Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Привет от Бродского!


Привет от Бродского!


Стихотворение Бродского "Пятая годовщина" я впервые прочёл, точно помню, в 1995-м году - мне тогда попался сборник стихов под названием "Бог сохраняет всё". Прочёл и... тут же перечитал раза три ещё, до того понравилось! - И смысл, и мелодия, но главное, конечно, смысл. Настолько там острые и поразительно точные слова. Сразу захотелось поделиться с кем-то впечатлениями. А с кем - с Игорем, с кем же ещё, Игорем, другом моей юности, рок-музыкантом и автором песен, ныне, увы, покойным. Звоню: "Игорёк, я тут вещицу у Бродского откопал, вечером зайди, покажу. Не пожалеешь". Вечером он зашёл (мы жили через дом друг от друга). Книгу в руки взял, начал читать и сразу, смотрю, ехидно заулыбался. Чуть погодя, прыснул от смеха: "Пивная целый день лежит в глухой осаде! Это ж надо так сказать! Не стоит, не сидит - лежит. И не просто в осаде - в глухой. Талантище! И точно про нашу пивнушку". Закончив читать, вынес вердикт: "Если бы большевики поняли, насколько это стихо разрушительно для них и их системы, они бы Бродского, того, как Льва Давидовича, ледорубом. Отправили бы какого-нибудь Судоплатова в Мичеган или куда там. Слушай, дашь книгу на пару дней?" - "А если бы совейские люди наши уразумели, насколько смешно и унизительно их положение в принципе, они бы большевиков прогнали сразу по прочтении стиха - прям сразу, в том самом семьдесят седьмом году - не стали бы никакого Горбачёва ждать. Но книгу я, давай, тебе чуть позже дам, пока сам кайфую". Книгу я ему, как обещал, дал позже... правда, обратно удалось её вырвать только, наверное, месяца через три.

А потом мы долгое время строчки из "Пятой годовщины", когда они приходились к слову, с удовольствием цитировали в разговорах с друзьями и друг с другом. Очень нравились нам эти строки - ведь что ни строка, то острая шпилька в ту действительность, которая нас окружала много лет.

С тех давних пор я это стихотворение помню наизусть...

ПЯТАЯ ГОДОВЩИНА

Падучая звезда, тем паче - астероид
на резкость без труда твой праздный взгляд настроит.
Взгляни, взгляни туда, куда смотреть не стоит.

Там хмурые леса стоят в своей рванине.
Уйдя из точки "А", там поезд на равнине
стремится в точку "Б". Которой нет в помине.

Начала и концы там жизнь от взора прячет.
Покойник там незрим, как тот, кто только зачат.
Иначе -- среди птиц. Но птицы мало значат. (*)

Там в сумерках рояль бренчит в висках бемолью.
Пиджак, вися в шкафу, там поедаем молью.
Оцепеневший дуб кивает лукоморью.

Там лужа во дворе, как площадь двух Америк.
Там одиночка-мать вывозит дочку в скверик.
Неугомонный Терек там ищет третий берег.

Там дедушку в упор рассматривает внучек.
И к звездам до сих пор там запускают жучек
плюс офицеров, чьих не осознать получек. (**)

Там зелень щавеля смущает зелень лука.
Жужжание пчелы там главный принцип звука.
Там копия, щадя оригинал, безрука.

Зимой в пустых садах трубят гипербореи,
и ребер больше там у пыльной батареи
в подъездах, чем у дам. И вообще быстрее

нащупывает их рукой замерзшей странник.
Там, наливая чай, ломают зуб о пряник.
Там мучает охранник во сне штыка трехгранник.

От дождевой струи там плохо спичке серной.
Там говорят "свои" в дверях с усмешкой скверной.
У рыбной чешуи в воде там цвет консервный.

Там при словах "я за" течет со щек известка.
Там в церкви образа коптит свеча из воска.
Порой дает раза соседним странам войско.

Там пышная сирень бушует в палисаде.
Пивная цельный день лежит в глухой осаде.
Там тот, кто впереди, похож на тех, кто сзади. (***)

Там в воздухе висят обрывки старых арий.
Пшеница перешла, покинув герб, в гербарий.
В лесах полно куниц и прочих ценных тварей.

Там, лежучи плашмя на рядовой холстине,
отбрасываешь тень, как пальма в Палестине.
Особенно -- во сне. И, на манер пустыни,

там сахарный песок пересекаем мухой.
Там города стоят, как двинутые рюхой,
и карта мира там замещена пеструхой,

мычащей на бугре. Там схож закат с порезом.
Там вдалеке завод дымит, гремит железом,
не нужным никому: ни пьяным, ни тверезым.

