Лови любовь на живца. Глава 12.


Лови любовь на живца. Глава 12.
Глава 12.
Не успели мы с Эженом спуститься в галерею из нашей с отцом квартиры, как тут же встретили мою крёстную. Женщина смотрела на нас с таким ужасом, что я даже не сразу её спросила, что случилось.
- Что случилось? – Переспросила она, и глаза её ещё больше переполнились страхом. – Я прочитала письмо твоего отца, которое мне передал…новый хозяин этого здания, и … не могу понять, как он мог так поступить….с тобой, моя девочка. Нет...Все… Я решила, мы едем в Париж. Пусть этот новый хозяин, а также…- она закатила глаза к небу, - …твой отец…идут лесом. Так, кажется, здесь в России говорят?
Я выхватила письмо из рук крёстной и прочитала его. Теперь похолодели не только моя душа, но также спина, ноги, и …мозги.
Отец писал в письме, что очень виноват передо мной. Дом с галереей, а также с нашей квартирой на третьем этаже, он проиграл в карты ещё месяц назад, но прямо мне сказать об этом не решился и ….сбежал в сердечный пансионат. Он поставил условие новому хозяину, и оно было принято, что я буду работать в галерее в качестве директора, а также могу пользоваться нашей квартирой ещё полгода…
Я взглянула на Эжена, и жгучая мысль обожгла мою душу. Я стала женой Лароша, будучи богатой наследницей и хозяйкой картинной галереи города. А теперь, когда ничего не осталось «у меня за душой», останется ли со мной Эжен? Я невольно вздохнула и тут же почувствовала его рукопожатие. Эжен крепко стиснул мой локоть и выдержал мой взгляд.
Дальше отец писал, что надеется на то, что я его пойму и прощу. Сам он решил остаться в этом пансионате на не определённое время, потому что ему там нравится. Он написал мне письмо, потому что не мог ни разговаривать со мной, ни смотреть мне в глаза, а бумага… всё стерпит.
В конце письма было добавление для моей крёстной. Отец просил мадам Буше не оставлять меня, а ещё лучше, увезти меня во Францию и взять под своё покровительство.
Я вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, оставленной отцом на улице…
- Я даже не знаю, готовиться к встрече с новым хозяином нашей галереи или нет. – Сказала я, глядя в «одну точку». – Что я ему скажу и как посмотрю в глаза?
- Гордо ты ему посмотришь в глаза, тем более, что он…. уже здесь. – Ответила мне крёстная, беря за руку. – Девочка моя, ты не виновата за слабость своего отца. Виновата я, что не досмотрела за ним. Я не оставлю тебя перед лицом …нового хозяина.
Мадам Буше вдруг посмотрела на Эжена таким взглядом, что я почувствовала не хорошее и спросила. – Он тебе не понравился, крёстная?
- Понравился. – Кивнула она и улыбнулась как-то извинительно, глядя на Эжена. – Очень понравился, в этом-то и беда. Он так красив, что я боюсь вашей встречи. Я даже не могу придумать повод, что бы ты с ним не встречалась. Давай перенесём встречу с ним на завтра?
- И что изменится? – Усмехнулась я. – Он превратится из красавца в чудовище? Да вы кем меня считаете, крёстная, Эжен?
Эжен смотрел на меня внимательно, и я его начала понимать. Наш брак длится всего неделю и за эти дни мы ни разу ещё не сказали друг другу, люблю. Да, между нами была ночь любви, но она в современном обществе уже не является доказательством семейной жизни. Мы с Эженом даже ещё и не изучили друг друга так, что бы считаться родными людьми. А вдруг у него за душой есть то, что мне не понравится или что я не приму? Да и он меня ещё совсем не знает. Я тоже не подарок и умею быть не сдержанной истеричкой или … даже стервой. Что он на это скажет, когда узнает меня?
- Ты тоже хочешь, что бы я ни встречалась с красавцем хозяином? – Язвительно спросила я своего мужа, понимая, что включу «упрямую стерву», если он мне скажет, нет.
- Почему нет? – Ответил Эжен с кривой ухмылкой на губах. – Тебе надо с ним встретиться, поговорить и решить все свои проблемы.
