день, когда бошка остановилась


ДЕНЬ, КОГДА БОШКА ОСТАНОВИЛАСЬ

"Вокруг тебя и меня
Электрополя.
Мы все, все завёрнуты
На 90 градусов ниже
Нуля"
(с) Ноль.

Они снова встретились, спустя 5 лет. Два близких духом человека с одинаково редким именем. До того момента у одного из них встреча с другим вызывала в памяти тот день, и это неминуемо сводило любое общение на нет, вызывая внутреннее желание скорей найти причину, чтобы избежать дальнейшего разговора путём ничего не значащих общих фраз и нахождения причин - чтобы ретироваться с места встречи. У второго данная особенность их общения и понимание, что именно тот день был всему виной – вызывала тонкое чувство вины, заставляла вновь и вновь возвращаться в события того злополучного вечера и невыносимой тоской кричала в пустое чёрное нечто прошлого. Ему хотелось прийти к своему тёске на порог и, упав в колени – просить прощения; или наоборот – обрушить на него весь груз безысходности той ситуации – но единственно лишь для того – чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос, чтобы не осталось недомолвок и недопонимания, чтобы не осталось виноватых.


Созвонившись после работы и уточнив место встречи - он уже бежал в темноте по тротуарчику к магазину; там, увидев тёску – присел в машину и, обмолвившись парой фраз, умолк, ощущая многолетнее напряжение между ними, как будто статическое поле от двух одинаково сильно заряженных положительных носителей. Ещё секунда и произошёл бы разряд, но этого не случилось…
Память ярко восстановила за секунды все события того дня, вновь заставила всё пережить.


Прошёл год как первый (назовём его «Т») закончил университет. Работа ещё не заняла в его жизни то место – которое по обыкновению занимает она у людей в более зрелом возрасте, сводя на нет забавы и приоритеты студенческой жизни, превращая юношеский максимализм в состояние обыденного стресса и неминуемую борьбу с ним – спиртным по выходным. У него не было жены, но была очередная девушка, которая ему уже успела надоесть. Т был сильно увлечён другой, очень милой блондинкой с потрясающей фигуркой и крепкой подтянутой задницей. Собственно тот день планировался как встреча с ней, тем более он без преувеличения - был в неё влюблён.
Незадолго до тех событий Т – познакомился с ней у их общих знакомых, хоть и видел её в стенах университета, хоть и провожал её вожделенным взглядом – он никогда не позволял себе с ней заговорить, зная к чему всё это приведёт в последствии – опираясь на ежемесячный опыт порочной цепи знакомств – перепихов – расставаний и новых встреч…
Т возвращался от своих родителей и прибывал в Краснодар намного раньше условленного часа встречи со своим новым идеалом. Провести день всех святых с ней – значило для него что то новое, так как сейчас или никогда он решил выстроить новые «грамотные» отношения – которые продлились бы дольше месяца, выросли бы в семью и послужили бы примером для всех последующих предков его.
Итак, что делать в любимом городе «грехов» свободные 5-6 часов вчерашнему студенту с достаточной суммой денег, стильно и дорого одетому, заряженному на любые приключения и их продолжение? Ответ родился полуавтоматически – набором семи цифр на мобильном.
- Алло, Сань, привет, что делаем? У меня тут есть несколько часов свободных, может увидимся? Кстати – как вы съездили в Армавир? Привезли*?
- Привезли. Буду через час свободен, встретимся на Сверной-Красной, буду ехать к Тёме – заберу тебя, если хочешь – дальше поедим с нами, у Тёмы дома сегодня никого нет.
- Я буду ждать тебя на Северной – Красной. Звони - я выйду и поедим. ОК.
Т зашёл в кафешку, заказал двойной эспрессо и закурил сигарету. Пальцы руки прокручивали в телефоне список контактов – несколько раз останавливаясь на имени своей пассии. Тут вспомнилось – что обычно из Армавира привозили такое большое количество отменейшего стафа – что хватило бы на год автономного пользования. В голову Т пришла мысль о том, что необходимо было бы позвать своего друга, тёску, ответив тем самым ему любезностью на любезность.
- Алло, Сань, слушай, а ничего если со мною будет мой друг, ты его знаешь, мой тёска.
- Ничего, пусть добирается сам.
Т заказал ещё кофе, время подходило к встрече с друзьями.
- Здарова, тёска. Ты где?
- Кручу по городу, как сам?
- Сасибо – хорошо. Есть предложение – от которого ты не сможешь отказаться, интересует?
- Я не сам.
- Ничего страшного, мы никому не скажем, пусть думают, что это твой водитель.
- Ну давай, а что у вас?
- Сам пока не знаю, но с Армавира, с Армавира плохого не привозили.
- Так а куда ехать?
- Давай на Корницкого стань – я буду проезжать и тебе маякну – поедешь за нами.
Допив кофе, Т вышел и сел в машину к Сане. Все без возни оказались на месте, вошли во двор, приготовили «станок», секунды начали тянуться превращаясь в вечность, …кто первый?
- А что это?
Спросил тёска Т.
- Химия…
Сделав по одному подходу к «станку» и основываясь на собственном опыте и ощущениях Т решил сделать второй, к нему присоединились остальные.
Минута, другая, шум листвы и прохлада вместе с хороводом разнообразных мыслей как сливаемая в унитазе вода – исчезал неминуемо. Рефлекс заставил присесть и потянуться за сигаретой, веки тяжелели свинцом.
Слева Т присел тёска, сделав усилие он повернул голову и спросил:
- Ты знал что будет так?
- Нет, я бы …
Слова оборвались. Система вербального общения вместе со всеми остальными (особенно опорно-двигательной) давали пугающие сбои. Ничего более тяжёлого – чем сидеть на лавочке – организм Т позволить себе не мог.
Спустя несколько минут всеобщего молчаливого созерцания собственной ничтожности и безысходности – адепты путешествий вглубь себя – словно уставшие путешественники к центру земли – пытались адаптироваться к такому сложному состоянию.
Первым, собравшись с силами, поднялся, случайно попавший на огонёк, тёска Т. Он с помощью своего товарища, до этого момента остававшегося безучастным, погрузился в машину и отбыл.
В последствии он расскажет тёске – что попытка сесть за руль была безуспешной. Товарищ довёз его в его гараж и оставив там – ушёл. Покинутый же – не смог подняться с заднего сидения – открыл заднюю дверь – и пролежал так в прикрытом гараже до самого обеда следующего дня – до тех пор пока его не заметили его соседи по гаражу. Его тошнило всю ночь. Такое глубокое погружение в самого себя надолго отбили у него желание к подобным экспериментам и к общению со своим тёской, к слову, вызвав к нему необъяснимую ненависть.

