"Берегись осла!" (Глава третья)


"Берегись осла!" (Глава третья)
                                                                      Глава третья.

   Обдумывать происшедшее Лёве было некогда. Станция метро «Цветной бульвар» была почему-то закрыта, и ему пришлось решать, как добраться домой на Летниковскую другим путём.
   А дома его встретила шумная тётя Вера, которая сразу усадила его за стол с осетинскими пирогами, которые испекла сама еще во Владикавказе. Она уже двадцать лет была замужем за осетином и научилась печь их не хуже коренных жительниц Алании.
   Одновременно она выговаривала ему за то, что не предупредил её о своей командировке и поручил встретить на вокзале этой несносной девушке Люсе, которую она терпеть не может.
Угомонилась она только тогда, когда пришла пора спать. Лёва застелил для нёё чистым бельём свой диван, а для себя поставил раскладушку на кухне. Только улёгся, как позвонила Люся. Но она не успела и слова сказать, как Лёва остановил её коротко и резко:
  - Перезвони по «семёрке».
   Через минуту она позвонила снова и зачастила:
  - Тётю Веру я встретила, домой на своей машине довезла, чемоданы на этаж затащила. Ты доволен?
  - Спасибо! Завтра встретиться я с тобой не смогу, и пока не знаю, когда такая возможность представится. Ни о чем меня не спрашивай, но обязательно сделай то, что я тебя попрошу. Завтра же напиши заявление об уходе с работы. Если будут требовать отработать две недели, скажешь, что у тебя при смерти тетя во Владивостоке. Купи билет на самолет до Тбилиси и поживи с месяц в деревне у деда Нугзара. Билет бери по паспорту, который сделал для тебя Гоша. Как поступить с телефоном после этого разговора, ты знаешь. Поняла?
  - Поняла. И ни о чём не спрашиваю. До встречи, целую.
  - Я тебя тоже.
   Лёва выключил телефон, упал на раскладушку и сразу уснул.

  Утром он встал рано, написал записку тете Вере, что ушел на работу, и спустился во двор. Присев на скамеечку, покурил минут пять. Не заметив ничего подозрительного, вышел на улицу. Покружив по переулкам и убедившись, что «хвоста» за ним нет, остановил на Павелецкой набережной такси и доехал на нем до Остоженки, где жил его друг Гоша.    Тот еще спал и открыл ему не сразу, злой и всклокоченный.
  - Ты еще раньше придти не мог?! - заорал он спросонья.
  - Не мог, - спокойно ответил Лёва. – Потому что с утра уже пробки. Иди умойся и окажи мне пару мелких, но дружеских услуг.
  - Нет, я сначала окажу тебе услуги, а потом подумаю, умываться мне или снова залечь спать.
  - Хорошо, этот вариант мне тоже подходит. Значит, так. Меня слушают и, возможно, наблюдают.
  - Я это знаю и без тебя. Моя аппаратура сечёт огромный интерес к твоей персоне. Вчера утром, кто-то оставил у тебя на пиджаке «жучка», но как он оказался в мусорном баке, я не знаю.
  - А я догадываюсь. Вчера ко мне приехала из Владикавказа тётя Вера, а она всегда и сходу проявляет заботу о моем прикиде. Вероятно, она выбила из моего пиджака пыль, а вместе с ним и «жучка». И я хотел бы проверить, сработала ли твоя система под номером семь. Вчера вечером мне позвонила Люся, и мне надо было, чтобы она не сболтнула лишнего, а, кроме того, дать ей кое-какие инструкции. Я попросил её перейти на «семерку». Давай послушаем, что получилось.
  - Давай!
   Гоша включил свой компьютер, набрал на клавиатуре несколько цифр, и тут же после телефонного гудка раздался Лёвин голос: «Перезвони по семёрке». Потом послышался какой-то шум и зазвучала песня: «Вы слыхали, как поют дрозды?...».
  - Вот такой музыкой наслаждались вчера те, кто устроил тебе прослушку, - сказал Гоша. - Что еще у тебя?
  - Еще мне надо послать весточку одному плохому человеку. Сегодня, я надеюсь, мы будем сидеть друг против друга в кабинете на Петровке, 38, и выяснять отношения.
  - Сколько слов в твоей весточке?
  - Одно, два, три. четыре … Девятнадцать. Хотя, лучше двадцать.
  - Многовато будет. Ну, ладно, думаю, что получится. Даже уверен. В том кабинете можно курить?
  - Генерал курит. Думаю, что и мне не запретит.
  - Ого, как высоко шагнул Лёва Малышкин. Его уже генералы допрашивают!
  - Сам удивляюсь… Но это дело, сам знаешь, стоит того.
  - Да, знаю… Теперь слушай и смотри. Возьмешь с собой вот этот портсигар. Открой его. Выложи сигареты и убери бумажную прокладку. Видишь мелкие буквочки? Возьми карандаш и его кончиком набери нужный тебе текст. Набрал? Теперь восстанови всё, как было. Закрой портсигар. Положи его перед собой. Чтобы привлечь внимание сидящего напротив человека, постучи по крышке пальцем. Он обязательно будет пялиться на неё, потому что там, как видишь, изображена роскошная блондинка. А ты нажми вот эту кнопочку сбоку. Вместо блондинки появится текст твоего сообщения. Он будет виден только человеку, который смотрит на него под определенным углом, то есть сидит за столом напротив тебя. Сейчас кнопку не нажимай, могут сесть батарейки. Если во время бегущей строки кто-либо возьмет портсигар в руки, текст исчезнет, как будто там его и не было. Усёк?
  - Усёк.
  - Тогда, до свидания. Я пошел спать.

