Эволюция христианства в тезисах.


Вместо вступления:
В этой небольшой статье, я попытаюсь тезисно представить эволюцию христианства, со времен первохристиан и до наших дней. Материал совершенно неподъёмный для меня. и если мне удастся вызвать интерес хотя бы у нескольких читателей. я буду вполне удовлетворён

...После смерти Иисуса, его ученики в первые годы Его отсутствия, составили немногочисленную секту иудео-христиан. Они по прежнему, старались соблюдать требования Закона, и вместе с тем верили в своего Мессию и Учителя - Иисуса из Назарета, «плотника, сына плотника». Они говорили любопытствующим, что на Него, при крещении на Иордане Иоанном Предтечей, снизошёл Дух Святой, посланец Бога и в это время он переродился в Божьего Пророка и Мессию. Это было логично и привычно, потому что повторяло жизнеописания древних иудейских пророков, таких как Иеремия или Исайя, которые, через Святого Духа тоже общались с Богом, - невидимым, неслышимым и неизреченным...
Однако постепенно, учение Иисуса из Назарета, направленное на оправдание и поддержку жизни простых людей, распространялось по всей Римской империи, а Его жизнеописания составленные Его учениками или со слов учеников, становилось Благовестием - Евангелием, а сам Иисус, стараниями человеческой молвы, превратился в Христа, уже в буквальном смысле стал Сыном Бога. Для этого, в Евангелия, вводились эпизоды и детали, описывающие чудесное рождение из «чрева девы». Для этого отыскивались подходящие пророчества из Ветхого Завета и вводили их в канву жизнеописания Мессии...
Тогда и наметилась неразрывная связь Нового Завета с Старым, Ветхим Заветом.
В отличии от иудео-христиан воспитанных на строгом монотеизме, и воспринимавших Господа только как Пророка, Учителя и как «Сына Бога» в символическом смысле, новообращённые из Александрии, Антиохии и даже далёкого Рима, старались придать своему Учителю исключительные Божественные черты. Постепенно выкристаллизовывалась евангельская версия жития Иисуса из Назарета, по которой Он был предвечным Сыном Бога, воплотившемся в Иисусе из Назарета, Сыне девы Марии...
Однако тут, первые христианские богословы натолкнулись на логическое противоречие, которое можно сформулировать довольно просто: "У Бога не может быть родственников!"
Но толпы верующих "неудачников"- бедняков и даже «мытарей» примкнувших к новому учению, требовали сакрализации Учителя и потому, всё больше и больше чудес появилось в жизнеописании Иисуса из Назарета, которого к тому времени, стали называть Мессией - Христом!
Количество новообращённых с каждым годом увеличивалось и постепенно, именно они стали подавляющим большинством в христианском движении. В свою очередь иудео-христиане, иначе говоря первохристиане-эбиониты, превратились в немногочисленную христианскую ересь, с которой «европейские» христиане начали бороться, как с извращением учения и Писания. Роли поменялись настолько быстро и незаметно, что никому и в голову не приходило спросить самих себя – а что же было в начале!
Безусловно, в словах самого Иисуса из Назарета, были прямые указания на Его божественное происхождение. Однако эти утверждения, можно воспринимать как фразы полные символического смысла. Когда Иисус говорит о Боге и своём родстве с ним, - это можно толковать как некое приближение, некое обожение Иисуса – человека. И действительно, Его учение настолько далеко от традиционного человеко-центричного учения, а его судьба и подвиг самопожертвования настолько далеки от обывательского рационализма, что невольно возникали мысли о внеземном Его происхождении.
Его мечты о внедрении в обыденную жизнь теории непротивления злу насилием, Его всепрощение и самопожертвование так не похожи на идеалы обывателя, что можно было говорить - в Нём воплотился подлинный Бог. Ибо люди его окружающие, такого как Он никогда не видели, не слышали и не читали о таких как Он в исторических анналах!

