"Изгой" Часть 2 Главы 28;29; Эпилог



Глава двадцать восьмая

Прошел почти месяц с того момента, как Анхель сошел на берег. И вот он снова в открытом море, на своей тартане, в кругу друзей. Под ногами скрипят доски палубы, ветер рвет паруса, над головой - шатер безоблачного неба, а на душе легко и спокойно. Спокойно ли? Анхель покидает родную страну. Его ничего здесь не удерживает. Так ли это?
Молодой человек до боли стиснул зубы. Если бы его ничего не удерживало в Коррьентесе, сердце бы не стучало так отчаянно, кровь не пульсировала бы в висках. Там, дома, погруженная в свои невеселые думы, осталась милая девочка, которая по воле судьбы стала его женой. Он бросил ее, бросил жестоко, не подумав о том, как нелегко сейчас Маргарите, несмотря на видимое спокойствие, которым она прикрылась, словно боевым щитом.
Два часа хода отделяло " Pequena Pillastre" от Коррьентеса, а бывший капитан тартаны все стоял у кормы и вглядывался в океанскую бездну. Сердцем он находился рядом с Маргаритой.
Раздумья Анхеля нарушил Эрнесто Гутьеррес, который неслышно подошел к старому другу, боясь нарушить его глубокую задумчивость.
- Капитан, давление резко падает.- Юноша тронул Анхеля за плечо.- С барометром творится что-то неладное.
И верно, ветер стал стихать. Через полчаса наступил полный штиль.
Чувство тяжести и странное беспокойство овладели экипажем. Чайки с душераздирающими криками неслись к берегу.
-Н-не н-нравится м-мне все это, - заметил Анхель. - Видно, с-скоро н-начнется шторм. П-поворчивай в Коррьентес, м-малыш.
Эрнесто недоуменно взглянул на друга.
-Зачем?
- Н-не с-спрашивай, п-поворачивай, и все! Так н-надо!
" Маргарита! - вихрем пронеслось в мозгу контрабандиста. - В случае урагана, ей грозит опасность. Поместье адвоката расположено на самом берегу. Первая же гигантская волна смоет его с лица земли".
- Н-направление зюй-зюйд-вест! - скомандовал он.
Эрнесто развернул тартану. Судно снова держало курс на Коррьентес.
Через час ветер усилился. На горизонте показалась свинцовая туча. Она росла, увеличивалась в размерах, пока не заволокла полнеба. Вторая половина окрасилась в кроваво-красный цвет. Кое-где полыхали зарницы - первые признаки приближающейся грозы. Черную тучу прорезали зигзаги молнии. Огромные валы подбрасывали тартану, словно ореховую скорлупку. Гигантская масса воды обрушивалась на палубу, готовая в любой момент смыть в океан немногочисленный экипаж
старого суденышка.
Убрали и укрепили паруса. Анхель приказал спустить на воду шлюпку.
- Это просто самоубийство! - крикнул Эрнесто, и крик его потонул в бешеном реве ветра.- В таком случае я с тобой!
- К-капитан н-не имеет п-права покидать судно н-ни при каких обстоятельствах, - возразил Анхель, - тем более когда ему грозит гибель. Если м-мне суждено погибнуть, я погибну один.Отведи тартану п-подальше от берега. В открытом океане шторм н-не так с-страшен. Возле берега " Pequena Pillaсtre" разлетится вдребезги, а она н-нам еще п-пригодится.
Анхель едва успел сесть в шлюпку,как ее оторвало от борта и накрыло огромной волной. Котрабандист набрал в легкие побольше воздуха, но удержался на плаву. Ухватившись за весла, он стал усиленно грести к берегу. Ему стоило огромных усилий бороться с разбушевавшейся
стихией. Шлюпку бросало из стороны в сторону. Человек, сидящий в ней казался ничтожной песчинкой, бросившей вызов природе. Вдалеке тонкой полоской маячил берег, но до него было еще слишком далеко. Но вот гигатнтская волна захлестнула шлюпку, и Анхеля вышвырнуло из нее, как
детскую игрушку. Он все же сумел всплыть на поверхность, вскарабкался на перевернутую вверх дном шлюпку и, положившись на бога и провидение, замер на ней, пытаясь унять охватившее его отчаяние.
Через несколько минут его выбросило на берег. Контрабандист опомнился, вскочил, и, не дожидаясь очередной накатывающейся волны, пустился бежать в противоположную от океана сторону. На
него, круша все на своем пути, с шипением и ревом набегала волна высотой с пятиэтажный дом. Укрыться от нее был негде. Анхель, измученный борьбой со стихией, побежал изо всех сил. Ему
удалось добежать до одиноко стоящего дерева. Это было дерево кебрачо, с крепкой, как железо древесиной. Молодой человек подтянулся и изо всех сил уцепился руками и ногами за нижний сук, толстый и надежный. Это-то его и спасло. Дерево осталось невредимым, Анхель сумел удержаться.
Лишь только волна откатила назад, он снова побежал. Когда опасность миновала, Анхель огляделся по сторонам. Место, где он находился, показалось ему до боли знакомым. К великому счастью,
океан выбросил его в Санта-Крус де ла Сьерра, неподалеку от таверны  «Viente Alegre». До Коррьентеса оставалось десять миль.
" Пока я доберусь до поместья адвоката, всех домочадцев смоет в открытый океан", - с тоской подумал Анхель и ногой вышиб дверь таверны.
- Исаак, к-коня! - громко крикнул он. - С-самого резвого! И давай-ка п-поворачивайся, да п-поживее. Через час от т-твоей т-таверны н-не останется камня на камне.
Вскочив в седло, контрабандист пустил коня в галоп. Вихрь рвал конскую гриву, поднимая с земли тучу пыли и песка, залпеплял глаза. Рядом ломались ветки, трещали деревья, но Анхель ничего вокруг себя не замечал. Он гнал коня к дому, где, как он думал, находилась его маленькая жена и ее отец.
Через сорок минут контрабандист добрался до Коррьентеса. В городе царила паника. Люди покидали дома и стекались к продовольственным складам, где в глубоких подвалах хранились бочки с вином.
Налетевший внезапно ураган застал жителей Коррьентеса врасплох. Многие строения были уже разрушены небывалой силы ветром, который срывал с домов крыши, выбивал из окон стекла, выворачивал из земли столетние деревья.
Не заезжая в "Casa Porсelana, Анхель на полном скаку повернул коня к побережью. Поместье адвоката представляло собой жалкое зрелище. Большая часть дома превратилась в груду камней. Соскочив с седла, молодой человек кинулся в патио. За его спиной раздалось жалобное ржание. Анхель обернулся. Конь, весь в мыле, повалился на бок и храпел, беспомощно дергая ногами и кося черным, почти человеческим глазом. Контрабандист вернулся, вытащил из-за пояса пистолет и пристрелил
обреченное на гибель животное.
Дом оказался пуст. Анхель бросился в небольшой одноэтажный флигель, что находился рядом с конюшней. Там, тесно прижавшись друг к другу, сидели дон Хавьер и Маргарита. Обезумевший от страха слуга Симон, метался по дому и отчаянно молился Святой Деве.
