Значит так угодно Богу


“Значит так угодно Богу, надо пережить все испытанья”.
Так думала Лариса под стук колёс электрички. Она ехала из Питера в небольшой городок Ленинградской области, на вещевой рынок продавать всякие вещи. В такт колёсам ей сейчас думалось о шестилетнем сыночке, которого она вынуждена была оставить одного дома.
“Что же делать? Или смотреть друг на друга голодными глазами?”- думала теперь Лариса. Она думала об ужасном времени, какое теперь настало, и ещё о том в каком магазине будут продавать завтра хлеб и какие-нибудь продукты и где отоварить талоны, чем завтра кормить сына. Она теперь ехала за сто километров, чтобы что -нибудь продать на рынке и купить хлеба, ну и молока, если она наторгует на него, о фруктах и овощах нечего и мечтать.

“Господи! - молилась она, - помоги нам с сыном выжить! Ты же знаешь, что я могу прожить долго и без пищи, но как объяснить сыну, что нечего есть и что в магазинах ничего нет. Он ещё этого не понимает и хочет кушать”. 
Электричка остановилась на какой-то станции и прервала её думы. Лариса посмотрела в окно электрички и прочитала название станции. Когда электричка тронулась ей думалось дальше и она снова молилась: “Ты же знаешь Господь, что в Питере я не могу продавать. Там милиция ловит нас, таких нелегальных продавцов, и увозит в каталажку. Милиционеры твердят, что мы нарушаем закон, что мы продаём без лицензий, как будто сами не понимают, что лицензия стоит больших денег, а откуда нам взять эти деньги, если даже на еду не хватает?”
За думами Лариса и не заметила, как приехала на место. Там уже местные торгаши развешивали платья, кофточки, брюки, футболки и разные другие вещи. Местные приходят рано, чтобы занять место получше, где больше проходят покупателей.
Сегодня много продающих, кажется весь свет сейчас только и делает, что продаёт. Лариса встала рядом с какой-то женщиной. Сначала она не смотрела на неё, раскладывала свои вещи, а потом приглядевшись поняла, что эту женщину она вчера здесь не видела,
- Как вас зовут? - спросила она соседку по несчастью. Та ответила: “Соней!”
Они разговорились. Женщина была из Подмосковья.
- Что так далеко забралась? - спросила её Лариса, - не ближе ли Москва. В Москве же много больших рынков, да и люди из провинций едут туда за продуктами и вещами.
- Я стесняюсь, - сказала Соня, - там у меня много знакомых, а вдруг кто-нибудь увидит, позора не оберёшься.
- Ну и что? сейчас все торгуют, - сказала Лариса, - вот вчера здесь, на вашем месте, торговали два художника, правда они тоже стеснялись, но надо же как-то выживать. Не стесняйся!
- Ой, какое ужасное время настало; работы нет, денег нет, и даже хлеба нет, - говорила Соня.
- Я думаю это временно, - успокаивала Лариса Соню, -Господь не даст погибнуть России. Это только жёсткое испытание для нас, за то, что поносили Бога, разрушали церкви, жгли иконы и духовные книги. Мы все потомки тех, которые это делали, но Господь поругаем не бывает. “Что посеешь, то пожнёшь”, - сказано в Писание. И ещё сказаано Богом: “прокляну проклинающих Меня до третьего и четвёртого рода и благословлю благославляющих Меня до тысячного рода”.
- И что же? Потомки всех тех большевиков и коммунистов, которые разрушали церкви, убивали монахов, и жгли иконы и Библии погибнут?
- Да! - уверенно сказала Лариса, Господь прервёт их нить жизни на третьем и четвёртом поколение.
- А мы за что страдаем? - спросила Ларису Соня, - моя бабушка была верующая, даже при коммунистах и моя мама ходила в церковь, и молилась за нас.
- Не бойся, Соня, нас Господь не оставит долго страдать. Он только испытывает нас, останемся ли мы Ему верны, после всего этого, успокаивала Соню Лариса.
Они бы так долго разговаривали, но приходили покупатели и они отошли от своих духовных разговоров. Лариса уже не стеснялась и расхваливала свой товар, а у Сони меньше покупали, потому что она не решалась так расхваливать свои вещи, хотя они были красивее и разнобразне, чем у её соседки. Между делом Лариса узнала, Соню поближе. Ей можно было доверять, она была верующая и потому честная, она не возьмёт греха на душу, ибо знает что грех есть духовная смерть.
“Господи помогай Своим детям! - молилась Лариса между продажей, когда не было покупателей и не надо было предлагать свой товар. Потом она снова и снова молилась про себя. Она мысленно говорила: “ пожалей нас, Господи, не надо посылать нам таких испытаний.
Она смотрела на соседку и ей было жаль её, что цу той продажа не шла, видно, что она стесняется. “Конечно она не умеет торговать, видно её вынудили обстаятельства”.
Лариса снова мысленно обращалась к Богу и говорила с Ним: “ Пожалей, Господи и эту женщину, ведь она такая же, как я, пошла продавать не от хорошкей жизни. Она моя подруга по несчастью. Недаром она так далеко уехала из своего любимого города, где она работала на радио”.
Женщина между перерывами рассказывала, что её мужа, работника КИП-а уволили , так как там закрыли завод, за не имением заказов.
- Господи, куда мы катимся? - говорила она, - какое нынче время ужасное! Как это надоело.
- Да! - сказала Лариса, - это ужасно надоело. Надолго ли нам такое испытание - поддакнула Лариса.
Но тут же в её голове ясно промелькнула мысль “Я терпел и ты терпи”.
- Как же ты, Соня решилась торговать, если так стесняешься, - снова спросила Лариса соседку.
- Да я ни за что бы не пошла торговать, я очень стесняюсь, но случилось несчастье.
И она рассказала, как обманули их мошенники.
