
На ветках деревьев полают лампадки,
В тени потеплело, стало чуть жарче,
Василий погладил трудягу лошадку.

Минутку, прошу вас соседи, друзья,
По вечер жду вас, отметим приезд,
Что видел, скажу, всё проходит не зря,
Как жили, услышу, - зато, вам и честь!

Согрел второпях Никанор свою баньку,
Она коротала у берега речки,
Рубил сам, прибивая последнюю планку,
- Отец мой вернётся, будет мыться у печки.

С дороги Василий прилёг подремать,
Казалось, что в доме счастье светилось,
Все дома, веселье, не нужно скучать,
Продукты нужны, да и чашка разбилась.

Быстрее, сынок, коня оседлай!
Закончилось масло, слетай до Матрёны,
Купи две бутылки, водку, сахар и чай,
Отец мыться пойдёт, веселей гони коней!

Матрёна встречает парнишку с улыбкой,
- Вот это жених, молодой и красивый!
Покупки желаете, штучно, з начинкой?
- Первач, сахар, чай, шипучки игривой.

- Что девушки нет? Будет, конфеты бери!
Уже на коне, уезжая, в окошке приметил,
Она, видел точно, её я искал до поры,
И взгляд искушённый это отметил.

Собрались родные, друзья и соседи,
Вояка бывалый Кацубо Иван,
Да староста Костик, с фигурой медведя,
Женщины, дети в прихожей у нар.

Сынок, Никанор, присядь нам поближе,
Ты справился с делом, посад заслужил…
Икона взирала на вечерю служивых,
Всевышний с небес лишь свидетелем был.

Василий поднялся, на кут поклонился,
Молитву прочёл под иконой святой,
И с речью начальной ко всем обратился,
- Родные мои, я вернулся живой!

Как выжить и жить, вы удачу спросите,
Ведь лучший служивый, боевой офицер,
Будет согласен, жить захотите,
Не поможет и вера к короне святой!

Я выжил в окопах залитых водою,
Голодный, в метели бил злого врага.
Я знал, - Не убью, смерть с косою за мною,
Дорогу домой не найду никогда.

Война перекрёсток огня и картечи,
Кто первый нажмёт на курок винторя,
Тот выиграет , в той прожорливой сечи,
А с ним и Победу,,, В России беда.

Война обескровила земли, запасы,
Зерно, продовольствие кончились, - Нет!
Войну проиграли бездарные асы,
Империя хаоса, так вот, корнет!

Рукою похлопал по плечу Никанора,
Добавил, - Друзья, спасибо за хлеб!
Он растёт на полях, ваши спины – Россия!
Деревня, да речка, да зорьки просвет!

Так выпьем за силу колосистого поля,
Удача пусть в срок повеет дождём,
Мы живы и наша солдатская доля,
За Отчизну стоять не ружьём, а снопом!

За Белую русь, наливай, не жалейте,
За наших старейшин отцов, матерей,
За мирное завтра, за славу налейте,
За тех, кто погиб, за наших детей.

Друзья говорили от чистой души,
Отметим же радость его возрождения,
- Мы с тобою Василий в лес поспешим.
Плоты перегоним, от купцов сообщение.

Неделя, не больше, - путина в разгаре.
- Братишка, согласен! – Тогда по рукам!
- Вот это друзья, поплывём не по Каме,
Никанор в доме главный, пора вестунам

Вот староста встал, медаль тихо тронул!
Рюмку поднял, поприветствовал всех,
- Идя на врага, ты Василий, не дрогнул,
В лицо смерти смотрел, ты из тех,

Кто ратную славу в веках приумножил,
Не струсил в бою за Отчизну, Россию,
В открытом бою семь солдат уничтожил,
Воинский дух, честь, могучую силу.

Отечеству слава! Царю Николаю!
Василий, с наградой, вам подарок земляк.
Тебя храбреца, родных твоих знаю,
Нам не страшен ни фриц, ни поляк!

Так выпьем , друзья! За столом зашумели,
Мать песню запела, соседи, друзья
О службе солдатской в жару и метели,
О дружбе и чести, спасибо друзья!

А полька с при стуком, эхом взлетая,
По кругу пошла в небольшой комнатёнке,
За печкой вверху, как беличья стая,
Ребята играют, словно котёнок.

Василий с женой тихо вышли из дома,
Сиял млечный путь сиреневым светом,
Дорога чернела, шли в сумерках оба,
Им жизнь говорила о главном и вечном.

Жена, моя жёнушка правду послушай,
Рабочие в городе вышли, бунтуют,
Лютует война, холод, голод и стужа,
Накроет и нас, смерч пожары раздует

Сон

Свеча рисовала узоры на стенах,
С лампады старинной воск уплывал,
Новогодняя святость сияла в потехах,
Сочельник игриво в окошке играл.

На Ели душистой, в спальне зарницей
Рисунок волшебный во тьме замирал,
В подушках спала умилённо девица,
С небес зоркий месяц ей сны прошептал.

Ей снилась весна, дуновение ветра,
Шарм кос умилённых, в цветущем саду,
Летел по лужайке, как чёрная серна,
Собой любовалась в зеркальном пруду.

Как облако в небе, как пух лебединый,
Поток лепестков сыпал зимние сны,
Сияла краса её, образ былинный
В глазах, как озёрах, гусарской красы.

Влюблённый гусар нежно взял её руку,
Бежали, смеялись в весенних лучах,
В плену колдовском целовал её щёку,
Сквозь сон прозвучало молящее, - Ах!

Мать в кресле дремала, услышала Анну,
- Дочурка, – невеста в цвету по годам,
Прилежно училась, покорна, желанна,
Как ветка сирени, потеха всем нам.

Живём мы неплохо , в усадьбе порядок,
Ларёк возле церкви, приносит доход,
Кровинка моя, медок к свадьбе не сладок
А сон мимолётный – потехи, урок.

А кто этот парень? Богат, или беден?
Как смог её душу наполнить собой?
Да, время тревожное в залпе орудий,
В пожаре Европа, жизнь станет иной.

Прозрачное утро тень темно-синюю,
Размыла лучами, их светлой гурьбой,
В саду, во дворе в сверкающем инее.
Сочельник в разгаре, любовался собой.

А Анна проснулась чуть возбуждённая,
Ей так захотелось во сне полетать.
С постели вспорхнула, лань полусонная,
Ей в церковь идти, вчера молвила мать.

Вскипел самовар, он хозяин здоровья,
Есть пряности, сладости, рыбный бульон.
Сверкает слезою настойка с подполья,
С колокольни церковной послышался звон!

Май

По всей необъятной великой Руси
Нет краше Днепра, его вольных притоков,
Особенно в мае, тепло на веси,
Творит чудеса у заветных истоков.


Всё тянется к небу, - погоня за солнцем,
Горит жёлтой охрой берёзовый край,
Зелёным, несмелым, желанным погонцем
Подснежник украсил синеющий рай.

Черёмухи - девы, как пенные волны,
Играют в сверкающих, ясных лучах,
Как чудо - невесты в полёте свободном
В плену подвенечном танцуют в полях.

