"Изгой" Часть 2 Главы 6 - 9



Глава шестая

В день свадьбы Айде Альенде и Орландо Летерьера, которую играли в "Navе del Olvido", Анхель приехал с опозданием, когда все гости уже сидели за столами. Длинные столы были расставлены прямо в саду, в тени магнолий и апельсиновых деревьев. Все знатные сеньоры и именитые горожане были приглашены на этот праздник.
Анхель превзошел все ожидания. На нем был черный фрак, оттененный белоснежной сорочкой с высоким воротничком и кружевным жабо из изысканных испанских кружев. Волосы молодой человек коротко постриг по последней моде, шрам на брови был тщательно загримирован. Правая рука контрабандиста покоилась на перевязи из черного шейного платка.
" Вот так артист! - с восхищением подумал дон Карлос.- Нечего сказать, это он здорово придумал - с рукой! - Его больше всего волновало появление племянника здесь, в своем родовом имении. Внешний вид Луиса мог бы вызвать шок, так как каждый житель Коррьентеса прекрасно знал приметы Анхеля - Сатаны. Но молодой котрабандист хорошо подготовился к сегодняшнему торжеству.- А как быть с заиканием?"
- Добрый вечер, господа! - Анхель вежливо поклонился и первым делом подошел к дону Карлосу.
- Что с твоей рукой, дружок ?- с тревогой спросил Летерьер - старший, притрагиваясь к повязке.
- Упал с лошади.
- Бедный мальчик! - с сожалением покачал головой дон Карлос.- Надеюсь, это не опасно?
- Сущие п-пустяки, дядя.
Гости с удивлением и недоверием дружно повернули головы в сторону незнакомца. Они видели этого человека впервые. Затем все, как один, недоуменно взглянули на дона Карлоса. Тот поспешил исправить свою ошибку.
- Уважаемые сеньоры, разрешите представить вам моего родного племянника Анхеля Луиса Касареса. Молодой человек – крупный негоциант. Совсем недавно он вернулся из Лиссабона, где является представителем нашей компании" Летерьер и К".* Прошу любить и жаловать.
- С вашего позволения, с-сеньоры, я с-сначала поздравлю молодых, - откланялся контрабандист.
С этими словами Анхель направился к Айде. Поначалу она не узнала любовника. Но вглядевшись повнимательней, невеста опешила и затрепетала. С ее густо напудренных щек сбежал румянец. Анхель, как ни в чем не бывало, встал перед Айде, поцеловал ей руку и вручил небольшую коробочку с роскошным бриллиантовым колье.
Невеста покачнулась под напористым взглядом любовника и ненароком опрокинула фужер с шампанским на белоснежную скатерть. От Орландо не скрылось столь странное проявление чувств жены. В его душу постепенно закрадывались сомнение и ревность.
Брату Анхель вручил чек на крупную денежную сумму и крепко пожал ему руку.
- Орландо! П-прими мои искренние п-поздравления! - Какое чудо! Анхель почти не заикался.
- Благодарю! - сквозь зубы процедил Летерьер младший и, отвернувшись от Анхеля, вновь принялся за еду.
Айде была в великолепном платье из белого бархата с аппликациями из белого атласа. Застежки и банты на платье были украшены бриллиантами. Открытую грудь Айде и высокую прическу украшали белые атласные бутоны.
Невеста была настолько хороша, что у Анхеля - Сатаны замер дух от такого соблазна.
Его посадили между адвокатом и Маргаритой, но кусок не шел ему в горло. Сегодня Анхель по настоящему завидовал Орландо.
" Между прочим, - думал он, - на месте брата мог бы быть я. Но поздно метаться. Что сделано, то сделано.Мне же остается только любезно раскланиваться направо и налево, глотать слюнки и довольствоваться младшей сестрицей, которая, судя по ее целомудрию, ничуть не хуже старшей!"
Рядом с Анхелем сидела Маргарита в скромном платье из плотного голубого шелка. Единственным ее сегодняшним украшением был нежный румянец на щеках да ясные черные глаза.
