МАСТЬ.



                                     Опираться можно только на то, что сопротивляется.
                                                                                                                                     Блез Паскаль
- В чём дело?!. – начальственно – сердито вопросил Колебанов телефонную трубку. – Уже пять минут девятого, а вы никто не у меня с сегодняшним номером нашей газеты, и текущей информацией!
- Да тут у нас опять проблемы… - вяло попытался отбиться абонент на другом конце провода.
- Опять – это значит, снова! – уже привычно начал заводиться Колебанов. – Те, что уже были, усугубились, или теперь сугубо новые?!
- Прежние-то остались, но появились свежие не очень, и, как я подозреваю, возникли у нас не случайно…
- Диверсия, что ли?! – Колебанов начинал привычно стервенеть. – Или стихийное бедствие?!
- Да мне это уже начинает казаться неким синтезом… - голос на другом конце провода становился ещё неувереннее. - И даже хроническим…
- В общем, так, начальник производства! – Колебанову окончательно надоело кричать в безликое пространство. – Чтобы конкретно ты фиксировано через пять минут непосредственно у меня, и не особо мямля!
Он чуть не оглушил себя самого грохотом упавшей на насиженное место трубки, и нервно забарабанил пальцами по столешнице, не скрывая от себя собственного нетерпения…
/ / / / / / / / / / / / / / / / / / / / / /
…Хохлов вошел в кабинет шефа как-то крадучись, точно на публичную экзекуцию, хотя их здесь было только двое.
- Ну?!. – Колебанов ронял на стол последние капли для чаши своего терпения. – И тпру тоже?!. Смотрю и слушаю!
Хохлов не совсем верной походкой подошёл к столу начальника, устало не по отработанному им сегодня времени опустился в кресло рядом с ним, и с какой-то, почти показной брезгливостью положил себе на колени полиэтиленовый кулёк, с которым сюда пришёл.
- Я пока остаточно терпеливо ожидаю чего-нибудь обнадёживающего и вразумительного… - Колебанов стремительно багровел и уже рылся в ящиках родного стола, готовя себя морально к приёму валидола.
- Начну издалека… - бросил Хохлов в пространство пробный камень. – Вблизи как-то не получается…
- Но только не с разгара перестройки! – задал жёсткие рамки для предстоящего разговора Колебанов. – Про то я пока всё хорошо помню и сам! Скопировали мы тогда в виде эксперимента наиболее популярный образец западного еженедельника жёлтой прессы, переориентировали его на наш национальный менталитет, сдобрили клубничкой мирового пошиба и местного разлива, с тех пор на том стоим и весьма устойчиво! Двадцать лет – как один день!
- Времена меняются… - намекнул на что-то Хохлов. – Иногда даже непонятно – к лучшему, или худшему…
- Но во все эти времена не меняются вкусы на свеженькую тухлятину! – легко парировал Колебанов. – Законы гигиены тела, к нашему счастью, не всегда распространяются на Душу нации! Люди всегда любили грязные сплетни о своих персональных соседях и общих для них королях! Мы потакаем их слабостям, и до сих пор у нас не было из-за этого особых проблем! Если не считать регулярных стычек с героями наших скандальных публикаций, но до сих пор с этим прекрасно справлялись наши же хорошо натасканные юристы!
- Наши юристы сейчас сотрясают своей высокой квалификацией не очень ароматный воздух… - опять пространно ответил Хохлов.
- Я тебя не узнаю, Сергей! – Колебанов откинулся в привыкшем ко всему кресле. – Ну, подумаешь, кто-то над нами подшутил! Не понравились кому-то и наш стиль, и наши тематики!
- Сильно не понравились… - уточнил Хохлов. – Можно даже сказать, слегка взбесили…
- Да ладно тебе запоздало бурчать! – рассмеялся, вдруг уже частично остывший естественным образом Колебанов. – Ну, печатаем мы тиражи нашей газеты на белой бумаге, которая к моменту продажи издания по какой-то непонятной причине желтеет, намекая на нашу бульварность… Ну, и что в этом такого особого?
- С чего бы это, и каким таким дьявольским образом?..
- А мне наплевать! – оптимистично возразил Колебанов. – Уже полгода мы жёлтые не только содержанием, но и цветом, однако это породило лишь ажиотажный спрос и соответственно - рост нашего тиража!
- Мы проводили расследование, подключив криминалистов и химиков… - клонил Хохлов разговор в свою сторону.
- Да дважды наплевать! – снова отмахнулся от него Колебанов. – И даже трижды - четырежды! Ну, не нашли мы того кудесника или тех чёртовых алхимиков, которые что-то подмешивают в целлюлозу или в готовую бумагу, попадавшую в наши типографии! Ну и что, собственно?! Нам создали хорошую рекламу, которая нас обогатила! Спасибо надо сказать тем, кто, работая против нас, сработал фактически на нас!
- А нам тогда сразу следовало хорошенько подумать о том, что это может быть первоначальным намёком и предупреждением… - Хохлов не давал шефу уйти в сторону от своего застойного пессимизма.
- Серёжа, ты впадаешь в стойкую хандру! Нас пока не минировали, и нам даже не взрывали киоски, торгующие нашей продукцией!
- Нас не только капитально заминировали, но даже уже и взорвали… - уныло сказал Хохлов, и, наконец, вспомнил про странный пакет у себя на коленях. Он опять демонстративно брезгливо, двумя пальцами, открыл его, достал оттуда совершенно свежий сигнальный номер родной бульварной газеты, и положил её на стол шефа. Потом торопливо вынул из кармана пиджака дезодорант для полости рта, и пару раз прыснул на свои только что работавшие пальцы.
Колебанов непонимающе посмотрел на желто-цветную газету, украсившую его рабочий стол, с минуту обдумывал самый благовидный повод для новой вспышки своего праведного руководящего гнева, но тут вентилятор, стоявший на полу у окна его кабинета, повернулся в сторону газеты, и сдул с неё прямо ему в нос мощный смрад хорошо прокисшего дерьма…
Колебанов совершенно инстинктивно зажал пострадавший орган двумя пальцами, и впился остановившимся взглядом уже в Хохлова, который так же хорошо позаботился и о своём обонянии.
- Это что?!. – в нос спросил Колебанов.
- Весь тираж… - в тоже место ответил Хохлов. – Форма определяет не только содержание, но и запах… И не выдыхается…
- И что же теперь?.. – Колебанов вынужденно учился говорить носом, пока нет противогазов. – Кто будет ТАКОЕ есть?.. Даже глазами?..
Хохлов уже привычно - брезгливо посмотрел на свои пальцы, совсем недавно державшие источник теперешнего смрада.
- Сжечь весь тираж и перейти на обзоры новостей политики… - не совсем уверенно предложил он. – Тоже довольно прибыльно…
Колебанов презрительно фыркнул в пострадавший нос.
- А что, разве это лучше пахнет?!.
                                                    Отведавший вкуса и одного порока, считает уже несъедобными
                                                                                                         все добродетели.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 06.08.2019 Валерий Брусков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2607233

Рубрика произведения: Проза -> Мистика










1