   Денег на такси у Лёвы уже не было, и он пошел на Петровку пешком. Путь был неблизкий, и теперь он мог подумать о том, как вести себя на очередном допросе. Но почему-то не думалось. Он просто шел по кривым московским переулкам и наслаждался их тишиной и уютом.

  - Так на чем мы остановились с вами в прошлый раз? – громогласно, но по-доброму спросил Лёву генерал, стоило тому сесть за стол.
  - На кинофильме «Берегись автомобиля», который я, к сожалению, не смотрел.
  Генерал рассмеялся:
  - Ну, это было между прочим, и к нашему делу отношения не имеет. А в главном мы договорились, что вы мне откровенно и подробно расскажете, как вы шантажировали Олега Петровича Рогозу, и чем это всё закончилось.
  - Мы об этом договаривались? – удивился Лёва. – Что-то не помню. Хотя, если хотите… Только я прошу перед моим чистосердечным признанием устроить мне очную ставку с гражданином Олегом Петровичем Рогозой.
  - Ну, что же, это вполне возможно, - согласился генерал и, нажав кнопку на пульте, приказал в микрофон срочно доставить в его кабинет задержанного Рогозу.
  После чего генерал откинулся в кресле, закурил и непринужденно предложил:
  - А теперь давайте минут пятнадцать поговорим с вами о кино. Значит, вы говорите, что кинофильма «Берегись автомобиля»вы не смотрели.
  - Так точно, не смотрел.
  - А, может, вы запамятовали? Там еще играет знаменитый наш актёр Иннокентий Смоктуновский. Помните такого?
  - Смоктуновского помню. Я его видел в кинофильме «Гений» в роли пахана бандитской мафии. Здорово он там его сыграл! По- настоящему…
  - Значит, фильм «Гений» вы видели, а «Берегись автомобиля» - нет? А говорите, что в кино совсем не ходите. Интересно как-то получается…
  - Мне настоятельно посоветовал посмотреть этот фильм один из моих друзей..
  - Случайно, не Георгий ли Кралидис?
  - Он самый… Он сказал мне, что там я смогу увидеть, чего может достичь умный человек, если он хочет помочь людям…
  - Помочь в чем?
  - Помочь им избавиться от несправедливости и зла…
  - Сказано громко, но невразумительно… И что, этот фильм убедил вас в этом?
  - Не совсем… Но кое в чём очень помог мне.
   В это время раздался телефонный звонок, и через минуту в кабинет ввели Олега Петровича Рогозу.
   Это был импозантный мужчина среднего возраста, с тусклыми белёсыми глазами и солидной проплешиной на голове. Однако, внешний вид этого человека никак не соответствовал его внутреннему состоянию, отчего он сразу показался Лёве жалкой и потерянной личностью.
   Как и ожидалось, его посадили напротив Малышкина, и пока генерал рылся в каких-то бумагах у себя на столе, отыскивая, видимо, протокол предыдущего допроса Рогозы, Лёва быстро достал портсигар и положил его перед собой.
Олег Петрович сразу обратил на него внимание, что было и понятно: Гоша хорошо знал мужскую психологию, выбирая портсигар с таким рисунком.
   Когда на крышке портсигара появилась бегущая строка Лёвиного письма, Рогоза уже не мог оторвать глаз от портсигара и дочитал сообщение до конца.
   А он было следующим; «Осел! Заяви, что никто не принуждал тебя писать признание. Тебе просто стало стыдно брать взятки. Меня ты не знаешь!»
   Бегущая строка исчезла, вновь уступив место блондинке в неглиже, и тут же раздался голос генерала:
  - Гражданин Рогоза, вас доставили на очную ставку с человеком, который находится напротив вас. Вы его хорошо видите?
   - Да.
  - Вы знаете его?
  - Нет.
   Рогоза ответил без запинки, и в кабинете наступила мертвая тишина.
  Но генерал, видимо, не впервой встречался с такой ситуацией и повел себя достойно. Он достал из папки Лёвин фоторобот и показал его подозреваемому:
  - Портрет этого человека был сделан с ваших слов?
  - Да.
  - Вы показывали, что этот человек принуждал вас дать показания о взятках?
  - Да.
  - С какой целью?
  - Я думал, что получу меньший срок.
  - И вы с ним никогда не встречались?
  - Нет.
  - Так откуда тогда взялся такой точный фоторобот?
  - Не знаю. Возможно, что я где-то видел похожего человека и запомнил его.
  - Вплоть до родинки на левой щеке?
  - Да.
   Генерал тяжело опустился в кресло и снова закурил. Затем долго мял сигарету в пепельнице и, когда она совсем потухла, спросил помощника, который вел протокол очной ставки:
  - Вы закончили?
  - Так точно!
  - Дайте протокол на подпись подозреваемому Рогозе и вызовите конвойных.
   Когда они остались вдвоем, генерал устало сложил в стопку бумаги на своем столе и обратился к Лёве, как к своему напарнику и другу:
- Так может, Лев Аркадьевич, теперь мы с вами выпьем по чашечке кофе? Я же вижу, что сегодня вы еще не завтракали.
- Вы угадали, товарищ генерал, - ответил Лева. – Я буду очень рад выпить с вами чашечку кофе. Такое случается со мной редко, а, вернее, не случалось никогда. Будет о чем рассказать друзьям.
- С коньяком или без?
