МУЗЕЙ И МУЗА


МУЗЕЙ И МУЗА

моей Музе



- Расскажи сказку, - сказал внук.
Он больше любит планшет - бои драки, а здесь мама с папой наказали, лишили главного, а еще сладкого, и телевизор запретили, лишь полчаса. А дедушка боялся его родителей - молчаливую невестку с острым взглядом и молчаливого сына с вечным - "эх".
- Мы можем почитать, - сказал дедушка.
- Нет, это не интересно, - сказал внук. - Давай что-нибудь придумаем.
Дедушке ничего не оставалось, как сочинять, а поскольку человек он немного творческий - чуть рисовал, чуть писал странные стихи, только танцевать не умел, то и рассказ начался про это, про искусство.
- Ты знаешь, кто такая Муза? - спросил он.
- Нет. Или стой, это такой ангел с крылышками.
- Да, примерно так. А теперь слушай и не перебивай. Жила-была одна Муза. Их очень много. У каждого писателя, скульптора или художника своя. А эта Муза была самая маленькая и хрупкая долго болела, целую зиму. И к весне осталась не у дел. Всех Муз разобрали, а на нее не хватило творческого человека. Она долго расстраивалась, грустила, а потом повадилась летать по ночам в музей, когда никого в нем нет, чтобы отвлечься от грустных мыслей. Там много картин, скульптур, там особая атмосфера - скрипучие паркетные полы, запах высохшей краски и тяжёлые шторы на огромных окнах. Она свободно проникала в музей через закрытую дверь или стены, ибо Муза может делать это запросто. Она летала по залам и задерживалась у самых прекрасных картин, где много цветов и солнца и много улыбок. А ещё она очень уважала классику, особый стиль, грандиозность, но поскольку была болезненная и худенькая, то понимала, что никогда не сможет вдохновить художника на такие масштабы и рассматривала лишь понятные картины попроще.
Однажды, при очередном посещении ее заметил сам господин Музей. Музей был старый и по ночам больше спал, вдыхая свежий воздух через вентиляционные трубы. А здесь проснулся и увидел тень.
- Кто здесь, - строго спросил Музей.
- Это я.
- Кто я?
- Муза.
- А почему не спишь? Ты должна спать, а просыпаться вместе с творческими людьми, чтобы дарить им вдохновение. Что можешь создавать ты, если не выспалась?
И Муза рассказала, что осталась не у дел, одна, что всех художников и скульпторов разобрали, даже писателей и поэтов, даже звездочетов и фантастов. И что она прилетает в музей, чтобы не потерять форму и наслаждаться картинами.
- Можно я буду прилетать сюда, господин Музей? - сказала она.
- Конечно можно, - расстроился Музей. - Приходи сколько хочешь, занимайся, изучай.
И добавил:
- Я люблю целеустремлённые и творческие натуры.
А она была творческая, в лёгком белоснежном платье, чуть, просвечивающая с большими глазами и тонкими пальцами.
Так Муза совершенно официально стала посещать Музей. А Музей перестал спать, он засыпал, но как только появлялась она, тут же открывал глаза и бодрился.
- Доброй ночи, - говорил он.
- Доброй ночи, Музей, - говорила Муза. - Сегодня зал импрессионистов и авангардистов - хочу все успеть.
- Давайте я вас проведу, - предлагал Музей, и она брала его под тяжёлую руку.
Он мало говорил, лишь поправлял ее, когда та делала ошибки в датах или манере письма, мягко поправлял по-отечески. И так продолжалось долго, пока Музей не влюбился в Музу. Он даже испугался вдруг возникших чувств, и у него колотилось сердце, как в тот день, когда только открылись залы для массового посещения и каждую ночь он с нетерпением ждал ее и сон пропал.
Она так же брала его под руку, говорила: "Что вы сегодня мне покажете, дорогой Музей"? И они бродили по залам, только Музей ещё больше молчал и смотрел в ее огромные глаза. И она стала замечать этот взгляд.
- Что-то со мной? - однажды спросила Муза, трогая лицо.
- Вы прекрасны, - сказал Музей робким голосом.
- Разве такое может быть?
И они подошли к зеркалу. Они смотрели друг на друга через стекло на отражение - она токая, воздушная, он угловатый коротконогий, как дубовая заготовка.
- Вы прекрасны, - повторил Музей и покраснел.
И тогда она поцеловала его в пухлую щеку, а он ещё больше растерялся, и она кружилась у зеркала, а он поддерживал ее руку.
Но однажды Муза исчезла, и он горевал и очень боялся спросить у дневных Муз, что с ней. И думал, что она заболела или ещё хуже, умерла от бессонницы и недоедания.
Но был воскресный день, и было много посетителей, и пришел молодой художник, стройный с бородой в темных очках. Он быстро шел по залу, явно имея определенную цель, а над ним кружила его Муза, такая же воздушная, как и с ним, только цветущая в новом платье и румянцем на щеках и большая улыбка во все лицо.
- Вот такая сказка, - сказал дедушка.
- И в чем здесь смысл? - сказал внук.
- Ещё сам не понял, - сказал дедушка.
- Я не люблю такие сказки, - сказал внук.
- Эх, ты, - сказал дедушка.
- Я бы взял автомат и расстрелял этого бородача в очках.
- Я бы тоже, - сказал дедушка.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 13.08.2019 Модест Минский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2611551

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1