У всех на слуху, - чибис плачется в поле,
Погост почерневший , лоза зацвела,
Блестят колеины, ползёт по раздолью
Телега в убранстве, дочь замуж пошла.

На сердце тревога, а вдруг непогода,
Ударит мороз, ветер сивер подует,
Тела, неокрепшие души, у брода,
В лесу, под берёзой впервые воркуют.


Всё молодо, зелено, дело не в этом,
Любовь неземная, как крик лебединый,
Захватит, да так, не распутать поэтам
Клубок нежных чувств, для обоих единый.


На распутье.




Легенда

Беларусь, напои мои очи, тоску
Яркой каплей росы, позолотой рассветной,
На страницы мои по листку, колоску,
На поля и леса, на Полесье заветное.

Упади, услади жажду прожитых лет.
На осколках судьбы не читай панихиду,
Пусть душа в тишине чей - то ищет ответ,
В хламе прожитых лет свою Атлантиду.

Где - то в пойме, лугах, меж берёз и дубов
Задрожала в росе паутина - Былина,
Тронешь душу её, в плену сказочных снов,
Жизнь проходит твоя, -что ответишь ей ныне.

А когда та Былина, от упавшей росы,
Обретёт свои крылья и ветер попутный,
Пролетит над Полесьем, свет ранимой красы,
И тобой незабытый край былинный, не скудный..

В необъятной тиши, в дрёме дымных болот
По тропе вдоль Брагинки шли навстречу друг другу
Ясна девица - свет, в мыслях юный полёт.
И охотник юнец, искал счастье в округе.

Она знатных кровей. что ей нужно в глуши?
Убежала из Брагина птицей сильной на волю…
За добычей шальной он к Днепру поспешил,
Но свернул на тропу за косулей в погоню.

Раздвигая кустарник, шла легко кобылица…
Ей навстречу гнедой легко брод проскакал,
По старинной тропе, обжигая их лица,
Запах прелой листвы дремоту отгонял.

Вокруг топи, кустарник, старый лес, перелески,
Ольха тучей валила, жутко станет, темно.
Вдруг берёзка засветит, как в окне занавеска,
Замаячит надежда,- жуть заменит тепло.

За завалом - завалы, лишь тропинка маячит
И зовёт, - Торопись! Солнце льнёт за тобой!
Наших путников дебри, дикий зверь озадачит,
По тропе незнакомой им скакать не впервой.

Посветлело. Осинник зашумел на вершине,
Птичий гам всё сильнее верещит тут и там,
Гать при топлена, купье, как страшилка в лощине,
Ехать трудно впервые по этим местам…

Красота неземная под походным убранством
Обретала характер, веру в завтрашний день,
Она может впервые, обладая упрямством,
Счастье в жизни искала, ее благих перемен.

Комариное царство, гать дубовую, чёрную
Белогривая лошадь осторожно прошла…
В безмятежном просторе путник песню привольную
Вдруг запел о любви… Песня в сердце вошла.

В безмятежном порыве эхом песня летала,
Сквозь деревья и чащи, прорывалась, звала.
Чудо – песни слова душа так принимала
И впервые девицу за собой повела.

Рас кудрявый орешника за спиной растворился,
Посредине болота бор сосновый горит,
Высоко в поднебесье дух земной устремился,
На поющих вершинах ветер странник мудрит.

Корабельные сосны, толщиной в два обхвата
Стражей сильной стоят на холме вдоль реки,
По весне полноводной здесь Спасения Врата, -
Говорили всегда на слуху старики.

Взор скользит по ветвям по иглистым узорам,
По коре многолетней, обнажённым корням,
В синей дымке болот, убегающим го нам,
К горизонтам Полесья, дорогим берегам.

Дикий рай заманил стал им общей судьбой,
Они встретились тихо у берёзы столетней
Вдруг неведомый голос произнёс сам собой,
Место встречи, - У Бор! Для двоих край заветный.

Тело млело, возможно, дух сосновый пьянил,
Возбуждённо сияли загорелые лица,
Незаметно их головы миг желаний вскружил,
Ключевою водой напоили криницы.

Двое в дебрях лесных повстречали друг друга
И любовь расцвела словно ландыш весной,
А охотничий домик их хранил от недуга,
Мы не знаем, но верим, путь их длится земной.

Под сосной, у дороги, старожилы крестились,
Небольшая икона продолжает висеть,
Пресвятой Богородицы Казанской милость, -
Храм в деревне Уборок стоит в её честь!

Уборок.1897 год.

Отечество славное, вольная Белая Русь,
Мой край незабвенный родное Полесье,
Народом твоим самобытным горжусь,
Днепром неустанным, народною песней!

Кривичи, древляне и радимичи,
Впоследствии, названы палешуками,
Не станет земля наша чье-то добычей,
Другими не станем, и прошлое с нами.

Помещики Прозор, Семён Коноплёв
Распродали землю в урочищах кислых,
Бесхозные дебри, да селище сов,
В деревьях гнилых, корявых, дуплистых.

Дубы в два обхвата, осины и клёны
Сосна , небывалой по мерке длинны,
Купцы городские, скупив их законно,
В связи с бездорожьем, забрать не смогли.

Кошаловы, Дюбкины, Курзины…
Пришли в этот бор, как хозяева, смело,
На новые земли, где зреет калина, -
Дремала земля, в ожидании зрела,

Бесстрашные люди, здесь вместе с ужами,
Порой ночевали и пили с криницы,
С надеждою в сердце, накрывшись ловжами,
Мечтами о доме, простой половице.

Рубили дома, сосны нужными стали,
Сжигали огнём буреломы, завалы,
Готовили поле, и пни корчевали,
Чтоб спело зерно, не болото и палы.

Земля не простая суглинок, торфяник,
Чуть выше – песок, бугорок на болоте,
Хозяин земли, он за плугом начальник,
Зимою, он в думах о севообороте.

До волости Холмечь километров пятнадцать,
В повет (город Речица) все сорок пять,
На рынок на лошади, что бы добраться,
За возом трусцой приходилось бежать.

Крестьянская ноша народ не голу бит,
До пота, в крови, да мозоль на руках,
Блюди за царя, оплати,- не погубит
С утра и до ночи в трудах на парах..

  *****
Усиленно строится церковь, жилища,
Отдай на строительство церкви, - побор,
Убытки, убытки, посмотришь, и нищий.
А праздником правит Церковный собор.

В деревне Уборок, до школы церковной,
Учил детей грамоте бывший солдат,
Имел лишь три класса, и возраст за сорок,
Закалки старинной Бобров Александр

В начале двадцатого сложного века,
На юга - востоке окраин Полесья,
У Лоева, Брагина для человека,
В ещё необжитых местах мелколесья,

При людно открыты церкви в посёлках,
В Хойниках, Брагине и Ручеевке,
В Деражичах, Холмечь и на Уборках, -
По царской указке, по обстановке.

А главное школы, пусть приходские,
Деревня читала, писала, молилась,
Окраина старой царской России
В мгновение ока переменилась.

На Уборках за церковью выросла школа,
Красивое здание в два этажа,
На первом три класса, портрет Николая,
Есть лавы, столы и муштра – «Госпожа».