- С коньяком, конечно же, если вас не затруднит. Сегодня у меня праздник.
- У меня тоже. Я закрыл сразу два дела. О взятках и о шантаже.
- А почему вы лично вели их? Неужто у вас нет сотрудников ниже вас по чину, которые смогли бы раскрутить эти дела?
- Есть. Но я получил указание заняться ими от самого Президента.
- Вот это да! – воскликнул Лёва так непосредственно, что генерал улыбнулся. – Неужели сам Президент в курсе?
- А вы как думали? Я доложил о ста пятидесяти покаянных письмах взяточников, чего никогда не было в истории сыска, своему министру, а тот - Президенту, а он поручил вести эти дела мне.
- Это здорово!
- Почему?
- Да хотя бы потому, что Президент теперь будет знать, сколько у него в стране взяточников!
   Принесли кофе с коньяком, и генералу расхотелось вести серьёзный разговор под этот чудесный напиток. Он вальяжно развалился в кресле и спросил:
- У вас есть компьютер с Интернетом?
- А у кого его сейчас нет? – ответил ему Лёва, тоже чувствуя себя очень раскованно.
- Так вот когда придете домой, посмотрите, пожалуйста, фильм «Берегись автомобиля», выпуска 1966-го года, главный режиссер Эльдар Рязанов, в главных ролях Иннокентий Смоктуновский, Олег Ефремов и Андрей Миронов. Я говорю так подробно, потому что у нас пошла мода снимать так называемые ремейки знаменитых фильмов, а мне бы не хотелось, чтобы вы вместо этого шедевра посмотрели какое-то жалкое его подобие.
- Вы говорите об этом фильме при каждой нашей встрече, - сказал Лёва небрежно, но с укором. – Хотя бы намеком объясните мне, почему?
- Начнем с того, что главного героя фильма зовут Юрий Деточкин. А вас?
- А меня Лёва Малышкин. Ну, и что?
- А вы не находите здесь никакого сходства? Деточкин и Малышкин?
- Действительно, сходство есть. И что из этого?
- Далее. Вы знаете, чем занимался Деточкин?
- Нет, конечно. Я же не видел этого фильма.
- Он воровал машины.
- Но я же не ворую!
- Он воровал их только у тех, кого считал тоже ворами: взяточников, нечестных продавцов, хапуг и так далее, и тому подобное. А вы выбивали деньги у крупных взяточников.
- Я не выбивал!
- Знаете, что делал Деточкин с деньгами, полученными за проданные автомобили? Он перечислял их на счета детских домов, которых в нашей было очень много. К сожалению, и сейчас их меньше не стало. А куда девали деньги вы? Направляли их на лечение больных детей. Из полученных сумм Деточкин брал для себя только деньги на командировочные расходы. Проезд, гостиница и прочее. Вы – тоже. Плюс аппаратура и штрафы в полиции. Кстати, почему вы все время лезли в драку с инспекторами ГИБДД?
- Это они лезли. Я уличал их во взятках прямо на месте их получения, то есть, на посту. Подходил к ним и говорил: «Отдай деньги больным детям!». Но у них на боку всегда был пистолет, в руках – резиновая дубинка под названием «демократизатор», и они начинали избивать меня. А потом сдавали в полицию. Но заявление о моем нападении на них писать отказывались, чтобы не засветиться на взятках.
- И вы оставляли их в покое?
- Ни в коем случае! Когда меня выпускали из полиции, я приходил к ним домой и они писали точно такое покаянные письма, какие хранятся у вас в красной папке. И перечисляли деньги больным детям. Только поменьше, чем наши воротилы, и не на счет в банке, а по телефону… Теперь вы знаете всё. Вы меня снова арестуете?
Генерал рассмеялся:
- К сожалению, не за что… Я бы с удовольствием сделал это, если бы я смог доказать, что вы занимались шантажом. Но Рогоза отказался от своих показаний, а все другие взяточники дружно покажут, что вы здесь не при чём... Они же не ослы… Кстати покажите мне ваш портсигар, который лежал на столе во время очной ставки.
- Пожалуйста. Уникальная вещь, скажу я вам.
Генерал тщательно осмотрел портсигар, открыл его и даже выложил на стол сигареты.
- Да, красивый, - сказал он грустно после этой процедуры. – И снова совпадение. Вы тоже, как и Деточкин, курите сигареты «Друг».
- Нет, вообще-то, я курю «Беломор»…
- … но «Беломора» не было и вы купили сигареты «»Друг»… Точнейшая цитата из кинофильма «Берегись автомобиля». Но вы его, к сожалению, не смотрели.
- Не смотрел, к сожалению…
- И еще одна мелочь… Любимую женщину Деточкина звали Люба. А вашу девушку зовут, если не ошибаюсь, Люся. Сходство, хотя и не полное, но есть… Вы не скажете, где она сейчас?
- Скажу. Люся улетела во Владивосток навестить больную тетю…
- Знакомый сюжет… А работает она в агентстве по продаже недвижимости, не так ли?
- Так точно!
- А там очень легко вычислить взяточников, покупающих себе особняки и виллы за миллионы долларов…
- Вам это лучше знать.
Генерал снова и улыбнулся и решил поставить точку в этом очень трудном для него разговоре:
- Ну, вот и все! Кофе с коньяком мы с вами распили, душевно поговорили, пора и честь знать… Не забудьте пропуск. И больше сюда не попадайте.
- Не буду! – радостно пообещал Лёва.