В дальнем ряду гостей молодой контрабандист заметил своего старинного недруга, полковника Мендосу. Рядом с полковником в подобострастной позе застыл рыжеволосый ловелас Сандоваль.
"А Мендоса за эти годы почти не изменился,- отметил про себя Анхель, пристально разглядывая полковника.- Разве что еще сильнее похудел да пожелтел от злобы".
Айде ерзала на стуле, не находя себе места. Начались танцы и объявили вальс. И тут невеста заметила, что к ней уверенной походкой, на глазах у всех гостей, направляется Анхель - Сатана. Он подошёл к Айде и, не обращая внимания на ее мужа, сказал:
- Сеньора, позвольте п-пригласить Вас на вальс.
Лицо журналиста вытянулось от такой неслыханной наглости.
Айде вопросительно взглянула на Орландо, но Анхель не стал дожидаться разрешения, и, не смотря на весьма недовольный вид жениха, подхватил Айде и демонстративно вывел ее на середину зеленой поляны.
Он и с одной рукой вальсировал превосходно, плотно прижимаясь к чужой невесте и поддерживая ее чуть ниже пышных фижм.
- Жаль, моя п-прелесть, что с-сегодняшней ночью в т-твоей постели буду лежать н-не я, а мой надменный братец.- Контрабандист обдал Айде своим страстным, горячим дыханием, слегка прикоснувшись губами к ее бледной щеке.- А то бы я п-показал т-тебе высшее м-мастерство в любви на законных основаниях!
- Сам виноват, - холодно заметила молодая женщина, отпрянув от партнера.- Все могло бы быть иначе.
Орландо Летерьер задыхался от переполнявшей его ярости, а Анхель и Айде уже танцевали третий танец.
- Этот наглый тип мне кое-кого напоминает, дядя, - икнукл Сандоваль, водя пьяным взглядом за вальсирующими.
- Кого же, если не секрет?- усмехнулся полковник Мендоса.
- Анхеля - Сатану!
Рауль Мендоса расхохотался и похлопал родственника по спине.
- Пойди проспись, Пабло, - посоветовал он.- Вероятно, ты хватил сегодня лишнего, вот тебе и мерещится всякая чертовщина. Откуда взяться Сатане в доме всеми уважаемого сеньора?
- А невеста хороша! - не унимался Сандоваль, вожделенно облизывая влажные губы.
Сегодня он волочился за каждой юбкой, но ему не везло: ни одна девушка не обращала на него внимания.
- Да, невеста прелестна! - Здесь полковник не стал спорить с лейтенантом.- Стан Сильфиды, - шептал он в восхищении, - плечи Дианы, а какие ножки! Какая, черт возьми, грация! И причем здесь этот мальчишка Летерьер? Что он может понимать во всех прелестях этой богини?
Орландо все-таки сумел отбить жену у брата и смерил их обоих уничтожающим взглядом.
- Не пойму, чья сегодня свадьба, твоя или моя? - с ненавистью бросил он в лицо Анхелю.
- Пойдем, Айде, - потянул Орландо новобрачную за руку.- Ты устала, тебе нужно отдохнуть.
Маргарита же не сводила восторженного взгляда с молодого журналиста.
- А Вы, с-святая Маргарита, что застыли, с-словно с-скульптура Девы
Гваделупской? - Рядом с младшей дочерью адвоката неожиданно возник Анхель. Он плеснул себе в бокал вина и залпом осушил его.- П-пойдемте лучше танцевать.
- К сожалению, я не умею, - вздохнула Маргарита.
- А я Вас н-научу.
- Не стоит. У Вас прекрасно получается с моей старшей сестрой.
- А Вы н-никак ревнуете, м-моя п-прелесть? - с напускным удивлением вскинул брови Анхель.- Оказывается м-моя м-маленькая монашка умеет ревновать!
- Ничуть! - гордо тряхнула головой девушка.- Маргарите Альенде не знакомы муки ревности. Ее сердце свободно!
- Вот к-как? - засмеялся молодой человек.- А я и н-не знал, что у с-святой Маргариты острый язычок, и она иногда умеет п-показывать зубки. С-сдаюсь! - Он комично поднял руки вверх и упал на колени перед девушкой.
- Не паясничайте, сеньор! - поднялась Маргарита.- Право же, Вам это не к лицу.- Она прошла между столами и скрылась за оградой асьенды. Анхель хотел было ее догнать, но подумав, решил, что делать этого не стоит. Сегодня Маргарита Альенде преподала ему полезный урок!

