Бунтарь во ржи


Бунтарь во ржи
Расскажу я вам, друзья, про фильм, – единственный, если быть честным, фильм, - который произвел на меня неизгладимое впечатление в том, теперь уже далеком, 2017 году.
В душе я большой киноман – это правда, и я просто обожаю фильмы про писателей. Не знаю, почему, но кино, рассказывающее о событиях из жизни писателей, – прошу заметить, именно писателей! – оказывает на меня особый эффект – эффект величайшего вдохновения; и на сегодняшний день, мне кажется, я еще не пропустил ни одной авто–, квази– или же псевдо–биографической картины, повествующей о жизни того или иного известного (а порой даже и не столь известного) автора.
Я называю этот эффект, это особое чувство, которое переполняет меня после просмотра такого рода фильмов, "чувством вдохновения", но это не совсем верное определение. Фильмы про писателей позволяют мне почувствовать принадлежность к чему-то прекрасному; сроднится с кем-то, кто готов научить меня чему-то новому, чему-то важному и значимому... – чему-то жизненно необходимому. Ведь быть писателем – это божественный дар и, в то же время, адский труд, почти что недуг. Каждый писатель – это не просто "целый мир", это – "целая Вселенная"! И биографические картины о такого рода людях есть нечто большее, чем просто кино, чем просто книга или биография выдающейся личности. Просматривая фильмы про писателей, мы знакомимся с кинематографом (как видом искусства), так и с самой прекрасной и величественной литературой, которая всегда стояла и всегда будет стоять у истоков всего бессмертного, всего святого и всего великого.
Любая книга есть Библия познания истин нашей всеобъемлющей Вселенной! И, соответственно, просмотр фильмов о писателях представляется мне своего рода актом любви: признанием искусства в любви ко мне, и моим – к искусству! Поэтому, если вы являетесь ярым поклонником этого же жанра, если вы любите высоко качественное, прекрасно исполненное, профессиональное кино, то "За пропастью во ржи" 2017–ого года должно однозначно проскользнуть в ваш персональный список "к просмотру".

Итак, наткнулся я на этот фильм совершенно случайно. Не был я особо знаком и с творчеством протагониста данной картины, самим Джеромом Дэвидом Сэлинджером, хотя, как все образованные и начитанные люди, слышал о его рассказах и единственном крупном произведении, коим является небезызвестная и скандальная "Над пропастью во ржи".
Этот роман Сэлинджер написал после своего непосредственного участия во Второй Мировой Войне, и напечатана книга была в 1951 году, после чего жизнь автора изменилась навсегда. Многие утверждали, что жизнь Сэлинджера изменилась в лучшую сторону, другие – обратное, но факт того, что, после оглушительного успеха его первого и, по сути, единственного полноценного романа, Сэлинджер перестал быть прежним, остается фактом. Книга его безусловно известна, но о ней я слышал совсем уж разные мнения, и поэтому за ее чтение браться был не особо готов. Кроме того, слышал, что сам автор был при жизни слегка чудаковат, поэтому и представлялась мне эта книга чем-то вроде раздутого мыльного пузыря – причудливой работой не менее причудливого автора. Но внимательно просмотрев вышеупомянутый фильм, – а он, как утверждают истинные поклонники творчества Сэлинджера, довольно-таки аккуратен, - я явственно осознал, что насчет много был несправедливо предвзят.

Джером Дэвид Сэлинджер прожил интересную, переполненную потрясений и впечатляющих событий, жизнь. И одним лишь этим фактом можно было бы уже обосновать и оправдать необходимость снять про этого замечательного человека фильм. Ибо Джерри (как называли его тогда друзья и близкие) успел побывать и жертвой предательства, и жертвой обмана, и любимцем публики, и настоящим героем-ветераном войны, к которому, к слову, в свое время, отнеслись без должного уважения, - и именно все эти события, как мне теперь кажется, послужили тем самым катализатором, ускорившим становление его, Сэлинджера, не только как выдающегося и широко известного автора, печатающегося в журнале "New Yorker", но почитаемого созидателя чего-то большего, чем он сам. В частности, это нечто большее, чем он сам, стал его роман "Над пропастью во ржи" – роман, который в дальнейшим принесет ему столь желаемую известность, но вместе с этим муки и стресс, сбегая от которых Сэлинджер в итоге заработает себе славу "легенды-затворника".