Детей принуждали к учёбе и били,
Ведь главное Вера, церковный уклад,
Нет выше на свете божественной силы,
Молитва – основа, в сознании клад.

К Отчизне любимой, к великой России,
К её необъятным, простором, морям,
Династии царской отдать свои силы,
Служить безотказно, стоять по местам.

Первый учитель Иван Малишевский,
Жил в школе вверху, на втором этаже,
Читал на французском, владея немецким
Знакомил детей, а в быту - протеже.

Он знал математику, нравился всем,
Порой уходил от суждений о Боге,
Когда настоятель - он тих, но за тем,
Публично бранил его, - Неуч! В итоге.

Забитый крестьянин уже стал умнее,
Повеяло новым в познании света,
Разве мог он подумать, под гнётом, немея,
О правде, о жизни страны и повета.

В сознании всех, кто душою был светел,
Тиран не сломил эти души наветом,
Мужицкая, Правда - дум повелитель
Вершила по крохе познание Света.

Учащийся школы, имеющий пропуск,
Всегда был наказан духовным лицом,
Битьём по рукам, отработаешь, – допуск,
Вперёд полоть клумбу, цветы под окном.

В конце лихолетья Гражданской войны?
Закрыты на время церковные школы,
Крестьянские дети учиться должны,
Война мировая, а в классах безмолвие.

Занятия в школе пошли, как и раньше,
Церковная школьная база исчезла,
Портрет Ильича, флаги красные, марш,
Всеобуча школа к победе пошла
/

Ригорка.


Рыгорка летел против ветра за возом,
Слеза набежала, ревел, но бежал,
Упорство его, несмотря на занозы,
Заметил отец, но на воз всё же взял.

Парнишка присел, стал серьёзным до смеха,
Отец, подгоняя коня, торопил,
- Ты должен стать сильным, а воз не потеха,
Упрямство не красит, в себя забери.

Но, но, вороные! И кнут веселился,
Погнал лошадей, паренька по судьбе,
За что, почему, он всегда торопился,
Всё брал , о чём думал, в жестокой борьбе.

Родные по горки, леса, перелески,
Ручьи, болотянки, - душевный простор,
Тянули к себе, утолить запах леский,
И гнали его за гумно, за забор.

Там яблоня, груша, знакомые Гришке,
Чуть дальше синеет овса полоса,
Хотелось поесть яблок кислых парнишке,
Его усмирил взгляд суровый отца.

Затем отвлекли отца сильные руки,
Они, извиваясь, лошадку вели,
Меж хилых домов, плетней… и от скуки,
Следа не осталось, моли, не моли.

Отец веселился, взглянул на Ригорку,
Тот ловко вцепился руками в мешок,
Поправил картуз, другой за верёвку,
Рулил, отцу в помощь, - получится толк!

Чуть ближе к болоту, к цветущей лагуне,
Изба небольшая в селе Вышемир,
Хозяин встречает в белом кафтане, -
Ну, здравствуй, Иван! Ты горе привёз, или мир!

В Осиновке мир, на Уборках Галака,
С руин поднимается наша страна,
Всеобуч крестьянства, на белых атака,
Вздохнём, будет легче, брат - старина.

Хозяин, пчоляр Балинов,с интересам,
- А ты, за кого? Я спросил, отвечай?
- Шучу я.
Обнялись. Но эхо летало за лесом,
Терялось в цветах Чабреца, Иван чай.

Рыгорка внимательно, очень уж чинно
Ходил возле воза, и отца поджидал,
Болтал, словно взрослый, очень наивно
В сознании, молча , себя представлял.

Потом осмелел, стал ходить по усадьбе,
Но голод не тётка, он яблоко взял,
И спрятал в карман, и смело к веранде,
Шагнул прямо к взрослым, - Пить. Прошептал.

Отец и хозяин встретились взглядом,
С счастливым, открытым лицом пацана,
За стол усадили, и сели с ним рядом,
Чтоб мёда отведать, на радость, сполна.

Хозяин молитву прочёл торопливо,
Рыгорка внимательно слушал её,
Как взрослый, крестился как – то невинно
И тихо взял ложку, - Всё, это моё!

Отец с интересом смотрел на Ригорку,
Присели и трапеза мирно пошла,
Квас резкий, берёзовый лился, вдогонку,
И радуга в небе искрилась, цвела.

Всё в радость Рыгорку, поездка в деревню
Пирог с молоком, вкус яблока, мёд,
Улыбка светилась и детское рвение,
Казалась, растопит мужской души лёд.

Иван посмотрел, сын подрос, есть характер,
Упрямец, и любит с друзьями играть,
Брат Яков, в делах рассуждающих мастер,
Пара мальцу в школу в уборок отдать.

Неплохо. Мой друг Балинов, подскажи,
Мне Гришку желательно в школу отдать
И четверо дома, полоска, - корчи и ловжи,
Не вправе мы больше в болотах страдать.

Зима, - она долгая, вьюги, морозы,
Весна, - заливает просторы вода,
А летом, - безденежье, рабские слёзы,
Лишь осенью выигрыш имеем всегда.

Как родич, Иван, ты по жизни хозяин,
Проехал пол - света, послушай себя,
Живи, развивайся детей береги,
Решил, то езжай, пусть растёт ребятня.

Ты прав Балинов, революция, войны,
Вчера отгремели, сегодня пора
Налаживать жизнь, сеть свет семена,
Учёба, не игры, вперёд детвора!

Обнялись в дорогу, присели на лаву,
Вот, Гришка телегу ведёт за собой,
Улыбка теплом засияла в оправе
Ворот деревенских, мы едем домой!
 

Монолог

Иван, на усадьбу взглянул суетливо,
За что, за кого воевал столько лет?
И Память, нещадно его теребила,
Искала, в надежде найдёт тот ответ:

С тоскою посмотришь, изба похудела,
Бревенчатый свод еле, еле стоит,
Пространство уюта для жизни хватает,
Но бедность в окошке угрюмо горит.

Нет мебели, лавы, да нары для деток,
Кровать на двоих, три подушки, сундук,
Есть стол, самовар, огнедышащий предок
И мрак в закутках, словно, чёрный паук.

Обкурено всё, дух лампадный летает,
А в сенях, в кладовке ручной инвентарь,
Действительно время своё ожидает,
В хлеве конь и птица, не пуст и амбар.

До боли печально, особенно ночью,
Туманные ночи, в Пилиповку вой,
Скребут по душе чернотой преисподней,
В дождливом потоке нависнут стеной.

Детишки, их пятеро в спрятанной нише,
На тёплой печи они, ночь напролёт,
Галдят себе, в полночь становится тише,
На крыше солома гноится, течёт.

Изба прохудела, в догме брани не спится,,
Душа рвёт могучее сердце Ивана,
Не вынес, вдруг вырвалась боль дикой птицей
По плёсам, дорогам, с достоинством, рьяно.

Хозяин судьбы, пусть я глух, горбоватый,
И крикнуть не смог, чтоб услышали все,
Пусть знают плуги, лошадь клин пустоватый,
На вас спину гнул я, на чужой полосе,

А, что получал, знает только кукушка,
Мы нищая, слабая стая смутьянов,
Бесправное стадо, крестьянская сушка, -
Оковы, нас давят, да косность тиранов.

