ЛОВЦЫ ТЕНЕЙ -- ПОЭМА



             ПОЭМА

    ЛОВЦЫ    ТЕНЕЙ

              Пролог

Заря раскрывает нам карты :
-- Играйте в судьбу господа ! --
Одни взяли бизнеса старты ,
Другие орудья труда .

Играем в судьбу как умеем ,
С незримой грядущей судьбой .
И вновь на кону мы имеем ,
Что взяли с рожденья с собой .

Порочное жалкое тело ,
Ранимую душу внутри
И духа порывное дело -
Быть птицей минуты на три .

Игра утомляет не многих ,
Поскольку полвека -- блицкриг .
Для пиковых дамочек строгих ,
Созвездий , мы искры на миг .

               Часть 1

             Кулимана

У гоя ИсИдора СИмона ,
Противная дочка Кулимана .
Манерами всюду лисА ,
Кошмаров творит чудеса .

Забылась туманная Швеция
И жизни прошедшей трапеция .
В Козлове узлы макраме ,
Сплетает супруга к зиме .

А дочка родная Кулимана ,
Манерами всеми не в СИмона .
Интриги и зло для такой ,
Привносят в настрое покой .

Подруг перемутит доверчивых
И гробит друзей гуттаперчевых .
Податливым с бесевом пряники ,
Напыщенным с гадостью драники .

Красивым хулу с клеветой ,
Дурным маяту с суетой .
И всем свое хищное зло ,
Чтоб людям везде не везло .

Такое пошло наваждение ,
Что поп узаконил каждение .
Молился весь люд городской ,
Чтоб мир разлучился с тоской .

В Тамбове Кулимана Валя ,
Озлобилась рыбину вяля .
И жаб и гадюк навалом ,
Она же чернеет челом .

Такая вот правнучка брошенной ,
С башкою грехами взъерошенной .
Поэтов от Бога гнобит ,
И марш графоманам трубит .

               Часть 2

                Другие

Я не Чацкий и не Радищев
И Хвалешин не Чаадаев .
И Наследкин не явный Мудищев ,
И Труба не профессор Мудаев .

Не охвачена Лена туманом ,
От которого разум двоится .
И Мария не грезит дурманом ,
Чтоб повсюду собою гордится .

Юрий тоже не жил миражами ,
Он стрелял по душманам в пустыне .
И мечты не летели стрижами ,
Где товарищи были в помине .

Даже Мойша Белых не витает ,
В грезах небыли и придумок .
Лишь Двурожкина там обитает ,
Где анчутка грешит недоумок .

Все ей кажется в туне поверий :
Королева она , властелина !
Пребывает в полыме мистерий ,
Дщерью огненного исполина .

Вся обкурена дружка исчадий ,
Многоликая вновь в представленьях .
Нет от тщетности противоядий ,
Растворенной в игривых мгновеньях .

И мосты она жизни сжигает ,
И врагам представляется грозной .
Только утром отвратно рыгает ,
На задворках на куче навозной .

                 Часть 3

            Бутафорная

Щеки красные как у мордвинки ,
Угодившей в крапиву ничком .
Одевает под дубом ботинки ,
Под размашистым старичком .

Все ей можно творит безоглядно ,
Потому что в фаворе она .
Никого ей винить не досадно ,
Потому что душой холодна .

Там мамаша прикроет спиною ,
Здесь метресса колдует любя .
Вмиг помогут тропинкой земною ,
От себя добежать до себя .

Снова Альфа мадам и Омега ,
Бесподобная рядом с собой .
Только статуя Маши из снега ,
Бутафорного рядом с Трубой .

                 Часть 4

    Яблочные    шашки

В Мичуринске нагрянул праздник ,
Земное яблоко в чести .
Труба неистовый проказник ,
Желает душу отвести .

Рашанскому всегда Халерию ,
Он предложил дуэль - игру .
И шашек плоскую мистерию ,
Создать из яблок на юру .