Вечер же Т не окончился так безысходно. Просидев неподвижно час – он смог совладать частично со своими нейронами и послал необходимые импульсы в опорно-двигательную систему. Так, маленькими шажочками он смог попить воды, глубоко вдохнуть, умыться и пройтись. Стало на йоту легче.
Время близилось к встрече с девушкой. Желание довести до конца начатое находило противоречия с собственной несостоятельностью и ощущениями в данный момент.
Друзья товарищи отправлялись в путь. Место, к которому они направлялись, не имело значения. Он шёл с ними.
Дорога казалась иллюстрированной главой к недописанной части «Путешествия в Истклан» Карлоса Кастанеды. Каждый последующий шаг – сделанный как будто не доведённым до совершенства ржавым роботом – давался очень трудно, вместе с тем вызывая очередные – противоречащие предыдущему шагу ощущения и краски. Колющее всё тело заиндевелое ощущение абсолютного холода и синий свет в глазах сменялся почти осязаемым и видневшимся из кончиков пальцев жаром и очень яркими и разнообразными красками ночного отражения от мокрого асфальта. Звуковые галлюцинации также не давали возможности отдышаться, гул тишины был то невыносим – то давал возможность на слух определить марку проезжавшего за три квартала автомобиля. Алиса в стране чудес и не пробовала таких грибов.
Путники, к своему восторгу, набрели на спасительный оазис – магазин без перерыва.
Т купил три банки энергетика и бананы. Вкусив провиант он ещё не осмелился покурить. Реальность стала более добрей к нему и шаг приобрёл характерные особенности обычного человека.
Время подходило к часу встречи.
Попрощавшись, Т поймал таксиста и поехал в другой конец города. Сев в машину – пристегнулся и, сделав над собой невероятное усилие, собрался и позвонил.
- Алло, привет, я еду к тебе, потихонечку собирайся, жду встречи.
- Хорошо, я практически готова.
Надежда на то, что пассия по каким нибудь причинам отменит встречу – тем самым избавив его от возможных последствий – рассыпалась как песок сквозь пальцы.
Извозчик был подослан дьяволом – как и все события того дня, и это было неоспоримо. Проехав менее двадцатой части пути - он взглянул в глаза Т и спросил его тоном старого доброго знакомого, да что там? – тоном лучшего друга:
- Слушай, а помнишь вот эту песню?
Сделав громкость автомагнитолы нестерпимой – на песне – действительно очень знакомой Т.
Т не подавал признаков удивления и заинтересованности – ровно как и признаков безразличия или напряжения – по простой причине - он не мог этого сделать, его тело последние несколько часов успешно отдыхало от его сознания.
- А вот эта слушай, помнишь её, когда группа распалась, ну ты знаешь…
Извозчик не унимался демонически ухмыляться.
Так продолжалось до тех пор – пока они не приехали, Т позвонил, она спускалась, напряжение росло.
Покинув странный автомобиль - Т отошёл, под предлогом покурить. Но извозчик не унимался и на этот момент, он просто не спешил уезжать – будучи уверенным, что молодые люди воспользуются его услугами и на обратном пути следования. Водитель сделал шаг по направлению к Т – продолжая свою навязчивую беседу. Сделав жест телефоном – Т дал понять о необходимости срочного звонка. Извозчик ретировался.
Шум ночи стал музыкой на мгновенье, рыжий свет газорязрядных ламп «ДРЛ» стал маняще золотым, лёгкой поступью неспешной – изящно сбежала по ступенькам подъезда она – прекрасная дева, идеал. Т обнял её очень аккуратно и поцеловал.
- Привет. Очень рад тебя видеть. Поехали?
- Поехали.
Т открыл ей дверь, пропустил, сделал очень большой вдох и выдох (удержавшись от того чтобы не ударить себя ладонями по щекам – чтобы собраться) сел к ней и положил руку над её головой – боясь нагло обнять.
- Куда едем?
- Я думаю попробовать в ДК, но чувствую там будет не очень, тогда поедем на Квадрат, если ты не против.
- Хорошо.
Извозчик прекратил издеваться – в то же время не спуская взгляда с Т и его пассии – следил за ними в зеркало заднего вида. Глаза его блестели иной раз - адским пламенем не давая расслабиться Т.
Приехав к ДК – молодые люди вышли – но, обратив внимание на устремившиеся к породии на фейс-контроль ряды несовершеннолетних «фриков» и им сочуствующих, переглянулись и поймав очередного водилу. Поехали на «Квадрат».
Приехав, пройдя через толпу в целом примелькавшихся лиц, поприветствовав дружественными объятиями знакомых охранников и отдав им верхнюю одежду они вошли внутрь. Знакомые лица, стены – ставшие уже давно любимыми и родными… они прошли немного и остановились.
Танцевать не то чтобы не хотелось – это было и неуместно и невозможно в состоянии Т.
- Может пройдем к стойке, я хочу тебя угостить.
- Пошли, только я не хочу пить.
Выпив по коктейлю у Макса за стойкой – желания отходить от неё не возникло. Девушка – озадаченная состоянием Т - сказала что пойдёт пройтись.
- Дай коньячку…
Сказал Т, безрадостно глядя в понимающие и видавшие миллионы ещё более безжизненных лиц глаза бармена.
Вечер уныло превращался в мракобесие в отдельно взятом случае.
Увидев, что прекрасная блондинка уже встретила своих знакомых и не спешит от них уходить Т почувствовал – что предложить ей какое то более интересное времяпрепровождение он не в силах. Чувство остро заявившего о себе внутреннего протеста сложившейся ситуации разрывало его изнутри. Хотелось напиться, умереть у стойки и возродиться вновь – весёлым бодрым и свежим. Но это было невозможно. Состояние ухудшалось с каждым ударом баса в мощной акустике.
Т сделал попытку приблизиться и пообщаться со своей девушкой. Разговора не получилось.
Многие старые знакомые взглядами давали понять – что лица на Т нет.
Попрощавшись с барменом и решив, что прощаться с девушкой не имеет смысла – Т из последних сил покинул на ватных ногах клуб.