Мы этих скотов хлебом сытно кормили
В итоге беда, холод, голод в семье,
Без денег, земли, нас в темницах гноили,
Гнали в бой умирать на ненужной войне.

Вы быдло, - продавшее, веру, страну,
Во благо своих интересов, иллюзий,
Кто позволил казнить, опустошить казну,
Направить народ в круг погромов, контузий.

И я, недобитый, в окопах молился,
Чтоб Бог пожалел и оставил живым,
За что, в годы лучшие, кровью умылся,
Мотался по свету надеждой, томим.

Родные мои, горе рвёт моё сердце,
Сознание гаснет от мысли простой,
- Вы живы! Я в кому впадаю, поверьте!
И плачу, душа улетает с тоской.

Я ваш, но другой стал, чуть ближе, Ивана,
Которого знала по жизни семья,
Я, вытерплю всё, и в душе нет изъяна,
Есть счастье в борьбе, против подлости, зла.

Война отгремела, война Мировая,
Гнала эшелоны вояк по пути,
До Питера, рвались, приказ выполняя,

И сердце тревожное билось в груди.

Но, видно судьба, подарила надежду.
Пришла власть другая, застыл эшелон,
Не внимая команды, на чины не взирая
Солдаты пошли до других на поклон.

Впервые Иван ощутил близость схватки,
Ведь, голод не тётка, - анархии мать,
И вышел к народу, спросил твёрдо, чётко,
- Кто скажет мне братцы, за что воевать!

Из Питера срочно пришла телеграмма,
Довольствия нет, всех отправить домой…
Приказ, и Иван достаёт из кармана,
Благодарность за службу, и лист отходной…
 
*******

Судьбы перекрёсток гнал вихрем жестоким,
Не грела шинель, снег стегал по лицу,
Он с фрицами дрался, с пехотою польской,
Суровые будни к лицу храбрецу…

Вокзал. Всё притихшее с виду дымится,
Где дым, а где пар в белоснежном котле?
А солнце взлетело! Луч в дымке теснится,
Душа улетает и льнёт к красоте.

На небе туманном диск солнца сияет,
Смотри! Любопытный, у водокачки.
Так это девица! Пригнувшись, взирает
Водой парень торс свой обливает, от спячки!

Рабочий вокзала, в порыве сынишкой,
Лестницу тянут у входа в вокзал,
Полотнище красное к тамбурной вышке,
Повесили так, чтоб народ увидал.

Оно трепетало в дуновении ветра,
Иван прибодрился, чуть выше привстал,
Он знал ему цену, и этим гордился,
За товарищей смелых он жизнь бы отдал.

Он видел, как шли они в бой за Отчизну,
За Русь, не за царский невнятный приказ,
Как флаг алой крови хранили до тризны,
Во имя свободы, за бедных, за нас!

Вдруг где – то за рощей гудок паровозный,
Как звук само гудки всё ближе гудел,
Народ на перрон выходил с виду грозный,
Но зимний денёк миг грозы проглотил.

Смотрю, зароптали, кто к стеле поближе,
Поют "Варшавянку", и видно не зря:

«Вперёд за свободу!», а рядом, чуть ниже:
«Заводы рабочим, крестьянам земля!»

Всё ближе и ближе по рельсам вздыхая,
Едет товарный, пар вздыбил стеной,
Расчётливо, с визгом, на солнце сверкая,
В красе величаво, застыл озорной.

Смотри, в муравейнике люд суетился,
Кричали, толкались, ну, поделом,
Солдат батальон без труда разместился,
Гудок. И Иван загрустил о своём.

Флаг мерно мотался, ветром гонимый,
Проект новой жизни стал новой молвой.
На тихом перроне, врагами судимый,
Он рвался в дорогу, подхваченный мной.

В проёме дверном природа сияла,
Пейзаж глубже, глубже его занимал,
Великие дали, на солнце сверкали,
И я словно детство рукой доставал.

Теней переливы чуть ближе к потёмкам,
Отливом лучи по барханам плывут,
И дрогнуло сердце в вечерней позёмке,
От дикой свободы, от сброшенных пут.

Леса, перелески, реки, озёра,
В сознании тонет земная краса,
Россия, земная любовь мной напета,
Отметка, на сердце моим, полоса!

Синь глаз откровенна, в душе мне услада,
Такая как там, где я вырос, живу, -
На Белой Руси мои дети, отрада,
О, как мы близки, видит Бог, наяву!

А поезд, с плакатом «Революция, братцы!»
Стучал перестуком Гражданской войне,
Сердце моё, пусть снег и ненастье,
О жизни иной всё рассказывай мне!

Изба Читальня.

Заря новогодняя, вестник парада,
Вечерних небесных, чарующих сфер.
Искристого царства, немая отрада,
Награда идущим, в пору перемен.

Мороз, как кудесник, скользит по озёрам,
По рекам и лужам шалит ветерком,
Болото, про лески обходит дозором,
Деревья украсит к утру хрусталём.

Желанный, пушистый, в жемчужном убранстве,
Плед снежный, как море, во власти зари,
Душевные струны рвёт в зыбком пространстве, -
Божественный всплеск первозданной молвы.

На речке Брагинке в сверкающей пойме,
На льду, потолстевшем, в игре детвора,
За длинные жерди, по двое в обойме,
Привязаны санки, кататься пора!

Парнишки покрепче, по кругу катают,
Как космонавтов, подружек, друзей,
По ходу раскрутки, шнуры отцепляют
И санки летят, удержаться сумей!

Девчонки весёлые, взявшись под руки,
По льду, разогнавшись, красиво скользят,
А парни, в игре, - называется «Пуга»,
Играют, и тихо за ними следят.

Предпраздничный ропот, летал над деревней,
Округа жила, лай собак не стихал,
Лучина горела, свет в зале, в передней,
На ветках еловых, на окнах сиял.

********
В лагуне небесной Луна созревает,
По синим, чернеющим старым дубам,
По склонам в полях в серебре отливает
Дорогу душевным порывам, вестям.

В сверкающем мире, деревья, как мыши,
В стогах, как грибах, утонувших в снегу,
Сверкают глазницы окон жёлтых ниши,
И в свете играют от ламп наяву.

Всё ближе и ближе свет лунный блаженный,
Народу не спится, идёт Новый Год,
Посмотришь в окошко, в плену сокровенном,
Где ель, где сосна под иконою ждёт.

Детишки на печке спят, словно котята,
Им бабушка мило вела свой рассказ,
А утром гостинцы, подарки у ели,
Зверушки из теста, ждут сонных ребят.

Маланья, жена, в суете ждёт Ивана,
Он вышел во двор, всё проверит, придёт,
А дети постарше, сын Яков, Ульяна,
К молитве успеют, за окнами ждут.

Церквушка в деревне Уборок в дозоре,
И звон колокольный был слышен всегда,
На млечном пути, под божественным взором,
Бьёт колокол первый, - молитва пошла.

А в звуках божественных вечного кода,
Себя обнажила небесная чаша
Во благо Отчизны, и нашего рода,
В посыле и просьбах величие шага.

