"Изгой" Часть 2 Главы 23 - 27



Глава двадцать третья

Утром в будку, где находилась наружная охрана крепости Сан-Мигель, заглянула красивая и очень юная цыганка. Сторожа разом повернули головы в ее сторону и навели на нее ружья.
- Пошла прочь, колдунья! - крикнул один из них.- Не то мы сдадим тебя в полицию. Ты, наверное, воровка и мошенница.
Цыганка гордо подбоченясь, смерила солдата яростным взглядом немного раскосых черных глаз и смело подошла к нему.
- Ты очень пожалеешь о том, что оскорбил меня ни за что, - сказала она.- А вам, красавчики, я могла бы погадать,- обратилась девочка к остальным.- Например тебе, солдатик.- И она томно улыбнулась совсем еще юному охраннику, который от стыда не знал, куда глаза девать.
- Ладно, погадай мне, - усмехнулся пожилой сержант и шлепнул цыганку по заднему месту.
- Сейчас я тебе так хлопну! - огрызнулась она, крутанув пышными юбками. - Ишь, привык распускать руки.
- Погадай мне, милая, я тебе заплачу, - охладил пыл незнакомки третий охранник, на вид вполне приличный человек, протягивая ей серебряную монету.
Йоланда,- а это была именно она, - достала из-за корсажа колоду потрепаных карт, магнит, высохшего хамелеона и кое-какие предметы, потребные для ее искусства. Потом она велела охраннику начертить монетой крест на левой ладони, и магический обряд начался. Что же касается ее приемов, то было очевидно, что она и впрямь колдунья.
К сожалению, Йоли скоро помешали. В сторожевую будку заглянул офицер с лейтенантскими погонами. Увидев красивую цыганку, его бесцветные водянистые глаза подернулись пеленой похоти и
вожделения. Он закусил нижнюю губу и проглотил подступивший к горлу комок.
Йоланда сразу же узнала этого офицера с копной огненно - рыжих волос и бесцветными глазами, который когда-то изнасиловал ее. Она, как кошка, выпустила когти и приготовилась к прыжку. Негодование и ярость клокотали в ее груди, и Йоли насильно сдерживала себя. Однако, девочка
опомнилась и решила пойти на хитрость.
Подмигнув лейтенанту Сандовалю, Йоланда кокетливо помахала ему рукой с множеством браслетов.
- Hola, amigo!*- нараспев произнесла она. - Como estas?**

* исп.- Привет, дружок!
**исп.- Как дела?