- И вот теперь надо добыть хорошую сумму, чтобы выкупить свою квартиру, - рассказывала Соня, - потому что мошенники сделали так, что я и муж оказались на улице.
Она вздохнула и добавила,
- Теперь нам приходится здесь снимать квартиру. Хорошо что хозяйка оказалась тоже верующей, поверила нам и не запросила денег вперёд. Муж тоже здесь устроился грузчиком, а меня благословил батюшка, - говорила она между перерывами.
- Батюшка говорит, что только таким образом вы накопите денежек, - продолжала рассказывать Соня, - для того, чтобы снова выкупить свою квартиру, - чуть не плача говорила она.
Но снова их разговор снова прервали покупатели. И Лариса снова предлагала свой товар, а Соня молчала.
Люди в основном покупали по мелочи, там; носки или футболки, что подешевле. У Сони же были красивые дорогие платья и ковточки, но у немногих покупателей таких денег
не было, они покупали всё только по необходитмости, потому что в магазинах ничего не было.
- Купите полотенце! - сказала Лариса одной покупательнице, - смотрите какое красивое.
На полотенце улыбалась почти голая девушка.
- Надоело это безобразие, - ответила покупательница, - нашли чем взять, лучше бы хлеба в магазин каждый день привозили, а то привозят в неделю раз или два, даже за хлебом такие большие очереди, что уж говорить о других продуктах, за всем надо стоять часами. Вот время настало, что жить не хочется.
Многие покупатели и торгаши высказывали свои возмущения. Ларисе и так муторно было на душе и она думала: “Боже, покой Твой только в церкви, но, к сожалению я не могу ходить в Твой дом каждый день”.
Соня, как будто услышала её мысли и спросила,
- Как часто ты ходишь в церковь, что ты так хорошо знаешь Слово Божие?
- Я могу ходить в церковь только по воскресеньям, на службу, но в церковь необязательно часто ходить, чтобы знать Слово Божие. У меня Библия-настольная книга, - ответила она Соне, и добавила ,- я не могу на долго уходить туда, хотя там нахожу душевный покой. Я в церковь хожу только на два-три часа в воскресенье, так как сын дома один, а с собой в церковь нельзя его брать, потому что папа сына запрещает ходить ему со мной.
- А где он? - осторожно спросила Соня.
- Он уехал в деревню, - сказала Лариса, и добавила, - сначала я сердилась на него, что он такой безответственный, бросил свою семью в трудное время, но а потом, когда я узнала, что он там заболел, мне стало его жалко. Конечно, он и хотел бы нам помочь, да не может, рассказывала Лариса соседке по несчастью.
- Муж сам в деревне живёт неа иждевение старой матери, - рассказывала Лариса Соне, - ей хоть пенсию платят, правда совсем небольшую, но как-то они там живут.
Когда ехала обратно домой на электричке, Лариса всё думала, как там сынок, чем он занимается.
На следующей станции к ней рядом сел военный. Он оказался военным врачом. Когда они разговорились, то он расскзвал, как много людей умирают от истощения. Говорили об ужасном времени и о том, что заводы закрывают каждый день и людей увольняют тысячами.
- Вся продукция импортная, американская, а они рады, что Советский союз так нищенствует, - говорил офицер-медик.
- И наверное, говорил он, - скоро Америка задушит нас. Но, а наше правительство, как слепое, идёт у них на поводу, и скоро мы все станем рабами Америки.
Он, тот офицер, ещё много бы говорил так, но понял, что Лариса не очень внимательно слушала его.
Сейчас Лариса думала о своём; о брошенном сыночке и чем его кормить, где сегодня отоваривть талоны на какие-нибудь продуктя. “На всё талоны- карточки, как в блоккаду” - думала она. Она мысленно молилась о сыне, чтобы Бог хранил его.
Так незаметно за разговором они приехали на Финлядский вокзал.
P. S.
Прошло двадцать пять лет. Лариса ехала снова на электричке из той же Питерской церкви, в тот же посёлок, но уже к себе домой, где она проживает уже пять с лишним лет. Она теперь ездит в свою церковь каждое воскресение и уже не на два-три часа, а на пять часов. Ночует у сына. Она ехала тепенрь от него и под стук колёс вспоминала один только день из того ужасного времени.
Всё давно наладилось. Россия встала с колен, Господь дал хорошего руководителя. “Дай ему Бог здоровья и силы”.
Да, тогда Бог не дал погубить Россию, а испытывал её. Он вытащил её из хаоса. И давно нет уже Советского союза и нет коммунистов, которые обещали светлую жизнь и коммунизм, когда люди будут жить в достатке. Проклятые коммунисты зря трубили, что всем и каждому будет по потребности, а от людей требуется работы по способности. Но так не бывает и это, конечно, не сбылось. Коммунизм так и не наступил и все лозунги коммунистов были антиутопические.
“Только Бог может всем дать по способности. Он испытывает всех, и если человек верен то ему даёт всё в своё время и ркешает все его проблемы. Только Бог Самый щедрый и может дать всё желаемое”, так теперь думала Лариса.
“То время было для меня испытание!”.
Она гордилась сыном. У него огтличная семья.
Он вырос строго воспитанным статным красавцем и женился тоже на красивой и умной женщине и дети их умные и красивые. И Лариса знала, что и её внуки будут такими же воспитанными и благосовенными, как и её сын, потому что верила Богу, Который сказал: “...до тысячного рода благословлю благословляющих Меня”.
Любовь Аверьянова 2019 год





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 01.09.2019 Любовь Аверьянова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2623181

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня













1