Справка о реабилитации. Часть 1


Всем жертвам политических репрессий 1920-1930 годов посвящаю.

«Память – это, как клятва, навечно
Желтым пламенем жалит и жжет.
Потому и живет бесконечность,
Что в ней долгая память живет».
А. Сафронов

Я, Севергина Галина Ивановна, решила рассказать историю моей семья, которая корнями уходит в 18 век. Вся история моей семьи протекала на территории Западной Сибири, сегодня это Алтайский край, Новосибирская и Томская области.
Жизнь непредсказуема. Мне уже 64 года. Материалы я непроизвольно собирала практически всю жизнь с раннего детства. Некоторое время назад я поняла, что если не начну записывать, могу растерять свои знания. Я решила, что просто обязана поделиться этими знаниями со всей своей семьей, чтобы дети и внуки имели представление о своих корнях.
Собирая эти материалы, и активно пользуясь интернетом, я начала составлять генеалогическое древо своей семьи. На сегодня оно насчитывает около 250 имен, но я продолжаю работать над ним. И коль все это уже есть, это должно стать достоянием всей семьи.
Я последняя в роду Дементьевых, кто может это сделать.
Возможно, кому-то попадет в руки эта история, и вы тоже соберете сведения о своих предках и составите генеалогические древо своей семьи.А коль так, желаю всем удачи!
Хочу прежде, чем я приступлю к главному повествованию, принести свои извинения моим предкам за неточности и за то, что кое-что пришлось домыслить. Простите меня, я вас очень люблю!

Светлая память всем россиянам, пострадавшим от политических репрессий…

Предисловие

Семья деда была репрессирована в соответствии с Постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 года «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районе сплошной коллективизации».
Я несколько лет вынашивала идею написать эту историю о моих предках, а именно про моего деда по материнской линии Дементьеве Борисе Степановиче. Эта тема меня волновала и интересовала одновременно. Я много разговаривала об этом с моими родственниками – старшими сестрами моей мамы с Липатовой (Дементьевой в девичестве) Евдокией Борисовной, 1907 года рождения, и с Вяткиной (Дементьевой в девичестве) Марией Борисовной, 1915 года рождения, с мамой Севергиной (Дементьевой в девичестве) Таисьей Борисовной, 1926 года рождения.
Будучи уже взрослой, приезжая в командировку в город Томск, где жила моя тетя Дуня, я останавливалась у нее и ночи напролет слушала рассказы об их жизни в родовом селе Шипуново (ныне Новосибирская область), о семье, о жизненном укладе того времени, о раскулачивании семьи, о переселении на север Томской области. Я впитывала эти рассказы, тогда еще не зная, что захочу все это изложить на бумаге.
А в раннем детстве, лет семи от роду мне с моей бабушкой Дементьевой Александрой Степановной, 1888 года рождения, урожденной Мелешкиной (Степиной по первому браку) довелось побывать на родине семьи Дементьевых – Мелешкиных. Летом 1962 года мы приехали в село Шипуново Сузунского района Новосибирской области, где жила дочь моей бабушки от первого брака Вера Степановна Зенина (Степина в девичестве), 1913 года рождения, с мужем Петром и двумя сыновьями, примерно шестнадцати - восемнадцати лет. Бабушка овдовела, ее муж Степин Степан Степанович погиб на фронтах первой Мировой войны. А бабушка вместе с дочерью Верой жили вдвоем в селе Шипуново неподалеку от церкви Вознесения Господня.
В этой поездке мне посчастливилось познакомиться с младшей сестрой моего деда Дементьевой Марией Степановной, которая всю жизнь прожила в одиночестве, никогда не выходила замуж. Ей было приблизительно лет семьдесят, она была скорая на руку, и очень гостеприимная. Бабушка Мария жила в маленьком чистеньком ухоженном домике на невысоком бугорке. Чисто намытый пол был устелен домоткаными дорожками, которые ткали в ту пору почти во всех деревенских домах.
Я помню у моей бабушки Шуры стоял станок, на котором она ткала такие дорожки. А предварительно была подготовка: собирали старые вещи, резали их на полоски, шириной приблизительно 1-1,5 см, сматывали в пасмы и красили анилиновыми красками. Затем сушили и сматывали в клубки. Я очень хорошо помню этот процесс, так как в нем тоже принимала посильное участие. И даже пробовала ткать, конечно же, под руководством бабушки. Эти дорожки до сих пор сохранились в семье моего старшего брата.
Из села Шипуново мы с бабушкой Шурой поехали на ее родину в село Тальменка Искитимского района Новосибирской области, где она родилась, и где жили ее сестры бабушка Елена с мужем, бабушка Татьяна и семья брата Никиты, который к тому времени уже умер. Мы гостили у бабушкиных сестер, а мне казалось, что я нахожусь у своей бабушки Шуры. В их домах царили неподдельное гостеприимство, идеальный порядок и чистота, была всегда вкусная еда и обязательно пироги. Такое осталось детское впечатление. С тех пор прошло 57 лет, а я отчетливо помню лица этих людей, их дома и убранство в них.
И все это я постараюсь изложить, как можно интереснее и подробнее для вас мои дорогие родственники, знакомые, случайные читатели и заинтересованные люди.