- Кто позволил? - рявкнул Сандоваль, кивая на цыганку. - Здесь что, бордель? А ну-ка, пошли со мной! - И,грубо схватив девочку за руку, он потащил ее за собой.
Йоланда вывернулась и умудрилась укусить лейтенанта за руку. Сандоваль взвыл от боли, но пальцев не разжал. Он наотмашь ударил девочку ладонью по лицу и поволок ее в здание тюрьмы.
Цыганка вырывалась и царапалась, а лейтенант только посмеивался над ней. Но вот, протащив Йоланду длинным темным коридором, он впихнул ее в крайнюю комнату затемненную шторами, в которой находилась одна лишь железная койка, запер дверь изнутри,а ключ убрал в карман своего мундира.
Затем, не сводя животного взгляда с девочки, Сандоваль скинул с себя портупею и начал медленно расстегивать пуговицы на мундире. Потом он сбросил мундир на пол и стянул высокие сапоги.
Йоли забилась в угол и с ужасом наблюдала за этой немой сценой.
- Раздевайся! - приказал ей лейтенант.
Цыганка вздрогнула и метнулась к окну.
- Не выйдет, милая! - усмехнулся Сандоваль. - На окнах - решетки. Давай-ка, снимай свое тряпье.
" Ну, ладно, сволочь! - подумала Йоли. - Тебе же хуже будет!"
Она вскинула голову и, гордо глядя лейтенанту в глаза, скинула с себя верхнюю юбку.
- Так-то лучше! Давай дальше.
Йоланда стала не спеша расшнуровывать корсаж.
- Постой! - властно остановил ее негодяй.- Я тебе помогу...
Он шагнул к цыганке и больно ущипнул ее за грудь. И тогда, не задумываясь, Йоли вытащила из-за пояса небольшой обоюдоострый кинжал и вонзила его Сандовалю в живот. Из раны брызнула кровь. Насильник вскрикнул, покачнулся и рухнул, как подкошенный.Его лицо было искажено гримасой боли, щеки и лоб покрылись испариной и смертельной бледностью. Он лежал в луже крови, как поверженный зверь, а цыганка стояла над своим врагом, упиваясь справедливой местью.
Но вот, наконец, она опомнилась, вынула кинжал из страшных ножен, стерла с него кровь, надела юбку и нашла ключ. Осторожно открыв дверь, она выскользнула из комнаты, потом закрыла дверь снаружи, а ключ швырнула в дальний угол тюремного коридора.
Выбежав на улицу, Йоланда метнулась за угол крепости. Она не знала, в какой камере сидит Анхель, поэтому решила не уходить отсюда до тех пор, пока не найдет его и не поговорит с ним.
"Окон в тюрьме много, - подумала девочка, - за каждым окном - заключенный. Какое окно нужно мне?"
И она, раздираемая любовью и ревностью, тревогой за человека, которого любит и радостью за совершенную месть, громко крикнула:
- Анхель!
И сейчас же в тюремных окнах показались измученные лица узников, молодых и старых. Задрав вверх голову,девочка внимательно вглядывалась в эти суровые незнакомые лица, но не находила того, кого звала.
- Анхель! - крикнула она еще раз.
Анхель, пребывающий между сном и бодрствованием, сначала не обратил внимания на странный крик. Но когда он услышал его во второй раз, голос показался ему до боли знакомым, и он, опираясь на здоровую руку и волоча за ножку табурет, подполз к окну. Узнику, измученному пытками и надругательствами, стоило неимоверных усилий взобраться на табурет и достать до решетки. При каждом неловком движении наручники бередили свежие раны, ограничивали в движении, но все же усилием воли он заставил себя забраться на табурет и прильнул лицом к прутьям решетки.
Анхель не ошибся, внизу стояла Йоланда. Увидев его, она замахала руками и тут же ринулась к тюремной стене. Напрасно Анхель подавал ей отчаянные знаки, чтобы она немедленно уходила, девочка словно обезумела. Она огляделась и неожиданно, скинув с себя многочисленные юбки, осталась в одном трико, точно таком, какие носят гимнасты в цирке. Как акробатка, Йоли зацепилась руками за выступ в стене и повисла, болтая ногами. Ей удалось подтянуться. Цепляясь тонкими гибкими пальцами за выбоины и неровности в каменной кладке, она, как бесстрашный скалолаз стала карабкаться вверх без страховки и опоры. Девочка сделала передых возле тюремного окна второго этажа и стала вновь взбираться все выше и выше. Заключенные протягивали к ней