Для утверждения культа Бога – Иисуса из Назарета, постепенно, богословами – теоретиками учения была разработана теория троичности, для обоснования и объяснения взаимосвязей иерархической соподчинённости Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. Вокруг этой структуро-образующей темы, поднялись споры и дискуссии, которые и помогли со временем, сформулировать учение о Святой Троице.
Обожествление носителей нравственных истин – обычная черта народной веры. И Учитель Будда, и Конфуций и Лао Цзы, и пророк Мохаммед со временем превращались в глазах толпы из учителей нравственной жизни, в полубогов. И для превращения в Богов, единственным препятствием, которое мешало окончательно обожествить родившихся в определённом месте и живших как обычные люди, парадоксальным образом мешало их моральные поучения…
Кажется, именно в это время. сторонниками учения Иисуса Христа стали римские гностики, люди знающие философию и с детства обученные правилам красноречия и логики. Можно сказать, что они и стали первыми настоящими богословами, соединившими богословие с философией и научной логикой. Тогда же проходили ожесточённые, порою яростные дискуссии, в которых участники пытались выстроить наукообразную теорию христианства, вопреки устоявшимся суевериям
Кажется страстность и ожесточение этих споров и помогли христианству сделаться мировой религией. Именно в этих спорах сформировались христианские догматы – как первооснова веры. Богословы, согласовывая новые, появившиеся после смерти Спасителя, составляющие Христова учения со старыми, устранили многие противоречия Канона, утверждённого на нескольких Вселенских соборах. Постепенно была выработана, по сути новая основа учения, в которой всеобъемлюще и глубоко проанализирована каждая деталь, и в которое могли уверовать как «простецы» и неграмотные люди из народа, так и интеллектуалы – гностики.
Если подводить итоги проделанной богословами работе, то коротко Новое учение можно пересказать так: Иисус Христос, как бы рождался дважды. В физическом обличье Он появился на свет в Вифлееме от Девы Марии, а в духовном смысле, после крещения в водах Иордана от Духа святого, имя которого, на арамейском тоже женского рода.
Крещение, таким образом является датой рождения Учителя и Пророка. Тут всё логично и может вполне обойтись без легенды о непорочном зачатии, и тогда наличие братьев и сестёр Иисуса ничего не меняет, не приводит к путанице, да и фигура Девы Марии, обретает реальные черты.
К тому же, находит оправдание «лакуна» в жизнеописании Иисуса Христа до тридцатилетнего возраста. Ведь тогда, он мало чем внешне отличался от своих сородичей и соседей. Поэтому, людская молва не оставила никаких сведений о Его детстве и юности, о взрослении и жизни до момента крещения.
Логика первоначальной "неизвестности" в биографиях пророков, приблизительно выражается в афоризме: "Нет пророка в своём отечестве!". Линия развития известности, начинается не тогда, когда пророк начал проповедовать, а тогда, когда он вышел из окружения родных и знакомых.
Вот когда появляются страстные последователи и ученики из далеких земель, тогда с помощью людской молвы, подогреваемой рассказами и жизнеописаниями своего кумира его учениками, возникает "известность". Вторая причина отсутствия сведений о молодых пророках и их детстве, заключена в другом умном афоризме: "Есть время слушать, и есть время говорить!" Иначе говоря - есть время учиться и есть время учить!
Сроки человеческой жизни во времена рождения Иисуса из Назарета, составляло в среднем тридцать-сорок лет. И потому, возраст в тридцать лет считался возрастом расцвета дарований и таланта. А отправной точкой начала публичного учения Иисусом из Назарета считается Его крещение в Иордане, другим пророком - Иоанном Крестителем!
Только со времени начала «служения» после крещения у Иоанна Предтечи, множество засвидетельствованных чудес, запомнившиеся фрагменты разговоров, проповедей и фактов биографии Иисуса Назарянина, были подтверждены учениками и людской молвой.
Уже в апокрифе «Евангелие евреев» Святой Дух возвещает Иисусу Его «Вечное Царствие».
А апогея известности, Иисус Назарянин ставший Христом, достиг в умах и памяти людской после своей кончины на кресте. Но перед смертью, Иисус уже имел толпы учеников и просто слушателей и потому, Его мечты о справедливой и праведной жизни, распространяемые молвой, воспринимались как некие пророчества о недалёком будущем!
В Иисусовой молитве говорится: «Хлеб наш насущный, дай нам сегодня». То есть верующие, получая наставления от Учителя, надеялись тогда, что уже при своей жизни получат новую, изобильную жизнь, царствие добра и справедливости, которую обещал им Иисус Мессия, при своём втором появлении на Земле...