- Вам что, жить н-надоело? - рявкнул контрабандист, расшвыривая по пути кучи ненужного хлама. - Н-немедленно п-поднимайтесь и что есть мочи бегите к "Navе del Olvido". Этот дом, как к-крепость, с-стены его способны вынести любую бурю.
- Вернулся! Вернулся! - радостно воскликнула девушка, бросаясь навстречу супругу.
- Н-не время п-предаваться с-сантиментам, сеньора! - резко одернул ее Анхель. - Если н-не хотите с-стать к-кормом для рыб, н-немедленно м-марш отсюда!
- Я, кажется, сломал ногу, - жалобно простонал адвокат.
- С-симон, выведи из к-конюшни Карбона! - повелительным тоном приказал Анхель.- Остальных к-коней выпусти на волю. С-сажай с-сеньора Хавьера на к-коня, и - в "Navе del Olvido". Вы, с-сеньора, тоже берите к-коня и п-поезжайте следом за отцом. В п-поместье моего дяди вы будете в п-полной безопасности.
- Нет! Я остаюсь с тобой! - вцепилась Маргарита в рукав Анхеля. Она даже и не заметила, как перешла на "ты". - Почему ты приехал сюда, а не в поместье дяди?
- Глупенькая! - Анхель бросил на жену укоризненный взгляд.- Н-неужели ты так и н-не п-поняла, что я п-приехал сюда из-за т-тебя?
Маргарита ликовала. Она вновь потянулась к мужу, но он легонько отстранил ее от себя.
- П-постой. У м-меня есть еще кое-какие дела. Ну, хорошо, - смягчился он.- Оставайся. П-поможешь м-мне.
Анхель выбежал из флигеля. Вдвоем с Маргаритой они вывели из конюшни трех коней. Контрабандист подсадил дона Хавьера на Карбона, и совсем обессилевший от боли адвокат склонился к конской гриве. Симон с трудом забрался в седло позади хозяина.
- П-поторапливайтесь! - крикнул Анхель. - С-скажите Орландо, чтобы с-спрятал дядю. Еще п-попросите его, чтобы он освободил вход в п-подвал. Будет м-много народу.
-Хорошо! - махнул рукой слуга.
- Теперь бежим! - Анхель схватил Маргариту за руку, и они побежали в сторону океана.
Когда молодые люди, миновав пирс, добежали до рыбацкого поселка, их взорам представилось жалкое зрелище: домики, выстроенные из тонких досок, сложились, словно карты, а над развалинами, заглушая дикий вой ветра, стенали жены рыбаков. Детишки сгрудились в кучу возле матерей
и плакали. Женщины, забыв про детей, стояли плотной стеной, подставляя лица соленым брызгам и шквальному ветру. Их взоры были устремлены в сторону океана.
- Бери детей,- Анхель обернулся к Маргарите, - и веди их к поместью Летерьера. - Эти безмозглые ослицы (он имел в виду жен рыбаков),по всей видимости, совсем ополоумели.
Полепил холодный дождь. Его крупные капли смешивались с солеными брызгами волн и нещадно хлестали по стоявшим на берегу людям.
Маргарита подошла к ребятишкам, что-то ласково сказала им и поманила их за собой. Перепуганные до смерти дети послушно потянулись за девушкой, словно ягнята за пастухом.
Анхель выхватил из-за пояса пистолет.
- Н-назад! - крикнул он обезумевшим рыбачкам. - Н-назад, или я буду с-стрелять!
- Там наши мужья. - Женщины протягивали в сторону океана руки.- Что будет с ними?..
- Вы им во всяком с-случае н-ничем н-не п-поможете, - сказал молодой человек. - Лучше подумайте о с-своих детях. П-пойдемте со м-мной. Я отведу вас в безопасное место, где вас будут ждать ваши
м-малыши.
Но женщины и не думали сдаваться. Их безумные взоры и упорная настойчивость свидетельствовали о том, что они решили умереть вместе со своими ушедшими в океан мужьями. Еще секунда, и они могли кинуться в ревущую пучину.
Анхель поднял руку и сделал предупреждающий выстрел.
- Если хоть одна из вас вздумает шагнуть в с-сторону океана, - зло крикнул он,- я п-продырявлю ей башку. С-советую п-прислушаться к моим с-советам. Н-немедленно идите за м-мной, или я за себя н-не ручаюсь!
Пистолетный выстрел и злой окрик незнакомца подействовали отрезвляюще. Рыбачки опомнились и, всхлипывая и причитая, нехотя поплелись следом за своим спасителем.
По дороге Анхель подобрал крошечного кудлатого щенка, который жалобно скулил на пороге полуразвалившегося дома. Контрабандист сунул его за пазуху и быстрей зашагал к " Navе del Olvido".
Журналист уже принимал в своем поместье пострадавших от урагана людей. Большой глубокий подвал дома вместил в себя не одну сотню женщин и детей. Дон Карлос лежал на полу, укутанный теплым клетчатым пледом из овечьей шерсти. Рядом с ним, вытянув раненую ногу, постанывал
адвокат Альенде. Маргарита, словно сестра милосердия, суетилась, раздавая детям теплую сухую одежду. С одежды и волос девушки стекала вода тоненькими струйками.
Анхель подошел к жене и накинул на нее принесенное Орландо пестрое шерстяное пончо. При этом он заметил, что девушка мелко дрожит.
- Ты вся п-промокла, м-милая, - ласково обнял ее молодой человек.- Тебе н-необходимо п-переодеться.
Но Маргарита только нетерпеливо передернула плечами.
- Не сейчас,- улыбнулась она.- Дети плачут. Нужно согреть их и успокоить.
И она ушла к маленьким потерпевшим, чтобы приласкать их и уверить в том, что мамы их обязательно найдутся.
При виде живого и невредимого двоюродного брата, лицо Орландо Летерьер перекосилось от злобы.
- Ты снова оказался на моем пути, братец, - процедил он сквозь зубы.- Значит, тюрьма не пошла тебе на пользу. Ну, ладно...
В минуту гнева человек не следит за своими словами, и они несутся во весь опор, как дикие кони. Громко кричит ярость, а разум тем временем помалкивает.
Анхель с тоской и сожалением взглянул на двоюродного брата и промолчал.
Адвокат же горячо пожал ему руку и слабо улыбнулся.
- Если бы не ты, Анхель Луис, - сказал он с глубокой признательностью, - не знаю, чем бы все закончилось. Мы так перепугались и растерялись...
- Н-ничего, дон Хавьер, - успокоил его молодой человек, сооружая из черенка лопаты импровизированную шину.- Завтра, даст бог, все успокоится, и м-мы вызовем к Вам доктора. А п-пока п-постарайтесь н-не двигать ногой.
Буря разыгралась не на шутку. Ветер дико завывал и закручивал ливень столбом,казалось, что тучи спустились на землю. Ураган вырывал с корнем деревья и с силой швырял их на землю.
Наверху бушевал ураган, а здесь, в подвале, было спокойно и даже уютно. Разрушить толстые каменные стены разгулявшейся стихии оказалось не под силу.
Дон Карлос радостно вскрикнул, заметив племянника, и по его давно небритой щеке скатилась горькая слеза.
- Ты жив, мой мальчик? - тяжко вздохнул он. - А я, грешным делом, уж и не чаял тебя увидеть живым. Почему ты не уехал за границу? Тебя ведь могут снова схватить.
- Я н-не с-смог уехать, дядя, - откровенно признался контрабандист.- Существует н-некая сила, которая удерживает м-меня в Коррьентесе.
- Ну, и слава богу! - лукаво улыбнулся дон Хавьер.- Я рад за тебя. Наконец-то я смогу спокойно умереть.
- О чем вы, дядя? - удивился контрабандист.- Жизнь т-только н-начинается...