Глава седьмая

Только под утро Анхель вернулся на тартану. " Pequena Pillastre" бросила якорь в нескольких милях от Коррьентеса. Экипаж судна еще спал, один Хуан Фернандес нес свою ночную вахту.
- Как погулял, Анхель? - спросил боцман, обнимая друга. - Весело было?
- Весело,- кивнул капитан.- Прости, чертовски устал. Хочу с-спать. П-пойду немного вздремну. Если что, толкни м-меня.
И капитан отправился в свою каюту. Не раздеваясь, он завалился на койку и прикрыл глаза, но тут же сон куда-то улетучился и больше уже не приходил.
Перед глазами Анхеля, как в калейдоскопе, мелькали сцены недавних событий, участником которых ему довелось быть, и молодой человек удивлялся, как вообще он мог докатиться до такой жизни и связаться со своим заклятым врагом. Но, проанализировав все детали до мельчайших подробностей, Анхель понял, что это - судьба, и от нее все равно никуда не уйти. И Маргарита Альенде послана ему богом для сравнения с той, с прошлой его жизнью.
Капитан вскочил с койки. Его лицо пылало, словно в лихорадке, дорогая батистовая сорочка прилипла к спине, горло, словно гаррота,* сжимал спазм. Анхель рванул тугой ворот сорочки так, что на пол посыпались перламутровые пуговицы. Голова шла кругом не столько от хмеля, сколько от странного, непонятного, ранее незнакомого ему чувства.

* Гаррота - орудие пытки, железный обруч, надеваемый допрашиваемому на шею, который постепенно затягивался с помощью винта, до тех пор пока человек не начинал задыхаться.

Контрабандист схватил свою любимую, висевшую на стене гитару, и в страстном порыве пробежал пальцами по струнам. Когда ему было плохо, он всегда тянулся к ней. Гитара помогала ему в трудный час, успокаивала душу и поднимала настроение.
Сегодня мелодия, которую наигрывал Анхель, была грустна и нежна, как никогда. В ней отразились все противоречивые чувства, которые, с некоторых пор, будоражили душу молодого контрабандиста: тоска по ушедшей юности, горечь потерь, несбывшиеся мечты, любовь, которую ему так и не удалось встретить. Он так толком и не понял, откуда взялась эта до боли знакомая мелодия: то ли запомнилась когда-то, то ли возникла в его душе именно сейчас. А слова романса появились как-то сами собой.

- Если только беда ко мне в дом постучится,
Я открою ей дверь и в глаза ей скажу:
"Прочь отсюда, беда! Обернись хищной птицей,
Улетай от меня, я тебя не держу".

Если каплю росы и чернильную каплю
Вместе слить, непременно получится грязь.
Не свести марабу с белоснежною цаплей,
Обвенчать не удастся Богиню и Мразь.

Юность вскачь пронеслась, как табун по дороге.
Позади ничего - только конский навоз.
"Так не будьте ж, сеньора, ко мне слишком строги.
Я Вам в дар приношу ожерелье из слез.

В каждой чистой слезинке - год жизни ужасный.
Как ты их ни крути, не увидишь любви.
Только тень Одиночества в свете неясном
Да Страданье в терновом венке и в крови".

Вы в ответ промолчите, вздыхая украдкой.
(Места Пошлости рядом со Святостью нет!)
Вот и все! Наша встреча была слишком краткой.
В сердце - вечная тьма, не настанет рассвет.

В дверь стучат, подхожу, не спеша отворяю.
Вот и Птица-Беда, но она - не одна.
С ней Отчаянья вихрь вал Сомненья вздымает,
Да под саваном Смерть, как Ваш взгляд, холодна.