Глава 1

Мой дед по материнской линии Дементьев Борис Степанович родился в 1878 году в деревне Шипуново, Сузунского уезда, Алтайской губернии (ныне Новосибирская область) в большой крестьянской семье. Жили натуральным хозяйством, все члены семьи трудились от зори до зори. Дети учились в церковно-приходской школе при церкви, которой к тому времени было уже более ста лет.
Однако из исторических исследований известно, что деревня Шипуново названа в честь ее обитателей казаков братьев Фадея, Спиридона и Луки Шипуновых, пришедших осваивать эти земли из Томска. Впервые селение значится в списке 1717 года. А предки Шипуновых пришли в Сибирь с Северной Двины, и об этом есть сведения, относящиеся к 1610 году.
Поэтому предки моего деда тоже могли прийти в Сибирь с Северной Двины, либо в 18 веке из Томска, который ведет свою историю с 1703 года.
А почему стали осваивать Сибирь? Существование могущественного Сибирского Ханства угрожало безопасности русских владений на Урале и могло воспрепятствовать дальнейшему продвижению России в Сибирь. «По государеву указу» в Сибирь шли казаки, служилые люди, промысловики, ремесленники и пашенные крестьяне. Сибирь была привлекательна для беглых крепостных крестьян, а власти сквозь пальцы смотрели на это.
Церковь в селе Шипуново была построена в 1776 году деревянная однопристольная и названа в честь Вознесения Господня. Этот же год считается официальным годом рождения села Шипуново.
Жители села трудились на барских полях и на собственных подворьях. А так же мужчины нанимались на работу на Сузунский Медеплавильный завод, где чеканили сибирскую монету.
Этот завод был построен по высочайшему Указу ее императорского величества Екатерины Второй. Строительство началось в 1764 году, а в 1766 году Медеплавильный завод и Монетный двор выдали свою первую продукцию. В 1847 году завод сильно пострадал от пожара, был восстановлен только частично и проработал еще до 1914 года, но монеты больше не чеканили, однако по-прежнему выплавляли медь, серебро, отливали колокола, было налажено ружейное производство. Для подготовки заводских кадров в Сузуне основана горная школа, в которой училось 30 мальчиков.
В восемнадцать лет от роду родители сосватали в жены сыну Борису первую красавицу села, высокую, статную девицу Евдокию, которая была из зажиточной крестьянской семьи, приучена к работе и была, как и ее маменька, знатной стряпухой. Борис принял волю родителей с покорностью и в 1896 году сыграли свадьбу. Жили они дружно, с любовью друг к другу и с уважением к старшим. В следующем 1897 году родился первенец, сына нарекли Никитой, а в 1899 году увидел свет второй сын Алексей.
Время шло, и настала пора отправляться моему деду на действительную службу. В то время призыв в армию проводился один раз в год с 1 октября по 1 ноября и призывной возраст был двадцать один год. Служили всего десять лет, первые семь лет в действующей армии и три года в запасе. Так осенью 1899 года Дементьев Борис Степанович был призван на службу в армию и по существующему закону должен был демобилизоваться 1906 году.
Служба его протекала в Сибирских войсках, пока не грянула Русско-Японская война 1904-1905 годов, и дед со своей частью был переброшен на Дальний Восток в город Порт-Артур. Таким образом, мой дед стал участником героической обороны Порт-Артура: «За Веру, Царя и Отечество».
Находясь в окопах на мортирной батареи на Тигровом полуострове, дед получил тяжелое осколочное ранение и был отправлен в госпиталь, который располагался на Электрическом Утесе, а накануне капитуляции был эвакуирован в тыл на лечение. Это спасло ему жизнь и возможно уберегло от японского плена.
Дед более полугода находился на излечении в госпиталях и благодаря Господу Богу, своему крепкому от природы здоровью и стараниям медиков, поправился и был демобилизован 1906 году. Так закончилась его действительная служба. Он вернулся домой в родное село к семье, но еще три года числился в запасе.

