А. Пушкин. История Петра1. Петр 1 и Пугачев


Петр 1 и Пугачев
Пушкин писал о «крутом и кровавом перевороте, произведенным мощным самодержавием Петра». Переворот этот он иногда называет революцией. Эта концепция детализируется в «Истории Петра».
Для Пушкина была неоспоримой связь между реформами Петра 1, деятельностью его преемников и восстанием Пугачева. В Петре он видел воплощение революции, он сравнивал его одновременно с Робеспьером и Наполеоном.
Против дворянства?
«Петр, рассматривая роспись боярам и дворянам и видя многих неслужащих, повелел всех распределить по полкам, а других во флот. Петр обнародовал, чтобы никто не надеялся на свою породу, а доставал бы чины службою и собственным достоинством».

«Петр послал в чужие края на казенный счет не только дворян, но и купеческих детей, предписав каждому являться к нему для принятия нужного наставления. Мещанам указал он учиться в Голландии каменному мастерству, жжению кирпичей etc. Дворянам приказал в Амстредаме, Лондоне, Бресте, Тулоне еct. обучаться астрономии, военной архитектуре etc. Своим послам и резидентам подтвердил он о найме и высылке в Россию ученых иностранцев, обещая им различные выгоды и свое покровительство. Русским начальникам предписал принимать их и содержать. Возвращающихся из чужих краев молодых людей сам он экзаменовал.Оказавшим успехи раздавал места, определял их в разные должности». Нерадивых отдавал своему шуту, который определял их в конюхи или истопники.

24 января 1722 года появилась Табель о рангах, просуществовавшая до 1917 года. Разрушая «Табелью о рангах» дворянство как класс, он открывал в это сословие доступ людям из других сословий. Формально дворянство оставалось как сословие, но рамки его размывались, уменьшалось достоинство потомков старых родов и их возможное влияние на государственные дела, их претензии видеть себя равными императору. Благодаря «Табели...» создавалось новое – служащее – дворянство.Мерилом достоинства теперь стали выслуженные чины («ранги»), а не родословные.

Отметив важность введения «Табели о рангах», позже Пушкин (в черновых набросках письма к Чаадаеву) скажет, что Петр «уничтожил», «укротил» дворянство. Смысл этого высказывания в том, что «Табелью о рангах» Петр создал условия проникновения в класс дворянства чиновникам и военнослужащим за выслугу лет или за определенные заслуги. Этим разрушалась замкнутая система дворянства, всегда готовая к оппозиции. Размывание рамок класса дворян способствовало усилению власти императора.

В Х1Х веке пропуском в дворянство станут все более высокие чины, планка будет подниматься все выше. Этим замедлится процесс расширения границ сословия, которое не стало опасным в роли оппозиции.

Петр, разрушая, созидал. Пугачев только разрушал.

Под 1722 годом есть такая запись в «Истории Петра»: «5 февраля Петр издал манифест и указ о праве наследства, то есть уничтожил всякую законность впорядке наследства и отдал престол на произволение самодержца». По его воле была напечатана книга «Правда воли монаршей в определении наследника державе своей».

Против церкви?
Петр вел постоянные действия по ограничению власти и силы церкви и священников.
Он отменил патриаршество. Под 1721 годом в «Истории Петра» читаем: «По учреждении синода духовенство поднесло Петру просьбу о назначении патриарха. Тогда (по свидетельству современников: графа Бестужева и барона Черкасова) Петр, ударив себя в грудь и обнажив кортик, сказал: «Вот вам патриарх».

Петр резко регламентировал деятельность церкви. Указом от 1700 года он уничтожил Патриарший приказ. Под 1702 годом: «Петр принялся за духовенство: запретил пострижение прежде 50 лет. Монахиням велел заниматься рукоделием и смотреть за ранеными. Устроил при монастырях богадельни». «Петр с гвардией отправился в Москву, там за неимением меди он повелел отобрать ото всех монастырей и городов часть колоколов, и в ту же зиму было вылито пушек 100 больших,143 полевых, 12 мортир и 13 гаубиц».

После победы под Полтавой Петр отпраздновал этот день «по новосочиненной службе и повелел праздновать оный в роды родов».
Он ввел новый календарь – как в Европе. С 1700 года новый год стали праздновать не по-церковному, 1 сентября, после праздника Успения Богородицы и перед праздником Ее рождества, а с 1 января. «Повелено с наступающего года вести летоисчисление с Рожд.<ества> Хр.<истова>, а уже не с сотв.<орения> мира, а начало году считать с 1-го янв.<аря> 1700 <года>, а не с 1-го сент.<ября>. Для доброго начинания приказано было в Москве все дома украсить зелеными ветвями (елкой) и друг друга поздравлять с новым годом и новым столетием (столетним веком). Никогда новое столетие от старого так не отличалось». Народ роптал. Удивлялись, как мог государь переменить солнечное течение...