Привлеченный незнакомой томительной мелодией, у двери капитанской каюты застыл Хуан Фернандес. Он дослушал романс Анхеля до конца и вошел в каюту в тот самый момент, когда капитан, обхватив гитару, горько рыдал. Боцман остолбенел. Никогда раньше он не видел Анхеля, этого стойкого и мужественного человека, в таком жалком состоянии. Хуан не очень-то разбирался в поэзии, но эта песня, которую он только что услышал, потрясла его и поразила своей глубокой безысходностью.
- Что с тобой, Анхель? - бросился боцман к другу.- Я не узнаю тебя.
- Н-ничего,- опомнился капитан и поднял на приятеля бледное, заплаканное лицо.- Пустяки, это п-плачет вино. К-кстати, хорошо, что ты зашел. Я кое-что тебе п-приготовил. Вот держи.
И с этими словами Анхель залез в карман фрака и протянул другу чек на пять тысяч песо.
- Ты что, спятил? - отступил боцман.- Я не могу принять такой дорогой подарок.- Это же целое состояние!
- П-подумаешь, пять тысяч п-песо! - натянуто расхохотался Анхель, и в смехе его прозвучали нотки обреченности.- Бери, и т-твоя мечта осуществится.Что значит эта н-ничтожная сумма для Анхеля Луиса Касареса, новоявленного м-миллионера Коррьентеса?! С-сущие пустяки! Но зачем м-мне все это? - Голос капитана дрогнул. Руки безвольно опустились.- Н-не верь, Хуан, н-не верь тем, кто утверждает, что за деньги м-можно к-купить все! - Анхель поднялся и, пошатываясь, стал ходить из
угла в угол.- Бред!!! Да, м-можно к-купить и с-свободу, и громкий титул, и с-славу. Но любовь, любовь н-настоящую, с-слышишь, н-не купишь ни за какие деньги! Она н-не покупается и н-не п-продается! Т-только н-не думай, что я настолько п-пьян, что н-ничего н-не соображаю, - понизил он голос.- Живи, друг и будь с-счастлив!
- Ты что это задумал?! - взорвался Хуан. Он схватил друга за плечи и с силой встряхнул его.- Опомнись, Анхель! Ты ли это?
- Успокойся, - вывернулся капитан из железных объятий боцмана.- Ты, н-наверное, п-подумал, что я рехнулся? Что я решил утопиться или п-повеситься? Не-е-т! Я н-не из тех людей, что к-кончают жизнь с-самоубийством. М-мне нужно уехать, Хуан, уехать далеко, - горячо прошептал Анхель.- Т-так далеко, чтобы все забыли о м-моем
с-существовании. Н-не могу больше так жить! Я хочу п-перебраться в Португалию.
- Ты это серьезно? - помрачнел Хуан.
- Абсолютно. К-куплю себе хороший к-корабль и отчалю в Европу. А там, как бог на душу п-пошлет. Н-начну жизнь заново, чтобы имя Анхель-Сатана больше н-не маячило на с-страницах газет в рубрике " Разыскивается особо опасный преступник». А теперь с-ступай, м-мне нужно побыть одному.
Боцман с недоверием взглянул на капитана и нехотя вышел. Он прикрыл за собой дверь и поднялся на палубу.
Анхель достал из бюро два чистых листа бумаги, пододвинул к себе чернильницу с торчащим в ней гусиным пером и стал старательно выводить буквы.
Первое письмо он адресовал Маргарите Альенде, второе Айде Летерьер. Покончив с этим делом, он сложил листы вчетверо, вложил их в конверты, поставил сургучные печати и отложил письма в сторону.
" Завтра попрошу Эрнесто отнести одно письмо в поместье адвоката и передать его Маргарите, - подумал Анхель.- Послезавтра, он доставит письмо Айде. Лишь только с сердечными делами будет покончено, Анхель - Сатана навсегда покинет родные края".