Все пешки левые зеленые ,
Все пешки справа покрасней .
И клетки взглядом опаленные ,
Для темы ясного ясней .

Пошел Рашанский оскорбленный ,
Ответил вызвавший Труба .
И плод перешагнул зеленый ,
Нежданно красного раба .

И красные взъярились истово ,
Пошли на избранных в нахлест .
Труба порыв вояки выстрадал
И ринулся вперед прохвост .

Играли яблочную партию ,
Рашанский злобный и Труба .
Но время написало хартию :
"Не в дамках каждого судьба".

               Часть 5

            Не     Фауст

Сидит Наследкин за столом ,
Компьютер как икона .
В судьбе отчаянный облом
И в творчестве мамона .

За деньги можно докой стать
И гением без правил .
Но как звезду любви достать ,
Куда мечту направил ?

Наследкин предал удальцов ,
Друзей и всех не злобных .
И озверел в конце концов ,
Среди себе подобных .

Помолодеть бы хоть на день ,
С Еленой стать Жуаном !
Но Мефистофель веет тень ,
Над каплями под краном .

Не Фауст он своей судьбой ,
Всегда дурной и смутной .
Трясет отвисшею губой ,
Над книгой баламутной .

             Часть 6

Синдром    Наследкина

-- Беседа с роком у зеркал ,
Продлится до утра ...
Он в одиночестве алкал .
Подлунные ветра .

Вот ты Никола номер айн ,
Скажи мне о правах .
Могу я переплеты тайн ,
Взъерошить в головах ? --

-- Конечно можешь Николай
Наследкин гросс -- артист .
В Люпфи ты секса Будулай ,
С Васьком энциклопедист ! --

-- Скажи мне Коля номер цвай ,
Могу я всех сличать ,
Талантов выгнать за Можай ,
Бездарных повенчать ? --

-- Конечно можешь повенчать ,
На царство пассий грез .
Марию что б ура кричать
И Лену у берез --

-- Мешает Хворофф де месье ,
Он лучший говорит ! --
-- А ты откушай монпансье
И мир царя узрит --

-- Скажи Николос номер драй ,
Я выше всех в святом ? --
-- Когда шерстишь один сарай ,
Ты Гулливер с котом --

-- Кто я в округе суеты ? --
-- Ты Валин шут Колян .
И женщин хвалишь маяты ,
Когда от блефа пьян .

Ты пустозвонных возносил ,
Стремясь во все углы .
Всласть медовухой угостил ,
Фантом из сгустка мглы --

Наследкин спорил до утра ,
С самим собой вблизи .
Но зеркала и мошкара ,
Тонули вновь в грязи .

            Часть 7

    Цезарь    Семиперстов

Он бюст поставил во дворе
И любовался сам собою .
Супруга в трепетной игре ,
Была подругою любою .

То римлянкой она была ,
То недоступною спартанкой .
То пифией с лучом крыла ,
То вдохновенною шаманкой .

Нерон , а может Константин ,
Великий для людей бомонда ?
И в зеркалах своих картин ,
Он отраженье Джеймса Бонда .

Кружились тени огулом ,
С грехами смутными повсюду .
Бесенок пробежал козлом
И Цезарь уронил посуду .

Двор Трегуляевский широк ,
Сидели гости и алкали .
Когда Щеряк вопил "пророк" ,
Они в реченное вникали .

Он и Щеряк и друг жена ,
Что еще надо супостату .
Подбил незримый сатана ,
Поэта осудит к закату .

И обвинили все творца ,
Где храма осквернили лоно ,
Забыв про заповедь отца ,
Небесного с минуты оно .

Жена диктует -- он творит ,
Щеряк сулит награды Юрский .
И бюст в полыме не сгорит ,
И соловей свистит не курский .