Огромная глава фильма посвящена войне, на которую Сэлинджер отправляется добровольно. Картина не уделяет особого внимания причинам, сподвигшим Сэлинджера воевать, – лишь знакомит зрителя с некими личными убеждениями и высказываниями начинающего самонадеянного писателя. Тем не менее этот эпизод преподносится очень откровенно и остро, а описания лишений и мук рядового солдата - столь ярко выраженными, столь болезненно искренними, что кровь зрителя, привыкшего в теплому дому и мягкому креслу, начинает кипеть от адреналина. Но это отнюдь не тот адреналин грандиозного шоу, к которому все мы привыкли. Как таковые сцены битв и сражений отсутствуют – треть фильма испещрена несуразными – однако, все же необходимыми – вставками страданий рядовых солдат в лесах Франции: мороз, голод, боль и покрытые инеем трупы вчерашних сотоварищей. Да, это отнюдь не тот адреналин, к которому все мы привыкли... Это – адреналин выживания; адреналин человека, который сначала хотел умереть, но в миллиметре от гибели внезапно одумался... и теперь ползет обратно – к жизни! Именно эти эпизоды-вставки постепенно приводят зрителя к неминуемому сопереживанию пытающегося выжить Сэлинджера. И все мы переживаем эти моменты вместе с ним. Стойко. Честно. Без тени смущения.
Военная глава данной картины представляется абсолютно метафорично, и, несмотря на то, что ужасы войны в действительности имели место быть в биографии Сэлинджера, война преподносится как еще один предлог, чтобы юный, одаренный писатель смог удовлетворить свой рьяный пыл и голод приключений, и в конечном счете набраться опыта и смелости сесть за свою печатную машинку.
Но вот что мне больше всего понравилось и в данной картине, и в характере самого писателя, так это его стоицизм. Когда я смотрел этот великолепный фильм, у меня отчетливо сложилось впечатление, что персонаж романа Драйзера "Стоик" должно быть когда-то писался именно с такого рода человека – человека, который должен был обладать именно таким характером и именно таким набором жизненных качеств. Эдакое живое воплощение упрямого, "мужского" сердца; подлинная аллегория истинного, мужского героизма, преодолевающего любые из преград...

Роли в этом фильме исполняют непревзойденные Николас Хольт и Кевин Спейси – команда, сложенная работа которой просто-напросто не позволяет жать кнопку "ПАУЗА" на протяжении всего фильма. Роль Спейси, хотя и вторична, этот великолепный актер, чье имя стоило всегда писать с заглавной буквы после "Подозрительных лиц" (1995 г.) [– мнение автора данной статьи], справляется с ней как никто иной. Персонаж, который почти что заменяет юному Сэлинджеру отца, есть личность, которую бы пожелал видеть в наставниках любой начинающий автор: опытный и харизматичный, честный и совестливый, мудрый и доброжелательный – в процессе просмотра данной картины персонаж Спейси превращается во всеми обожаемого бедного родственника, которого всегда жалко, ибо он неисправимый пессимист и неудачник, однако вы все равно всегда рады видеть его, поэтому-то и приглашаете на каждое значительное и незначительное мероприятие. И если наставник Сэлинджера не заменяет тому отца, то другом он ему становится наидостойнейшим. Во второй части фильма, однако, Сэлинджер ошибочно рвет отношения с человеком, который одним из первых замечает в молодом писателе большой талант и медленно, но верно ведет юного писателя почти что за руку к написанию романа, который в дальнейшем определит Сэлиндждера как незаурядного и оригинального автора. Попытки Уита Бёрнета, персонажа Спейси, навести мосты венчаются малым успехом, что хотя слегка и ранит сердце зрителей, тем не менее служит своего рода реперной точкой сентиментальности данной картины. Ориентируясь на неё зритель знакомится со спесивой, но, в то же самое время, очень даже человечной стороной характера Сэлинджера.