Глава восьмая

Карлос Летерьер долго ожидал в приемной епископа Коррьентского пока о нем доложат. Епископ был очень занят и никого не принимал. Лишь спустя два часа о доне Карлосе наконец доложили.
Он появился в просторном, высоком зале, где в резном кресле с высокой спинкой сидел епископ. Летерьер приблизился к нему и, низко склонившись, благоговейно припал к его руке.
В глазах прихожан епископ Коррьентский был мягок, как хлеб и чист, как золото. Они боготворили его. Он тоже любил коррьентцев, но постольку - поскольку. Для большей любви ему не хватало порядочности, но он всегда мог легко преобразиться, сменив маску холодной надменности на маску смирения и добродетели.
- Прошу прощение за причиненное беспокойство, - приступил к делу дон Карлос. - Я просил аудиенции Вашего Преосвященства по одному важному делу. Всем известно, что Вы очень занятой человек, поэтому много времени я у Вас не отниму.
- Слушаю Вас, сеньор Летерьер. - Епископ вежливым жестом указал на стул. Дон Карлос поблагодарил его взглядом и присел на краешек сиденья. - Так что же привело Вас ко мне?
- Послезавтра мой родной племянник и младшая дочь адвоката Альенде должны сочетаться законным браком.
- Поздравляю, сеньор Летерьер. - Епископ спрятал руки в широкие рукава лиловой сутаны.- Вы, конечно, хотите, чтобы я благословил молодых?
- Это было бы большой честью для нас, Ваше Преосвященство, но я пришел к Вам еще и по другой причине. Дело в том, что мой племянник, Анхель Луис Касарес, очень своеобразный человек. Он может и не явиться на венчание...
Брови епископа удивленно поползли вверх.
- Как? Разве жених не знает, что он жених?- воскликнул он.- Что-то я Вас не совсем понимаю, сеньор. Зачем же тогда вообще затевать эту свадьбу, если жених бежит от своей невесты?
- Мой племянник вернулся в наш город после долгих лет пребывания за границей, - продолжал Летерьер.- Он получил огромное состояние, доставшееся ему в наследство от его покойной матери, моей сестры. А так как мальчик вел раньше не совсем светскую жизнь, то во что бы то ни стало его надо срочно женить. Невесту я выбрал ему из порядочной семьи. Девушка обладает теми качествами, которые необходимы для усмирения пылкого нрава племянника и успокоения его страдающей души.
Вы понимаете о чем я говорю? Так вот, Ваше Преосвященство, я прошу у Вас разрешения на заочное венчание племянника с Маргаритой Альенде.
- Что-о-о? - Епископ, словно укушенный блохой, вскочил с места.- Никогда еще в моей практике не было такого случая! Видите ли, сеньор Летерьер, догматы католической церкви не предусматривают заочного венчания. Это считается тяжким грехом! В браке нужна добрая воля обеих сторон. Ведь молодые у алтаря дают клятву самому Господу!
- Эх, Ваше Преосвященство, - обреченно махнул рукой дон Карлос.- На моей совести столько грехов, что, одним больше, одним меньше, это уже не имеет никакого значения. Каждому правилу есть исключение. Подпишите бумагу, что Вы разрешаете мне, как доверенному лицу, заменить племянника во время венчания, в том случае, если он не явится в церковь.
- Вы толкаете меня на тяжкое преступление перед Богом! - возмутился епископ.- Как я могу дать согласие на такое беззаконие?
И тогда Летерьер снял с пальца золотой перстень с огромным сапфиром и протянул руку с перстнем к свету. При ярком свете сотен свечей грани камня заиграли мириадом крошечных огоньков. В глазах епископа вспыхнула неуемная алчность, но он подавил в себе это чувство и отвел взгляд.
- Прошу Вас,- протянул Летерьер сокровище епископу.- Этот камень в десять карат компенсирует Вашу провинность перед Всевышним.- И вслед за перстнем, который епископ вполне охотно водрузил себе на безымянный палец, дон Карлос подсунул Его Преосвященству нужную бумагу.
Одним росчерком пера епископ подмахнул документ, и поставил  свою печать.
- Брак будет освящен по всем правилам Святой католической церкви,- сообщил он, весьма довольный. - Думаю, что рано или поздно молодой супруг осознает всю серьезность такого таинства, как брак, и осчастливит свою жену любовью. На Вас, сеньор Летерьер, как на доверенное лицо, возлагается вся ответственность за непредсказуемые последствия. И еще, пожалуйста, не приглашайте на эту свадьбу много народа. Сохраним в тайне наш с Вами тяжкий грех.
Летерьер вновь поцеловал руку епископа и вышел из зала. Бумага на разрешение заочного венчания Анхеля Луиса Касареса и Маргариты Альенде приятно согревала его.

