ЭПИДЕМИЯ переводов...


.



.

ЭПИДЕМИЯ ПЕРЕВОДОВ

Раньше я как-то не обращал внимания на страницы в Интернете с переводами сонетов Шекспира – ну есть и есть, наверно все тот же Маршак, Фрадкин, или Чайковский… Не тут-то было!
Оказывается, можно найти полдюжины (да как бы и не поболее) вновьиспеченных «переводчиков», увы, не самого высокого пошиба. Ранее мне встречалась этакая «могучая кучка» на Поэзия. ру, на «зеленом форуме Фабулы», но в Сети они особенно не светились… Теперь все гораздо интереснее. Если года два или три назад некий Вл.Замыслов «перевел» за две недели все сонеты Шекспира, то это более напоминало рождественскую шутку. Теперь все ставится на коммерческие рельсы. Некий дедок 80 лет с хвостиком лихо издает свои «книги», и не только в провинции, но и в столице, тиражи зашкаливают, старческий маразм, видимо, тоже. Начал писать стихи в 65 лет, прорвало его значится, долго ждали…

Помнится, в 2011 году я перевел 90-й сонет, подстрочниками не пользовался, да и не знал, что они есть в Сети… потом 1-й, 2-й, 3-й…

Случайно зашел на сайт со всеми сочинениями Шекспира, подстрочниками и вариантами переводов. Стало интересно. Я был несколько удивлен, прочитав переводы известных авторов, честно говоря, я ожидал много большего – некоторое врем такое положение вещей оставалось для меня загадкой…
Но  благодарен этому случаю или стечению обстоятельств –  серьезно увлекся поэзией Шекспира и
прочитал  за минувшие восемь лет о Шекспире, его жизни и окружении все, что было доступно в Сети,
это действительно интересно и увлекательно.

К выводу, что «мужские рифмы» с ударением на последнем слоге не характерны для русского стихосложения,
в отличие от стихосложения англичан, я пришел почти сразу. Для русского стихосложения более подходит чередование мужских и женских рифм. В английском следующие одна за другой мужские рифмы не портят впечатления и не мешают адекватному восприятию текста читателем или слушателем. Однако, как вскоре выяснилось, сам У.Шекспир не делал из этого канона и обращался с фонетикой и другими элементами языка
и стихосложения достаточно свободно.

По-видимому, стихотворный размер и тип рифмовки (смежная, перекрестная, кольцевая) тоже не имеет определяющего значения, за исключением двух заключительных строк – замка – шекспировского сонета,
в замке и невозможно использовать «не смежную» рифму, только две строки… Пятистопный ямб почти
всегда предпочтительнее, но могут быть и исключения.

Эпоха Шекспира – время расцвета барокко в Европе, высокое Возрождение, позднее средневековье… Барокко, так же как и греческую архаику, классику и эллинизм нельзя связывать исключительно с мировоззрением аристократии или имущих классов – любая эпоха, это сознание всего народа или даже континента. Архитектурными памятниками эпохи Возрождения в России стали постройки Московского кремля и собор Василия Блаженного, но этим русское Возрождение (в архитектуре) не исчерпывается.
Петропавловский собор в Санкт-Петербурге арх. Д.Трезини – петровское (русское) барокко, и еще целый ряд построек. Стиль барокко пережил и Петра
I
, и Екатерину Великую, и в целом существовал в архитектуре, музыке, поэзии, моде и декоративно прикладном искусстве России вплоть до конца 19 века, что, впрочем, никак не мешало сосуществованию с ним и других стилей – рококо, классицизм, ампир, модерн…
Стоит ли упоминать о том, что для художника и поэта знание истории искусства не представляется
чем-то лишним или необязательным? Вероятно, нет…

Русские переводчики «Илиады» и «Одиссеи» Гомера – поэты Н.Гнедич и В.Жуковский, старшие современники А.С.Пушкина, были одними из культурнейших и наиболее образованных людей России своего времени. Об этом не мешало было бы подумать провинциальным «переводчикам» стихов и пьес классика мировой литературы и драматургии Уильяма Шекспира.

______________________________________________

На еврейском сайте Поэзия. ру прочно окопался Юрий Лифшиц, не поэт (это определенно), но «выдающийся переводчик» пьес и сонетов Шекспира. Провинциальный театр ставит пьесы Шекспира в переводах Лифшица
(с чего бы это?). Но и этого Юрию Иосифовичу показалось мало, он сочинил
«
КАК ПЕРЕВОДИТЬ СОНЕТЫ ШЕКСПИРА» – Краткое практическое руководство на 130 страницах, в котором развенчал всех своих предшественников – переводчиков текстов великого Шекспира, невзирая на лица и происхождение – Маршак, Пастернак, Фрадкин, Финкель – короче, всех евреев и неевреев тоже. Нехорошо, Юрий Иосифович, совсем нехорошо...

http://samlib.ru/l/lifshic_j_i/kakperewoditxsonetyshekspira.shtml
http://samlib.ru/l/lifshic_j_i/ushekspirsonety-1.shtml

Рекомендую ознакомиться с этим произведением века. Еще более тридцати страниц заняли его 154 «перевода сонетов Шекспира», тоже выдающийся труд скромного (а какого же еще?) провинциального гения.

Чего только стоит начало LX
сонета!

Ты все, мой друг, возьми мои любви,
но ты и так от них неотделим;
и всю любовь с моей отождестви

Это, простите, по-каковски? Если «любви» еще можно простить, как старую вышедшую из употреблению форму, то как быть с «отождестви»? По-русски так не говорят, как не говорят «победю» (побежду, побежу). Почитайте, почитайте его рекомендации, и о том, что надо «знать русский язык», а английский – «желательно»! Какой еще английский, если ты даже по-русски говорить не научился?

Там же:

Распутный друг, в ком зло добру под стать,
убей меня – врагами нам не стать.

Ну вот, отличная рифма! Ничуть не хуже, чем «ботинки – полуботинки».
Счет, казна, кредит, профит – это в переводах Лифшица сплошь да рядом, надо полагать, Шекспир
еще и счетоводом подрабатывал – от Юрия Иосифовича ничего не скроешь!

Таких примеров много, хотя нравоучений в «кратком руководстве» еще больше.
В целом, его «переводы» или корявые и косноязычные, или просто дурные.

XXVI

Любви моей светлейший сюзерен,
не ради красных слов твой сателлит,
к достоинствам твоим попавший в плен,
тебя почтить посланием спешит.
Хотя изящной речи не припас
немудрый твой должник в письме своём,
но ты сумеешь мой нагой рассказ
вообразить изысканным послом.
А если путеводная звезда
меня своим сияньем осенит,
то ты оценишь раз и навсегда
моей любви преображённый вид, -
и я тебе откроюсь... А пока
приходится любить издалека.

Да уж, «изысканно», но… ни о чем. А то вдруг лирический герой у Лифшица (XXXIV) забыл надеть «дождевик»
(в 16 веке «дождевик» был очень распространенной одеждой , надо полагать, жаль, что не макинтош…).

Впрочем, читатели сами разберутся.

..





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 19.08.2019 Олег Павловский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2614598

Рубрика произведения: Проза -> Эссе










1