СТИХИ ОБ АКТЕРАХ -- ЛЕВАНДОВСКОМ С. ШАГИНЕ А . КУНГУРОВЕ Е . ТЕАТРЕ НА СОКОЛЕ И РЫБАКОВСКОМ ФЕСТИВАЛЕ


СТИХИ   ОБ   АКТЕРАХ , ТЕАТРЕ  И  ФЕСТИВАЛЕ 

     Путь     Левандовского

Он еврей и немного поляк ,
Только весь перед Богом голяк
И русее иного русского ,
Сердцем скверного , духом узкого .
Левандовский широк как игрок ,
Как актер проживающий рок .
Левандовский в игре не позер ,
Он искусный фразер - фантазер .
Роль играет по теме ко времени ,
Плюнет в глаз и ударит по темени .
В фильме " Баба была и вражда " ,
Он сыграл комиссара жида .
В кадрах правдушка не выносима --
Он стрелял по толпе из " Максима ".
Не вошли эти кадры в канон ,
Режиссер ведь ни Жорж Сименон .
Так играет людей Левандовский ,
Как актер прирожденный Тамбовский .
И барона сыграет , и пана ,
И повесу Фанфана - тюльпана .
Вот играет опять либерала ,
Словно Родина всех проиграла .
Казначейшу , казну , казначея
Проиграла от горя Расея .
Вот и мечется Герман - поэт
Там , где брода спасения нет .
И играет Сергей от души
Алкаша , когда все алкаши !
Но духовность трезвонит в набаты ,
Призывает Сергея в комбаты .
Эх , провинция ты не строга ,
Стали рынком реки берега .
Но в Ивановке видится сад
И актер светлым замыслам рад .
Сад вишневый еще расцветет ,
И любовь до небес возрастет .
По тропе измеряющей век ,
Левандовский идет человек .

Преображение   в   роли

В актера Шагина поклонники игры ,
Как в омут погружают грез багры .
И ловят рыб стяжающих личин ,
Из следствий и бытующих причин .

Антон преображается судьбой ,
Работая над трепетным собой .
И внутренности в образе его ,
Перевернут проникшего всего .

Героем весь становится Антон
И страсти раскрывается бутон .
Стиляга он и оголтелый бес ,
И муки обретает без чудес .

Актер живет в придуманном миру ,
Изобразив реальностью игру .
Нет фальши ни на йоту у него ,
Как времени безбожного его .

Он черный в отражении монах
И облако в невиданных штанах .
Актер не засыпает до зари ,
Все по иному у него внутри .

  Не   играет   с   судьбой

Вот Шагин Антон не лукавит ,
Всем правду свою говорит .
И в храме он душу избавит ,
От тени что чувства бодрит .

Впустил он в себя роковую ,
Игры пограничную тень .
И роль отыграл ножевую ,
Где страстная дребедень .

Но в этом сокрыта интрига
Падения личности ниц .
Антон не старонник блицкига ,
Вылавливать шанса синиц.

Личин проживает отвратных ,
Завистливых в туне грехов .
Людей отражает занятных ,
В мирах обитавших стихов .

Антон у креста не лукавит ,
С судьбой не играет молясь .
Он душу от тени избавит ,
Смиренно на страхи не злясь .

           Супрун - река

Евгений Кунгуров без стремов ,
Курчавый как Прохор Громов .
Он вылитый парень рисковый ,
Сибирский и духом здоровый .

Бесстрашно на ярике речку ,
Проплыл и улегся на печку .
Тунгуску в тайге без супруна ,
Кунгуров обабил у чуна .

Но речка - Супрун протекая ,
Взъярилась судьбу обрекая .
Запел вдруг Евгений Петрович ,
Как в отчем приходе попович .

Анфиса Петровна на пасху ,
Приладила к Прохору ласку .
Кунгурова в щеки вне зала ,
Красавица всласть целовала .

Евгений всю арию в тоне ,
Пропел на угрюмом затоне .
Но в дом где просели углы ,
Пришел Ибрагимка Оглы .

И пелось потом и плясалось ,
Когда золотишко искалось .
В Супрун быстротечной реке
И в приисках невдалеке .

Мираж был на вещей сохор ,
Кунгуров как Громов Прохор .
Синильга была и Анфиса ,
И в белых одеждах актриса.

Одна под луною камлала ,
Другая всю ночь целовала .
Быть может в романе годин ,
Вновь судьбы -- один в один .

На   Соколе   нельзя  летать

Театр " На Соколе " хорош ,
С гастролями в Тамбове .
Есть Эсмеральда и Гаврош ,
Есть Белые в Ростове .

И Аллилуя есть любви ,
О вечной быстротечной .
Такое дело се ля ви ,
Под высотою млечной .

Июль вначале жарковат ,
В Тамбове не в сахаре .
Иешуа как сам Пилат ,
Как Мастер не в ударе .

Не отпускает их Москва ,
В провинцию на сутки .
И жизни мается канва ,
Где пролетают утки .

Нет Маргариты дорогой ,
Нет Азазелло снова .
Но тема светится дугой ,
Над тайнами Тамбова .

В моей поэзии свои ,
Есть Лицемеров тени .
И местной нечисти рои ,
В извивах дребедени .

Есть Жизни кругозор лихой ,
В Асеевском поместье .
И Готики кошмар плохой ,
В писательском предместье .

Такие строфы о былом ,
Что жуть смущает гордых .
Летит Валюха с помелом ,
На шабаш козломордых .

Где Лысая Гора видна
И шел Серега с Раей ,
Валюха ночью не одна ,
А с волкодлаков стаей .

Над Цной пролеты Маргарит ,
Под лунным чУным светом ,
Узрел поместный сибарит ,
Когда гулял с поэтом .

На Соколе нельзя летать ,
Вновь суть я не обидел .
В игре актеров обретать ,
Стремлюсь что не предвидел .

НА  РЫБАКОВСКОМ  ФЕСТИВАЛЕ

Фестивал Рыбаковский в Тамбове ,
Это труд и игра без лафы .
И в обычном сценическом слове ,
Должно слышаться эхо строфы .

Мезансцены на сцене театра ,
Это жизни реальной клише .
Что случится неведомо завтра ,
Но борение вечно в душе .

Для актеров игра это доля ,
Это части житейской судьбы .
То широкая вольная воля ,
То тупик бесполезной борьбы .

Храм смиряет и Богу молитва ,
Да любовь окрыляет опять .
То везде с одиночевом битва ,
То желание дух сораспять .





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.09.2019 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2625280

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня













1