1. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА.


1. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА.
Зачем этот дневник? Что нового ещё можно сказать о времени глобальных перемен, происходящих в стране и в мире в конце ХХ века? Вроде бы всё сказано: в фильмах, газетах, воспоминаниях политических деятелей и именитых писателей. Пусть же у следующих поколений будет как можно больше свидетельств тех, кто жил при реальном социализме, работал, учился и не был профессиональным писателем.
Персонажи, описанные здесь, собирательные. Совпадение имён, отчеств или фамилий может носить только случайный характер. Описанные события происходили в разных районах трёх регионов Сибири, но они так типичны, что могли происходить в любом райкоме партии.
Перспектива построения справедливого общества, принципы коллективизма, равенства и впредь будут находить отклик в душе людей. Рано или поздно человечество придёт к обществу всеобщей справедливости. Большевики проповедовали альтруизм, аскетизм, интернационализм, братство и пролетарскую солидарность. Только сами пропагандисты не жили по своим проповедям. «Делай так, как говорит мулла, не делай так, как делает мулла», - гласит восточная пословица. Кризис 2008 года вновь поднял вопросы национализации, государственного регулирования. Встаёт вопрос об итогах 20 лет реформ. Народу отдали в собственность их же квартиры, но отобрали сбережения. А кому досталась вся госсобственность в результате самой мошеннической в мире приватизации? И маятник общественного сознания качнулся к идее справедливости. Один тупик в ХХ веке мы уже прошли и, возможно, проходим второй, но некоторые политики норовят вернуть нас в первый, пусть и перекрашенный. Обладают ли они широтой мышления?
Социализм на практике даже по пятистадийной классификации Карла Маркса был всего лишь государственным феодализмом. Земля принадлежала феодалу (государству), который управлял ею и закреплённым на ней населением через своих вассалов - партийных вождей республиканского, краевого областного и районного масштаба. Оставались элементы крепостного права: натуральный налог, барщина, невозможность выехать в другую местность и за границу. Вассалы вели себя как хозяева, руководили законодательной, исполнительной, судебной властью, прессой и общественными организациями. Верховный вождь мог послать всю партию, всю страну на кукурузу, на перестройку, ввести войска в чужую страну, запретить генетику и кибернетику. Поскольку при большевиках у народа так и не проявилось должной сознательности, её заменял страх. Самым радикальным способом устрашения были репрессии. Поиски врагов для оправдания неумелого руководства, пытки, "царица доказательств" - всё происходило в соответствии с "Молотом ведьм", как в средние века. Но угроза наказания и дестабилизировала. А производительность труда так и не догнала капиталистическую. И если на рабочих местах производительность труда довольно часто превосходила капиталистическую, то показатели по всей стране, с учётом мощной бюрократической армии контроля и надзора за контролем, отставала. Феодализм и привёл к раздробленности и распаду на княжества, когда тиски центральной власти ослабли при первых проявлениях демократизации.
Строй приговорили верхи, правящие элиты. Они ездили за границу, сравнивали, жаждали войти в семью европейских народов, пусть даже не всем Союзом. Копили материальные ценности, хотя знали, что при социализме легализовать и истратить накопленное будет невозможно. Это им нужна была смена строя. При аресте одного секретаря крайкома, следователи удивлялись количеству сорокалитровых алюминиевых фляг, наполненных золотыми изделиями. Где и когда планировал он истратить эти накопления? Вот таким как он нужен был другой общественно-политический строй. И перестройка (смена строя) началась: хаотично, без стратегической программы, без оперативно-тактических планов. Антиалкогольная кампания и кооперативное движение резко снизили доходы государства, породили рэкет и мафию. В ходе приватизации элите и досталась вся госсобственность. Девяностые годы нанесли России больший ущерб чем Великая Отечественная война: утрата территорий, вывоз капитала, политический уступки Западу, демографическая и культурная катастрофа, необоснованные реформы в образовании, организации досуга и правила этикета и обычаи делового общения.
В последнее время часто поднимается вопрос о положительной роли большевизма, Ленина и Сталина в истории, в Великой Отечественной войне, наблюдается ностальгия по созданной ими системе управления. Народ жаждет лидера, способного обуздать распоясавшуюся элиту. Но даже Сталин, по воспоминаниям Константина Симонова, при всей власти, которую он сконцентрировал в своих руках, опасался, что подчиненные сделают из него «факсимиле» для утверждения согласованных за его спиной решений. «Я не могу все знать. Я обращаю внимание на разногласия, на возражения, разбираюсь, почему они возникли, в чем дело. А они прячут это от меня» - сокрушался Сталин.
Проходят годы, десятилетия, плохое забывается, людям почти всегда свойственно идеализировать прошлое. Романтическое помнится дольше. В ХХ веке мы одержали много побед, и их могло быть значительно больше, если бы не зажималась инициатива, творческий потенциал. Леонид Ильич Брежнев говорил: «И советские люди знают – там, где партия, там успех, там победа!» Чаще было наоборот, где успех, где победа, там появляется лозунг «Слава КПСС». Все были моложе: и мы, и наши родители, наши дедушки и бабушки. Был патриотизм, гордость за свою страну, за своих спортсменов, за Курчатова и Королёва, Жукова и Рокоссовского, Виктора Талалихина и Серёжку Тюленина, Юрия Гагарина и Валентину Терешкову, за большие победы всего советского народа и победы каждого человека, одержанные над собой, над обстоятельствами.
Владимир Кудренко.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 08.08.2019 K. V. C.
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608426

Метки: ХХ век, КПСС, ВЛКСМ, перестройка, как она есть,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1