руки, приветствовали ее радостными возгласами, подбадривали ее.
Второй этаж. Остановка. Добравшись до третьего этажа, Йоли чуть не сорвалась вниз, но успела уцепиться за какой-то железный крюк, что торчал в стене. Это-то и спасло ее от падения.
На четвертый этаж ей помогли подняться чьи-то сильные руки, пришедшие на помощь из окна соседней камеры.
Теперь осталось совсем немного - и она у цели. Если бы кто-нибудь видел со стороны этот смелый цирковой трюк, то поразился бы кошачьей ловкости маленькой цыганки.
Но вот, наконец, заветное окно. В окне - лицо любимого, измученное страданьем и болью.
Йоланда крепко вцепилась в решетку и встала во весь рост на небольшом бордюре, отделявшем пятый этаж от четвертого. Она прильнула лицом к холодным прутьям и столкнулась с сердитым взглядом Анхеля - Сатаны.
- Что же ты делаешь, сумасшедшая? - спросил он строго. - Тебе что, жить надоело?
- Зачем мне жизнь без тебя? - вопросом на вопрос ответила девочка.- Ты отверг меня, а сам женился на другой. Я знаю...
- Произошло недоразумение, Йоли,- словно оправдываясь, пробормотал контрабандист.- Поверь мне, я не хотел...Но ответь, как ты собираешься спускаться вниз? Тебя же сразу схватят.
- Ну и пусть, - упрямо тряхнула головой девочка. - Я, может отсюда вообще не уйду.- Йоланда осыпала горячими поцелуями закованные руки заключенного и нежно взглянула в его измученные глаза.- Мне все равно не жить...Я отомстила, Анхель, страшно отомстила...
- Что за вздор ты болтаешь? - удивился молодой человек.- Кому отомстила?
- Лейтенанту Сандовалю... Я убила его!
- Что-о-о?!
- Я убила его! - повторила Йоли, гордо тряхнув черными кудрям.- Вот этим ножом. Держи, он тебе еще пригодится.- С этими словами она бросила клинок на пол камеры.- Потом найдешь...
Внизу послышались крики и появились четверо солдат. Они бежали к тому месту, где наверху, почти под самой крышей крепости стояла девочка. Она выделялась на мрачной тюремной стене единственным светлым пятном. Ветер рвал ее иссиня-черные кудри. А она стояла, не обращая
внимания на крики снизу, не в силах отвести влюбленного взгляда от молодого узника.
- Вот она, та самая чертова цыганка, которая убила сеньора лейтенанта! - показал на Йоланду один из солдат.- Нужно снять ее оттуда.
- Сейчас я ее сниму! - кивнул ему в ответ другой и вскинул ружье на плечо. Не долго целясь, он нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел.
Йоланда тихонько вскрикнула.
- Йоли, девочка, что с тобой? - не понял узник.
- Поцелуй меня, любимый! - произнесла цыганка спокойным, ровным голосом.- Ну что тебе стоит?
Заключенный, как мог, притянул девочку к себе и прильнул губами к ее трепетным устам.
Йоланда покачнулась и стала медленно оседать. Руки ее разжались а ноги соскользнули с бордюра, но контрабандист вовремя успел схватить девочку за запястья.
- Я люблю тебя,Анхель, - прошептали помертвевшие губы.- Спасибо за поцелуй... Прощай, милый...
Йоли, легкая как пушинка, почему-то сразу сделалась очень тяжелой. Молодой человек еле удерживал ее. Пот градом катился с его бледного чела, руки онемели от напряжения, рана на плече уже не ощущалась - боль присутствовала во всем теле.
" Куда делась моя прежняя сила? - страдал он.- Я не смогу долго удерживать девочку. Она упадет и разобьется".
Анхель не верил, что держит труп. Эта девочка, которая ради минутной встречи с ним пожертвовала своей жизнью, была для него сейчас самым дорогим человеком, олицетворением мужества и самоотверженности, и узник не хотел ее терять.
Десять минут контрабандист держал девочку, потом разжал руки и без сил рухнул на пол камеры. Его тело судорожно содрогалось в беззвучных рыданиях.