   На улице было солнечно и весело. Какие-то молодые люди в пестрых маечках шли по мостовой с флагами и кричали призывы, суть которых Лёва не разобрал, потому что не прислушивался к ним. Он был свободен, молод и любим. Хотя и безденежен.
Идти пешком до дома на Летниковской было очень далеко, и он позвонил диспетчеру на работу:
- Слушай, Леша, у нас аварийка есть свободная? Тогда пришли мне её к Петровке, 38.
- А ты как там оказался? – удивился Лёша.
- Да так, зашел из интереса.
- Ладно, жди. Через двадцать минут будет.
Лева прошел до ближайшей автобусной остановки и присел на скамейку. И тут раздался звонок телефона.
- Лёвушка, - услышал он Люсин голос, - я говорю по «семёрке», не волнуйся. Я уже у дедушки Нугзара. Пью «Хванчкару» и закусываю шашлыком из барашка. Хочу рассказать тебе, что в самолете летела с одним типом, который сразу запал на мои прелести. И он, не мешкая. пригласил меня на свою виллу на берегу Черного моря возле Батуми. Он показал мне её фотки, и я пожалела, что могу любить только тебя. Там круто, как на даче у Пугачевой! Но ты знаешь, я подумала о другом. Мой новый обожатель работает губернатором какого-то городишки в Тульской области и купил эту виллу явно не на трудовые доходы и не на своё имя. А что, если мы его обуем на хорошую сумму баксов? Ты сам говорил, что нам не хватает денег для девочки из Красноярского края, которая болеет раком.
- Я подумаю, - устало ответил ей Лёва. - А ты пока отдыхай. Пей вино и ешь барашка с сыром «Сулугуни».
- Хорошо! – радостно ответила Люся и отключилась.
   А Лёва оглянулся на здание МУРа на Петровке, 38, и вздохнул. Он уже знал, что сегодня вечером будет разрабатывать план, как «обуть» губернатора маленького города в Тульской области, у которого есть вилла на Черноморском побережье Грузии. 