Чтоб поле родило, буйным был колос,
Скотина не гибла, хозяйство велось,
Болезни минули, всё с Богом вершилось,
И детям достаток, чтоб мирно жилось.

Иван, посмотрел на икону с тревогой,
Мой Бог огради нас от дикой войны,
Не вынесет сердце, быть нищим в дороге,
Пусть детям моим снятся сладкие сны.

Ульяна и Яков в святом словоблуде
Сумели понять, кое, что, как всегда,
Их мысли летали, что в будущем будет,
Придёт Рождество, погадаем тогда.

А колокол бьёт, в думах святость играет,
Эпоха другая идёт по земле,
Всех завтра Читальня Изба приглашает,
На праздник надежды, в путь, к новой мечте!

*******
Сегодня Уборок без вьюги скучает,
Читальня – изба, вестник новой страны,
Гремит граммофоном, душа созидает,
Хозяйка Прасковья, - Входи, не томи!

Сегодня в программе спектакль будет платный,
Мы всех поздравляем, Республике год!
Товарищи, - все мы сегодня на равных,
Спокойно, без страха, встречай Новый год!

Изба небольшая, в ней лавок штук десять,
Столы для прочтений, в избе их, штук пять,
Есть книги на полках, комод, словно крепость
И столик – трибуна, чтоб книги читать.

Читальня Изба, рядом, глянешь на север,
Из дерева церковь, церковная школа,
Народ при одетый кружит словно веер,
Кресты будят душу, былое доколе?!

А гул граммофона гудит, призывает,
По снежной дороге народ зашагал,
В санях молодёжь на духу пролетает,
До новых идей, кто, за что, воевал?

Погода всем радость, мороз небольшой,
Впервые Иван с детворой на поводьях,
Собрались не в церковь, летят за толпой,
За правдой мужской на пашнях, угодьях.

В глухих подворотнях, кто – то молится Богу,
В избушке простой разместился народ,
Старики, и чуть младше, сидели на лавах,
Помладше, галёрке закрыла проход.

К трибуне подходит Прасковья Громыко,
Красиво, с запалом, с душой говорит,

Кто в лучшее верит, давайте без крика,
Послушаем всех, - сила это, кредит!

Декабрь, одна тысяча девятьсот двадцатый!
Тебя с годовщиной, Белая Русь!
Поздравим, друг друга, пути нет обратно,
До здравствует Ленин! Советская Русь!

Прошу тишины, представитель ревкома,
Товарищ Потапов, да нас в добрый час.

Иван улыбнулся. Лицо мне знакомо,
Я в Лоеве видел на рынке не раз.

Он наш, знает правду, мотался по свету,
Декреты «О мире» читал, даже мне,
Декрет Всероссийского Съезда Советов
«О власти», и главный Декрет, «О земле!»

В Республике нашей, словно в квартире, -
Гражданские распри, делят страну,
Война и анархия, все в думах о мире,
Народ поделили, на части, из вне.

Война не окончена, с Польшей проруха,
Мир в Бресте подписан, на горе стране,
Полесская область, Минск, и разруха,
Больно, товарищи, скажу я себе.

Но мы, белорусы, вместе с Россией,
Осилим разруху, - страна на кону,
В строю власть Советов, врага мы осилим,
И тот, кто не с нами, не кучер коню!

Товарищи, в Речице, беженцы, голод,
Все семьдесят тысяч застряли в пути,
Поможем, чем можем. - На улице холод,
Всем с мира по нитке, нельзя подвести.

В Витебске, Гомеле, даже в Смоленске,
Спокойнее станет, крайкомы, Совет
Во всём разберутся, всё будет на месте,
На Белой Руси все увидят расцвет!

Мы в марте крестьянам поделим погост,
Наш враг нерешительность, скажем да ну…
Весна недалече, всё в жизни не просто,
Готовь инвентарь, плуги, барану,

До здравствует Ленин,партии слава!
Землю крестьянам, заводы рабочим!
Идёт Новый год, всем он будет по нраву,
За дело, товарищи, звёздам пророчим!

В ладоши захлопали, ярко и громко,
Иван Бобровничий всех слушал, вникал,
И где – то внутри, в душевных потёмках,
Сей пафос полета душой не внимал.

Легко ли поверить, какою ценою?
Как с Верой нам быть, её не сотрёшь!
Всё как то легко, на словах, за спиною,
Остался уклад, от него не уйдёшь!

Надежда всегда умирает последней,
Не каждый готов жизнь свою положить,
Бежать за мечтой всем до самой конечной.
Построить мир новый и в нём честно жить.

Смотрю, молодёжь ловит каждое слово,

Возможно, для них замаячит рассвет,
Есть выбор в пути, и в поступках готовый
Пример, по которому юность идёт…

********
Наш первый глава - председатель Совета,
Встречайте, с докладами, Дюбкин Степан:
Перед Вами Декрет, не "Жалейка" поэта,
Мужицкая Правда, цель для нас, не обман.

Совет Комиссаров обратился с Декретом:
Читать и писать все должны, научится,
На русском, своём белорусском, при этом,
Взрослые, дети, Всеобуч к нам мчится!

Согласны? Всем в помощь Союз молодёжи,
Церковные школы и Избы Читальни,
Везде, на дому, на заводах умножим
Читаемых граждан, важней нет походни!

А кто будет мешать, - уголовное дело.
Инструкции будут, - наркомам неделя,
Учёбу построим, пусть каждый умело
Кто в зале сегодня, размыслит немедля!

Громыко Прасковья: Кто «За» голосуем!
Спасибо! Вот это, активность! Мы в деле!
И верим, Всеобуч наладим, и не спасуем!
Зовём на Колядки на этой неделе!

Полтысячи книг мы имеем сегодня,
Да сто на руках на селе, очень мало.
Читки на скорость, правописание,
Проводятся часто, но это начало.

В работе кружок "Беларусь просвещение»,
В кружке театральном ведущую роль
Ведут Руденковы Тимошка и Анна,
К истории мы возвращаемся вновь.

Лапицкий Григорий и Павел Куровский,
Кондрат Петрачёв, Афанасий Громыко,
Худрук Михалюк и Евгений Бортневский –
Актив на Уборках работал на стыке

Эпох, революций, Гражданской войны,
Войны Мировой и мирных свершений,
Оплаченной, страшной, незримой ценой,
Во благо других после них поколений!

Спектакль «Чудодеи» играли артисты,
Свои деревенские парни, девчонки.
Понравился всем, даже ярым баптистам,
Смеялись, да так, что болели печонки.

Платили не все, деньги всё же собрали
Отправлены были на счёт «Балтморфлота»,
Новый Год торопился, а на речке играли
В снежки детвора, порезвится охота!


Венчание.

Друг мой, помолись не спеша для начала,
А в Бога не веришь? Слова подберёшь,
Как ясное Солнце, она у причала,
В молитве ты блудную душу спасёшь.

Как зримо горели венчальные свечи
И тихо душа умиляла свой взор,
А чувства, напетые святостью ноши,
Взлетали, как птицы, в небесный простор.

