Кое-где. «Понедельник - день тяжёлый»


Кое-где. «Понедельник - день тяжёлый»
* - из книги Зосима Тилль "Дама без изюма / Кое-где", М, 2019, "ЛитРес:СамИздат"

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК - ДЕНЬ ТЯЖЁЛЫЙ
«Всё во Вселенной имеет обратную сторону. Свет - тьму, небо - землю, любовь - ненависть, огонь - воду, богатая ботва - скромные корнеплоды» - размышляла в пригородной электричке, напоминающей жестяную банку «Сельдь Иваси», Любовь Купидоновна Амурова, женщина неопределённого возраста и весьма экстравагантной внешности. Если бы ей когда и вздумалось давать объявление на какой-нибудь сайт знакомств, то оно выглядело бы примерно так: «Женщина, которая ягодка опять, мечтает найти опытного ягодника для дальнейшей переработки её в самый сок в отдельном благоустроенном пакете. Грибников со своими старыми мухоморами просьба не беспокоить...»
«Ну, ничего… Карандашного вида морковь пойдёт на заправку, свекла с грецкий орех - туда же. Надурил-таки Род Урожаевич Земельев с семенами-то. Ох, надурил!..»
По вечерам для отвода глаз Любовь Купидоновна служила гардеробщицей в «Современнике», а по дням ещё кое-где.
Контора «Кое-где», а по Уставу и прочим документам значащаяся не иначе, как «Небесная канцелярия», имела в своём составе множество отделов, конструкторских бюро, экспериментальных цехов, испытательных блоков, сортировочных отделов, хозяйственную часть и службу поддержки, или попросту Саппорт. Начальницей в последнем и служила небезызвестная нам уже Любовь Купидоновна.

Утро понедельника - не самое лучшее время для возвращения с дачи, особенно, если ехать приходится сразу и на работу. «И с чего это пегасам вздумалось бастовать именно в это воскресенье? Они и так транспорт не самый общественный, только для своих, конторских, и особ особо приближенных, ан нет! Видать и эти наслушалась новостей по телевизору и давай туда же... Стихов им настоящих в Сети подавай! Новых, а то старые уже приелись, остальное - не в коня корм! Привыкли прямиком из тырнетов питаться, совсем уже хлеб насущный добывать самостоятельно разучились! А где их взять-то, стихов и новых? Тут с поэтами напряженка! Пишут в час по чайной ложке, всё вдохновения ждут, а в отделе муз страшная текучка, в итоге пегасов кормить, почитай, нечем. Абзац короче, при чём полный!»

- ...полных? Я вот, что тебе скажу, нет полных женщин. Есть женщины с большим количеством мест для поцелуев, - переходя со сдавленного шёпота на обоснованную претензию, вырвала Купидоновну из замкнутого круга искусствоведческих размышлений женщина в последнем рассвете сил, обращаясь к примостырившейся с краю сидения второй молодости спутнице откровенно незамужней наружности. - Вот, ещё Архимед говорил: «Вы не можете ничего поделать с длиной вашей жизни, но вы можете сделать что-нибудь с её глубиной и шириной». Шириной, понимаешь?
- Да, печалька...
- Печалька. Но не смертелька же?
- Конечно, нет! Не страшно, когда женщина полная. Печально, если она пустая. Но, вот смотри, давеча ко мне на участок пришел кот, проследовал важно так на веранду, попил молочка, обоссал занавеску и растворился. Интересно... все мужики такие - пришел, нагадил и исчез, а?..
- У любой, даже самой умной женщины мозги отключаются, когда приходит любовь... или определённый возраст. В твоем случае котики. Хотя чаще приходит коньяк по акции и этот способ самый верный. Мне, к примеру, иногда, ну совсем не хочется маяться дурью, но разве ей откажешь? Для этого мужчины и придумали магазины шаговой доступности...
- Ох, уж эти мужчины! Если раньше при встрече в знак приветствия снимали шляпу, то сегодня вытаскивают наушник; в знак почтения - два.
- … а в знак сугубо личного уважения - надевают чистые трусы...
«М-да... Скромность - это, конечно же, женская благодетель, но достоинство из неё, прямо скажем... Настоящая женщина скромна до безобразия. После безобразия опять скромна. Вся скромность безобразия ради ею лишь затевается. А тут... Кстати о трусах!» - внезапно всполошилась Любовь Купидоновна. Она наощупь достала из сумочки мобильный телефон, пару раз ткнула остатками маникюра в экран, и поднесла трубку к уху.
- Род Урожаевич, дорогой, на посту уже? Это хорошо! Я немного задерживаюсь, прикроешь меня, если что?.. Слушай, Родя, когда ты, наконец, мне запчасти привезешь и соберешь эту грёбанную стиральную машину? А то неношеные трусы заканчиваются, а денег на покупку чистых – нет, и от этого мне как-то не по себе... То ли нимб жмёт, то ли крылья прорезываются...
- Когда у меня так случается, Любонька, я вместо трусов носок надеваю… - попытался пошутить Род Урожаевич.