Возвращение в прошлое. Лёва.

   «Ваш ребенок растет хулиганом»
Эту фразу родители и бабушка Лёвы слышали постоянно: и в детском саду, и в школе, и во дворе их дома по улице Летниковской в городе Москве.
   Его хулиганские поступки были совсем не похожи на благородные подвиги деда Савелия, но как ни странно, в основе своей были вызваны чувством протеста, которое испытывал Лёва, когда кто-то рядом поступал несправедливо или злобно.
Так, например, он выбил все окна у своих соседей, когда услышал, как они назвали девочку Лиду, жившую этажом выше, побирушкой.
Да, её семья жила очень бедно. Отца у неё не было, а мать мела перроны на Павелецком вокзале и собирала там же в урнах для мусора пустые бутылки. Потом Лида относила их в пункт приёма стеклотары и на полученные там деньги покупала хлеб и кефир.
Когда мама получала зарплату, они устраивали пир, то есть, на их столе появлялась еще вареная колбаса и сладкое печенье. К сожалению, не обходилось и без чекушки, что еще больше настраивало против них злобных соседей.
Я не буду рассказывать здесь о всех Лёвиных «подвигах», потому что главное уже сказал: он боролся с несправедливостью и унижением человеческого достоинства.
Но в милиции об этом не знали и уже в возрасте десяти лет поставили его на учёт в инспекции для несовершеннолетних преступников. За это его невзлюбило начальство школы и сразу решило, что он должен покинуть ее после окончания девятого класса.
Что он и сделал, поступив в техникум коммунального хозяйства. К тому времени отца в живых уже не было, мать укатила за рубеж, а на мизерную бабушкину пенсию прожить было трудно.
И Лёва, еще учась в техникуме, стал подрабатывать, ремонтируя водопроводное хозяйство жильцов, что соответствовало профилю его обучения.
Но однажды, работая в ванной, он услышал, как хозяйка квартиры мерзко отозвалась о старушке, торговавшей на углу овощами со своих шести соток. Тогда он открыл кран на всю мощность и тихонько ушел.
Было много шума вплоть до драки, но заявление в милицию не последовало, так как хозяин квартиры незаконно заселял одну из своих комнат многочисленными квартирантами из Средней Азии.
Когда Лёва окончил техникум, его взяли в армию. Хотя армии, как таковой, в то время и в том месте, где он служил, не было. Это было какое-то сборище разномастных парней, в котором царили голод, холод и «дедовщина». Чего-чего, а последнего Лёва вынести не мог, он лез в драки в любом случае, когда унижали его достоинство, и был комиссован после того, как ему переломали рёбра и отбили почки.
Он вернулся домой на Летниковскую и поступил на работу в аварийную службу «Водоканала». Работой своей он был доволен, а начальство было довольно им: он хорошо знал своё дело и выполнял его на совесть.
Вскоре умерла бабушка, и Лёва, почувствовав свободу, пустился во все тяжкие. Имея хороший приработок, он проводил вечера в ресторанах в компании дорогих девиц, купил себе шикарный музыкальный центр, под который в его квартире устраивались танцы и начал ярко и безвкусно одеваться.
Но однажды с ним случилось невероятное. Он возвращался домой с пирушки по набережной и вдруг увидел на спуске к реке сидящую на ступеньке женщину. Была осень, уже пришли холода, и женщина зябко сутулила плечи и мелко дрожала.
Как истинный рыцарь, он подошел к ней и накинул на её плечи свой пиджак. Женщина подняла на него глаза, и он увидел, что она плачет.
Лёва уже собрался хлопнуть ее по спине и спеть: «Не плачь, подружка, пройдут дожди…», когда вдруг заметил на ее коленях … ребёнка. Он ворочался, видимо, тоже от холода и попискивал.