Там слышен крик совы, ей отвечает филин.
Овацию листвы унять там вождь бессилен.
Простую мысль, увы, пугает вид извилин.

Там украшают флаг, обнявшись, серп и молот.
Но в стенку гвоздь не вбит и огород не полот.
Там, грубо говоря, великий план запорот.

Других примет там нет -- загадок, тайн, диковин.
Пейзаж лишен примет и горизонт неровен.
Там в моде серый цвет -- цвет времени и бревен.

Я вырос в тех краях. Я говорил "закурим"
их лучшему певцу. Был содержимым тюрем.
Привык к свинцу небес и к айвазовским бурям.

Там, думал, и умру -- от скуки, от испуга.
Когда не от руки, так на руках у друга.
Видать, не рассчитал. Как квадратуру круга.

Видать, не рассчитал. Зане в театре задник
важнее, чем актер. Простор важней, чем всадник.
Передних ног простор не отличит от задних.

Теперь меня там нет. Означенной пропаже
дивятся, может быть, лишь вазы в Эрмитаже.
Отсутствие мое большой дыры в пейзаже

не сделало; пустяк: дыра, -- но небольшая.
Ее затянут мох или пучки лишая,
гармонии тонов и проч. не нарушая.

Теперь меня там нет. Об этом думать странно.
Но было бы чудней изображать барана,
дрожать, но раздражать на склоне дней тирана,

паясничать. Ну что ж! на все свои законы:
я не любил жлобства, не целовал иконы,
и на одном мосту чугунный лик Горгоны

казался в тех краях мне самым честным ликом.
Зато столкнувшись с ним теперь, в его великом
варьянте, я своим не подавился криком

и не окаменел. Я слышу Музы лепет.
Я чувствую нутром, как Парка нитку треплет:
мой углекислый вздох пока что в вышних терпят,

и без костей язык, до внятных звуков лаком,
судьбу благодарит кириллицыным знаком.
На то она судьба, чтоб понимать на всяком

наречьи. Предо мной -- пространство в чистом виде.
В нем места нет столпу, фонтану, пирамиде.
В нем, судя по всему, я не нуждаюсь в гиде.

Скрипи, мое перо, мой коготок, мой посох.
Не подгоняй сих строк: забуксовав в отбросах,
эпоха на колесах нас не догонит, босых.

Мне нечего сказать ни греку, ни варягу.
Зане не знаю я, в какую землю лягу.
Скрипи, скрипи, перо! переводи бумагу.

И.Бродский 4 июня 1977 г.

Ну что скажете, народ? Молодец Иосиф Саныч? Молодец. Уважаю. От души натянул тех, кто некогда пришил ему статью за тунеядство.

А разговор весь, собственно, о том, как Советская власть умело и настойчиво, в течение лет настраивала против себя людей. Вот Бродского настроила, как видите, меня, Игоря, всех наших с Игорем друзей, миллионы других свободолюбивых граждан... Хорошо при Светской власти чувствовала себя только специально выведенная этой властью порода людей, называемых в неофициальной антропологии хомо советикус. Этакие люди-цесарки, не чувствующие неволи и, как следствие, не испытывающие человеческого чувства унижения от ограничения свободы. Существа с очень-очень таким специфическим чувством собственного достоинства - когда "величие страны" как бы понятно, а то, что вся их жизнь регламентирована самым идиотским образом - нет. По меньшей мере, им внушили, что ограничения необходимы ("защита социализма", "кругом враги"), а они этому внушению поддавались. И когда за 5-6 "горбачёвских" лет свободолюбивые люди добились, наконец, того, что в 91-м году советский режим рухнул, цесарки оказались не в состоянии режим физически защитить - ведь их поколениями учили только подчиняться. Правда, по прошествии времени и с появлением сети интернет (изобретения проклятых капиталистов!) - цесарки пришли в себя, как-то организовались, откопали труп главного птицевода Сталина и водрузили его на древко и... требуют вернуть их обратно в советский вольер - туда, где поэту мирового уровня Бродскому за безработицу статью припаяли. Вот такие дела.

(*) "Иначе - среди птиц. Но птицы мало значат". Вероятно, речь идёт о песне на стихи Расула Гамзатова "Журавли". Глумление? Может быть. Но что делать, если Савелия Власьевна так настойчиво и тупо навязывала нам эту тематику - должна же была какая-то ответная реакция быть. Вот эту ответную реакцию Бродский и осуществил, осмелился - пока мы все как мыши сидели и боялись - боялись расщепить окружающую нас действительность на "страну" и "политическую систему".

(**) "И к звездам до сих пор там запускают жучек". Над этой строчкой мы с Игорем хохотали больше всего. Поводом для веселья было гениально вставленное "не осознать". "Виталий, Севостьянов, получил, за полёт, 7737 рублей" - "Да не может быть, это же больше, чем стоимость "Жигулей", 773 рубля и 70 копеек, наверное" - "Да нет, чёрным по белому написано 7737 рублей"... короче, не осознать.