Но проходили годы, десятилетия, столетия, а второго пришествия Иисуса все не было и не было. Поэтому, в толковании Евангелий, акценты постепенно смещаются и главные моменты учения меняются местами. Вперёд выходят сказочные мотивы, мотивы внешней «сакрализации» Учителя и некоей временной неопределённости второго пришествия...
Чем дальше в прошлое уходило время жизни и смерти Учителя, тем большие черты чуда явленного человечеству Христом - Мессией, проявлялись в сознании Его последователей!
Со временем, «Непорочное зачатие», становится центральной темой в Новом Завете, а крещение уже воспринимается, как некий необходимый ритуал легитимации того, что уже было в природе Иисуса, то есть его Божественной сущности и Божественного происхождения.
Более того. начинают утверждать и подтверждать доводами, что Иисус из Назарета ставший Мессией, существовал предвечно и потому, в небесной иерархии равен Отцу-Создателю.
Мне кажется, это смещение ударения на чудесную природу Иисуса в Евангелиях, обусловлено распространением учения Нового Завета среди простых, часто неграмотных людей. И богословы, понимая значение массовости распространения учения, стали в каком – то смысле угождать «массам» и перестраивать, переформатировать рассказы о жизни и смерти Иисуса из Назарета. В то же время, самый высокий интеллектуал среди Евангелистов, - Иоанн Богослов, уже и не упоминает о крещении, а с самого начала говорит о Иисусе, как о изначальном Слове – Логосе, то есть ипостаси Бога.
И ещё одна подробность становления Христианства в его догматических границах. В одном из первых описаний жизни и смерти Назарянина - «Евангелии евреев», Иисус Христос сотворен Богом, как и положено для рождённого человека, а не пребывал вечно. В современном богословии, такой взгляд считается ересью и утверждается, что он пребывал вечно, как ипостась Триединого Бога – Творца...
Но основной вклад в догматическую биографию Иисуса Христа был произведён уже после легализации христианства в Римской империи, как имперской религии. Казённые богословы, по указке императоров, стали приспосабливать учение измученного несправедливостями жизни плебса, в некий инструмент, позволяющий властьимущим легитимизировать неравенство и несвободу, как некий вечный закон природы.
А Всемирные соборы, постепенно превратили жизнь Мессии в нечто совершенно чудесное, не имеющее к жизни простых людей никакого отношения. Благодаря теории «симфонии веры и власти», Новый Завет Иисуса Христа превратили в разрушающейся от внутренних противоречий Империи, в подпорку имперской государственности.
"Предания старцев", стали основополагающими принципами христианского учения, которое в форме "симфонии власти и церкви" вошло в обиход, в основополагающую доктрину изменившегося учения.
Никто уже не вспоминал прямые указания Мессии, о невозможности совместного существования христианства и светской власти. Никто не помнил Его грустную констатацию: «Царствие Моё не от мира сего».
Тут однако, нельзя не упомянуть и о влиянии христианства на идеологию власти. Об этом, часто забывают яростные критики "Нового Завета» отрицая его роль в развитии западной цивилизации!
Реальная жизнь, под воздействием идей Иисуса Христа менялась, но в свою очередь и христианство меняло свои принципы. Его постепенно трансформировали в инструмент властной политики и превратили в культ, используемый для поддержания власти богатых и властьимущих, над теми «простецами и мытарями», которым явился Иисус из Назарета и для которых, через определённый срок стал великим Учителем...
Со временем, светские власти, революционный призыв Иисуса Христа: «Не убий!», превратили в призыв «Убей каждого, кто думает иначе!». Именем Христа, стали оправдывать как индивидуальные гонения и убийства, так и массовые уничтожения «еретиков»!
«Предания старцев» подменили собой Заветы Мессии и на долгое время погрузили средневековый мир во власть псевдо-христианства.
И только через полторы тысячи лет, несогласие с фальсификациями слов и дел Учителя, вылилось в религиозную Реформацию, положившую начала протестантизму, возвратившего «городу и миру» подлинное значение Писания и возродившего христианство на новом уровне.
Именно этим обусловлены как экономические, так и социальные успехи протестантских стран, как в Западной Европе так и в Америке, куда переселялись религиозные диссиденты из Англии и стран Старого Света...
С победой «возрождённого» христианства, и началось подлинное, "очеловеченное" богословие и все достижения «науки о Боге», с той поры связаны с изысканиями протестантских теологов...