Мельком, по крупицам, в сиянии вечном,
Сей храм наполняла, цвела благодать,
И Ангелы в танце своём подвенечном,
Взлетали под Купол, стараясь понять

Стремление к Богу и брачные узы
Двух молодых, непорочных сердец,
И ликовать в песнопениях Музы,
Как правит обрядом духовный Отец.

Пусть грубо звучит, мол, из «грязи да в князи!»
Но в этом и соль православной души,
Нет в мыслях духовных порочных фантазий,
Стремление к Богу томится в тиши.

Горят Купола по Руси в позолоте,
В местах отдалённых пустынных широт,
От этого Вера незримо в народе
И лечит, и душу его бережёт!

*******
В селе Ручеевке, в развилке дорожной,
Над кронами церковь, и пять Куполов, -
Оплот Вознесения Матери Божьей,
Приют и спасение, мощи, покров.

На Троицу колокол стонет призывно,
У входа ждут Анна и Никанор,
Сегодня в обряде сыновнем, старинном
Венчание – таинство брака, и взор,

На то, в какой степени все мы готовы,
Взойти под Венец, усмирить гнев и взгляд,
В любви и согласии стать пред иконой,
В углу христианских условий, преград.

Они полюбили, и ранней весною
В догадках, отец Никанора спросил,
- Сынок, мы согласны, быть Анне женою,
Ты взрослый, красивый и мудро решил!

На уровне Сваты прошли торопливо
И сваха встречала, как близких, своих,
А Анна счастливая взглядом игриво,
Намёк Никанору, - Ты мой господин.

Решили, что свадьба на Троицу будет,
Венчание – таинство, мол, как у всех,
Поэтому дети, пусть набожно будет,
В духовной молитве, не до утех.

Особенно в пост, он для вас в канун брака, -
Проверка на крепость взаимной любви,
За долю, взаимную, всю без остатка,
За верность друг к другу, с молитвой усни.

Чуть раньше отец говорил Никанору,
До таинства брака, за несколько дней,
Причастие духа, о грехе – покаяние,
Тверди пред иконой, будь чист перед ней.

Иконы, Спаситель для Никанора,
А Божия Матерь для Анны, всегда,
Святые заступники будут опорой,
Подскажут советом, исчезнет беда.

К венчанию есть обручальные кольца, -
Для девушки - Месяц из серебра,
Для парня из золота – ясное Солнце,
Подарок – кольцо, не на миг, навсегда.

*******
Монахи выходят с молитвою слышной,
Читают и крестятся у молодых,
Проходят к иконе, а гости послушно,
Стоят возле входа, ждут чар неземных.

Встаёт впереди новобрачных священник,
Все крестятся к иконостасу лицом,
Венчальные свечи, внести, и подсвечник
Вручить жениху, в озарении творцом,

Невеста спокойно свечу принимает,
Целует с почтением руку, и взгляд
С особой любовью, жених принимает,
И в такте взаимном идут на обряд.

Прошение Богу от четы новобрачной,
В молитве церковной призывно звучит.
Священник причастие в милости важной,
Идущей от Бога, в словах подтвердил,

- О, Боже Всевышний, дай детям господним,
Любовь совершенную, мир и союз,
Пусть Верой наполнит гордыню безбожным,
Да, в Библии Аз не терял ваших уст!

Взлетели, качнулись вверх плащаницы,
А певчие пели, и голос просил,
Будь жизнь непорочна из Божьей криницы,
И благословением брак подтверди!

Во славу, венчающей воли Господней,
Духовного лика Иисуса Христа!
Поклонимся низко ей преподобной
Матери Божьей, не на миг, на века!

*******
В плену позолоты, божественных ликов
Жених и невеста встают на престол,
Горящие свечи, созвездие бликов,
Летает по стенам, теней ореол.

Красивое действие – таинство Божье,
Свеча взор поманит к себе в алтаре,
И ваза, в ней кольца, как чудо пригожее,
Сверкают алмазами в желтом зерне.

Священник на блюдце несёт их красиво,
Идёт к жениху, одевает кольцо,
Три раза снимает неторопливо, -
К счастью, в повторе, вдобавок, словцо,

И так же к невесте, повтор очень важен,
Ведь миг обручения в каждой судьбе,
Идёт по крупицам, Никанор стал отважен,
А Анна сильнее и с Верой в себе.

В молитве - прошении с просьбою к Богу,

На милость его для четы молодой,
Есть смысл, приумноженный, с Верой в дорогу,,
Пред взглядом Владыки, перстней дорогих.

Пусть Ангел ведёт их по жизни достойно
И кольца, как символ взаимной любви,
Напомнят им радостно и благосклонно,
Духовная сила поможет в пути.

А брачное шествие, Божия стихия,
У всех миловидные свечи горят,
У Белого Флага стоят молодые,
Священник достойно ведёт свой обряд.

Три раза звучит, Новобрачные, слава!
На Флаге сияет, горит чистота,
И белой голубкою символы рая,
В любви непорочной живёт красота.

Ваш путь, Человек, доверившись Богу,
Тернист, благо славен в деяниях Ваших,
Жена ваша, будет венцом плодородным,
А дети всегда сыты и отважны.

Вопрос жениху, и такой же невесте,
- Имеешь ли ты в своей жизни такое,
В грехах произвольный, выбирая жену,
Порок – словоблудие, не беспокоит?

Дыхание в зале не слышно затворного
И Храм в ожидании, в томлении, - Нет!
Из уст молодых звучал не притворно,
Услышал приход перед Богом ответ.

*******
Великое таинство в Храме вершится,
Жених Никанор и Анна невеста!
На Флаг перед Богом, как царь и царица
Вступили пристойно, без тени протеста.

Божественно, сильно, любвеобильно
Звучание стройное, томит сей Храм,
А певчие души в полёте волшебном,
В сердце вошли, и поселятся там.

Псалмы и молитвы и возгласы, тая,
В душе молодых, оставляли свой след,
Их брачные узы, вверх поднимая,
В Небесное Царство летел их ответ.

Жених и невеста, вступаете в брак вы,
По Божьим законам, обоюдной любви,
Звучит слово, - Да! Тень душевной молвы
Растает в молитве, духовной канвы.

В волнении трижды целуют икону…
О, Боже всевышний, во веки и ныне
Венчает он в радости и по закону, -
Раб Божий Никанор и Анна княгиня!

Отныне и вечно скажите друг другу,
Корона над вами - сама добродетель,
Путь вас осеняет в надежде по кругу,
Храм божий, друзья, ваш суд и свидетель.

Апостола Павла, послание учит,
О, Браке, мирянам в Библии пункт:
Жена повинуется. Муж её любит
Как себя самого, пока годы идут.

Жених и невеста, взявшись за руку,
В венцах лучезарных над головой
Под тенью молитвы проходят по кругу,
Держа плащаницу в одежде святой.

Вот сняты венцы и святое напутствие
У икон святой Троицы, иконкой, крестом,
С молитвой духовной, благословением,
С Благодарностью к Храму, к Богу, мощам.