Я не поняла, на кого рассердилась. На себя, что себя не показала, или на Эжена, что он так легко разрешил. Моя левая бровь невольно приподнялась.
- Тогда я пошла? – Сказала я самым соблазнительным голосом. – Познакомлюсь со своим новым красивым хозяином, узнаю свои обязанности, поговорю на счёт нашей квартиры. Может он мне её продлит на…год или два?
- Зачем? – Спросил Эжен и нахмурился.
- Как зачем? Мне надо где-то жить, не к крёстной же в отель мне переезжать.
- Я с тобой пойду. – Сказал Эжен и обратился к крёстной. – Мадам Буше, где он, этот красавец, обманщик доверчивых мужчин и женщин?
Крёстная посмотрела на меня и ответила. – Он у тебя в кабинете, милая, вернее, в своём кабинете. Я тоже пойду с вами…
И тут я взорвалась. – Ещё чего?! Я одна пойду. Он не раскроется перед вами, а передо мной… Я умею находить подход к мужчинам. Им просто надо дать то, что они хотят. - Я замолчала, увидя приподнятые брови Эжена, округлившиеся глаза крёстной и исправила свои слова. – В рамках приличия, конечно.
Перед дверью теперь уже не моего кабинета я остановилась, что бы привести себя в порядок. Расправив невидимые складочки на своём летнем костюме цвета малины, я вспомнила, как он понравился Эжену, и он попросил распустить мои волосы, которые я собрала на макушке в пучок.
- Хочу весь день наслаждаться красотой твоих волос. – Сказал он мне в тот момент.
- «Интересно, сожалеет он о своих словах, или нет? – Подумала я, расправляя локоны по спине и груди. – Хорошо, что сегодня я надела на ноги высокие каблуки».
В этот день я хотела бать красивой и высокой, потому что собиралась объявить работникам галереи, что стала женой Эжена, и буду носить его фамилию, а приходится предстать перед новым хозяином галереи и …неизвестностью.
Я «нарисовала на лице улыбку», открыла дверь кабинета, и то, что я увидела в нём… «свалило мена наповал». На углу большого старинного письменного стола сидела девушка-статуэтка, сложив ногу на ногу. Статуэтками я называю девушек без единого внешнего изъяна, то есть с идеальными жутко сексуальными пропорциями, от которых у мужчин текут не только слюни, но и…всё остальное расслабляется. Все такие статуэтки для меня на единое лицо, независимо от цвета волос.
А за столом сидел красавец-мужчина лет тридцати пяти с острым умным взглядом, стянутыми на затылке чёрными густыми волосами, и небольшой стильной щетиной на лице. Он был в стильном костюме, явно дорогом. Белая рубашка мужчины была расстёгнута так, что бы была видна мощная волосатая грудь. Я уже много раз убеждалась, что так носят рубашки мужчины, которые уверены в своей неотразимой сексуальности.
- «И почему крёстная назвала его красавцем? – Невольно подумала я. – Видно у нас разные вкусы в…».
Додумать я не успела, потому что была замечена. Две пары глаз встретили меня по-разному. Женские глаза, окинув меня с ног до головы, вмиг оценила меня на «так, ничего особенного», а вот мужские… Она сначала застыли на мне пристальным взглядом. Затем прищурились, осмотрев на мне все выпирающие точки и линии, и дали оценку «ничего себе».
Но и я уже успела оценить моего нового хозяина. Не знаю, почему крёстной он показался красавцев? Черты лица мужчины были острыми. Взгляд, нос, подбородок … Я бы сказала, что он внешне похож на русскую борзую, которая уже взяла след и теперь загонит бедного зверя…до смерти. Теперь я поняла своего отца. Он просто не смог устоять против такого наглого и самоуверенного напора, как во взгляде, так и в действии. Я поняла, что ждать он этого человека можно только одних неприятностей, поэтому приготовилась к защите. А лучшая защита – это нападение.
- Здрасьте! – Довольно громко сказала я, стараясь вложить в голос нотку наглости. – Мне сказали, что у нас новый хозяин. Вот, пришла с ним познакомиться.
- Кто ты? – Резкий голос мужчины мне не понравился.
