Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

БАНК.


БАНК
                               Жизнь ежедневно дороже,
                                  Деньги трудней между тем.
                                              Чем это кончится, боже!
                                                            Чем это кончится, чем?
                                                                                              Н.А. Некрасов
Глеб повесил на ручку входной двери пустую сумку, и понуро уставился в затёртый обувью пол прихожей.
Татьяна стояла напротив, посреди троицы с собой во главе, прижимая к себе руками малолетних Антона слева, и Анну – справа.
- Опять ничего?.. – на всякий случай спросила она, хотя не мог же муж, отец и глава семейства распихать недельные продукты для всех по карманам одного своего плаща.
- Снова ноль с минусом… - сказал Глеб виновато, не поднимая глаз. –Большим и жирным...
- Весело стало нам… - с грустью сказала Татьяна. – Жили себе, не тужили о себе, всё было нормально почти пятнадцать лет, и вдруг – на тебе у нас, и не нам!..
- Доигрались… - Глеб, наконец, начал снимать с себя верхнюю одежду. – Уничтожили наличные деньги, чтобы мятые и грязные бумажки не путались под ногами прогресса. Весь цивилизованный мир перешёл на пластик. Просто и удобно! Но кто мог предположить, что однажды появятся гениальные ребята, которые умудрятся хакнуть абсолютно защищённые банковские системы, и всё обнулят… Причём сделают они это так, что в их системах теперь непрерывно циркулирует электронный Хаос, справиться с которым не могут даже лучшие компьютерщики мира…
- А мы все теперь как-то должны выживать… - вздохнула Татьяна. – Ладно, ещё на пару недель наши скромные запасы консервов, концентратов и сухофруктов можно растянуть, а что потом?.. По миру с сумой?..
- Правительство призывает нас не слишком паниковать до массового психоза, - попробовал успокоить семью Глеб. – Или они всё-таки восстановят уже существующие системы, или создадут какие-то новые. Максимум - через пару месяцев…
- Если у них это выйдет хотя бы через полгода… - пробурчала более прагматично-пессимистичная, и сведущая Татьяна о семейной, государственной и мировой финансовой системе. – В условиях всеобщей паники никогда и ничего не получается достаточно быстро и качественно…
- Они предлагают нам пока рассчитываться всевозможной натурой… - осторожно сказал Глеб. – Бартером, вроде бы…
- На панель, что ли?!. – вспыхнула Татьяна, впервые оценивающе глянув на свои слегка уценённые двумя родами формы. - С этим?.. И что, за это обещают много дать?..
- Ну, зачем же сразу, и в такие дикие крайности… - испугался вдруг Глеб. – У нас в доме есть золото, или какие другие драгоценности?..
- Откуда?!. – Татьяна уже не могла эмоционально угаснуть. – Ты мне их, что, когда-нибудь дарил?!.
- Да - нет… - согласился Глеб, разуваясь. – Я тебе презентовал только цветы, шоколадки и мороженое…
- И ещё стекляшки… - насмешливо добавила Татьяна. – А стразы будут менять на продукты?..
- Вряд ли… - уныло констатировал Глеб. – Разве что на туалетную бумагу…
- И что мы будем с ней делать?.. – по инерции бурчала Татьяна. - Она нужна тем, кто ничего не ест?..
- Ждать… - с грустью сказал Глеб. - Всё это безобразие не может продолжаться бесконечно долго…
- Согласна, но только в том случае, если те гениальные хакеры за компанию не грохнут и все новые начинания наших властей…
- Тоже аргумент… - Глебу нечем было возразить. – Тогда всё растянется на неопределённый срок…
- А кушать они что будут?.. – Татьяна погладила по головкам уже огорчившихся и готовившихся расплакаться несчастных детишек. – А мы сами что будем шамать, трескать и всё остальное – в том же духе?..
- Обещания… - буркнул Глеб.