(***) "Там тот, кто впереди, похож на тех, кто сзади". По-видимому, здесь речь не только о стоящих в очереди за пенным счастьем. ))

И так бы я мог прокомментировать в отдельности каждую строчку - с каждой у меня связаны какие-то воспоминания, ассоциации, впечатления или выводы, но ограничусь тремя.

Т.Тамирхан






Рейтинг работы: 33
Количество отзывов: 6
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 146
Добавили в избранное: 1
© 06.08.2019г. Тимур Тамирхан
Свидетельство о публикации: izba-2019-2607101

Метки: иосиф бродский, пятая годовщина, тимур тамирхан,
Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Елена Марфина       14.03.2021   22:50:26
Отзыв:   положительный
Свобода, свобода...Вы про свободу от системы тут писали? А где, в какой
стране есть эта свобода? Рот закрывали не свободному Бродскому (тунеядцу),
а свободному (президенту) Трампу инстаграм чик и свободен :)) Как так?
Тимур Тамирхан       14.03.2021   23:02:34

= А где, в какой стране есть эта свобода?=

В современной России, например, свободы больше, чем в СССР.

=Рот закрывали не свободному Бродскому (тунеядцу), а свободному президенту Трампу инстаграм чик и свободен=

А это Вы просто написали ГЛУПОСТЬ. У Трампа осталось ещё сотни возможностей высказаться, а Бродского в ссылку, а потом в эмиграцию. Как можно такие вещи сравнивать?
Елена Марфина       14.03.2021   23:42:35

= А это Вы просто написали ГЛУПОСТЬ. У Трампа осталось ещё сотни возможностей высказаться, а Бродского в ссылку, а потом в эмиграцию. Как можно такие вещи сравнивать? =

Ну зачем ГЛУПОСТЬ, почему нет,...свободы разные, разные ограничения свободы?
И того и другого вынудили искать иные пути к свободе слова?!
А в современной России (сегодня) свободы больше, чем где бы там ни было!
Денис Иволгин       24.04.2020   16:53:27
Отзыв:
Интересно :
Какая была бы Россия, будь во главе её - Троцкий ???
Маргарита Вербицкая       19.09.2019   17:57:53
Отзыв:   положительный
Эти стихи вызывают у меня ассоциации
с картинами Валентина Губарева. Нагота в неприглядном
виде, как она есть... Его картины именно этой неприкрытой
правдой покорили многие страны мира. Вот такая она -
"немытая Россия" Плюёмся, ругаем, но любим... Потому что
по другому не умеем. Такая она... душа русская... нате, берите!..
Бродский... На то он и Бродский!..
Спасибо за Эссе)
Рита.
Тимур Тамирхан       20.09.2019   17:16:59

Бродский это целый мир отдельный. Даже помимо стихов... Смотришь видео с его выступлениями, где он о чём-то говорит, о чём-то рассуждает - будто на каком-то своём языке говорит. Глыба!

Спасибо за отзыв, Рита.
Ди.Вано       06.08.2019   12:03:29
Отзыв:   положительный
Что скажет народ, я не знаю.
Я же искренне Вам благодарна за И,Б,
за это стихотворение.
Вам привет от него:

Чем станет человек, когда его столетие возвысит,
когда его возьмет двадцатый век —
век маленькой стрельбы и страшных мыслей?
Любите же его. Он напрягает мозг...

С добром
Д.
Тимур Тамирхан       06.08.2019   12:19:36

Спасибо Вам огромное.
Ольга Свешникова       06.08.2019   09:33:43
Отзыв:   положительный
Одно из сильнейших стихотворений ИБ: безжалостная логика, прекрасный в обнажении советского уродства образный ряд. Страна ни о чём едет в никуда
А насчёт народа - иллюзии. С этим народом можно делать что угодно - так и будет, стоя на коленях, орать песню о славном вставании с колен
Елена Марфина       14.03.2021   22:29:50

Лучше песни орать не свободным*, чем свободным*
на четырёх костях, ботинки облизывать :))
Тимур Тамирхан       06.08.2019   16:32:36

Ну... я как-то не столь пессимистичен. Время всё равно идёт, что-то меняется...
Ольга Свешникова       08.08.2019   19:15:24

Если Вы прочтёте (а, может быть, уже читали) одну из главных книг о России "Россия в 1839 году" Астольфа де Кюстина, то увидите - меняется только совершенство средств надзора
Книга стоит недёшево, а электронный вариант нашла с трудом. Но чтение занятное и - страшноватое
















1