Дать имя


По данным УЗИ в нашей молодой семье должен был скоро появиться мальчик. Моя жена уже дохаживала последний девятый месяц, и в нашей молодой семье разгорелась дискуссия о том, как именно назвать сына.
Супруге постоянно приходили в голову какие-то нестандартные варианты, которые мной тут же отвергались как неприемлемые.
- Хорошее имя Фома, звучное и короткое! – утверждала она.
- Вот ему при каждом несогласии с окружающими, и будут говорить: эх ты, Фома неверующий!
- И что? – не понимала она.
- А то! Придётся или соглашаться со всякой глупостью, или спорить до посинения, а в юные годы это нелегко.
- Ладно, - не спорила жена, - а как тебе Митрофан?
- Пожизненно будет ходить в Митрофанушках! Помнишь недоросля у Фонвизина?
- Да он может рослый будет.
- Довожу до твоего просвещённого ума, что недорослями дворян называли не за рост и не за возраст. Они могли ростом вымахать с коломенскую версту и дожить хоть до седых волос, а всё равно оставались недорослями.
- А почему это?
- А потому, что это показывало отношение к царской службе, то есть в ту пору служению государству Российскому. И если дворянин весело жил на доходы с поместий и не шёл ни по военной, ни по статской линии, и никакого проку от него государству не было – он был и оставался недорослем.
- Да кто эти исторические факты так, как ты, знает!
- Может и мало кто знает, но я лично не хотел бы прослыть Митрофанушкой Простаковым. А про такую обидную фамилию этого героя любому школьнику известно. С таким именем никакой другой клички не надо. Будут презрительно говорить: - да этот недоросль, простак из семьи Простаковых, одно слово – Митрофанушка!
- Я от твоих речей нервничаю!
Я тут же пошёл на попятную.
- А в целом мне всё равно. Называй хоть Сосипатром, мне всё равно, только не волнуйся!
Супруга неторопливо обмыслила моё предложение, а потом сказала:
- Пожалуй, нет. Сосипатр должен быть как минимум Игнатьевичем, простой Борисович ему не подойдёт. А как бы ты хотел назвать малыша?
- У меня лучший друг Юра уехал учиться в военное училище. Редкого ума и надёжности человек. Вот мальчика бы и назвать в его честь.
- Что ж, - подумав сказала жена. - Юрий Борисович звучит вроде бы и неплохо, но уж очень простонародно, как-то обыденно. Может лучше Эдуардом назовём?
- Не имеет значения, - отмахнулся я и ушёл.
Об Эдуарде я был изрядно наслышан, хотя его самого не видел ни разу – он забегал к жене Инне пораньше, чем я отыскивал время для посещения роддома.
- Эдуард всегда в костюме, при галстуке, запах его дорогого одеколона чувствуется даже в нашей палате. Цветы жене дарит. Замечательный человек! – говорила жена.
Роды прошли успешно, но из-за желтушки новорожденных сыну понадобилось переливание крови. Жена ударилась в панику, но я, после беседы с дежурным врачом, объяснил:
- Ничего ужасного в этой желтушке нет, она у каждого второго. От чего она появляется, пока неизвестно, но после переливания крови обычно полностью проходит.
- Всё-то ты знаешь! Вот Эдуард сразу к взятию у него крови готовиться побежал!
- Да чего там готовиться? – удивился я. - На ночь приму душ, да и все дела.
- А Эдуард потщательнее подготовится, получше!
- Ну и флаг ему в руки. Я сделаю всё, что нужно, немного поучусь и завтра к часу дня буду обязательно. А Эдуард пусть хоть брови себе выщипывает, мне до этого дела нет.
- Я сына обязательно Эдуардом назову, а не каким-то там Юрой!
Тут к окну подсунулась поговорить на столь животрепещущую для неё тему и Инна.
- А у меня папа, руководящий работник, между прочим, перед тем, как дать согласие на наш брак, произвёл обследование мужских имён!
- И как же он это сделал? – заинтересовался я.
- Папа вышел вечером к близлежащему пивному киоску, и опросил всех сидящих на корточках возле него мужчин, как их зовут.
- И что?
- Сплошные Коляны и Толяны! – выпалила Инна. - И ни одного человека по имени Эдуард!
Я разочаровано вздохнул. Отличных парней по имени Николай и Анатолий я знал немало, а вот с Эдуардами пока не встречался.
- Я, пожалуй, пойду готовиться к завтрашнему переливанию крови, - сообщил я супруге.
- Иди, иди, - позволила строгая вторая половина, - приличные люди готовятся, и ты не отставай.
Я вышел за ворота и подумал:
Вовремя я ушёл! А то вдруг Инна сейчас вспомнит, что руководящий папаша дополнительно провёл исследования у винно-водочных магазинов, и выяснил, что там кучкуются в основном Боряны и Вованы, а я ведь Борис Владимирович!
На следующий день переливание крови как-то не задалось. У меня её взяли не 200 мл, как положено, а побольше – какое-то количество пошло на определение группы крови, какое-то на выявление моего возможного вирусоносительства.
Паренёк я худой, и мне поплохело. Полежал на кушетке, пришёл в себя, и с завистью подумал:
А Эдуарду, поди, всё хоть бы хны. Небось рожа шире плеч, и румяная до невозможности! Сдал кровь, поддёрнул галстучек, вдохнул бодрящий запах одеколона, и отправился дальше радовать жену дежурным букетиком цветов.
Да тут ещё огорчила докторша, ведавшая в роддоме разными переливаниями крови и кровезаменителей.
- Не подошла ваша первая группа, у вашего сына вторая.
Я аж растерялся.
- Так может у жены взять? У неё вроде вторая.
- Нельзя брать кровь в течение двух месяцев после родов. Но вы не волнуйтесь: я уже позвонила на Станцию переливания, и нужную кровь привезут через час. А вы ещё полежите, уж очень вы бледны, и потом можете быть свободны.
Я для верности ещё полежал, и понуро пошлёпал к жене. Она уже было в курсе происходящих событий, за переливание крови больше не переживала, а тараторила о другом.
- Ты не представляешь, какой оказывается подлец Эдуард!
- Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался я, - чем же он так проштрафился? Роддом пытался поджечь?
- Хуже! Гораздо хуже! Принёс какую-то липовую справку, что перенёс гепатит «В», и кровь сдавать отказался!
- Ну и что такого? – удивился я. - Болел и болел, всякое бывает, остался вирусоносителем, есть опасность его кровью заразить ребёнка…
- Да ничем он не болел! – заорала подскочившая к окну Инна. - Я точно знаю! Мы с ним анализы и до беременности сдавали и во время неё! Он просто испугался! Немедленно разведусь!
Тут она разрыдалась и ушла вглубь палаты.
- А вот ты не испугался, - констатировала моя жена.
- Да чего тут бояться, - пожал плечами я.
- Обещал и пришёл. И ты всегда делаешь то, что обещал. А главное в мужчине, это смелость и надёжность. Нипочём теперь сына Эдуардом не назову! Так говоришь, твой друг Юрий надёжный парень? Как ты?
- Гораздо лучше! – уверенно заверил я супругу. - Сверхнадёжный!
- Да и ты неплох. Быть нашему сыну Юрием! Юрием Борисовичем! Да не стой столбом! Залезай сюда повыше! Я тебя поцелую!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 09.08.2019 Борис Попов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608854

Метки: семья, психология,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1