- Ты из них умеешь что-то варить, жарить и стряпать?.. Вкусное или хотя бы просто съедобное?..
- Власти временно вводят в обращение старые наличные деньги, которые когда-то отменили… - робко намекнул Глеб. – Что-то осталось у них на консервации, что-то сохранилось на руках у народа в виде коллекций и сувениров…
- Да?!. – сразу и непонятно вдруг оживилась Татьяна. – И какие это именно?..
- Сказали, что любые, и даже в виде мелочи. – Дети у нас там чем-то ржавым играли, может, для начала нам этого хватит на булку хлеба и пакет молока?.. Пообедаем и на сытые желудки ещё чего накопаем хотя бы на ужин с завтраком…
- А про какие виды старых купюр, и по каким новым расценкам там трындели власти?.. – оживлялась Татьяна всё больше.
- Да про все! Один к одному. А последние перед отменой - вообще по высшим ставкам, – сказал Глеб - Один к десяти. И что нам с того? У тебя есть древние деньги в нашем матрасе? Для мягкости?
Татьяна вдруг оставила детей и включила свет в туалете.
- Загляни, Рокфеллер!.. – сказала она загадочно.
Глеб сунул в дверь голову.
- И что?..
- Стены и потолок… - подсказала Татьяна.
- Вижу то же, что и всегда, – проворчал всё ещё тормозившийся Глеб. – Обои, имитирующие деньги, которые давно отменили… Оклеила ими тут всё ещё твоя мать, когда жила здесь одна, а мы с тобой их пока не поменяли на кафель…
- Да, благодаря тебе… - насмешливо сказала Татьяна. – Тебе было приятно, сидя на унитазе, считать прямо перед глазами кучу денег, которые не надо было для нас зарабатывать…
- Это что, не обои?.. – осторожно спросил Глеб.
- Нет, это как раз те самые деньги, после которых пошли пластиковые карты. Накопления родителей перевели на них, а бумажки оставили им на добрую память…
- Твоя мама их ностальгически хранила, а потом почти с истерикой обклеила этими керенками свой сортир... – задумчиво сказал Глеб. - Трудно расставаться с богатым прошлым…
- Оригинально… - сказала Татьяна с желчью в голосе. – Оказывается, самые большие проценты по вкладам гарантирует не банк, а клозет…
Она крадучись вошла в свой туалет, как в несметную сокровищницу Аладдина, и стала очень внимательно изучать псевдо-обои.
- Интересно, сколько их здесь?.. – алчно спросила она. – Мама после реформы хранила только самые крупные купюры…
Глеб прикинул навскидку собирательным взглядом.
- Здесь миллионов пять будет… - сказал он осторожно. – Давними… А теперешними?.. И если ещё умножить на десять…
- Ежели у них там надолго заклинит экстренная реанимация электронных денег, спекулянты через неделю или месяц взвинтят номиналы этого древнего бумажного дела хоть в сто, хоть в тысячу раз! - уверенно и жадно сказала Татьяна, работавшая секретарём в банке. – Это как пить дать и не закусить! Знаем мы темпы стихийного кризиса… Читали об этом…
- Когда будем отмачивать от стен и отмывать от клея наши миллиарды, олигархиня?.. – деловито спросил Глеб.
- Всю ночь! – жёстко сказала Татьяна. – Детей спать уложим, и в гальюн – золото намывать! Хоть до утра! И чтоб аккуратно мне! Вдруг повреждённые купюры уценяются! Когда подсохнут, подсчитаем наш капитал! Ну а родным Клондайком придётся временно попользоваться в облезлом виде!
- А что потом будем с ним делать? – спросил Глеб. – Оформим кафельной плиткой, и снабдим памятной мемориальной доской? Из золота, или сразу уж из платины?
- Нет, оклеим пластиковыми картами, которые точно отменят, чтобы ввести новые! В память и предусмотрительно! А вдруг…

                                               Жизнь дарит одинаковые возможности, не отнимая только
уникальных…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 25.08.2019 Валерий Брусков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2618553

Рубрика произведения: Проза -> Сатира


















1