56. СЛУЖЕБНЫЙ РЕСУРС.


«Партия имеет одну дисциплину, один закон для всех коммунистов, независимо от заслуг и занимаемых ими постов». Из Устава КПСС.

На второй день после избрания её мужа секретарём райкома партии, учительница школы № 3 пришла на базу райпо (районного потребительского общества) с чудодейственной фразой: «Здравствуйте! Я – Белова!». Скромные работники прилавка вынуждены были распахнуть перед ней все склады и подсобки с дефицитами и продать всё, что понравилось «высокой гостье», и на что у неё в этот день хватило денег. Ещё вчера она вынуждена была вместе со всеми трудящимися после работы стоять в очереди в среднем минут по сорок, чтобы купить булку хлеба, пачку сахара, пару селёдок и палку колбасы. Магазинов мало, розничная торговля – монополия государства, а монополисты могут позволить себе работать даже хуже, чем хотят, они всемогущи. «Я одна, а вас – много! Не задерживайте очередь!» - любимое выражение продавщиц. Каждый продавец был важной фигурой, особенно в сельской местности. Все магазины закрывались средь бела дня на обеденный перерыв, который продолжался целый час. За 15 минут до закрытия на обед или на ночь в магазин прекращали запускать покупателей. Монополисты творили всё, что хотели. Кроме них купить всё равно было не у кого. Вот такой была торговля для рядового покупателя.
Теперь же для Беловой мир торговли изменился, повернулся к ней своей настоящей парадной стороной, заблестев не огромными сверкающими витринами, а потаёнными закоулками подсобок и таинственностью затенённых и теневых складов, романтикой телефонных звонков и секретностью покупок. На прилавках магазина дефицитов не бывало, всё продавалось подпольно: «из-под полы и из-под прилавка». Белова решила, что принадлежность её мужа к высокой касте слуг народа позволяет ей уже не стоять в очередях за редко выбрасываемым дефицитом, а самой выбирать всё, что хочется, в надземных, наземных и подземных складах и подсобках. Теперь сахар и муку можно было покупать не «по два килограмма в одни руки», а по мешку. Социальный статус учительницы теперь явно повысился, а самооценка значительно обогнала его.
Попустительство и вседозволенность всегда развращает, а со временем развращает абсолютно. Вскоре дочь тогда ещё председателя райисполкома Ольга Солина средь бела дня была задержана при выходе из отдела самообслуживания с блоком болгарских сигарет «Опал». Восклицания: «Я - Солина!» - не помешали вызову милиции. Но до суда, естественно, не дошло. Дело было замято на начальной стадии, без отметок в журнале дежурного РОВД. А вот блок сигарет пришлось вернуть в магазин. Другая учительница, не причисляемая ни к «золотой молодёжи», ни к «особо приближённым к императору» района, за такую же «забывчивость» с банкой консервов «Килька в томате» стоимостью в шестнадцать копеек была изгнана из школы с волчьим билетом и теперь работала страховым агентом. Килька, несомненно, более ценный для общества продукт, она ведь не содержит никотина, как блок сигарет, хотя и стоит в двадцать раз дешевле, но ведь яд – это яд, а еда – это еда! За кражу еды и наказывают строже.
Как говорил Брежнев, «И у нас в стране есть привилегированный класс – это дети». Острословы продолжали: «…дети Брежнева, Алиева, Кириленко, Кунаева, Рашидова, Суслова, Черненко, Шеварднадзе». Это фамилии членов Политбюро. (Говорят, что в СССР только скот считают по головам, а состав политбюро - по членам). Потом в этом перечислении шли фамилии областных и районных руководителей. Для каждой местности они были свои. Золотая молодёжь не ездила на комсомольско-молодёжные стройки, не осваивала Север и необъятные просторы Сибири, но имела всё, многое имела бесплатно и хотела иметь ещё больше бесплатного по праву рождения от «слуг народа», которые, впрочем, у нас никогда и никем таковыми не считались.
Слуги? Если швейцарец может послать дворника убрать пустую коробку с лужайки у своего забора, и тем же тоном позвонить в полицию, сообщить государственным служащим, что у его дома в неположенном месте припаркована машина – для него это события одного ряда. Он наводит около себя порядок традиционными средствами. При нашем менталитете обращение в милицию – это «стукачество», как жалоба одного «заключённого» на другого. Не слуги они, а надзиратели!
В романтическое время, дождливой ноябрьской ночью, когда порядочный человек не то, что Зимний брать, но и за водкой в самый разгар выпивки из дома не выйдет, один солдат партии и слуга народа вышел-таки из дома. Заведующий отделом пропаганды и агитации районного комитета Коммунистической партии Советского Союза Крутов Семён Семёнович пошёл на маслозавод проведать свою жену, работающую в третью смену. Уходя с территории орденоносного предприятия, представитель авангарда рабочего класса прихватил увесистый (в 10 килограммов) кусок сливочного масла. Ни бройлерные габариты, ни удостоверение работника райкома партии не возымели действие, охрана вызвала милицию. После этого события Семён Семёнович был отправлен на повышение в северный район - секретарём райкома партии. Воровать полезно с экономической точки зрения, неудачно воровать – иногда ещё полезней, уже с политической.
На праздник проводов русской зимы устроили лотерею. Выигрышами был и откровенный неликвид – керосиновые лампы, и дефицитные, дорогие товары народного потребления. А главный приз: тяжёлый мотоцикл с коляской, выиграл любовник «её высочества» председателя поселкового Совета, устроителя лотереи. Вот случайность, так случайность!
Заведующий телеателье Лампа в выходные дни украл на стройке два кубометра обрезных сосновых досок и сделал красивую голубятню. Преступление раскрыли быстро. На первый взгляд, всё ясно: украденный материал найден, преступник обнаружен, его нужно исключить из партии и передать дело в суд. Но сын второго секретаря райкома партии, Кускова Бориса Ивановича тоже любил голубей и всегда гонял их вместе со своим одноклассником – сыном заведующего телеателье Лампы. В персональном деле голубятня была названа уже птичником, (намёк на Продовольственную программу партии), хищение – займом, а вор – достойным остаться в рядах КПСС. А это однозначно освобождало от судебного преследования. Совсем не случайно в народе ходила пословица: «Хочешь воровать – иди в партию». И пусть у твоих детей будут те же интересы, что и у «золотой молодёжи». Но ничто так не разрушает идеалы социализма, как поведение этой «золотой поросли».
Май 1986.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 08.08.2019 K. V. C.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608529

Метки: ХХ век, КПСС, ВЛКСМ, перестройка, как она есть,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1