- Ты что это, подруга, - закричал Лёва, - с ума спятила?! Ребенка притащила на реку в такой холод!
- Я его утопить хочу, - сказала женщина. – А потом сама утоплюсь.
Она достала из кармана сигарету и прикурила её от зажигалки. При ее свете Лёва увидел, что женщина еще молодая и красивая.
- А ну, вставай! – закричал он. - Пошли домой! Ты где живешь?
- На Кожевнической, - послушно ответила женщина и попыталась встать, но не смогла: ноги не слушались её.
Тогда Лёва выхватил из кармана початую бутылку водки, унесенную с пирушки, и прижал её горлышко к губам женщины, крича:
- Пей, душегубка! Топить ребенка она задумала! Пей! А потом топись сама, коль ума нет! А ребенка я заберу!
Женщина испугалась и поперхнулась водкой. Потом, наконец-то, встала и крепко прижала ребенка к груди.
- А ты кто такой, чтобы ребенка забирать? - спросила она, пытаясь выглядеть строгой.
- Дед Мазай я, - ответил Лёва, сам отхлебнув из бутылки. – Который зайцев из воды спасает. Пошли, говорю, домой.
Вскоре они сидели в тесной комнатушке на улице Кожевнической, что была совсем рядом, и пили горячий чай. Ребенок спал, а женщина, которую звали Ниной, рассказывала о своей беде.
Сын Никита родился у неё калекой: у него была сильно искривлена правая ножка и совсем не двигалась левая ручка. Сначала это было терпимо, и она даже перестала замечать эти физические недостатки сына: он подрастал, улыбался ей, гулькая что-то своё. Потом, видимо, именно рост костей стал причинять ему боль, и он начал плакать дни и ночи напролёт. Врачи говорили, что здесь они бессильны. И только один из них, старый и опытный педиатр, сказал, что Никиту может спасти операция.
- Так в чём же дело? – закричал Лёва. - Почему ты не хочешь делать ему операцию?.
Нина посмотрела на него, как на неумного и сказала, что операция стоит очень дорого.
- Сколько? – спросил Лёва. – Я достану эти деньги.
Но когда женщина назвала эту сумму, Лёва понял, что таких денег ему не заработать даже за десять лет.
Он оставил Нине свой номер телефона, записал её и на следующий день пошел к своему другу Георгию Кралидису, с которым подружился в армии.
- Ты можешь занять мне сто тысяч долларов? – спросил он его.
- Могу, - совсем не удивившись, ответил Георгий. – И даже не буду интересоваться, зачем.
- Но я отдам их тебе не скоро, - предупредил Лёва.
- Можешь не отдавать их мне совсем, - сказал друг.
- Но ведь это большие деньги! И ты отнюдь не миллионер!
- Оттого, что я не миллионер, я и даю тебе их безвозвратно. Впрочем, если ты такой гордый, можешь заработать деньги сам.
- Как?!
- Я расскажу тебе об этом завтра. А сейчас давай сходим в кино. На Арбате идет интересный фильм, называется «Гений».
Идти в кино Лёве совсем не хотелось, но, так как Гоша пообещал ссудить ему такую огромную сумму, он согласился.
Фильм ему понравился не очень, но, посмотрев его, Лёва понял, что в кино его Гоша повел не зря.
На следующее же утро друг вручил Лёве обещанные ему сто тысяч долларов и с улыбкой слушал, как тот кричит кому-то в телефон:
- Я нашел эти деньги, нашел! Звони сейчас же своему эскулапу, пусть готовится сделать Никите операцию!
Потом Гоша рассказал Малышкину, как можно заработать большие деньги в мире взяточников и воров. А на прощание сказал:
- Никогда, Лёва, не добывай деньги таким способом для себя. Если хочешь прожить жизнь на свободе. Тебе хватит и того, что ты зарабатываешь на работе и на шабашках. И ты будешь самым счастливым человеком на этом свете.