Глава двадцать девятая


Наутро ветер стих, дождь кончился. В огромных лужах отражалось розовеющее небо. Пахло влажной землей, навозом, свежестью утра. Люди потихоньку покидали подвал и выходили на улицу. Анхель всю
ночь не отходил от Маргариты. Она горела, как огонь. Под утро у девушки начался бред.
Лишь только ураган стих, контрабандист на руках вынес жену из подвала и отнес ее в спальню Орландо. Там он снял с Маргариты мокрую одежду, уложил девушку в постель и растер ее тело спиртом. Она тихо стонала и стучала зубами от озноба. Анхель разделся и лег рядом с ней. Он обнял Маргариту и постарался своим горячим телом согреть ее. Молодой человек гладил влажные волосы жены и нежно целовал ее пылающие уста, но та не реагировала на ласки мужа.
Отряд полиции застал Анхеля в постели. Его заставили подняться и одеться.
- Анхель - Сатана, вы арестованы, - объявил офицер с капитанскими погонами.- Сопротивление бесполезно. Потрудитесь протянуть руки.
Молодой человек покорно протянул руки и горько улыбнулся. На него надели наручники.
- Я весь в Вашем распоряжении,к-капитан, - весьма любезно сказал Анхель, оглядываясь на бесчувственную Маргариту. - С вашего п-позволения я т-только п-прикрою жену п-пледом?
- Прикрывайте,- милостиво кивнул капитан.
Анхель заботливо укутал Маргариту пушистым пледом и поцеловал ее в губы.
- Благодарю Вас,- вежливо поклонился он.-Т-теперь идемте...
Он пошел впереди вооруженных полицейских, и на лестнице столкнулся с Эрнесто Гутьерресом.
- Анхель! - бросился к нему юноша.
- Назад! - рявкнул капитан.- Не подходить к арестованному!
- Т-тартана цела? - спросил контрабандист, выглядывая из-за спин солдат.
- В целости и сохранности.
- Н-ну и хорошо. С-слава богу! П-попрошу т-тебя об одном одолжении, м-малыш. Позаботься, п-пожалуйста о м-моей жене. - Анхель твердо взглянул в глаза Эрнесто.- Ей с-сейчас н-необходима т-твоя п-помощь.
- Есть, капитан! - козырнул юноша.
- Давай, давай, пошевеливайся! - грубо прикрикнул на Анхеля один из охранников и больно поддел карабином.
- П-прощай, Эрнесто! Будь здоров!
- Прощай, Анхель! - махнул рукой юноша.
Контрабандиста увели. Эрнесто вошел в спальню, где лежала бесчувственная Маргарита и замер на стуле у изголовья больной девушки.