*****

А внизу на булыжной мостовой лежало тело мертвой цыганки.
Над трупом склонились солдаты, внимательно разглядывая его. Они о чем-то оживленно спорили и громко смеялись. Потом один из них сбегал за носилками. Йоланду подняли с мостовой и, сложив ей руки на груди, положили на носилки. На пальце цыганки золотой капелькой сверкнул тоненький перстенек в виде змеи с двумя крошечными изумрудами вместо глаз.
- Вот чертовка! - воскликнул второй солдат.- Украла, наверное, у какой-нибудь знатной сеньоры! - Без зазрения совести он незаметно стащил перстень с пальца девочки и бесцеремонно сунул его к себе в
карман.
- Несите ее в мертвецкую, - отдал распоряжение сержант.- А я пойду напишу рапорт сеньору коменданту. Не хочу лишних хлопот...

Глава двадцать четвёртая

В один прекрасный день обыватели Коррьентеса были потрясены одним необычным событием. Газета" El Siglo" вышла в свет с большой разгромной статьей журналиста Орландо Летерьера. В своей статье Летерьер с мельчайшими подробностями раскрыл секрет одной знаменитой
личности, а именно, Анхеля - Сатаны. Мало того, Орландо с предельной жестокостью и цинизмом разгромил в пух и прах своего отца, почтенного дона Карлоса Летерьера.
Во всех светских салонах Коррьентеса только и судачили об этой ужасной новости. Дамы охали, ахали, падали в обморок при одной только мысли о том, что на свадьбе Летерьера младшего сидели за одним столом с бандитом и висельником. Все в один голос обвиняли дона Карлоса в
нечистоплотности: как посмел он ввести в заблуждение общество?
После смерти Айде Орландо совсем обезумел. Он мстил теперь не только двоюродному брату, но и отцу, который, как он думал, на старости лет совсем лишился разума.
Но кому молодой Летерьер сделал подлость? Анхелю, который и без того привык к мукам и страданиям или своему отцу, который прочитав статью собственного сына, тут же лишился чувств и, вот уже который день не встает с постели?
- Зачем Вы это сделали, Орландо? - поинтересовался у журналиста главный редактор, человек реакционных взглядов, но примерный сын.- Это жестоко! Ваш отец не вынесет такого удара. Своей статьей Вы скомпрометировали его в глазах света, задев к тому же его репутацию порядочного дворянина...
- Мне теперь все равно, - равнодушно ответил журналист, глядя на редактора отрешенным взглядом.- А моему отцу будет наука – в следующий раз, когда на него накатится очередная волна ностальгии, он не станет пригревать у себя на груди гремучую змею.

Глава двадцать пятая

Через несколько дней после гибели Йоланды тюремный надзиратель принес Анхелю передачу: два маленьких пирожка, завернутых в белоснежную салфетку.
- Опять приходила та самая монашка. Вот просила передать. Что-то зачастила она сюда. Наверное, влюбилась в тебя, парень! - недвусмысленно подмигнул надзиратель.- Уж не согрешил ли ты с ней? Девушка она уж больно красивая!
Контрабандист промолчал, прекрасно понимая, чем вызван сегодняшний визит Маргариты. Он принял из рук надзирателя гостинец и угрюмо посмотрел на него.
- Открою тебе один секрет, - тихо сказал тот.- Завтра на рассвете тебя расстреляют...
- Что же, отдохну на том с-свете, - сыронизировал узник. - Мы все на земле лишь гости... и ты и я...
- Ну-ну...
Лишь только охранник вышел, Анхель раскрошил оба пирожка. В одном из них он обнаружил записку.
" Сегодня безлунная ночь. Будь готов, - писал Эрнесто. - Жду тебя внизу. Веревку заброшу сразу же после твоего сигнала".
Как ужасно, что наручники не сняты! Придется тратить время и на них. Сколько в решетке прутьев? Два...четыре...и каждый нужно перепилить в двух местах: итого восемь. Можно справиться за вечер, если не терять ни минуты. От Анхеля требовалось перепилить сначала наручники, затем оконную решетку и по веревке спуститься вниз. Как он будет это делать, узник не предполагал: правая рука не работала.
" Хорошо, что сегодня безлунная ночь, - подумал узник.- Спускаться из окна в светлую ночь чистое безрассудство - могут заметить часовые".
Анжель зажал между коленей напильник и принялся перепиливать наручники. Он был уверен: Мендоса сегодня не придет, так же, как не приходил и два предыдущих дня. Вероятно из-за смерти Сандоваля.
Как жарко! Наверное, будет гроза. Воздух такой тяжелый, душный. Анхель вытянул раненую руку. Как она горит! Как в ней пульсирует кровь!
И все старые раны начинают ныть с невероятной настойчивостью.
Заключенному понадобилось полчаса, чтобы перепилить наручники. Затем усилием воли он заставил себя подняться, пошатываясь, подошел к окну, забрался на табурет и принялся пилить решетку, без конца прислушиваясь и оглядываясь на дверь. Если его застанут за этим занятием, весь
план может рухнуть!
На крепостных часах пробило десять.
" Если я буду работать в таком темпе, - подумал Анхель, - то не закончу работу до утра".
Восемь прутьев - и все они такие толстые, крепкие! Сколько еще осталось? Вероятно немного, ведь он уже пилит долго, бесконечно долго...Ах как болит рука! До самой кости!
Надо немного отдохнуть. Если он слезет с табуретки, то больше уже не заберется на нее никогда. Поэтому он отдыхал стоя на табуретке.
- Я должен п-перепилить эту п-проклятую решетку! - уверенно сказал узник сам себе.- Иначе завтра буду отдыхать на к-крепостном к-кладбище.
И он пилил и пилил. И каждый раз, когда напильник впивался в железо, ему казалось, что пилят его мозг.
Половина двенадцатого. Он все пилил. Рука распухла, одеревенела и с трудом держала инструмент.
Наконец, под окнами раздался знакомый свист. Значит, Эрнесто уже на месте.
Анхель негромко постучал напильником по решетке и помахал юноше рукой. Надежда была небольшая, что Эрнесто увидит его. Но все же...
" Интересно, - подумал узник. - Как он закинет веревку на такую высоту?"
Эрнесто тем временем забрался на высокое дерево, что росло прямо напротив окна камеры Анхеля, вставил в арбалет абордажный крюк с привязанной к нему веревкой и выстрелил. Глаз у парня был зорким, как у орла. Абордажный крюк с первого раза зацепился за прут решетки, который узник уже почти перепилил.
Анхель укрепил крюк на окне и всей силой надавил на подпиленные прутья. Они поддались. На его губах выступила кровь, перед глазами стоял красный туман, пот лил ручьями со лба. Молодой человек смахнул со лба пот и подтянулся. Ему стоило неимоверных усилий вылезть в окно.
"Только бы не упасть,- думал Анхель. - Только бы спуститься вниз. Там Эрнесто, он поможет. Боже праведный, придется спускаться на одной руке при помощи ног. Что ж, мне не привыкать. Я все же моряк".
И крепко ухватившись левой рукой за веревку, он обвил ее ногами и быстро спустился вниз, как делал некогда в цирке. А там его сразу же подхватили руки Эрнесто. Юноша приказал коню опуститься на колени, положил раненого поперек седла, сам вскочил позади него и натянул поводья.
Конь галопом поскакал к океану. От быстрой скачки Анхель опомнился и простонал:
- В " Casa Porсelana", друг... п-пожалуйста.., - и больше он уже ничего не помнил.