Молитва.
Отче наш, сущий на небесах!
Да светится имя твоё:
Да придёт Царствие твое, да будет
Воля Твоя и на Земле, как на небе:
Хлеб насущный
Дай нам сей день:
И прости нам долги наши,
Как и мы прощаем должникам нашим:
И не введи нас в искушение,
Но избавь нас от лукавого:
Ибо Твое есть Царство и сила
и слава во веки. Аминь.

Библия От Матвея гл. 6(9 – 13).

Молитва венчает их годы пригожие,
Жених уж целует икону Христа,
Невеста целует лик Матери Божьей,
Все ждут, поздравляют, обряд, красота!

В предчувствии войны.

Луга заливные, как море, цветное,
Живой океан, набегающих волн,
В дыхании ветра пространство шальное,
Как парус под ветром, и медогон…

А, что ещё нужно, взлететь, раствориться,
Как птица, от счастья за горизонт,
В кринице хрустальной счастья напиться,
Под сенью дубравы, в порыве высот.

Ку пале в разгаре, привольное лето,
Небесная синь, фиолетовый рай!
В лучах ярких, рваных, купается вето:
Люби, пока любишь! До дна забирай!

Пусть всё на душистой копе пере мято,
Любовь от болит, в ярком пении птиц
И в страсти душевной цветёт Рута – Мята,
В нещадной тревоге земных колесниц.

*******
И вдруг, словно гром, среди ясного неба,…
Что с чувствами делать? Зреет война!
У речки, как девушки, плакали вербы,
И пик солнце, стоя, нет туч, тишина.

Всё кругом идёт, после свадьбы неделя,
- Дай выдержку, волю, и сердцу глоток!
Святая молитва читается еле,
Рассудок в полёте, в сознании шок.

К берёзе, родимой, прижавшись затылком,
Стоял Никанор, вечность тихо внимал.
Будил стук сердечный, и он пробудившись,
Всё ясно, отчётливо растолковал:

Мы все перед Богом, и каждый в ответе,
А кто кроме нас, мы в ответе за всё, -
Отчётливо вспомнил слова на рассвете,
- Сын, ты, в семье старший, и, время пришло…

Ушёл воевать, было горе и слёзы,
С надеждою жили и ждали вестей,
И в каждой трагедии вместе, - Мы сила!
С годами , я знаю мы станем мудрей.

Ведь в сердце и думах народов России,
Сынов белорусских сближала беда!
Болезни и войны нещадно косили,
Мы в горе и радости вместе всегда!

*******
А в небе ночном чаша медленно тает,
Ночной звездопад, его душу завёл,
Приближается день, всё вокруг расцветает,
Рассвет, ненасытный разлуку привёл.

Венок. Лепестки в синем, нежном свечении,
Горит в алой россыпи девичьих кос!
Мы здесь на беду, у любви в заточении,
Лучи, её грудь целовали, и нос.

В плену позолоты желанного тела,
Сверкала заря, блик багряных небес,
В любви неземной он тонул не умело,
И девушку сонную, бережно нёс.

Как чудо, пред Богом, он данную милость,
Её, его Аннушку, только её,
Нёс к берегу счастья, в душевную близость,
Там сердце его обретает её.…

Она, в околдованном миром убранстве,
В Купальную ночь в тихом шелесте трав,
Под кроной берёз, верескового царства,
В дрожащих цветах, любви страсть спеленав,

Тонула в глазах беззаботного счастья,
Взаимной любви, - в сказку дверь отворив,
В перезвоне Цикад, рядом Ангела братья
Говорили,Да! Да! Миг желаний красив!

Венок – часть душевной утраты, надежды,
Как Лилии, свитые вместе, в Ку палу,
Отпускали себя, по реке мимо бездны,
С Верою в лучшее, коль сердце по нраву.

Ку пале, миг ясных мгновений, протоку
И в ней наши души, любви сердце ток,
В огне животворном сыновней поруки,
Хранил наших будущих встреч огонёк.


Песня.

В пучине весенней на зыбкой волне,

В туманных порывах мелодия тронет,
И песня народная стонет в тебе,
Как клавиши, брёвна всплывают и тонут.

С глубин животворных Чёрного моря,
И лика бессмертного древних икон,
Дуная, Днепра и казачьего Дона,
Пропитанной болью ушедших времён.

И эхо летит по морской водной глади,
По кручам, обрывам, прибрежным лугам,
По пашне весенней, в лесу, на ночь глядя,
В кругу ходоков, по слезам, и кострам.

На струнах душевных она горевала
Невиданной искрой в крови, во плоти,
Дух русский земной в небеса поднимала,
Как буд то молитва, взывала, - лети!

Душа крестьянина на миг пробуждалась
И дух новизны, облегченный привлёк,
И всё , о чём в юности, в детстве мечталось,
Дум ясный поток за собой поволок:

Ой, чаго вы, сівы аолы,
Ой, чаго вы пахмурнелі?
Ой, чаго, Васіль ты кволы,
Разгубіся і суровы?
Ці плахую долю пілі?
Ці жыццё ў пуці згубілі?
Тры разы у Крым хадзілі,
Плыт у мора адпусцілі?
Наш хазяін не ўважае,
Цягу – вагу прыбаўляе!
Нас на тройцы абганяе,
Да карчомцы пад, язджае.
У карчомцы мёд, гарэлка,
Ды яшчэ чырвона дзеўка.
А мы, у роспачы, як хвалі,
У працы цяжкай гаравалі.
Ой, чаго вы, сівы волы,
Ой, чаго вы, невясёлы?
Ой, чаго Васіль згубіўся,
Па Радзіме зажурыўся?

*******
Живёшь – хлеб жуёшь, каждый день понемногу…
Как хлеб в этой жизни над почвой поднять?
Полоска земли, сапропель не подмога,
Песчаная пашня, там хлеб не достать.

Навоза хватает лишь только на грядки,
Дожди и гроза всё прибьют на корню,
То лошадь не тянет, тегло не в порядке,
Земля без ухода, - попал в западню.

А семьи большие, как жить, как помочь им,
Община для крепких крестьян и вельмож,
Для них государство, закон, между прочим,
Кредиты, и новые взять невтерпёж?

Есть, лапти, да дряблые ткани льняные,
Для выживших бедных посыл небольшой,
И так день за днём, без пищи, больные,
Под гнётом невежд и страной «Госпожой».

И их не волнуют потери кормильца,
С сумой на плечах, заплутавших детей,
Горючие слёзы, мольба у гостинца,
- Падай Христа Ради! Мой барин, скорей…

О, горе земное, в бездонном пространстве,
Бездушие, подлость, Бог видит, - а Вы!?
Позорная секта в деньжищах, в убранстве,
По душам невинным топтаться должны!?

Суровая песня, - бездонная жалость,
С призывом душевным всех к бою зовёт,
Достать богатеев, ползучую гадость,
И им указать, от ворот поворот!

Василий запел, у мужчины седого
Разбитое сердце в надрыве скорбит,
И голос, в порыве от горя земного,
Безвременно смолк, над землёй не летит….


Село Ручеевка
Село Ручеевка – исток русской воли.
Ручей. На высотках селился народ,
Общиной, под властью, и с песней о Доле,
В труде и боях выживал её род.