*****

Анхель трясся в телеге, скованный цепями, и не мог пошевелиться. Его окружали карабинеры на лошадях. Преступника увозили в столицу, где его ожидал суд.
Возле церкви Святого Леонардо конвой остановился, и охранники набожно перекрестились. Заключенный в тот момент даже не повернул головы.
Анхель думал о Маргарите. А еще...Он страшно скучал по океану.

ЭПИЛОГ

Зал Верховного суда в столице был заполнен до отказа. Сегодняшний судебный процесс обещал быть интересным, поэтому народу собралось много.
В зале оставалось только одно незанятое место. Оно было у стены, на виду у всех: деревянная скамья без спинки, стоявшая на чем-то вроде помоста. По обе стороны от нее застыли рослые карабинеры. Публика с интересом рассматривала эту скамью: все знали, для кого она предназначена.
Следствие длилось больше месяца, и все это время Анхель провел в столичной тюрьме, в камере без окон, без света и свежего воздуха, не видя дружеских лиц. Судьи были уверены, что измученный долгим заточением преступник, ослаб, пал духом, и вряд ли надеется на помилование. Все было почти так.
В зале слышался приглушенный говор, шуршание одежды и шарканье ног, когда вдруг раздалось:
- Введите подсудимого!
Наступила полная тишина, всякий шум сразу прекратился. Ни звука - тишина стала тягостной и давила на зрителей. Все лица были обращены к дверям. Большинство присутствующих с интересом ожидали появления знаменитого на всю страну контрабандиста.
Но вот издали, по коридору, раздались шаги. В зал ввели подсудимого. Он шел, опустив голову, его руки за спиной были стянуты наручниками.
Не дойдя до скамьи, Анхель остановился - как раз там, где из окна падал косой луч света, поднял голову и окинул толпу горько - насмешливым взглядом. По залу прошел шепот. В лице молодого человека не было ни кровинки. Но когда его взгляд встретился с глазами судей, поникшая фигура гордо выпрямилась.
Контрабандист прошел на свое место, поднялся на возвышение и сел на скамью. Создавалось впечатление, что из всех присутствующих он один не испытывает никакого волнения.
Судей было трое. На них были одеты строгие черные мантии и четырехугольные шапочки с кистями. Председательствующий, человек лет шестидесяти с дряблыми щеками и крупным мясистым носом бесстрастно взирал на подсудимого поверх очков.
Справа находились длинный стол и скамья с высокой спинкой, где сидели пять присяжных заседателей.
Анхель заметил, что место, отведенное адвокату, занимает Хавьер Альенде. У молодого человека потеплело на душе. Хоть одно знакомое лицо! Он пробежал взглядом по залу в надежде найти ту, о которой думал весь этот нелегкий месяц, но Маргариты среди многочисленных зрителей
не было.
Председательствующий кратко изложил обстоятельства дела-факты и подозрения, на которых основывалось обвинение и потребовал, чтобы подсудимый присягнул на Библии, что ответит на все вопросы точно и правдиво.
- Н-нет, - спокойно ответил тот.- Ведь я н-не знаю, о чем Вы будете с-спрашивать, м-может быть о том, о чем я захочу умолчать.
Судьи пришли в ярость от такой дерзости. Раздались гневные восклицания со стороны присяжных заседателей, но это нисколько не смутило Анхеля.
- Клянитесь на святой Библии, что правдиво ответите на все вопросы, какие будут заданы! - Второй судья, вскочив с места, с силой ударил кулаком по председательскому столу.
- К-клясться н-не буду! - упрямо повторил подсудимый.
- Бог с Вами! - Судья опустился на стул, налил в стакан воды и залпом выпил.- Вам же хуже будет. Встаньте, подсудимый, и отвечайте, как ваше полное имя, сколько вам лет, где вы родились и в какой семье.
Анхель не спеша поднялся и бросил на судью вызывающий взгляд.
- М-мое имя Анхель Ахено, - спокойно ответил он.- П-правда, в благородных к-кругах я п-получил еще одно имя - Сатана, к-которым, думаю, обязан н-не с-столько таможенникам, с-сколько господам журналистам. П-поскольку я воспитывался в п-приюте С-святого Ангела, родителей с-своих н-не знаю, возможно, их н-не было вовсе. П-поэтому точную дату с-своего рождения н-назвать
затрудняюсь.
Возмущенные судьи задохнулись от негодования. Дерзость и непочтительность к Верховному суду, о которых свидетельствовали слова подсудимого, вывели почтенных сеньоров из состояния душевного равновесия.
- Простите, Ваша честь, - поднялся с места адвокат Альенде. - Мой подзащитный, вероятно, еще не совсем пришел в себя. Находясь больше месяца в крепости Сан-Мигель, будучи раненым, он ежедневно подвергался жестоким истязаниям, которыми руководил шеф Тайной полиции Коррьентеса, полковник Мендоса, в настоящее время отстраненный от занимаемой должности. Хочу также сообщить суду, что мой подзащитный имеет дворянский титул и носит благородное имя Анхель Луис Касарес. Его отец верой и правдой служил нашему императору и отдал жизнь за родину. Мать Анхеля Луиса в девичестве носила громкую фамилию Летерьер. Всем известный негоциант и владелец многочисленных каучуковых плантаций дон Карлос Летерьер приходится моем подзащитному родным дядей.
По залу пронесся недоуменный ропот.
- Подсудимый, вам известно, что вы обвиняетесь по нескольким статьям?
- П-по к-каким именно?
- 1. Торговля незаконно ввезенными товарами и сокрытие их на территории нашей страны.
2. Незаконный ввоз бриллиантов и сокрытие их от правоохранительных органов.