В этом смысле российское православное богословие, долгое время, было лишь интерпретацией, «переводом» на русский богословский язык сочинений святых отцов, датируемых в основном, четвёртым- шестым веком после рождения Христа. После отмены патриаршества и церковной реформы, осуществлённой Петром Первым, в Россию стали проникать сочинения, западноевропейских богословов, часто в переводах на с разных европейские языки. Очень честно и жёстко, пишет об этом Российский богослов двадцатого века, Георгий Флоровский.
В России, христианство уже давно стало служить Кесарю, но осталось интсрументом объединения русских людей в сильную нацию и монархическое государство.
Именно этим можно объяснить, что со временем, в России, подлинное благовестие подменили казённым догматизмом и создали некий синтез из Христовых Заветов и монархической идеологии, в которой царь стал "помазанником" божиим!
Догматизм и отсутствие подлинного богословия, привело к развитию русского религиозного обскурантизма, замешанного на языческих нравах и традициях!
Всё это безусловно сказалось не только на искажении теории личной свободы и самозабвенной , жертвенной любви, но со временем привело к религиозной революции и преобладании неверия над подлинной верой.
Сознательное и целенаправленное удержание властью веры в её "древних" формах, привело к появлению в верхних слоях российского общества своеобразного асоциального обскурантизма, а в народе выразилось в идеологии российского крестьянства, обосновывающего принципы общинной жизни, чем и сильна была монархическая Россиия.