В 1716 году он дал инструкции архиереям, по которым они обязывались «с раскольниками и противниками православия поступать кротко», «монахам не давать бродяжничать», «церквей свыше потребы новых не строить», «попов и диаконов не умножать», «в мирские дела и обряды не входить». «Архиереям челобитных не принимать».
Ропот ужасно усилился, появились подметные письма и пророчества, в коих называли государя антихристом, а народ призывали к бунту. Петр запретил монахам иметь в кельях бумагу и чернила... Типографщик Талицкий, обличенный в напечатании подметных писем, был казнен со своими соучастниками.

Здесь же: «Сенат и синод подносят ему титул: Отец Отечества, Всероссийского императора и Петра Великого. Петр недолго церемонился и принял их». «В синоде и сенате объявил себя президентом».
В 1723 году он повелел «в полки указом ставить попов ученых».

Петр диктовал условия церкви, ограничил функции священников литургией, снял колокола и перелил их на пушки, взял 130 тысяч из казны Троице-Сергиевой лавры.

Но
он ввел в обязанность своим подданным еженедельно посещать церковь, исповедаться ежегодно, соблюдать порядок в церкви – и все под страхом наказания, мгновенного и сурового. Он требует соблюдения порядка в храмах и наказния немедленного: «Не целовать икон и мощей во время службы и штрафу брать в церкви же по одному рублю».
Смертная казнь введена за переход в другую веру.

В 1724 году окончено строительство Невского монастыря. «Петр из Владимира перенес мощи князя Александра Невского» (30 августа).

В конце правления Петр смягчился. «Беглым... Петр даровал прощение...» Он предписал «посмотреть рекрутские недоимки и половину простить. Должников не бить».Тем не менее требует строгого надзора за лесами: «Штраф за дуб 15, за прочее 10 рублей – также кнут, ноздри...»

Пушкин считал, что в конце жизни Петр начал укреплять то, что создавал, а не продолжал разрушать, смягчив многие наказания. Императрицы Елизавета и Екатерина 11 продолжали разрушать, то есть вели ту же политику, что и Петр в начале своего царствования. Эта политика привела страну к ужасному бедствию – к пугачевщине, которая придала делу разрушения всеобъемлющий характер.

Крестьянская война взяла курс на борьбу с теми, с кем боролся Петр, но гораздо более открыто и непримиримо,- с дворянством и духовенством. В случае успешного завершения крестьянской войны дворянство было бы уничтожено и как класс, и личностно.

Пугачев объявил себя раскольником, то есть не признающим церкви и священников. Священнослужителей, если они не признавали Пугачева, ждала та же участь, что и дворян. В церквах часто устраивали хлев, так как среди казаков было много раскольников.

Так невольными союзниками в борьбе против дворянства и духовенства – организующих и созидающих начал - оказались самодержавие и народ.

Дворянство в ХУ111 веке – это офицерство и средние и высшие чины в канцеляриях, то есть в управленческом аппарате. Духовенство несло в массы нравственное просвещение. Пушкин горько сетовал на падение авторитета священнослужителя в деревнях в век Екатерины11.Не случайно Пугачев присвоил себе имя императора Петра 111: в случае победы он – предполагалось – управлял бы народом прямо, без посредников виде дворян и церкви.

Идеал крестьянства был в далеком прошлом, в догосударственной, дохристианской Руси. Эта утопия дорого обошлась России.
Учитывая все это, нельзя не признать, что движение декабристов, дворянских революционеров,было реакцией самозащиты, попыткой произвести революцию против царя, но без народа. Об этом позже скажет герой романа Л. Толстого «Война и мир» граф Пьер Безухов, имея ввиду тайное общество (декабристов):оно «не тольконе враждебное правительству, но это общество настоящих консерваторов. Общество джентльменов в полном значении этого слова. Мы только для того, чтобы завтра Пугачев не пришел зарезать и моих и твоих детей и чтобы Аракчеев не послал меня в военное поселение, только для этого мы боремся».

19 октября 1836 года Пушкин,уже зная события пугачевщины и царствования Петра, писал Чаадаеву в ответ на его «Философическое письмо»: «Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя... но, клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую истории, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 08.08.2019 эмма веденяпина
Свидетельство о публикации: izba-2019-2608199

Метки: Петр 1, Пугачев, дворянство, церковь, крестьянство,
Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение










1