- Я – дочь своего отца, который любит меня. Мой папочка сделал мне самый дорогой подарок – освободил от нудной работы, которая у меня уже в печёнках сидит. Наконец я свободна! - Я решительно подошла к столу и села в кресло посетителя. – Я Анна Светлова. А вы кто?
Я сначала посмотрела на мужчину, потом на девушку, окинув её безразличным взглядом, потом вновь на мужчину, который медленно вставал из-за стола. И когда он весь поднялся, я поняла, почему крёстная его так оценила.
Фигура мужчины была бесподобной. Его тело, было сильным, высоким и статным, а движения –гибкие и плавные. Завораживающие движения, напоминающие готовящегося к прыжку леопарда.
- Приятно познакомиться, госпожа Светлова.- Сказал он и «оскалился».
По-другому я его улыбку не смогла назвать. Все тридцать три зуба напоказ! Такому «на зубок» лучше не попадаться. Бедный папа. Он съел тебя и даже не подавился. Посмотрим, подавится ли он мною.
- Я Лев Беркутов – ваш хозяин, вернее, всё это теперь моё. Дом, галерея и ваша квартира. Вы, наверное, уже в курсе дела, Анна?
Я утвердительно кивнула. – Можете не напрягаться и не перечислять того, что вы отобрали у папы, потому что ….меня это не интересует. - Я старалась играть безразличие, и оно было оценено. Мужчина был удивлён и озадачен. – Теперь я свободна от монотонного рабочего дня среди этих скучных картин, скульптур и престарелых любителей искусства. Мне надоело слушать их разглагольствования по поводу руки того или иного мастера живописи. И самое главное, знаете что? То, что у них у каждого своё и очень верное мнение. – Я усмехнулась, а руками «нарисовала» в воздухе фейерверк. - Они все такие умные, что …тошнит уже. Но теперь это не моя забота, Лев Беркутов. – Я голосом подчеркнула его имя и с сожалением посмотрела на мужчину. - Принимайте дела. С чего начнём?
Моя тактика оказалась верной, мужчина явно растерялся. А чего он хотел? Он думал, что придёт, очарует, поставит всех на колени и заставит целовать его острый нос?
- Подождите, - сказал Лев и упёрся руками в стол, - я думал, что вы …продолжите работать в этом музее, а я … Я буду лишь …. Ну, как это говорится, владеть музеем?
Я решила ему подыграть. – Вы хотите сказать, что я буду вести все дела, переговоры, устраивать выставки, а вы будете … сшибать бабки, жить в моей квартире и плыть по моря жизни, как капитан, с попугаем на плече? – Я кивнула на девушку-статуэтку, которая продолжала сидеть на углу стола, даже не поменяв свою позу. И как у неё только ноги не затекли?
Когда Лев понял мой намёк, то усмехнулся и ответил. – Да вы …шутница. И всё же я предлагаю Вам именно такую работу и щедро её оплачу.
- Ну, вот ещё?! Я ещё слишком молода, что бы заключать себя в добровольную клетку, хотя… я ещё и сама не знаю, что хочу.
- Вот и прекрасно! Я готов предоставить вам полную свободу действий, но с одним условием. – Мужчина обошёл стол с «попугайчиком на углу» и подошёл ко мне. Лев взял меня за руку и поднял с кресла. – Я хочу, что бы вы, Анна, сегодня…
Дверь резко раскрылась, и в кабинет быстрым шагом вошёл Эжен Ларош. Он застыл на месте, глядя на наши соединённые руки
- Извините, что помещал, но я пришёл, узнав, что в галерее появился новый хозяин. Я – Эжен Ларош, и через десять дней здесь в галерее должна происходить моя выставка.
Лев отпустил мою руку и сделал шаг к Эжену.
- Она и произойдёт, господин Ларош. Можете не волноваться. Познакомимся? – Лев подал Эжену руку. – Я – Лев Беркутов, и теперь это моя галерея.
Мужчины пожали руки и Эжен произнёс. – Но я в этом не уверен, господин Беркутов. Я хочу сменить вашу галерею на другую… в этом городе.
- Почему?
- Меня не устраивает, - Эжен посмотрел на меня и досказал, - руководство госпожи Светловой. Она совершенно не считается с моим мнением.
Лев вопросительно посмотрел на меня, а я – на Эжена.