3. Покушение на жизнь таможенных инспекторов.
4. Нападение на полицейский участок и освобождение заложников.
Вы согласны с определением?
- С-согласен, - спокойно отозвался Анхель.
- Ваша честь, - вступил в разговор один из пяти судебных заседателей,- пока не начались прения, позвольте задать подсудимому вопрос, который, думаю, очень важен для следствия.
- Задавайте, - согласился председательствующий.
- Подсудимый, в процессе следствия стало известно, что в семнадцать лет вы были осуждены на шесть лет каторжных работ,- обратился к Анхелю присяжный заседатель.- Если это так, то, пожалуйста, ответьте, за какое преступление вам вынесли такой серьезный приговор?
- За к-кражу, - как ни в чем не бывало, ответил Анхель и улыбнулся.
- Вы говорите об этом так спокойно, с улыбкой на устах,- опешил присяжный заседатель.- По-моему, в этом нет ничего смешного. Ответьте суду: что именно вы украли?
- М-медальон с п-портретом с-своей матери из с-своего же с-собственного дома.
В зале раздался приглушенный смех.
- Не лгите, подсудимый!
- Я вовсе н-не лгу.
- Ваша честь! - подал голос адвокат Альенде. - Мой подзащитный говорит истинную правду. К сожалению, единственный свидетель этого нелепого случая сегодня не сможет здесь выступить в качестве свидетеля, так как он прикован к постели тяжким недугом. Я имею в виду уважаемого сеньора  Карлоса Летерьера.
- Это все равно не меняет сути дела, - бесстрастно отозвался председательствующий. - Объясните, подсудимый, где сейчас находятся бриллианты, которые вы вывезли из Бразилии и незаконно укрыли от правоохранительных органов нашей страны. Вы обязаны были заплатить
налог.
Анхель гордо выпрямился, тряхнул головой и ответил с нескрываемым самодовольством:
- Все н-найденные м-мной бриллианты я передал детскому п-приюту, где н-некогда воспитывался. Документы о п-передаче драгоценных камней п-приюту «San Angel» у м-меня имеются.
- Не играйте в благородного разбойника, подсудимый! - с негодованием воскликнул третий судья.- Вы прекрасно знаете, что не имели права делать этого без особого на то разрешения! Ваш щедрый жест не освобождает вас от наказания. А что вы скажете о контрабандном промысле, которым занимались на протяжении трех лет? Вы хладнокровно, осмысленно обворовывали нашего Императора. Незаконные сделки, провоз запрещенных товаров, торговля наркотиками...
- Вранье! - горячо воскликнул Анхель. - С н-наркотиками я н-никогда н-никаких дел н-не имел!
- Допустим, не имели, а что Вы скажете о торговле кубинским табаком и вином, ввозимым из Европы?
- От этого н-не отказываюсь.
- Так за одно это Вас можно свободно вздернуть на виселице. Если каждый будет заниматься торговлей запрещенными товарами, представляете, сколько убытка потерпит императорская семья?
Анхель повернулся к залу и кивнул на присутствующих.
- П-покажите м-мне хоть одного человека из с-сидящих здесь, к-кто живет честно.- Голос его слегка дрогнул, но это не было замечено. Люди стыдливо отворачивались под пристальным, слегка прищуренным
взглядом темно карих глаз подсудимого.- А м-может быть вы, уважаемые с-сеньоры с-судьи, или вы, с-сеньоры п-присяжные заседатели, н-ни разу н-не брали взяток? - Анхель резко обернулся к блюстителям закона.- Говоря по чести, я в этом с-сомневаюсь. В н-нашем государстве н-нет поистине честных людей, да и быть н-не м-может. Чтобы выжить, людям п-приходится воровать и заниматься н-незаконными делами. А п-почему бы и н-нет? – Он резко вскинул голову, и на его лице застыла злая ироничная усмешка.- Если с-сильные м-мира с-сего п-позволяют с-себе это, так беднякам с-сам бог велел. Рыба тухнет с головы... Любого, с-сидящего в этом зале, м-можно с-смело брать под с-стражу и сажать рядом со м-мной на с-скамью п-подсудимых. Разве н-не так?
- Ну, это уж слишком!!!-не выдержал председательствующий.- Подсудимый, я лишу вас слова!
- П-простите, м-многоуважаемые с-сеньоры, - добавил простодушно Ан-хель,- если я что-то н-не так с-сказал. Дело в том, что детство м-мое п-прошло н-не в с-стенах благородного п-пансиона. К сожалению, я н-не обучен изящным манерам и к-красивым с-словам. М-моя школа-к-каторга и
т-тюрьма...
Анхель устало пожал плечами и опустился на скамью.
- Ваша честь, - пришел на выручку контрабандиста Хавьер Альенде.- Нужно сделать снисхождение моему подзащитному. По воле безжалостного рока молодой человек остался сиротой, а по обстоятельствам, о которых я не хотел бы здесь упоминать, он был лишен дворянского титула и наследства.
- Нет уж, Вы договаривайте, сеньор адвокат.- Судьи, красные, как вареные раки, отирали лбы белоснежными носовыми платками.- Вызывающее поведение Вашего подзащитного не вписывается ни в какие рамки этики. Создается впечатление, что не мы судим его, а он нас. Подсудимый
просто издевается над представителями закона.
- Хорошо,- тяжело вздохнул адвокат Альенде.- Раз дело касается человеческой жизни, какие уж тут могут быть церемонии! Анхеля Луиса отдал в сиротский приют его родной дядя, дон Карлос Летерьер. Он так же лишил мальчика дворянского титула и наследства.
Зал взорвался возмущенным ропотом. Зрители перешептывались друг с другом, обсуждая эту неожиданную новость.
