Грибной человек


В девятнадцатом веке южноамериканские плантаторы частенько сажали рабов на цепь и заставляли их пробовать собранные в джунглях грибы. Если раб плохо себя чувствовал после такой дегустации или вовсе помер, то значит грибы ядовитые и хозяевам их есть нельзя. Если остался жив и здоров, то можно нести эти дары леса на кухню, и изготавливать из них изысканные кушанья для владельца поместья.
Называлась такая должность грибной человек, и занять её никто не стремился – ведь долго не проживёшь. А я как-то познакомился с нашим грибным человеком, доморощенным так сказать, вдобавок увлечённым этим делом.
Вызвали как-то нашу бригаду «Скорой помощи», меня и фельдшера Ирину Леонидовну, к старушке, отравившейся грибами. В принципе дело обычное, ничего особенного, бывает. Конечно, отравление ядовитыми грибами протекает более тяжело, чем любой другой пищей, но ведь есть люди, которые при виде аппетитных грибочков аж дрожат в предвкушении их поедания и отказать себе в этом не никак могут.
Но такого любителя грибов, как на этом вызове, ни я, ни пожилая уже фельдшерица, не встречали никогда. Отравленная бабушка стонала на всю комнату и ругала оставшегося здоровым мужа.
- Припёр, чёрт лесной, каких-то зеленушек из своей чащобы поганой! Поди, все пни в лесу обошёл, пока их целую корзину насобирал.
Зеленушки, попытался вспомнить я - волнушки, вроде какие-то были, а зеленушек, нет не помню.
- Что-то я и не знаю таких грибов, - поделился своей неудачей со стариками я, - волнушки слышал, белый гриб, подосиновик и подберёзовик знаю хорошо, грузди никогда не собирал, а вот всякие маслята, опята и сыроежки вообще от поганок не отличаю.
- И-и-и, сынок, - протянула бабуся, - мой-то аспид против тебя в этом деле большой специалист. Он в лесу грибы собирает с начала июля вплоть до самых морозов. Это бы и хорошо, всё бы дому прибыль, только он ещё кроме хороших грибов всякую малосъедобную дрянь тащит. Вот и появляются у нас на кухне разные чернушки, краснушки, зеленушки, серушки, горькушки, а ещё дубовики, валуи, свинушки да всех и не упомнишь.
Тут дед не выдержал и вмешался в нашу беседу.
- А вот это ты, старая, зря. Я свинушки никогда не беру. Они – грибы убийцы, действуют не быстро, но надёжно. Свинушки, они на пнях растут и очень ядовиты, вот только их яд очень медленный. Иного грибника встретишь в лесу, и он хвалится, сколько этих свинушек насобирал, да какие они вкусные приготовленные будут. А через месяц, редко два, тебе говорят: Ивана Семёныча помнишь? Недавно помер.
Я ядовитые грибы от съедобных уверенно отличаю, бледную поганку, ложный опёнок, сатанинский гриб или мухомор, пусть даже и со смытым дождями рисунком, никогда домой не понесу.
- А в прошлый раз чего припёр? Эту гадость режешь, а она на изломе тут же зеленеет, потом делается фиолетовой и быстро чернеет.
- Ну это подосиновик белый. Он не очень вкусный, зато плотный и крепкий. И он, и зеленушки - грибы безобидные.
- Как же, безобидные! Сам же рассказывал, что их во Франции признали ядовитыми и есть запретили!
- Да это мне один человек рассказывал, тоже грибник. В этой самой Франции за десять лет от зеленушек всего трое умерло, а французы из-за этого хай на всю Европу подняли.
- Я буду четвёртая!
- Не выдумливай. Неведомо как они там грибы варят, может с лягушками вместе, вот народ и травится. И поедать зеленушки, это ж им правительство запретило, а простой народ, поди, втихаря от начальства, наворачивает ценный гриб за обе щёки.
- Не польстятся иностранцы на эту твою гадость!
- Богатющие, может и нет, а простые работяги там извечно при этих капиталистах голодают, они, наверно, всему рады.
У меня от их разговоров в голове всё окончательно перепуталось, серушки-краснушки-чернушки-горькушки причудливо переплелись с голодающими французами, набивающими рты запрещёнными зеленушками, и я, чтобы не терять нить беседы, уточнил:
- Так вы чего в этот раз-то наелись? Точно зеленушек? Не перепутали их ни с чем?
Старик задумался, бормоча при этом:
- От бледной поганки я зеленушку легко отличу, знойная рядовка очень вонюча, а вот серная рядовка бывает похожа чрезвычайно, ну просто один в один…
Тут он поглядел на меня своими выцветшими от старости глазами и согласился:
- Да, товарищ доктор, мог я и обмишуриться. Только этой серной рядовкой насмерть не отравишься, потошнит немного и все дела.
- А сами-то вы эти грибы ели?
- Как же без этого, - даже удивился дед, - неужели я от грибочков откажусь? Только меня ничего не тревожит, отлично себя чувствую.
И тут я понял: вот он наш «грибной человек» - фанатик по поеданию грибов, профессионал грибной охоты, эксперт по установлению съедобности грибов.
Старушка, видимо, считала так же.
- Да что тебе, старому лешему, от грибов будет! Ты их каждый день жрёшь, приноровился уж к ним поди. Вот я-то, дура, на что польстилась? Добро бы каким хорошим грибом соблазнил, белым или подосиновиком, а то на зеленушку клюнула!
Дальше всё пошло как обычно: полечили бабушку и увезли в больницу. Кто его знает этого деда, вдруг он всё-таки бледную поганку не распознал? В таких делах не шутят!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 18.08.2019 Борис Попов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2613889

Метки: юмор, условно съедобные грибы, отравления,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1