- И чем же оно вас не устраивает, господин Ларош? – Дерзко спросила я, подходя к мужчинам. – Я не виновата, что вы меняете содержание вашей выставки на ходу. То у вас будет инсталляция в центре главного зала, то её не будет. Вы загоняли всех моих работников, они итак работают сверхурочно. Вам пора определиться, господин Ларош, или вы доверяете мне, или нет?
Я сделала шаг к Эжену и посмотрела ему в глаза. У меня было такое чувство, что все его слова – это примитивная ревность ко Льву Беркутову. Это обрадовало. Я ждала продолжения, и оно последовало в лице девушки-статуэтки.
«Попугайчик вдруг ожил и спорхнул» с угла стола. Девушка подошла к Эжену.
- Вы действительно француз? - Прочирикала она тонким голосом. – Настоящий?
Эжен мило улыбнулся, слегка кивнул и ответил. – Да, милая девушка. Вы впервые видите настоящих французов?
- Да. Я Элли. – Она протянула ему свою руку. – Я люблю знакомиться с новыми людьми, но Лёвушка мне это запрещает. Он такой ревнивый.
- И я его понимаю. Вы красавица, Элли, и господину Беркутову повезло, не то, что мне… - Эжен пожал руку девушке, посмотрел на меня и договорил. – С госпожой Светловой у нас очень большое недопонимание. Она ещё никак не может понять, что если обстоятельства вокруг нас и меняются, то мы…остаёмся прежними. Может быть, у вас есть предложения, как нам договориться?
- Оно есть у меня. – Вставил своё слово Лев. - Сегодня в течение дня мы ознакомимся с делами галереи. С Госпожой Светловой и моими юристами подпишем ряд документов. После обеда вместе с господином Ларошем ознакомимся с работой над его выставкой. И уже вечером в моём загородном доме подведём, так сказать, итоги сегодняшнего дня.
Эжен удивлённо приподнял бровь, а я наоборот нахмурилась. Вечер в загородном доме мне не нравился. Зная любовь Беркутова к азартным играм, я уже боялась за Эжена. А вдруг хозяин дома усадит его за карточный стол? Вторую катастрофу я не выдержу.
- Мне нравятся ваши предложения. – Сказал Эжен. – Согласен. Пусть так и будет. Тогда я займусь своей работой, а вы… – он посмотрел на меня суровым взглядом, - своей.
Эжен покинул кабинет, мило улыбнувшись Элли, и учтиво кивнул Беркутову.
- Очень интересный человек. – Тихо проговорил Лев, глядя на закрытую дверь кабинета. – Надо с ним познакомиться поближе. Анна, как близко вы с ним знакомы?
В моей душе похолодело. У меня было такое чувство, что он что-то заподозрил.
- Скажу так, мы не сошлись характерами. Он не выносим в работе, поэтому лично я с ним не общалась и…вам не советую. Говорят, что он очень хитрый человек. Вообще, он мне кажется странным.
Мне показалось, что мои слова Лев пропустил мимо ушей, зато они заинтересовали Элли. Она подошла к своему мужчине, взяла его под локоть и проговорила. – Это очень интересно – странный человек, не правда ли, милый? А мы любим странных людей с… - она посмотрела на меня и договорила, - …невыносимым характером. Не волнуйтесь, Анна, мы сумеем разобраться с этим милым французом. А теперь мне надо кое-что узнать. Твой попугайчик может улететь?
Девушка ещё раз улыбнулась мне и Льву, и, получив от него утвердительный кивок, направилась к двери.
В душе моей что-то перевернулось. Глядя на её походку дикой кошки, я вдруг подумала, а не эта ли штучка настоящий хозяин всего сложившегося положения, да и моей галереи в придачу? Чутьё меня никогда ещё не подводило. А я-то назвала её попугайчиком на плече своего капитана?! Теперь, надо полагать, следует ждать ответа от неё.
Я невольно вздохнула. Ну, что ж, терять мне не чего. Дома и галереи у меня уже нет, остался один… Эжен? В сердце кольнуло. Мы с ним так мало знакомы и почти не знаем друг друга. Что нас соединяет, кроме брака? Дыхание остановилось, лишь я вспомнила нашу ночь, его поцелуи и объятия. Но разве на этом строится любовь и семейные отношения? Ответ на этот вопрос я не знала, но знала точно, что…пока разводится с ним, я не собираюсь.