Глава двадцать шестая

Целый день перед предполагаемым побегом Анхеля Маргарита простояла у раскрытого окна отцовского дома, которое выходило на океанское побережье. Возвращались баркасы. Миновав вехи, они начинали лавировать. Паруса спускались с мачт на две трети, парус фок-мачты надувался, как шар, и судно, приближаясь, скользило под плеск воды, пока не доходило до середины гавани, где внезапно падал якорь. Потом пришвартовывались к самой набережной. Матросы выбрасывали через борт трепетавших рыб. Их уже ожидала вереница тележек, и женщины бросались вперед, чтобы взять корзины и обнять мужей.
" Нет, он не придет домой, - думала девушка.- Если побег удастся, Эрнесто отвезет Анхеля на тартану, и я его уже больше никогда не увижу".
И все же она не выдержала и вечером поехала в " Casa Porсelana". Какое-то странное, непонятное чувство подсказывало ей, что она должна быть именно там. Минуты казались ей часами, сердце бешено колотилось. Маргарита прислушивалась к каждому звуку, к каждому шороху, без конца выглядывая в окно. Но на улице стояла мертвая тишина. Ночь была настолько темна, что в двух шагах ничего не было видно.
Часы пробили полночь. Вдруг в патио* заржал конь. Маргарита набросила на голову мантилью и выбежала во двор.

* Patio (исп.) - внутренний дворик.

Эрнесто в тот момент уже снимал с лошади бесчувственного Анхеля. Девушка повелительным жестом остановила юношу.
- Постойте, сеньор, - сказала она. - Оставлять сейчас Анхеля Луиса в " Casa Porсelana" небезопасно. Давайте-ка лучше отвезем его к моему отцу. Уж там-то мужа наверняка искать не будут.
И они отвезли беглеца в поместье адвоката Альенде.

