12. ЧЕРНОЗЁМ.


«Партия существует для народа и служит народу». Из Устава КПСС.
Май 1982 года. Пленум ЦК КПСС уже принял Продовольственную программу. В стране разворачивается всеохватывающая кампания по организации подсобных хозяйств на каждом предприятии. Все стали (не по своему хотению, а по партийному велению) обзаводиться коровниками, свинарниками, птичниками, кошарами. Для предприятий пищевой сферы это хоть как-то оправдано, там бывают пищевые отходы, но мясо заставляли выращивать и дорожников, и строителей, и промышленников. Около хлебоприёмного предприятия (ХПП), в ста метрах от Оби начали строить «подхоз» для производственного объединения «Сельхозтехника»: коровники и жилые дома.
Немного в стороне от участка строительства люди, живущие около хлебоприёмного предприятия, на небольших клочках земли среди леса выращивали картошку. Никто эти участки за ними не закреплял, и если бы их отдали под огороды селящимся при «подхозе» людям, земледельцы возмущаться бы не стали. Но вышло по-другому.
Сразу после 9 Мая на месте действия появились председатель райисполкома Солин Виталий Дмитриевич и управляющий «Сельхозтехникой» Секач Яков Яковлевич. Выбрав самый удобренный участок, они решили: «Здесь!». Уже уходя, Солин добавил:
- Завезите пару машин в детский садик. Мало ли что, вдруг до первого секретаря дойдёт? – Солин однажды уже был понижен с должности председателя райисполкома в другом районе, и теперь был осторожен, не повторял прежних ошибок.
Подогнали бульдозер, сгребли весь чернозём с удобряемого многие годы клочка земли и увезли на свои дачи и огороды. Хватило и начальству, и шоферам, и бульдозеристу. На следующий день в кабинете Секача был тот, кто десять лет удобрял этот участок:
- Вы грабитель, Яков Яковлевич! Да ещё не простой, а вооружённый мощной землеройной техникой. Вы не меня ограбили, вы землю ограбили. Что там теперь вырастет?
- Вопрос согласован с Солиным. И мы там будем сеять овёс.
- Благодаря согласованию овёс будет расти даже на жёлтой глине? Солин не мог такого согласовать, он же агроном.
- Всё! Разговор окончен! Идите туда, откуда пришли.
Тяжба кончилась. Около поселка на изуродованном клочке земли появилась ещё одна стихийная свалка. Такие места не остаются долго незаполненными. Ещё Сенека говорил, что недолговечна та власть, которая управляет во вред народу. Только кто читал его труды из районного начальства? До приватизации земельных участков было ещё очень далеко. Шесть месяцев оставалось до смерти Брежнева. Были уже тогда люди, говорившие, что повсеместные подсобные хозяйства предприятий – это «китайская малая металлургия» с тем же печальным результатом. По себестоимости получаемая с «подхозов» колбаса была в 3 - 5 раз дороже её магазинной цены. Затраты относили на производство. В хлебоприёмном предприятии работник, пребывавший в должности агронома подсобного хозяйства, предложил директору, имеющему всего семь классов образования, скосить в начале августа ботву картофеля на силос скоту, так как в ботву, по его мнению, уходит весь рост в конце лета. Скосили. Фотосинтез прекратился. Картофель для семян на следующий год закупали у населения. В другом подсобном хозяйстве агронома взяли на работу сразу после окончания техникума. Вероятнее всего, в учебном заведении им советовали прислушиваться к практикам полеводства. «Бывалые» земледельцы научили его поливать капусту солёной водой, а потом собирать урожай уже в квашенном виде.
«Загнивающие капиталисты» уже давно говорили нам: «У вас в личных подсобных хозяйствах три процента земли, но они дают 25% продовольствия. Дайте народу ещё 9% земли, и у вас не будет дефицита продовольствия». На это у нас был свой аргумент: «Личная коровка тремя ногами стоит на совхозной земле». А кто из них мерил землю под ногами личной коровки?
Во времена Хрущёвской «оттепели» у сельских жителей, вдохновенно подгоняемых к коммунизму, земельные участки уменьшили до 15 соток, всё, что было свыше, отобрали. И эти отобранные клочки так и пустовали в конце крестьянских огородов, зарастая сорняками. Организовать их засев не предоставлялось возможным. Хорошо ещё, что не все руководители на местах спешили выполнять эту откровенную дурь. Тогда же отбирали коров, вынуждая сдавать их в совхозное стадо. Молоко селянам обещали продавать в совхозе, но потом выяснилось, что на это имеют право только работники хозяйства. Учителя, медики, библиотекари и работники культуры должны были ездить за молоком в райцентр. А домашние коровы знали только одну хозяйку, в другой обстановке вели себя нервозно, их быстро определили на мясо. Опять же это было не во всех районах, многие руководители выстояли перед напором из центра, рискуя своей карьерой.
Ректору сельхозинститута в восьмидесятые годы прислали из США программу переустройства сельского хозяйства с введением частной собственности на землю и скот. Наивные романтики свободы слова, они думали, что это будет доведено до студентов. Но кроме ректора, сотрудников обкома и КГБ программу никто не читал.
Май 1982.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 08.08.2019 K. V. C.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608452

Метки: ХХ век, КПСС, ВЛКСМ, перестройка, как она есть,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1