- Не надо так вздыхать, Анна. – Услышала я голос Льва Беркутова, и вспомнила, что мы с ним остались одни в кабинете. – Мы всё уладим. Уверяю вас, что этот француз никуда от нас не денется, но, конечно, при условии, что вы остаётесь работать в галерее. – Мужчина вновь взял меня за руку. – Соглашайтесь работать со мной, Анна, не пожалеете. Я не стану вам мешать в руководстве, зато помогу во многом.
Что мне оставалось делать? Не оставлять же Эжена с ними наедине. Не известно ещё, что эта сладкая парочка из себя представляет. Я улыбнулась в ответ и утвердительно кивнула.
Первую половину дня мы занимались юридическими документами, как галереи, так и нашей с отцом квартиры. Лев Беркутов, к моему большому удивлению, подписал со мной договор об аренде квартиры на целый год. Более того, он сам это мне предложил. Затем мы обошли галерею, и я познакомила служащих с новым хозяином.
В галерее полным ходом шла подготовка к выставке Лароша. Наблюдая за новым хозяином галереи, я приятно была удивлена. Он совершенно не совал свой нос в дела, в которых ничего не понимал. Уже подготовленные к выставке картины он оценивал всего двумя словами: нравится или не нравится. А когда я сказала ему, что некоторые картины хотела бы перенести в другой зал, что бы сохранить цветовое равновесие, но господин Ларош этому воспротивился, то он встал на мою сторону. Он посмотрел эти картины и сказал, что согласен со мной и предложил настаивать на своём мнении.
Ни Элли, ни Эжен в галерею так и не вернулись, а я так и не удосужилась позвонить ему, что бы узнать, как его дела. Я не могла даже поговорить с крёстной, потому что Лев Беркутов не оставлял меня ни на минуту.
Наконец Беркутов сказал, что бы я подготовилась к вечеру, и отпустил меня. Не успела я подняться в свою квартиру, как пришла моя крёстная.
- Девочка моя, ты меня удивляешь. – Прямо с порога объявила она. – Я весь день наблюдала за вами с …этим мужчиной и пришла к выводу, что новый хозяин тебе понравился?!
- Как ни странно, крёстная, но…да, понравился.
- Да как ты можешь, он же…уничтожил вашу жизнь, отобрав дом и галерею?
- Да, это простить я не могу, но… папа тоже виноват. Зачем он сел играть в карты, да ещё поставил на кон всё моё наследство?
Крёстная на минуту «зависла», потом тяжело вздохнула и произнесла. – Да, ты в этом права, но, как же так, милая, теперь ты будешь зависима от этого господина, да ещё и служить ему.
Я понимала её страхи и решила их развеять. – Крёстная, пока ничего страшного и красивого я не вижу в этом мужчине, но наше знакомство длилось всего один день. Посмотрим, как пройдёт вечер в его загородном доме, а уж потом…
- Что? – Женщина словно взорвалась. – Ты никуда с ним не поедешь! Я запрещаю.
- Успокойся, крёстная, мы вместе с Эженом едем в его дом, подводить итоги дня. Кстати, я так и не могла связаться с Эженом за целый день. Ты не знаешь…
- Знаю! – Быстро ответила мне мадам Буше. – В отличие от тебя, наш Эжен провёл разведку, и кое-что узнал о твоём хозяине Льве Беркутове. Он настоящий пират! В пансионате, где сейчас живёт твой отец, этот парень пробыл всего неделю, и обокрал трех доверчивых мужчин.
- Что значит обокрал? – Спросила я, но вспомнив, что всего лишилась, кивнула.
- За неделю он стал владельцем не только твоей галереи, но ещё городской типографии и салона красоты, говорят, очень знаменитого. Ну, как тебе, каков делец? Обвёл вокруг пальца трёх уважаемых людей.