Глава 2

Жизнь входила в привычную колею. Но в России было неспокойно: первая русская Революция 1905 года, кровавое воскресенье в Санкт-Петербурге, недовольство народа властью, самодержавием... Началась борьба за создание демократических основ, наделение крестьян землею, установление равноправия народов России. Беспокоило массы поражение в Русско-Японской войне 1904-1905 годов. Экономический кризис в России 1900-1903 годов тоже отразился на жизни населения, а особенно на его бедных слоях.
Волнения шли полным ходом на всей территории Российской империи, кроме Самарской губернии, которую возглавлял губернатор Петр Аркадьевич Столыпин. Император Николай Второй в 1906 году назначил Столыпина П.А. министром внутренних дел империи, а после роспуска Первой Государственной Думы – премьер-министром. Столыпин П.А. приступил к проведению аграрной реформы, в результате которой крестьяне получали земли и денежные ссуды для развития личных фермерских хозяйств. Этим воспользовались до 1,5 миллионов крестьянских семей. В их числе оказался и мой дед Дементьев Борис Степанович.
Вот в таких условиях дед возрождал свое хозяйство. Работать приходилось еще больше, чем прежде, так как был получен довольно большой участок земли для разработки. В семье подрастали двое сыновей, здесь же жили старики – родители. За семь лет, которые дед служил Царю и Отечеству, имевшееся хозяйство пришло в упадок. Но теперь стали разрабатывать новые земли, сеять рожь и лен.
По мере того, как хозяйство деда крепло, в семье рождались еще дети, в 1907 году родилась дочь Евдокия (в замужестве Липатова), в 1910 году дочь Поллинария (в замужестве Климентьева), а в 1912 году родился сын Константин. Старшие сыновья взрослели и становились хорошими помощниками отцу. Дед с сыновьями трудились в поле, строили новый дом. А старики и жена хлопотали по хозяйству, доили коров, ухаживали за скотиной, птицей. Семья стала жить в достатке и в конце 1913 года въехали в новый большой дом.
Настал 1914 год, в воздухе витала угроза новой войны. Формальным поводом к войне послужили события в Сараево, где 28 июля 1914 года был убит эрцгерцог Фердинанд - наследник австро-венгерского престола и его морганатическая жена София Хотек. А 1 августа 1914 года Германия объявила России войну. Так началась Первая мировая война.
Осенью 1914 года дед был призван в армию, а 1 апреля 1915 года в семье родился шестой ребенок, это была дочь Мария (в замужестве Вяткина).
Дед воевал на Восточном фронте Первой мировой войны и за героизм был награжден двумя Георгиевскими крестами. Но в одном из боев он был тяжело ранен и попал в плен к немцам. Когда дед пришел в себя, то узнал, что находится в плену на территории Германии.
Как только дед встал на ноги, его отправили в поместье немецкой баронессы на работу, где он выполнял работу по хозяйству, ухаживал за скотом, молотил зерно, выполнял плотницкие и другие работы…
Дед обратил внимание, что труд у немцев во многом был механизирован, в хозяйстве баронессы было несколько сельскохозяйственных машин для обработки почвы, уборки урожаев, обработке льна и др. Он стал внимательно изучать эти машины в надежде, что когда вернется домой, заведет в своем хозяйстве такие же. А еще деду нравилась организация труда, и порядок, который царил в хозяйстве. Он понимал, что все это ему обязательно пригодится там в России.
Заканчивался 1916 год, но война все продолжалась. Дед оставался в плену и по-прежнему работал у баронессы в усадьбе. Там же жила одинокая дальняя родственница хозяйки фрау Марта, которая была в именье управляющей хозяйством. Она присматривалась к красивому, работящему, широкоплечему, высокому русскому солдату, и было видно, что он ей не безразличен.
Между дедом Борисом и фрау Мартой возникла симпатия, которая постепенно переросла в более тесные отношения. Она упросила баронессу, и та выхлопотала для деда отпуск домой сроком на 2 месяца, и в начале зимы 1917 года дед приехал домой.
Дома его ждали шестеро детей, жена и родители – старики. Старшему сыну Никите шел двадцатый год, и на семейном совете решено было женить его. Сыграли свадьбу, и дед вернулся в Германию, где по-прежнему продолжал работать в усадьбе баронессы.
В конце 1917 года пришло известие, что в России произошла революция, Царь отрекся от престола, власть перешла сначала к Временному правительству, а затем к большевикам. Что будет? Как жить дальше? Хорошо это или плохо? Никто в тот момент не мог дать ответ.
Наступил 1918 год. Отношения с фрау Мартой привели к тому, что в начале года родился мальчик. Это был уже седьмой ребенок моего деда. О рождении этого ребенка впоследствии знала вся семья.
И в то время, когда Россия была близка к победе на фронтах Первой мировой войны, большевистское правительство отозвало войска из окопов и подписало 3 марта 1918 года с Германией позорный сепаратный Брестский мир. По этому договору летом 1918 года дед был освобожден из плена и отправлен в Россию. Больше фрау Марту и сына он никогда не видел.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 11.08.2019 Галина Севергина
Свидетельство о публикации: izba-2019-2610327

Рубрика произведения: Проза -> История










1