Род Урожаевич Земельев мужчина был не то, чтобы не привлекательный, скорее неухоженный. Служил он в экспериментальном отделе «Всхожести и черенкования», и от него всегда пахло удобрениями разной степени градации - от «натурпродукта, до силикона». В его карманах всегда можно было найти семена, о конечных всходах которых не знал даже он сам. Он был слишком увлекающейся личностью. Теннис, пинг-понг, шахматы, поло... Но самым главным увлечением в этом списке была Любовь Купидоновна. Сотрудников в «Канцелярию» подбирали тщательно, скрупулёзно и после многочисленных тренингов, на одном из которых и познакомились тогда ещё Любаша и Родюша. Чувства вспыхнули после прохождения теста на «профпригодность». Оба были так увлечены ростом над собой, что, когда буквально неслись на кафедру сдавать результаты, столкнулись лбами и «звёздочки», щедро сыпавшиеся пред их глазами, восприняли, как знак.

- Что? Что ты сказал? – мигом взвилась Амурова.
- Да так... Ничего... – на ходу осознав глубину своего падения включил заднюю Земельев.
- Вот то-то же! Ладно, хорошо, буду ждать... – ещё пару минут послушав оправдания собеседника постаралась закруглить разговор Купидоновна. - А то смотри, не маленький, сам понимать должен, женщина хоть и с обязательствами, но без трусов способна гораздо на большее, чем женщина в трусах, и к чёрту обязательства.
Она мимолётом посмотрела на то, что осталось в результате садово-огородных работ выходного дня от столь лелеимого ею маникюра и то ли с горечью, то ли с легким паром раздражения прошептала: «Надо будет зайти вечерком в КБ «ЦАпЦарапОК», а то неудобно перед человеком будет. Он весь из себя такой причапает ко мне с цветами и коньяком стиральную машинку собирать, а тут я, вся такая… как облезлая кошка. Хотя, что он за человек такой? Ведь пока не пнешь - не полетит!»

Что есть Человек? Человек - это точная копия детской «пирамидки». Основа - случайный, только Провидению подвластный набор ДНК, генетических штучек. И стержень. Если вам скажут про кого-либо: «Это - человек без стержня», то не принимайте такие слова на веру. В каждом человеке он есть. Стержень - это остов Человека. И состоит он из одной единственной составляющей - Веры. В жизнь на Марсе, в счастливый билет, в пятый лепесток, в слова... Да мало ли во что можно верить... Всю жизнь мы создаём себя - нанизываем на остов кольца. Кольцо восприятия Мира, кольцо совести, кольцо благочестия, кольцо симпатий и антипатий, кольцо жизненного опыта... Венчает всю эту конструкцию Опыт. И как же порой забавно наблюдать попытки нанизать на свой остов кольца иного диаметра...

Но всё это были ещё цветочки. Ягодки начались, стоило Амуровой Л.К. занять рабочее кресло за канцелярским столом в своём кабинете «Небесной канцелярии», скрытой от любопытных глаз под видимостью конторы с загадочным названием «Кое-где».
© 12.07.2019 - 14.07.2019
Свидетельство о публикации №219071300578





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 09.09.2019 Зосима Тилль
Свидетельство о публикации: izba-2019-2627887

Метки: зосиматилль, коегде, романтическоефэнтези,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези










1