В последующие дни он только и мог – что спать.

В последствии – этот вечер вполне адекватным итогом – сказался не лучшим образом на отношениях Т и его подруги. Он, конечно же, извинился на предмет своего отсутствия – выдумав небылиц, но хорошего продолжения в последовавшие за тем днём дни - ждать не имело смысла. Отношения охладели и обросли недосказанностями. В следствии чего – она вышла замуж за друга Т, с которым он сам их и познакомил незадолго до того момента. Конечно порядочность «друга» не являясь целью данного повествования – не будет обсуждаться, но её отсутствие кажется более реальным, чем многие из пережитых в тот день фантасмагорий.
Се ля ви.

Спустя 5 лет и Т и его тёска уже были женаты, как и все без исключения участники описанных событий. Путешествия вглубь самого себя – достигнув пика – сошли на нет. Время меняло приоритеты, привычки, круг знакомых.
Как эхом время от времени в сознании всплывали фразы главного героя к/ф «Страх и ненависть в Лас Вегасе» о потерянном поколении людей с голливудских холмов. Как фарватер были другие слова (под музыку Андерворлд) из не менее культового к/ф …
… «Я выбираю жизнь».

Они не говорили за столом о тех минувших событиях, но каждое их слово (между букв) интонациями – всё сказало за них, освободило от тяжёлого груза невысказанных взаимных претензий и обид. Наступил катарсис.
Они курили на балконе и говорили об отличии системы шин от секции шин, транзита подстанции от обходной системы, трансформатора напряжения от силового трансформатора, … понимая друг друга, улыбаясь друг другу, искренне простив друг друга через 5 лет.

(все события и персонажи вымышлены) 

Примерно 2010 год. 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 03.08.2019 от Тимофея
Свидетельство о публикации: izba-2019-2605710

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1