Глава двадцать седьмая

" Нужно быть очень несчастливым человеком, чтобы столько спать", - думала Маргарита, сидя у изголовья раненого супруга вот уже вторые сутки.
Возле дверей спальни расположился Эрнесто с пистолетом в руке был готов в любой момент пустить его в ход.
Вызванный доктор, старинный друг дона Хавьера и вполне достойный человек, внимательно осмотрев Анхеля, сокрушенно покачал головой.
- Удивляюсь, - сказал он, поправляя пенсне, - что он еще жив. У этого парня, наредкость, выносливый организм. Другой бы на его месте не справился с такой невыносимой болью. Ну, ничего, сеньорита, будем надеяться, что теперь этот молодой сеньор, благодаря вашим заботам, будет жить долго. Я почистил рану, иссек мертвую ткань. Рана глубока, но к счастью, кость не задета. Сейчас самое главное для больного покой и усиленное питание, так как произошла большая потеря крови. Лекарство я оставил на столе. Будете давать ему три раза в день строго по часам. Если начнется жар, растирайте больного спиртом. Можете так же дать ему и вовнутрь, это не повредит. Повязку на плече не трогайте, я наложил ее на двое суток. Будет ухудшение самочувствия, срочно пошлите за
мной.Да, и давайте ему как можно больше пить. А самое главное для него сейчас, - добавил доктор с доброй улыбкой, - ваши нежные, заботливые руки. Они, как мне кажется, вылечат любого, даже самого тяжелого больного.
Теперь Маргарита, затаив дыхание, ждала, когда Анхель придет в себя. Очнулся он лишь на третьи сутки.
- Я был уверен, - сказал он слабо улыбнувшись,- что за все с-свои тяжкие грехи попаду п-прямо в ад, что в рай для м-меня дорога заказана. К с-счастью,ошибся. Ура! Я в раю! А передо м-мной сидит
м-маленький белокрылый ангел.
Он хотел поднять руку, чтобы поймать ладонь девушки и поднести ее к своим пылающим устам, но не смог.
- П-припадаю к вашим рукам на с-словах, с-святая Маргарита, так как с-сделать этого пока н-е могу.
- Лежите спокойно, сеньор, - нахмурилась девушка. - Теперь я буду командовать. Считайте, что я корсар, и вы у меня в плену.
- С-сдаюсь! - засмеялся Анхель.- Впервые в жизни м-меня взяли на абордаж!
Маргарита позвонила в колокольчик, и на пороге спальни появился слуга Симон с чашкой дымящегося бульона на подносе.
- А теперь открывайте рот, сударь, - приказала девушка,- я буду вас кормить.
- Если вы с-считаете, что я должен глотать эту гадость, что же, я п-повинуюсь.- Анхель состроил такую комичную гримасу, что Маргарита невольно улыбнулась.
- А чего бы Вы хотели, уважаемый ?
- С-стакан рома.
- Вы неисправимый пьяница, Анхель Луис! Ну, хорошо, я принесу вам коньяка, но только не стакан.
Она налила в хрустальный фужер коньяка и поднесла его к губам больного.
- Фу, к-какая гадость! - поморщился тот.- По-моему, вы упорно хотите м-меня с-сегодня отравить.
- Вы страшный привередник и кривляка, сеньор! - обиделась Маргарита.- Вам не угодишь. В этом доме, будет вам известно, ром не держат.
- Я п-пошутил, Марго! - сказал молодой человек, ласково улыбнувшись.- Н-не обижайтесь. Из Ваших рук и агуардиенте п-покажется н-напитком богов. Н-не обращайте внимания на м-мою болтовню. М-мне
с-столько времени п-пришлось м-молчать в к-крепости, что беседа с Вами-бальзам на м-мою израненную душу.
Маргарита прекрасно понимала, что неожиданное красноречие Анхеля Луиса это ни что иное, как своего рода защитная реакция в преддверии скорого расставания. Девушка была уверена: что бы она ни делала, как бы себя ни вела, Анхель не останется. Это было написано у него на лице.
" А почему, собственно говоря, я так о нем хлопочу? - успокаивала сама себя Маргарита.- Какое мне дело до него? Мы совершенно чужие люди, и еще совсем недавно я ненавидела Анхеля Луиса. Пусть едет на все четыре стороны. Я больше не стану удерживать его. Женщины из рода Альенде всегда отличались гордым нравом и чувством собственного достоинства!"
Через неделю Анхель немного окреп и стал собираться.
- У Вас еще не пропало желание покинуть страну, сеньор?- довольно холодно и равнодушно спросила девушка.
- Н-нет,- ответил контрабандист.- Оно вспыхнуло во м-мне с новосилой. Ведь если м-меня с-схватят с-снова, живым уже н-не выпустят никогда! Вы заразили м-меня с-своим оптимизмом и любовью к жизни, Марго, и я н-не хочу умирать. В Португалии я займусь м-мирным т-трудом, к-клянусь! Вам н-не п-ридется за м-меня к-краснеть. А вам м-мой дружеский совет: п-подайте п-прошение Папе Римскому, он освободит вас от брачных уз.
Маргарита готова была разрыдаться от обиды и горечи, но гордость заставила ее улыбнуться и довести разговор до конца.
- Желаю Вам счастья, сеньор, - спокойно сказала она. - Мир тесен. Возможно, мы еще увидимся с Вами...Когда-нибудь...Возвращаю Вам перстень. Прощайте!
Она протянула рубиновый перстень Анхелю и ушла к отцу в кабинет. Дон Хавьер вышел проводить несостоявшегося зятя, радуясь в душе, что тот наконец-то уезжает.
Ни о Карлосе Летерьере, ни об Орландо, ни об Айде за эту неделю не было сказано ни единого слова.