- На каторгу Анхель Луис также попал по вине своего дяди, - добавил адвокат.- Так в чем же вина моего подзащитного? В том, что, объявленный вне закона, он был вынужден скитаться по континенту, а потом, вернувшись на родину, занялся контрабандой? Хочу так же напомнить уважаемому суду, что Анхель Луис Касарес за свою жизнь не убил ни одного человека!
- Допустим, что он никого не убил, но зато ранил двух таможенников! - уточнил председательствующий. - Пожалуйста, пригласите свидетелей, которым Анхель - Сатана нанес тяжкие телесные повреждения.
Анхель посмотрел на судью с учтиво-оскорбительной усмешкой. Вошли двое таможенников. Они дали показания и им указали места в зале.
На лице подсудимого разлилось жуткое равнодушие.
- Итак, еще одно обвинение: покушение на человеческую жизнь,- заявил судья.- Подсудимый, вы подтверждаете слова свидетелей? - ехидно осведомился он.
Анхель расплылся в широкой белозубой улыбке.
- Все было почти т-так, Ваша честь, но хорошо бы учесть, что эти двое с-стреляли в м-меня п-первыми.
Председательствующий наклонился к своему соседу:
- Подсудимые обычно тупеют, и их легко сбить с толку, запутать и запугать, но этого парня не запугаешь и не застанешь врасплох. От его языка слова отскакивают, как горох от стены.
- Пригласите, пожалуйста, следующего свидетеля, - обратился он к секретарю.
В зал неуверенной походкой вошел полковник Мендоса.
- Свидетель,- указал судья на Библию,- клянитесь говорить правду и только правду.
- Клянусь!- поднял правую руку над Библией Мендоса.
- Назовите свое полное имя и фамилию, год и место рождения.
- Рауль Мендоса. Я родился в 177...году в Коррьентесе.
- Вам знаком подсудимый?
- Да, это Анхель - Сатана.
- Что Вы можете сказать о нем?
- Бандит и разбойник! Каторга не пошла ему на пользу. Таких людей, как Сатана, нужно безжалостно уничтожать!
- Ваша Честь, - подал с места голос Хавьер Альенде, - позвольте задать свидетелю вопрос?
Судья благосклонно разрешил.
- Пожалуйста, свидетель, припомните, с какой целью вы скрыли пребывание подсудимого в крепости Сан-Мигель, а затем зверски пытали его?
Что Вы требовали тогда от него? - спросил Мендосу адвокат.
- Это неправда, Ваша честь! - заорал, весь красный от натуги, бывший шеф полиции Коррьентеса.- Я никого не пытал! Что же касается Сатаны, так до него никто и пальцем не дотронулся.
- Т-ты лжешь, мерзавец! - резко обернулся к нему Анхель, и его глаза сверкнули яростным огнем.
- Подсудимый! - выкрикнул судья.- Вам никто не давал слова!
Но Анхель не слушал его.
- П-припомни с-свои с-слова, Мендоса,- продолжал он,- обращенные к ныне п-покойному лейтенанту С-сандовалю: "Бывает, что звери возмущаются, с-скалят зубы,ощетиниваются. П-подними п-палку и
ударь-ударь с-сильно, наотмашь. Если ж они н-не с-согнут с-спину, переломай им к-кости". У тебя на лбу кровь т-твоих жертв. Ее с-сотрет т-только могила.- И он торжествующе расхохотался. - " Т-телесное с-страдание бывает п-полезно душе". Но ты ошибся. Н-нет н-ничего с-страшнее душевных мук!
Мендоса инстинктивно коснулся рукой лба. Председательствующий сердито взглянул на него из-под очков.
- Вы свободны, свидетель,- поспешно объявил он.- Если понадобится, Вас вызовут дополнительно для повторных показаний.
На этом суд прервал заседание. Оно длилось уже несколько часов, и все крайне устали.
Во время перерыва Хавьер Альенде подошел к Анхелю и ободряюще кивнул ему.
- Все будет хорошо, сынок, - успокоил он молодого человека.- Не поможет моя речь, деньги сделают свое дело.
- Как Маргарита? - спросил контрабандист, и в его глазах затеплилась нежность.- Как с-себя чувствует девочка?
- Сейчас дело идет на поправку, - сообщил адвокат,- а было совсем плохо. Мы думали, что она не выживет. Маргарита просила передать, что очень любит тебя и будет тебя ждать, каким бы жестоким не был приговор.
- Я с-счастлив! - Анхель сглотнул подступивший к горлу комок и осевшим голосом спросил:
- А Эрнесто Гутьеррес? Он ушел в океан?
- О, из этого мальчика получилась неплохая сиделка, - по - доброму улыбнулся дон Хавьер.- За время болезни Маргариты, он не отходил от ее постели ни на шаг.
- М-молодец! - похвалил юношу Анхель.- Н-настоящий м-моряк и верный т-товарищ.
Время перерыва истекло. Судьи заняли свои места.
- Подсудимый, - начал председательствующий,- Вам также инкриминируется государственная измена. Вам знаком человек по имени Франсиско
Видаль?
- Знаком.
- Индеец Франсиско Видаль был объявлен государственным преступником. Что связывало вас с этим человеком?
- Панчо Видаль был м-моим другом.
- Вот как? А вы знали, подсудимый, что Видаль выступал против нынешнего правительства?
- М-меня м-мало интересует п-политика, - спокойно ответил Анхель.- Я п-просто п-помогал Панчо... материально...
- Ваше счастье, что Франсиско Видаль мертв, - сообщил третий судья.- Остается лишь допросить свидетелей со стороны обвиняемого.
- Со стороны обвиняемого свидетели имеются? - обратился председательствующий к секретарю.
- Нет, Ваша честь. Со стороны обвиняемого свидетелей нет, - ответил тот.
- В таком случае, подсудимый, вам предоставляется последнее слово! - Председательствующий обернулся в сторону Анхеля. Контрабандист не отвел взгляда, и в его глазах зажегся вызов.
- М-мне н-нечего с-сказать, - спокойно ответил он.
- Вас ожидает виселица, подсудимый, в лучшем случае - каторга,- с заметным сожалением заметил второй судья. - Неужели вам нечего сказать в свое оправдание?