- Да он действительно делец. – Усмехнулась я. – Если он – делец, то кто его Элли? Очень интересный вопрос. Ну, да ладно. Меня сейчас волнует другой вопрос. Крёстная, ты смотрела сегодняшнюю прессу? Олег Сомов обещал статьи о нас с ним. О том…
Крёстная замотала головой и замахала руками. – Не волнуйся, девочка моя, никакой прессы в городе нет, вернее, в типографии забастовка по поводу смены хозяина. Хоть какая-то польза от Беркутова.
Мне было трудно с ней не согласиться. Значит, наш брак с Эженом остаётся для всех тайной. Хорошо.
Я одевалась к вечеру и слушала наставления крёстной о том, как следует вести себя с такими красавцами, как Лев Беркутов. Я старалась пропускать её слова мимо ушей, и была занята выбором наряда к вечеру. Мне хотелось выглядеть соблазнительно.
Через час, моя голова была переполнена наставлениями крёстной и собственными мыслями о вечере. Свой малиновый наряд я сменила на серебристый брючный костюм с чёрной туникой, которая держалась на мне лишь на двух завязках: на шее и на талии. Волосы я оставила распущенными, закрепив их у висков чёрными защипками для волос. Макияж плюс серьги в уши и браслет на руку и …красавица готова.
Именно так назвала меня крёстная, закончив свои наставления и рассмотрев меня.
- Надеюсь, что новый хозяин это поймёт и не навредит тебе. – Сказала напоследок крёстная, открывая передо мной дверь. – Но помни, девочка, вернуться ты обязана вместе с Эженом и…влюблённая в него. Ни о каких Львах я больше слышать не могу.
- Ты ещё скажи, что ровно в 12 часов дом Льва Беркутова превратится в тыкву, а мы все в серых мышей. – Проворчала я в ответ.
Если бы я только знала, что мои слова будут пророческими, то никуда бы не пошла, но… Я спустилась в фойе галереи и увидела там Эжена Лароша и …Элли.
Застыв на месте от неожиданности, я сумела их рассмотреть, будучи в «укрытии» за колонной фойе.
Эжен был прекрасен в своём тёмно-сером костюме с лиловым отливом. Белая рубашка, чёрный галстук, дорогие часы и лаковые туфли… Мне показалось, что он оделся на светский раут, а не на вечеринку в загородном доме. Но…разве можно понять француза обыкновенной русской девушке? Я решила на этом не заморачиваться, но, когда я увидела высокую соблазнительную фигуру Элли в золотом блестящем платье в облипочку, то поняла, что меня на этом вечере можно будет принять за …официантку.
Настроение моё итак было никаким, а теперь и вовсе стало «ниже плинтуса». Я открепила заколки с висков и бросила их в угол помещения. Запустив пальцы в волосы, растрепала их и спустила с обеих сторон лица, что бы хоть как-то прикрыть свои нервно пылающие щёки. Мысленно послала всех к … и вышла из-за колонны.
Моё появление было принято по-разному. Эжен смотрел на меня застывшим изучающим взглядом, а Элли совершенно наивными глазами. И это меня удивило. Эта девушка умела меняться за секунду. Вот только что она смотрела на Эжена взглядом профессиональной соблазнительницы, а на меня смотрит глазами ребёнка. Почему? Я решила, что надо за ней понаблюдать.
- Господин Ларош, Элли. Вы ждёте меня или господина Беркутова? – Спросила я, старательно улыбаясь.
- Мы ждём тебя, Анна. – Удивила меня Элли. – Давайте без формальностей. На вечере у Льва все общаются по имени. И мы с Эженом ждали тебя. Лев готовится к вечеру и у него ещё есть небольшие дела в городе. Он приедет немного позднее. Зато я отвезу вас в наш загородный дом. Машина у входа.
Не дожидаясь ответа, девушка развернулась и поплыла к выходу, соблазняя эфир своей походкой. Он неё повеяло дорогими духами и требованием к повиновению. Я сделала шаг ей в след, но была остановлена рукой Эжена.
- Нам надо поговорить. – Шепнул он почти мне на ухо. – А пока прошу лишь одно, как можно меньше говори с Элли.