Глава девятая


Накануне венчания слуга вручил Маргарите странный конверт. На нем было неразборчиво написано ее имя, так как буквы, расплылись, словно их
забрызгали водой. Девушка закрылась в своей комнате, в нетерпении сорвала сургучную печать и пробежала глазами по строчкам, написанным неуверенной рукой.
" Святая Маргарита, - писалось в послании,- когда Вы будете читать это письмо, я, возможно, буду уже далеко. С моей стороны было бы беспредельной жестокостью навязывать себя Вам в мужья, мой милый ангел. Я не имею права калечить Вашу юную жизнь. Такой мужчина, как я не достоин Вашей руки. Я - жалкое ничтожество, распущенный негодяй, развратник и безбожник. Когда я вспоминаю о своем недостойном поведении в тот день, когда впервые увидал Вас, я готов рвать волосы у себя на голове и безжалостно бичевать себя. Заберите назад свое согласие стать моей женой, я освобождаю Вас от него. Возвращайтесь в свой монастырь.Только там Вы будете по-настоящему счастливы: я это понял по одному Вашему кроткому взгляду. Ваша миссия-добродетель и милосердие, это написано у Вас на лице. Если же Вы раздумаете стать монахиней, тем лучше. Как компенсацию за моральный ущерб, я осмеливаюсь подарить Вам поместье под названием "Casa Porсelana", - документы на него лежат в верхнем ящике бюро в моем рабочем кабинете. Теперь оно Ваше, святая
Маргарита. Распоряжайтесь им, по своему усмотрению. Можете продать его, можете подарить, можете сдать в аренду. Простите, милая девочка, несчастного бродягу и великого грешника, чья душа, видно, не успокоится никогда, и помолитесь за него Пречистой Деве. Прощайте навсегда.

Анхель Луис Касарес "

Маргарита спрятала письмо на груди, надела шляпку с вуалью и выбежала из дома. Поймав фиакр, она велела извозчику отвезти ее в церковь Святого Леонарда. Там она бросилась на колени перед Святым Распятием и долго и горячо молилась о спасении души мученика Анхеля Луиса.

*****

По непонятной ей самой причине Маргарита скрыла от отца полученное письмо.

https://www.chitalnya.ru/work/2608515/
Продолжение





Рейтинг работы: 15
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 24
© 06.08.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2607456

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


Юлианна       14.08.2019   23:39:00
Отзыв:   положительный
Галочка, такие чувства меня распирают при чтении этой главы.
Ты правильно охарактеризовала заику Анхеля- так говорят все заики и, только при пении у них появляется правильная речь.
Мне очень жаль его. Бедный мальчик,переживший
весь ад! Но его сердце доброе.Не пожалел богатство, отдав его другу и Маргарите. Айде и Маргарита- такие разные..Маргарита полюбила этого ничтожного журналиста,
А порочная Айде Айхеля. Интересно,как сложится их судьба?
Не буду спешить, но читаю каждый вечер.
Какая же ты талантливая- моя сестричка!
Жду тоже встречи с тобой.
Раиля Иксанова       10.08.2019   13:09:54
Отзыв:   положительный
Да, ну и дела, очень и очень интересно, Долорес!

ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       06.08.2019   19:23:59
Отзыв:   положительный
Интрига продолжается!
Долорес       08.08.2019   17:48:52

Спасибо, Люсенька!








1