             Часть 8

          Бег    Хвалешина

Предлитом вышел Митрофанов ,
Когда Хвалешин убежал ,
Оставив с бездною профанов
И окровавленный кинжал .

Валялись женщины в крови :
Мария , Лена и другие ...
Валялись цели се ля ви ,
Двурожкиной не дорогие .

Никто в почете не почил ,
Хвалешин версии отринул .
Он всю Тропинку " замочил "
И мету роковую кинул .

Сбежал с поста на повороте ,
Своей безрадостной судьбы ,
Олег с идеей на излете ,
Увидев с жертвами столбы .

Сел Митрофанов горделивый ,
На кресло первого творца .
И стал Наследкин молчаливый ,
Шутом с манерой подлеца .

Шутовка Валя не благая ,
С улыбкой мечется кривой .
И вновь мошна не дорогая ,
Скулит лисой полуживой .

Не были б многие в фаворе :
Мещеряков , Акулов , Стах ...
Труба , Белых хлебая горе ,
В тени страдали на местах .

И Цурикова б не витала ,
Над Араратом без ветрил .
И Гусева не обретала ,
В мечтах подобие белил .

Другие члены писсоюза ,
Одесную сидели днесь ,
Когда б не изменила муза ,
В мгновенье творческую весь .

               Часть 9

                 Иное

Могло быть в жизни по другому ,
Татьяна с места не ушла .
Как предсоюза ей благому ,
Несли подарки без числа .

Она бы долго восседала ,
В поместном кресле не простом .
Татьяна часто не рыдала ,
В кругу бездарностей пустом .

Не говорила б о награде ,
Луканкиной в любых речах .
В Асеевском дворце - усладе ,
Была б графиней при свечах .

В почете ярком пребывала ,
И поэтессой лучше всех ,
Она б неистово звучала ,
Стяжая славу и успех .

Лет через двадцать вдохновенно ,
О жизни книгу издала .
И в письмах Лену откровенно ,
Бездарной дурой назвала .

В письме к Марии не старухе ,
Татьяна злобу не тая ,
Слова о подзаборной шлюхе ,
Раскинула б во все края ...

И грубо Лену унижая ,
Хвалила б всяких вахлаков .
Сама вражину не читая
Просила б вторить мастаков .

Отвергнутая всеми разом ,
Поэт Елена не сдалась .
Она крылатая под вязом ,
Для строф высоких родилась .

        Часть 10

    Свет    Даурии

Его Даурия манила ,
В видениях не роковых .
И мать припасами кормила ,
Среди просторов полевых .

Хлеб с отрубями и картошка ,
Немного лука и воды
И жизнь -- медовая морошка ,
Из бочки сказок череды .

Работа в поле не прогулка ,
Прополка майская свеклы ,
Даурия и свет проулка ,
Манили с запахом ветлы .

Родная , светлая обитель ,
Не угасала никогда ...
Он золотой чужбины житель ,
Но детство в сердце навсегда .

          Часть 11

Монастырь   и   туна

В монастыре она была ,
Покорной старицей судьбины .
Крестом тенеты развела
И злобной нету Валентины .

Казанский монастырь внимал ,
Он говорил о покаянье .
Хвалешин истово стенал ,
Умом стяжая воздаянье .

Молилась Гусева одна
И Лазарь осиял такую .
В душе мегера не видна
И словом мрак не атакую .

Труба к источнику припал
И пил живительную воду .
Он святость исренне алкал ,
Душевным чаяньям в угоду .

На месте церкви из веков ,
Людей крешеных подменили .
Как стая хищников волков ,
Поэту грешное вменили .

У Гусевой текла слюна ,
С оттенком пламенной эмали .
И смутная в глазах видна ,
Завеса озверевшей Вали .

Поэт светился у горы ,
Голгофы взорванного храма .
Клыки у нежитей игры ,
Чернила безобразий драма.

Судить творца за торжество ,
Таланта строф неугасимых .
За искренности естество ,
В среде лжецов невыносимых .