Его просьба показалась мне странной, но я последовала ей и отвечала на все вопросы Элли, пока мы были в дороге, только словами да, нет, нормально, дело прошлое или не знаю. А девушка была довольно любопытной. Её интересовала вся моя жизнь от моих родителей, до сегодняшнего утра. А когда я ответила на её вопрос о моих мужчинах, что опыта у меня почти нет, долго сверлила меня взглядом в зеркало заднего вида и улыбалась. И когда мы доехали до загородного дома Льва Беркутова, мои нервы были уже накалены до предела. Изображать из себя непорочную невинность было очень трудно.
Дом Беркутова напоминал мини-замок и мне не понравился своей вычурностью. Уж больно он напоминал замок злодея из мультфильмов с острыми крышами, высокими башнями и крышами с зубцами. На крышах явно не хватало стражников с длинными пиками и в латах.
Высокое крыльцо дома было украшено двумя грифонами. Это невиданный зверь с головой льва, телом волка и крыльями орла.
- Эти фигуры грифонов защищают дом от нечисти. – Пояснила нам Элли, когда мы с Эженом остановились возле них, что бы рассмотреть.
- «А может, наоборот, – подумала я, – они охраняют мир от нечисти в доме? Посмотрим, что нас ожидает в этом замке-логове».
Внутреннее убранство дома меня приятно удивило. Оно было ультрасовременным от освещения до мебели, от картин до посуды. Элли ввела нас в главную залу дома, и мне показалось, что мы оказались в лесу. И все предметы этого зала соблюдали одну тему – неизвестного мне мира. Вся мебель напоминала причудливые стволы поваленных деревьев, а кресла будто вырезаны из их пней. Рамы всех картин натюрмортов были выполнены из переплетённых сучков деревьев, а настенные бра – из рогов животных. Под высоким деревянным потолком висела причудливая люстра, как крона перевёрнутого дерева без листвы. На конце каждого сучка сияла белая точка. Казалось, что через мгновение по веточкам поползут жирные зелёные гусеницы, которые съели все листочки и теперь возьмутся за сучки.
В центре залы на деревянном паркетном полу, лежал большой круглый пушистый зелёный ковёр, будто кусочек зелёной полянки, и мне показалось, что он шевелится. Вступить на него было боязно, как бы из него не выползли наружу ящерицы или змеи.
Элли вступила на ковёр и поплыла по нему, виляя золотыми бёдрами, а я ждала, когда её укусит какая-нибудь гадина, но… Она сошла с ковра, подошла к большому круглому столу и взяла с него странного вида сосуд. Сосуд был керамическим и напоминал массу переплетённых рук. Она разлила из него красную жидкость по бокалам из зелёного стекла и пригласила нас отведать.
- Угощайтесь, гости дорогие. – Сказала она, указывая нам с Эженом рукой на бокалы. – Это очень старое вино. Оно поможет вам расслабиться и успокоит нервы. Анна, я вижу что ты напряжена. Тебя дорога утомила?
- Нет. – Мотнула я головой, указывая на бокал с вином. – Сначала ты выпей эту жидкость, и я посмотрю, не вырастят ли у тебя рога.
Элли смотрела на меня с ужасом несколько секунд, а потом так заразительно рассмеялась, что я была приятно удивлена. Такой чистый открытый смех девушки не мог принадлежать злой ведьме. Так, кто же ты такая, Элли?
Девушка закончила смеяться и произнесла. – Ты кем меня считаешь, Анна, ведьмой или повелительницей тьмы? - Она посмотрела на бокал с вином. – А эту жидкость – кровью убиенных и невинных детей? - Элли ещё раз усмехнулась и залпом выпила вино из бокала. – Сколько будем ждать, что бы посмотреть мои рога?
Я демонстративно села в кресло-пень и произнесла. – Я не тороплюсь. Подождем. Судя по тому, что вы обескровили моего отца и меня, я имею права считать вас со Львом Беркутовым кем угодно.
Девушка удивлённо приподняла бровь, но утвердительно кивнула. – Думаю, что ты права. Но, если бы я знала, что Льву попадётся в партнёры по бриджу твой отец, то отговорила бы его играть в тот вечер. Но судьба поступила по-своему, так что вини в этом её, Анна.
Я посмотрела на Эжена. Он спокойно сидел в кресле, пил вино, явно им наслаждаясь, и казалось, что не слушал наш диалог.