                                                                     Эпилог.
  Лёва Малышкин и сейчас живет в однокомнатной квартире на улице Летниковской, что рядом с Павелецким вокзалом.
   Он строго следует совету своего друга Георгия и радуется свободе и счастью людей, которым оказывает помощь.
  К нему часто приходит его девушка Люся, они любят друг друга, и потому счастливы оба.





Рейтинг работы: 14
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 24
© 01.09.2019 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2623447

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


Виктор Титов       04.09.2019   19:08:00
Отзыв:   положительный
Мне очень понравился Ваш рассказ. Спасибо большое, Борис! Хорошее, доброе произведение. Жизнь трех поколений перед глазами прошла. Так в старые добрые времена фильмы снимали. И генерал правильный, и зло ждет неминуемое наказание, и очень хочется верить, что так и есть. Но фильм заканчивается, и начинается реальная жизнь. Впрочем, все в нашем отношении к этой реальной жизни.
С теплом и уважением,
Виктор
Борис Аксюзов       04.09.2019   20:06:14

Я уже говорил Вам, что сел писать эту маленькую повесть после Вашего предыдущего отклика на мой рассказ "Я иду домой"
"Наш дом там, где нас любят", -написали Вы. И почему-то вспомнилось детство, где нас любили, несмотря ни на что. И добрые фильмы, которые мы не считали сказкой, а воспринимали их как счастливую реальность. А потом всё-таки пришла жестокая реальность, которую нам хотелось изменить в лучшую сторону. Вот об этом я и написал .
Очень был рад, что Вы поняли меня.
Спасибо!
ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       02.09.2019   14:05:44
Отзыв:   положительный
Ну Вы и завернули сюжет! Как всякая "сказочка" он чист и светел, очень хотелось бы верить в таких Робин Гудов.
Написано очень "читабельно", сюжет все время держит в напряжении.
Для "полного счастья" может исправите описку? "- Слушай, Леша, у нас аварийкв есть свободная..."
Борис Аксюзов       02.09.2019   14:13:12

Спасибо большое! И за отзыв, и за опечатку.








1