Хвалешин выл внутри себя ,
Труба бесился подвывая ...
Ну разве Господа любя ,
Судила б свет душа живая ?!

              Часть 12

     Злыдни   и   Поэт

Для меня эта свора как тени ,
Пусть клыкастые , но вдали .
Я уйду от обиды мигрени ,
Чтоб средой любоваться земли .

Пусть беснуются злыдни в запале ,
Им таланты судить как дышать .
Я увидел ужасных в финале
И звереть им не буду мешать .

Оскудели бездушные в слове ,
Света ангелы в горьких слезах .
У судивших поэта в Тамбове ,
Только идолы - бесы в глазах .

Там полесье за Цной не широкой ,
Здесь Тамбовские храмы блестят .
Не хочу заниматься я склокой ,
Когда чайки над речкой летят .

        Часть 13

     Ловцы    теней

Может Ляпис Трубецкой
Может тень Глазкова ,
Пролетает день деньской
По кругам Тамбова .

По большому кругу тень ,
С ликом Николая ,
Пролетает и сажень
Кружится витая …

В малом круге суета ,
Череда с кролями ,
Ищет щедрые места ,
С длинными рублями .

И Хвалешин тамада ,
Воскуряет душу ,
И без всякого стыда
Ест чужую грушу .

Ведуном теней Олег ,
Порешил быть ныне .
Но засыпал белый снег
След мечты в пустыне .

Сошин был уже в кругу ,
Ради грез кузена .
Но Олег сыграл слугу
Хитрого  Журдена .

Фаворитом хочет быть
С медом - кренделями ,
Что бы мету позабыть
На челе с нулями .

Тени вьются в пустоте ,
По лихому зову ...
Только муза в суете
Равнодушна к слову .

                Часть 14

      Патронаж    тщеславия

Все равно все изменится вскоре ,
Будут точки поставлены в споре
И тире в голевом разговоре ,
Словно меты на старом заборе .

Прославляли дельцы воевавших ,
Возносили судьбиной пропавших .
Восхваляли кружки посещавших
И с хулой на Судилище павших .

Кредо лживых в пределах Тамбова ,
Отрицать вновь художников Слова .
Бут - то в бредне блистает улова
Стопка книг - самоделок Глазкова .

То Ладыгин им гением снится ,
То Глазков под лучами лоснится .
То Валюха от счастья казниться:
-- Ярославной бы не осрамиться --

Ивы плачут и плачут пионы ,
Всюду душ откровенные стоны .
Аферисты и кривды патроны ,
Вновь талантам приносят уроны .

           Часть 15

         Не    ровня

Я им не ровня деловым ,
И даже тестю мэра .
Везде я с роком таковым ,
Простой поэт Валера .

Им партию сменить на раз ,
И глашатая в теме ,
Как прошлогодний унитаз ,
В изменчивой системе .

Целуют руки не мадам ,
Карге почетной всюду .
И пьют бокалами Агдам
Боготворя Иуду .

Они рулят и мельтешат ,
От имени Союза .
И омерзительно грешат ,
Без благочестья груза .

Не ровня я не мудрецам ,
Судившим по запонкам ,
Вражину лживым подлецам
И недруга подонкам .

              Эпилог

Не все порочные как Лена ,
Не все продажны как Олег .
Я вырвался душой из плена ,
Иллюзий и туманных нег .

Я вижу тени и просветы ,
Красивых духом и кривых .
И верю в Господа Заветы ,
В моих пенатах зоревых .

Пусть кривотолки колобродят ,
У эгоистов в злых умах .
Они бревно хулы находят ,
В веках и солнечных домах .

Раздумья подлых цвета сажи ,
Они не любят никого .
Я устремлюсь в луга от лажи ,
Чтоб красоту любить всего .





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 24.08.2019 Валерий Хворов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2617995

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня













1