Рейтинг работы: 25
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 29
© 14.08.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2612032

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


Юлианна       16.08.2019   22:57:50
Отзыв:   положительный
Галиночка, сейчас прочла главы..думаю, что завтра дочитаю и напишу тебе!
Обнимаю тебя!!!


Долорес       17.08.2019   23:47:58

Спасибо, моя милая тройняшка! ( Двойняшка у меня Танюшка Максименко)
Береги себя!


ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       15.08.2019   12:39:24
Отзыв:   положительный
Мне жаль Йоли! Конечно, она отомстила насильнику, но я думала, она еще закрутит сюжет по-особенному. А Маргарита уже влюблена, хоть сама себе в этом не призналась.
Долорес       16.08.2019   00:12:22

Нет, я сразу подумала. что маленькая цыганка будет третьей лишней. Хотя убивать её было очень жалко.
Большое спасибо, милая Люся!


ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       16.08.2019   13:21:34

Участь цыганки, конечно, была решена самим направлением сюжета. Но я думала, что она до тюрьмы прибежит к Маргарите, и две влюбленные женщины повыясняют отношения.
Раиля Иксанова       15.08.2019   04:20:27
Отзыв:   положительный
Прочитала на одном дыхании.Спасибо за чудесную работу, дорогая Долорес! Мне кажется, Анхель уже влюблен, хотя не осознает сам этого. Жаль Марго, которая думает, что брак рухнет у них, она уже любит его.

Долорес       16.08.2019   00:13:28

Спасибо,милая Раиля!
Да ты уже прочла весь роман.
Очень тебе благодарна за внимание!


Ирина Ондронова       15.08.2019   01:54:20
Отзыв:   положительный
Ну вот, на самом интересном месте... Какие мужики жестокие, не понимают женских переживаний. Спасибо, Галочка за красивый литературный язык и очарование мира приключений, безумной любви и рискованных поступков! Жду продолжения!

Долорес       16.08.2019   00:17:19

Спасибо, милая Ириночка!
Выложила окончание.
Очень, очень признательна тебе. что читаешь прозу. Её мало кто читает.
Доброй ночки, солнышко моё!
Картинки не хотят загружаться.








1