В истории древней имеется дата,
Уйти торопился семнадцатый век,
Ушла Пос политая Речь и отрада,
В Россию вернулся её человек.

На тракте почтовом из Брагина в Лоев,
- Центр, волость, и Речицы дальний повет,
Губерния Минская царских устоев,
Российской империи Герб и перспект.

С надеждой на милость и верой в корону,
Под гнётом Крушевских, Быковских сто лет,
Народ горевал, падал ниц пред иконой,
- Повинность исчезла, зависимость, нет.

Кто в поле батрачил, тот падал на пашне,
За медный пятак на жаре умирал,
В солдатах до старости, - с болью и страстью
Василий не раз при друзьях вспоминал.

Быковская панна была, чуть помягче,
Полсотни подворье и с тысячу душ,
Под гнётом, надзором крестьянам не слаще,
Для всех, кто бесправен, закон всемогущ.

Община в деревне бесправно исчезла,
Но барщина многих давила, гнела,
- Лишения, голод, ненастье, болезни
Пригонное Право сменить не смогло.

В быту на подъёме уклад деревенский,
Имущих приток стал с державою в доле,
В селе магазин, был по сути еврейский,
В нём главное хлеб, безопасность, и толк.

Скупаются земли вокруг Ручеевки,
Растут хутора, и пахотный клин,
Зарезав, Абрамовка, Шия, Борщовка,
Димамерки, Грохав, Будища, Кривин…

1870 год. 13 селений, растёт и отдача:
900 лошадей и 500 коров,
630 голов мелких животных.1 осьмина – 105 л.
Сеялось ржи ………935 ось мин.....Получено 1870 ось мин,
Ячменя……………….212………………..424,
Овса……………………900…………………2250,
Гречки………………..900…………………1350,
Льна…………………. 50…………………..112,
Бульбы……………….1118……………….1650.

В деревне на средства имущих крестьян,
И плюс казначейство открыло свой счёт,
Создали народную школу, по дельно,
- В училище учишься, – платный расчёт.

Не вся детвора смогла ней учиться
И знания твёрдые там получить,
Был Фёдор Карпович важный учитель,
Он знал, как крестьянских детей научить.

*******
Как быстро летит ненасытное время,
В пространстве суровом всему свой резон.
Весной крестьянин в душевном подъёме
Запашет, засеет, чтоб в новый сезон

Натурой телесной и крепкою хваткой
Поднять урожай, заготовить корма,
И в солнечной неге, в тени, в час заката
Вздохнуть, обойти свой амбар, закрома.

И лишь на минуту забыться, услышать,
Как в роще ольховой кукушка поёт.
Плоды, зерновые и лён, чтобы выжить,
Собрать без потерь, - осень всё подберёт.

Зимой беспощадной не сможет хозяин
Упущенный шанс без труда наверстать,
В коляд ном порыве неопытный барин
О той недостаче лишь будет мечтать.

В божественный праздник, народ торопливо,
Съезжаются в гости к своим своякам,
Похвастать добычей, кто слаб, тот стыдливо
Отводит глаза и молчит по углам.

Да всё чин по чину одежда и говор,
Подарки на выбор – богатый купец,
Кто первый при людно высказывал гонор,
Смешной ухажёр – удалой молодец!

Про власть и царя разговоров не слышно,
Но если по чарке, - пройдёт по ушам,
Огонь разгорится, и стихнет увишно,
На святки греховно, подобным словам.

А вот насчёт торга, тут уж извольте,
Хозяин не сможет куму побороть!
Про всё, обо всех,кто о чём, и постойте
Кто больше, цена, запокуйте, - аброть!

И всё, как по полкам разложат красиво,
С чувством услады варенье, пирог,
С великой досадой, по – женски игриво,
Для вас, отрываю, согласна и в долг!

Великое дело представить невесту!
Вот это искусство, - за это плати!
Не каждая сваха из взбитого теста
Без сахара сможет пирог принести.

О, это наука! Рискнёт лишь отважный,
Избитый по жизни, почётный боец,
Он входит в расходы, потратится дважды,
- И вот он достойный купец – молодец!

Как быстро летит ненасытное время,
Уклад дикой барщины пал не везде,
В селе на Полесьи скинули бремя,
Спасибо, Россия, за это тебе!

Продолжение следует.
















Рейтинг работы: 67
Количество рецензий: 13
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 92
© 17.09.2019 Владимир Бобровничий
Свидетельство о публикации: izba-2019-2632491

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Вячеслав Андриянов       05.06.2020   20:06:38
Отзыв:   положительный
Владимир, Вы сделали огромное дело. Подняли такой большой пласт истории, человеческих чувств и судеб. Вам за это воздастся!
Молодец!
София Зирина       19.05.2020   21:19:13
Отзыв:   положительный
Замечательная и очень серьёзная творческая работа, Владимир! Спасибо Вам за творчество! Да не иссякнет Ваше вдохновение! Удачи и творческих вам успехов!!!

Надежда Опескина       31.03.2020   23:07:05
Отзыв:   положительный
Взяла в избранные для прочтения, Владимир!!!
Творческих Вам успехов!


Владимир Бобровничий       01.04.2020   10:28:39

С уважением, душевно благодарен Вам, рад знакомству!

Тамара Макеева - Пахистахис       12.03.2020   19:07:51
Отзыв:   положительный
ОТЛИЧНАЯ РАБОТА, ВЛАДИМИР!!!!

Лора Лета       23.02.2020   16:22:10
Отзыв:   положительный
УХ ТЫ!!! вот это масштаб! БРАВО!!!

С самыми наилучшими пожеланиями, Лора
Нина Чернакова.       08.12.2019   12:39:43
Отзыв:   положительный
Замечательная творческая работа. С уважением, Нина
Екатерина Комарова       27.11.2019   05:47:49
Отзыв:   положительный
Как всё переплелось в трилогии!И боль, и слёзы и любовь к Родине!Спасибо!
Мария Нечаева       15.10.2019   12:51:36
Отзыв:   положительный
ВЛАДИМИР!!!
ЧИТАЛА И ПЕРЕЧИТЫВАЛА НЕСКОЛЬКО
РАЗ, СТИХИ КАК МУЗЫКА ЗВУЧИТ, ТАКИЕ
КРАСИВЫЕ СЛОВА, ЗОЛОТЕ ВАШЕ СЕРДЦЕ
ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР!
ВОСХИЩЕНА ВАШИМ ТВОРЧЕСТВОМ!
БЛАГОДАРЮ ОТ ВСЕГО СЕРДЦА!


Татия Вульф       04.10.2019   07:54:28
Отзыв:   положительный
Благодарю от души! Глубоко захватывающе красиво!!!
ЕЛЕНА МОРОЗОВА       03.10.2019   22:09:24
Отзыв:   положительный
Великолепная творческая работа! Спасибо огромное,
Владимир, за Ваш труд! С уважением!


Владимир Бобровничий       03.10.2019   23:00:02

Елена, спасибо за россыпь душевного огня в букете, за поддержку! Будем удивлять!
С уважением, Владимир!


ЛИКА       17.09.2019   13:04:39
Отзыв:   положительный
Интересно. Жду продолжения.

















1