- Успокойтесь, Анна, - сказал он, заметив мой напряжённый взгляд, – и выпейте вина. Рекомендую. Вино это превосходное. И главное…успокойтесь. – Он окинул взглядом зал и обратился к Элли. – Красивый зал. Такой интерьер помещения я ещё ни разу не видел. Вы очень любите природу, Элли?
- Я её терплю, а вот Лев очень любит. Он фанат природы. Вся эта мебель сделана по его эскизам. Если он найдёт в лесу причудливое сухое дерево или пень, обязательно сделает из него предмет мебели и встроит в неё очередное чудо современной техники. – Она указала кресло, в которое я хотела сесть, и сказала. – К примеру, это кресло. В его поручень встроен пуль управления этим залом.
Я осмотрела кресло, в котором сидела. И спросила. – И что надо для этого сделать? Подпрыгнуть на нём?
- Нет. Нажми на боковую поверхность левого поручня.
Я выполнила приказ Элли и с удивление увидела, как откинулась спинка поручня и передо мной появилась панель с множеством кнопок.
- Боже! И зачем так усложнять свою жизнь? Запутаться можно в этой клавиатуре. – Усмехнулась я и, не спросив разрешения, нажала на какую-то кнопку.
И вдруг комната наполнилась звуками леса. Я даже растерялась, потому что это было прекрасно. Но меня было уже не остановить. Я отжала эту кнопку и тут же нажала на другую. На высоких окнах тут же опустились плотные жалюзи, зал погрузился в темноту, но на мгновение. Через мгновение весь потолок осветился синим светом, и появились звёзды. Люстра-дерево вдруг стала млечным путём, и я опять…ошалела от восхищения. Других слов подобрать я даже не могла, потому что смотрела на эту красоту с открытым ртом.
- Офигеть! – Произнесла я и отжала кнопку. Небо исчезло, жалюзи с окон поднялись, и зал вновь осветился лучами заходящего солнца. – Боюсь спросить, что ещё может появиться в этом зале, если нажать на другую кнопку.
- Анна, нажми на самую верхнюю левую угловую кнопку. – Сказала Элли.
Я выполнила её просьбу, но…ничего не произошло.
- Не волнуйтесь, - усмехнулась хозяйка дома, заметив наши вопросительные взгляды. – Просто через час у нас будет ужин. Лев обещал вернуться к этому времени. А пока поговорим. – Элли посмотрела на Эжена и задала ему вопрос. – Эжен, ты влюблён?
Я чуть не поперхнулась от её вопроса, а Эжен даже бровью не повёл.
Он вздохнул и ответил. – Да, Элли, я влюблён.
- Как жаль. – Элли встала со своего кресла, подошла к столу и взяла в руки сосуд с вином. Она подошла к Эжену, долила ему вина в бокал и договорила.- Ты мне нравишься.
- Сожалею, я … влюблён. Но разве ты одна? Лев – прекрасный мужчина.
Элли кивнула и села на подлокотник его кресла. Я с удивлением смотрела на эту парочку, не понимая, что происходит. Их, как будто, подменили. Девушка взяла из рук Эжена его бокал с вином, сделала из него несколько глотков и вновь вернула бокал в его руку. Они смотрели друг на друга и…меня не замечали.
- Да, я согласна, - продолжила говорить Элли, - Лев прекрасный мужчина, но он…
Она слегка качнулась и чуть не свалилась с подлокотника на пол. Эжен быстро обхватил девушку за талию и не позволил ей упасть.
- Осторожно, милая, - произнёс он, протягивая ей, бокал с вином. - Хочешь, ещё отпей? Ты красиво пьёшь вино. Очень красиво… Завораживающе…
Элли тут же взяла бокал с вином и поднесла к губам. Она смотрела в глаза Эжену и медленно пила вино то, отрываясь от бокала, то вновь его пригубляя.
Мой рот приоткрылся от удивления, но я боялась даже вздохнуть, что бы ни нарушить эту идиллию. Моё чуть твердило, сиди тихо, смотри и слушай. Я так и поступила.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 11.08.2019 Марина Малиновская
Свидетельство о публикации: izba-2019-2610159

Метки: любовь, роман, офис, интрига, встреча, флирт, дружба, игра,
Рубрика произведения: Проза -> Роман










1