- Н-нечего! - Анхель говорил глубоким хриплым голосом. Сквозь видимое спокойствие проглядывала неоглядная тоска. - Я жалею лишь об одном, что с-сейчас н-не п-приговаривают к галерам. Я буду очень с-скучать по океану...
По залу пронесся чей-то глубокий, тяжелый вздох. Некоторые дамы поднесли к глазам кружевные платочки.
- Тогда я объявляю судебное заседание закрытым, - провозгласил председательствующий. - После небольшого перерыва будет зачитан приговор. Суд удаляется на совещание.
Через полчаса судьи вернулись в зал.
- Для зачтения приговора, прошу всех встать! - произнес секретарь торжественным голосом.
Все присутствующие встали.
- Верховный суд Сан- Антонио совместно с присяжными заседателями пришел к единогласному мнению. Анхель Луис Касарес по кличке Сатана, вы признаны виновным по следующим пунктам:
1. Торговля незаконно ввезенными товарами и сокрытие их на территории нашей страны.
2. Незаконный ввоз бриллиантов и сокрытие их от правоохранительных органов.
3. Покушение на жизнь таможенных инспекторов.
4. Сочувствие государственному преступнику Франсиско Видалю, нападение на полицейский участок и освобождение заложников.
На основании этих преступлений суд вынес приговор: смертная казнь через повешение.
Преступник вздрогнул. Зал взорвался.
- Но учитывая некоторые смягчающие обстоятельства, - продолжал председательствующий, - суд заменил смертную казнь через повешение каторжными работами сроком на десять лет с отбыванием наказания на острове Досон. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
В зале произошло движение. Некоторые зрители, проникнувшиеся состраданием и симпатией к подсудимому, считали, что приговор суда слишком строг.
Анхель низко опустил голову. Из его груди вырвался протяжный стон.
- Лучше бы с-смертная к-казнь, чем к-каторга! - воскликнул он.
- Анхель Луис! - крикнул с места адвокат Альенде, взмахнув рукой.- Мы подадим апелляцию на имя Императора.
Председательствующий захлопнул объемистый том судебного дела, давая понять, что зрители свободны и поднялся со стула. В тот самый момент к нему подошел секретарь и что-то тихо ему сказал.
- Нет, это невозможно! - резко отрезал судья.- Судебное заседание закончено, дело закрыто!
И тогда, в зал, опираясь на руку миловидного юноши, одетого в черный сюртук, вошла невысокого роста девушка, в платье монахини. Анхель вскрикнул от неожиданности. Это были Маргарита Альенде и Эрнесто Гутьеррес. Они подошли к кафедре и остановились напротив судей.
- Что вам угодно, господа?- возмутились судьи.- Если вы явились в суд в качестве свидетелей, то, к сожалению, опоздали.
- Господа судьи, - учтиво обратилась девушка к почтенным сеньорам.- Мне кажется, что правда всегда остается правдой, когда бы она произнесена не была. Позвольте мне сказать несколько слов в защиту этого человека.- Маргарита с нежностью взглянула на Анхеля и сделала ему незаметный знак рукой.
- Кто Вы такая? Как Ваше имя?- удивились судьи.
- Меня зовут Маргарита Альенде Касарес. Я - дочь адвоката Хавьера Альенде и законная супруга подсудимого.- Маргарита подошла к скамье, где сидел Анхель. Охранники расступились, освобождая ей дорогу. Девушка встала перед осужденным, взглянула в его измученные глаза и нежно обняла его за плечи. Ответить тем же Анхель не смог, так как руки его все еще были скованы.- И я больше жизни люблю моего дорогого мужа!- добавила Маргарита, прижимаясь к груди подсудимого.- А сейчас без Библии и протоколов позвольте мне сказать, что Анхелю Луису Касаресу я обязана жизнью. И не только я. Мой отец так же спасен им. В тот злополучный день, во время урагана, мой супруг, презирая смерть, спас много жизней в Коррьентесе. Этого милого юношу, - девушка взглянула на
Эрнесто,- тоже спас Анхель Луис от незаслуженного наказания и мучительной смерти. Спас и помог ему встать на ноги. И еще маленькую цыганку Йоланду... К сожалению, ее убили солдаты полковника Мендосы. Можно привести еще множество примеров, но к чему, раз вы, господа судьи, уже вынесли свой приговор одному из самых смелых и благородных жителей нашей страны?
Председательствующий беспомощно уронил руки на стол. Он был уязвлен и сконфужен. Дочь адвоката Альенде произнесла блестящую речь!
- Требуем пересмотра дела! - раздались громкие голоса присяжных заседателей.
- Господа! Господа! Попрошу тишины! - постучал по столу председательствующий. Завтра судебное заседание возобновится. Во время судебных прений и вынесении приговора возникла необходимость проверить новые обстоятельства, имеющие значение для дела, и исследовать новые едоказательства. В этом случае выносится определение о возобновлении рассмотрения дела по существу. Суд еще раз заслушает свидетельницу Альенде Касарес и пересмотрит дело. Уведите подсудимого! - обратился он к карабинерам.- Вы тоже свободны, сеньора.
Анхеля увели. Но теперь его ясные глаза теплились надеждой. Маргарита подошла к отцу и протянула ему руки.
- Из тебя вышел бы неплохой адвокат, девочка! - ласково улыбнулся дон Хавьер.- Твоя страстная речь, по-моему, покорила всех сидящих в зале. А что, если тебе поступить в университет?
- Нет, папа,- возразила Маргарита.- Моя миссия - любить Анхеля Луиса, стать ему заботливой женой и нежной матерью нашим будущим детям.
- Что ж, неплохая мысль!