"За пропастью во ржи" вскрывает и подвергает скрупулезному анализу сразу несколько социальных проблем Америки того времени: моральные нормы молодежи, участие в мировой войне, отношение общества к собственным ветеранам, литературную цензуру, состояние экономики и много другое. Хронометраж картины не столь велик и долог, однако сценаристу и режиссеру однозначно везет с финальной версией фильма, ибо каждой из упомянутых социально значимых тем уделён достойный и пропорционально выверенный объем внимания.

Один опытный, профессиональный – однако, вполне возможно, не самый меткий! – критик, анализировавший как-то одну из моих работ, упрекнул меня в увлечении софистикой. Так сказать, обвинил меня в том, что я, мол, люблю притягивать факты за уши. Не смотря на то, что я, конечно, уважал мнение критика более опытного, чем я сам, я был отнюдь не согласен с его выводом. Конечно, факт есть факт; на то он и факт, чтобы таковым являться. Тем не менее, мне представляется, совсем уж несправедливым обвинять любого из авторов в софистике в 21 веке – веке не просто информации, но веке информационного изобилия. И я готов пояснить, что именно имею в виду. Я не был, естественно, лично знаком с Сэлинджером – в конце концов, мы с ним – дети разных эпох и поколений – однако, касательно того, какой образ жизни писатель вел после головокружительного успеха "Пропасти", в сети и печатной литературе имеется довольно-таки разнобойная информация. Достоверно известно лишь то, что после выхода его романа Сэлинджер, так сказать, удалился со сцены. Известно также, что после своего первого полноценного произведения романист пытался писать еще, но его редактор(ы) советовали ему просто-напросто "остаться легендой". Что именно мотивировало Сэлинджера превратиться в отшельника, думаю, мало кому доподлинно известно. Духовное ли состояние писателя привело его к жизни в безлюдном уединении в глуши? Шок ли феноменального успеха? Нежелание быть одним из фальшивок (столь презираемых главным персонажем "Пропасти") или же призраки пройденной им войны...? Многочисленность мнений на этот счет и есть то самое информационное изобилие, на которое я ссылаюсь выше. После своего уединения Сэлинджер практически не давал комментариев и интервью, почти не печатался, если ни считать небольшие сборники рассказов. К великому сожалению, нам известно лишь одно: Сэлинджер был, и вот он исчез – мы вряд ли сможем достоверно определить причину, по которой столь замечательная и прогрессирующая личность сделал ставку на самоизоляцию. Но, наверное, на то Джером Сэлинджер и был личностью прогрессивной, дабы уметь правильно о себе заявить, и тут же – умело исчезнуть.

Лично мне – после чтения его рассказов и романа, а также после просмотра этого, как мне кажется, довольно подробного, фильма – представляется, что Сэлинджер сделал что-то настолько неординарное и волевое, что его, так сказать, исчезновение заслуживает отдельного внимания и награды. Тот факт, что он нашел в себе силы и мудрость столь красиво и вовремя самоудалиться – сам по себе является произведением искусства. Он стал легендой при жизни. И он предпочел остаться ею до конца своих дней. На такой поступок мало кто горазд. Большая часть юных людей, на головы которых внезапно падает ошеломляющий успех и слава, как правило, заканчивают очень даже шаблонно: они начинают верить в свою избранность, особенность и отличие, продолжая при этом взлетать вверх до тех самых пор, пока их собственная слава не играет над ними злую шутку, оставляя под конец карьеры "без перьев", без заслуг и с испорченной печенью. Сэлинджер же нашел в себе силы избежать большую часть этих искушений, саморучно создав себе имя и имидж, которые сегодня уверенно соответствую статусу не просто человека-легенды, но почти что человека-загадки.

Нет!

Человека-тайны.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 03.08.2019 Вадим Милевский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2605870

Метки: критика, статья, сэлинджер, бунтарь, рожь, обзор, ревью,
Рубрика произведения: Проза -> Статья










1