Правда, в предреволюционную пору, вдохновлённые борьбой за свободу мысли, дела и слова, в России появились мыслители и философы, связавшие себя с поисками утерянного христианства. Родоначальником нового направления в российском богословии стали славянофилы во главе с Алексеем Хомяковым, но самой известной фигурой стал его почитатель и критик Владимир Соловьёв.
В период предшествующий Русской революции, проявили себя как сторонники нового богословия Бердяев, Булгаков, Мережковский, Шестов, Розанов...
В эти мятущиеся времена, особняком стоял Лев Толстой, чья критика официального православия, привела к его отлучению от церкви...
Но осуществить православную Реформацию, в России не удалось из-за вспыхнувшей в начале девятнадцатого века Революции, после нескольких неудачных попыток завершившаяся победой русской разновидности марксизма-ленинизма, полностью отрицающего религию, как форму социальной эксплуатации и своеобразного духовного «опиума» для народа...
Церковь сопротивлялась процессу секуляризации и отделения её от исполнения государственных функций и потому, подверглась гонениям и разрушениям.
Отчасти, реформаторским движением, возникшим после русской революции, можно считать «новостильную» церковь. Однако, при отсутствии подлинного энергетического и интеллектуального человеческого потенциала, эта «новая» церковь, под давлением государства вновь постепенно превратилась в служанку власти, а вскоре и вовсе перестала существовать...
Во время построения Советского Союза и особенно в период Великой Отечественной Войны, русская церковь доказала своё значение, как патриотической силы, и с 1943 года, началась её восстановление.
В конце войны, Русская Православная Церковь пережила настоящий ренессанс. Открывались и восстанавливались старые семинарии и духовные академии, увеличилось число храмов, как впрочем и число верующих стало сопоставимо с дореволюционными цифрами.
Однако, уже во времена Хрущёва начались новые гонения на церковь и вновь верующие остались в меньшинстве...
В восьмидесятые годы двадцатого века, наметилось новое возрождение, связанное прежде всего с разложением властных партийных структур и разрушением веры в светлое коммунистическое будущее. Появились новые, сравнительно молодые, полные энергии православные деятели: Мень, Дудко, Аверинцев, а за рубежом, возглавил возрождающееся русское православие Владыка Антоний Сурожский.
Оживление интереса к христианству, совпало с разрушением СССР и тем самым идеологии атеизма. После прихода к власти партийных диссидентов - Горбачёва, а потом и Ельцина, - обозначился новый расцвет православия по-русски.
При Патриархе Алексии, Церковь, во многом была восстановлена в своих правах, как религиозных, так и в экономически-идеологических.
С приходом на Патриаршество Кирилла, уже в двадцать первом веке, церковное строительство охватило не только Россию, но и ряд бывших советских республик, в том числе и православные приходы за рубежом, в первую очередь в Западной Европе и в Иерусалиме...
Обозначились и новые веяния в богословии, от лица которых, в роли пропагандистов выступают сегодня дьяком Кураев и Митрополит Илларион. В качестве «оппозиции» официальному православию, и новой формализации веры, выступает трезвый и скептически настроенный к «официозу» богослов и настоятель храма Петр Мещеринов. К сожалению, новых имён в русском богословии уже не появляется, и это можно объяснить новой стагнацией богословской мысли...
Нельзя не упомянуть и о возрождении разного рода сект и раскольничьих движений, которые всегда сопровождают годы перестройки и ломки старых порядков и установлений. Иеговисты, лютеране, католики, старообрядцы, и ещё множество мелких сект и движений осуществляют свою религиозную миссию в России, при полном равнодушии к их деятельности государства...
И конечно, пополнился и стабилизировался Ислам. Количество «воцерквлённых» мусульман за эти годы в России увеличилось многократно и речь уже начинает идти о мусульманских анклавах на территории страны. Со временем, они могут заявить и о своих претензиях на создание независимых теократических государств на этих территориях.
Кажется, что на Кавказе и в Татарии это возможно уже в ближайшие годы. «Свято место - пусто не бывает» - именно по такому принципу и строятся сегодня новые религиозные точки возрождения...
Российской власти, необходимо обратить на это пристальное внимание. К сожалению, сегодняшними властями не замечаются идеологический, а часто и политический контекст происходящего в религиозной сфере, а это может привести к совершенно непредсказуемым последствиям...

Февраль 2012 года. Лондон.Владимир Кабаков.

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com Е-майл: russianalbion@narod.ru





Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 09.08.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608774

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Галина Колесникова       09.08.2019   19:03:54
Отзыв:
"Церковь сопротивлялась процессу секуляризации и отделения её от исполнения государственных функций и потому, подверглась гонениям и разрушениям."

Трудная для понимания мысль, т.к. трудно представить: каким образом... "сопротивляясь процессу..."

Невозможна победа революции без слома (извращения) духовных скреп о дозволенном и недозволенном делании человека.
Как и во французской революции в российской революционной истории на первом месте стояла задача уничтожения Церкви, а вместе с нею стыда, совести, достоинства, что всегда мешает человеку сделаться насильником.

Куда бы человек в этом мире (ВРЕМЕНИ) не смещал акценты своего представления о Всевышнем, о Его Церкви, оно (представление) сможет ли изменить Истину?








1