*****

На следующий день судебное заседание по делу Анхеля Луиса Касареса было возобновлено. Еще раз выслушали Маргариту Альенде Касарес, Эрнесто Гутьерреса, дона Карлоса Летерьера, которого внесли в зал в кресле.
Верховный Суд Сан-Антонио изменил свое решение в отношении контрабандиста Анхеля - Сатаны. В качестве наказания ему был назначен штраф в размере тридцати тысяч песо. После внесения данной денежной суммы в банк молодой человек был выпущен на свободу.

ЯНВАРЬ-МАЙ 1999 года.
МОСКВА






Рейтинг работы: 28
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 28
© 15.08.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2612431

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


Юлианна       20.08.2019   15:12:12
Отзыв:   положительный
Даже немного жаль, что закончила читать...
Твой роман- интригующий, так хотелось
залпом всё прочесть..но не удалось, я растянула чтение...сегодня дочитала, иногда возвращаясь к предыдущим главам.
Галь, как я могу его оценить? Все романы, мною читаемых- померкли перед твоим романом!
Здесь коротко не ответишь: так поглотила меня сила твоего романа!
СПАСИБО, моя милая,Галочка! Преклоняюсь перед силой твоего слова!
Так описать бурю, как будто, я сама видела этот шторм! Так ты красочно его описала!
Спасибо, спасибо, спасибо!!!!


Долорес       21.08.2019   22:00:11

Юлочка, моя дорогая, если буду жива и расплачусь со всеми долгами,
может что-то и опубликую. Очень уж ты меня сильно расхвалила.
Спасибо тебе, моя хорошая. Жаль, что теперь ничего не пишется...


Ирина Ондронова       16.08.2019   13:45:07
Отзыв:   положительный
Галочка, прочитала на одном дыхании! Спасибо за прекрасную прозу, красивый язык, красивую речь! Все так благородно! Концовка не предсказуемая. Я не ожидала, что Анхель сдастся в тюрьму. Но хороший конец романа удовлетворил! Очень признательна тебе, Галчонок, за талант, энергию и блестящий ум! Обнимаю нежно! Вроде погодка получше стала! С теплом, твоя Ира.

Долорес       17.08.2019   23:28:22

Ирочка, спасибо тебе, моя хорошая, добрая, умная, талантливая!
Как я рада, чт о роман тебе понравился. что ещё нужно для счастья?
Чтобы тебя немного похвалили.
Целую тебя в носик, моя Пантерка Багирка!


Раиля Иксанова       15.08.2019   20:28:29
Отзыв:   положительный
Благодарю от души, дорогая Долорес, за замечательный роман. Очень интересно было читать. Хорошо, что справедливость восторжествовала. Рада за ЛГ.

Долорес       16.08.2019   23:35:53

Спасибо, дорогая Раиля!
Рада, что тебе понравился роман. Кажется, ты всё уже перечитала.
Отличных тебе выходных!


Раиля Иксанова       17.08.2019   20:26:37

Спасибо большое!

ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       15.08.2019   19:52:25
Отзыв:   положительный
Эх, все-таки в середине романа так и просится их поездка-узнавание на судне - от неприятия друг друга до любви!
Долорес       15.08.2019   21:26:39

Тогда уж точно такие же, как вы полиглоты, обвинили меня в плагиате...
Спасибо!








1