23. КАДРЫ НАДО ЗНАТЬ!


«Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи – самодеятельная организация молодёжи, активный помощник и резерв партии».
Из Устава КПСС.

По понедельникам на традиционном аппаратном совещании у второго секретаря Гонорова Бориса Геннадьевича собирались работники аппаратов райкомов партии и комсомола. Обсуждали итоги работы и планы. На этот раз ответственный за работу в комсомоле инструктор орготдела райкома КПСС Расков Василий Васильевич в своём отчёте о проведённой в конце прошлой недели проверке работы аппарата райкома комсомола распекал инструктора орготдела райкома ВЛКСМ Юлию Владимировну Томову. Замечаний по её работе было много. Из выступления Раскова выходило, что её нужно, по меньшей мере, немедленно выгонять с работы. Его выражение: «Таким не место в комсомоле» понимать можно было двояко – могла иметься в виду и работа в аппарате райкома, и даже членство в ВЛКСМ. Такой безнадёжной и никчёмной была сотрудница, по мнению грозного проверяющего. Василий Васильевич упивался своей властью и возможностью покритиковать, невзирая на то, что докладывает о работе молодой женщины. О рыцарстве в его присутствии всегда было неуместно говорить, но сегодня он превзошёл даже самого себя. Все знали о его выдающейся способности «надёргать крючков», проверяя любую организацию.
Гоноров слушал, поглядывая на Раскова, на Юлию, чуть улыбался. Казалось, думал о чём-то своём, далёком и приятном, вряд ли вслушиваясь в слова инструктора, которые даже не отвлекали его от воспоминаний. Юлия сидела и молчала, «красивая и молодая». О мужчине часто спрашивают: «Что у него за душой?». У женщины же пытаются рассмотреть, что у неё «перед душой». У Юлии под белым пушистым свитером был шикарный бюст примерно четвёртого размера, который не могли спрятать от взгляда даже распущенные светлые волосы, свисавшие на грудь. Казалось, её вовсе не задевали ни критика инструктора, ни его тон, будто и речь шла совсем не о ней. Лицо её было непроницаемым, она никак не реагировала на критику, даже не пыталась вставить слово в своё оправдание. Такому спокойствию могли позавидовать видавшие виды аппаратчики, видевшие и пережившие ни один уничтожающий разнос начальства. «Наверное, о ёжиках думает» - решили некоторые. Был такой проверенный временем и опытом многих поколений психологический приём: во время беспощадной критики нужно думать о чём-то отвлечённом, далёком, например, о том, ну как же всё-таки спариваются колючие ёжики.
А про Раскова думалось, что он уж очень усердствует сегодня, не замечая отсутствия реакции шефа. Возможно, у Василия Васильевича с ней был конфликт, когда он работал в комсомоле? Может быть, она уже позже отказала в чём-то этому лысому? Её-то можно понять, а он выдаёт себя с головой (точнее, со всей своей лысой головой). Вспоминается Иван Андреевич Крылов и его строчка про недоступный виноград: «…да зелен, ягодки нет зрелой!» С женщинами Раскову не очень везло, даже в партийных санаториях у него были курортные романы только с более зрелыми партийными работницами, у которых партийный стаж был в разы больше посельного. Он это знал и пытался убедить всех в обратном, что ему не всегда удавалось. Инструктор закончил своё выступление. После некоторой паузы, даже не предоставив слово Юлии, начал свою речь второй секретарь:
- Василий Васильевич, Вам нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу Ваших подопечных, лучше знать кадры, их проблемы, что они делают, чем дышат, что у них получается, что нет. Вы должны приходить туда не как контролёр, а как товарищ, имеющий опыт работы в комсомоле, готовый и способный помочь и словом, и делом. Тогда и не будет таких выступлений, как сегодняшнее. Коммунистическое воспитание молодёжи – одна из основных задач партии!
Инструктор опешил. Он ожидал всего, только не этого. Перешли к обсуждению мероприятий предстоящих праздников.
После аппаратного совещания работники орготдела райкома КПСС собрались у Иванова Ивана Ивановича. Расков, озадаченный словами второго секретаря и всё ещё возбуждённый, громко возмущался:
- Я ничего не понимаю, проверял и докладывал всё, как всегда, а реакция - обратная ожидаемой. Эту Юлю гнать нужно из райкома комсомола!
Иван Иванович по-отечески объяснил своему инструктору:
- Василий Васильевич, запомни его сегодняшнее выступление, как образец ораторского искусства и непревзойдённой дипломатии в подобной ситуации. Второго секретаря хоть сейчас можно отправлять на дипломатическую работу послом СССР в какую-нибудь Верхнюю Вольту. Его предшественник, кстати, ездил советником в Афганистан, вернулся с орденом. Правильно тебе сказал Гоноров, нужно чаще бывать среди комсомольцев, глубже вникать в работу подопечных, лучше знать кадры. Вот тогда и не будет таких промахов, таких выступлений, как сегодняшнее. Ты что хотел, чтобы он при всех начал её распекать? А тебя хвалить за тщательную проверку работы отдела комсомольских организаций райкома комсомола? Ещё раз повторю: надо лучше знать кадры, с которыми работаешь. Ну, хотя бы знать, что она его любовница.
Последовала немая сцена из финала «Ревизора». Расков даже сел от неожиданности. До него начало постепенно доходить, что Гоноров и Юля молчали на аппаратном совещании, погрузившись в приятные вспоминания, и совсем не колючие ёжики были предметом их грёз. Как говорится: «Не угождай шефу делом, угождай телом!» Почему Иван Иванович не сказал этого своему инструктору, когда посылал с проверкой в райком комсомола? О любовных связях не принято говорить открыто. А может быть, шеф предполагал, что инструктор в курсе «тайн мадридского двора».
Октябрь 1983.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 08.08.2019 K. V. C.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608470

Метки: ХХ век, КПСС, ВЛКСМ, перестройка, как она есть,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1