Мои путешествия. Книга седьмая.


Поездка в Париж

Вокзал для поездов «Евростар», находится совсем неподалёку от нашего дома, и потому, ранний отъезд нас мало беспокоил...
Проснулись, как обычно около шести часов утра, попили чаю и прихватив собранные с вечера вещи, вышли на улицу. Было почти светло и я подумал, что до Нового года ещё далеко...
Последнее время, жизнь движется словно скачками - какое то время тянется, «плетётся», а потом вдруг ускоряется и незаметно пролетают не только дни, но и недели, и месяцы...
«Однако, поживём ещё!» - невольно процитировал я знакомого балагура и хмыкнул. Сюзи, моя жена подозрительно на меня глянула, но промолчала – «Мол, что с него возьмёшь, он русский, да ещё и буддист «самодеятельный»?»

Громыхая колёсиками чемоданов по асфальту, мы, пошли в сторону метро, однако не доходя до станции увидели автобус следующий до Кингс –Кросса и запрыгнув в него, с комфортом доехали до вокзала.
...На станции, на контроле, впервые за все наши совместные поездки, Сюзи обыскивали, потому что она «звенела» несмотря ни на что, проходя через «досмотр». Позже выяснилась причина - её новая заколка, о которой она забыла, была достаточно металлической, чтобы вызывать сигнал тревоги. Кроме того, с собой мы взяли пластмассовые вилки и ложки, но забыли, что с нами был острый столовый нож – металлический и видимо при просвечивании «внутренностей» чемодана, оператор заметил этот нож. Надо отдать должное тому человеку, который просматривал наши вещи. Он шутил, советовал не нервничать и вел себя непринуждённо. Может быть поэтому и мы восприняли эту неприятную случайность вполне миролюбиво...
А тут подошло время посадки и все с чемоданами и сумками, по пологому эскалатору двинулись на перрон, к пассажирскому составу.
... Вагоны «Евростар», немного напоминают салон самолёта. Скорость, по временам сопоставима со скоростью малых самолётов и потому, мы доехали до Парижа очень быстро. В дороге, я читал книгу, «Афоризмы Лао-Дзы» и так погрузился в переживание глубины и остроты даосских парадоксов, что почти не заметил длинной дороги.

... Высадившись в Париже, мы привычно спустились в «камеру» хранения и пройдя через досмотр, оставили в боксе чемодан Сюзи и мой рюкзак на колёсиках, а потом пошли в город: наш номер в гостинице освобождался в три часа дня и потому, в ожидании вечера мы пошли гулять по Парижу...
По пути, в метро, купили проездной, с кривой улыбкой вспоминая прошлый год, когда какой - то мошенник предложил нам купить билеты по своей карточке, в автомате. Мы отдали ему около двадцати евро наличными и он, сунув нам карточку полученную из автомата, быстро ушёл помахав нам рукой на прощание. Я чуть ли не кланялся ему, благодаря за дружелюбие и помощь – очередь в кассу была приличной. Каково же было моё разочарование, когда выяснилось, что он купил нам билет на одну поездку, вместо проездного и поэтому, второй турникет не хотел нас выпускать из метро. Только с помощью полицейских, мы смогли подняться на поверхность, воспользовавшись служебным выходом...
В этот раз мы приобрели билеты, как все и ездили спокойно, куда нам надо....

По выходе из вокзала, я начал канючить, что хочу есть и мы зашли в парижское кафе, где я выпил горячего чаю с сладкими «плюшками», а Сюзи – кофе.
После, мы направили свои стопы в сторону парижской Опера – Гарнье, куда наконец, решились сходить на экскурсию. Сюзи, готовя культурную программу для поездки, через интернет узнала многие подробности будущего посещения знаменитого театра, и мы без промедления двинулись в сторону Оперы.
Все предыдущие поездки в Париж, мы заходили в Оперу, так как она была по дороге в знакомый отель, но не имея времени, не могли устроить экскурсию по этому замечательному памятнику искусства, сочетающего в себе архитектурный шедевр времён империи и национальный культурный феномен, наполненный музыкой, пением и танцами...
Уже на ступеньках «Опера» мы заметили большое оживление и вскоре узнали, что сегодня состоится открытие экспозиции, «Русские сезоны в Париже» - выставки приуроченной к сотой годовщине начала гастролей русского балета - антерпризы Дягилева во Франции. Русский балет произвел тогда настоящий фурор и познакомил парижан с результатами «русской революции» в искусстве и прежде всего в сфере балета...
Композитор Стравинский, танцор Нижинский и другие солисты, русские художники Бенуа, Бакст, Рерих и другие, - все мастера русского балета, по настоящему потрясли воображение, как простых зрителей – любителей, так и эстетов - профессионалов. Такой музыки, такого мастерства, таких замечательных декораций ещё никогда не было на сцене этого знаменитого театра.
Я помню своё впечатление от балета «Весна священная», который мы смотрели в Лондоне, в Ройял- Опера, в исполнении труппы Королевского балета. У меня мурашки забегали по спине, когда я услышал этот рваный, угрожающе агрессивный, наступательный, дикий ритм и когда увидел кружащихся в «полуночном экстазе», полуголых раскрашенных «индейцев» - танцоров. Представляю насколько было ошеломляющим впечатление у тех, кто сто лет назад, после привычной «сладости» и благообразия балетной классики, натолкнулся на это яростное проявление «славянской» жизни...

До Дягилевской антрепризы, Запад и понятия не имел о самобытности русского искусства. Именно, тогда русский балет вышел на мировые подмостки и остаётся признанным лидером по сию пору...
Мы поднялись по широкой лестнице «Опера – Гарнье» и вошли внутрь грандиозного здания, построенного около двухсот лет назад, в эпоху империи, воплотившего в себе всё имперское величие и великолепие тогдашней Франции...
Замечательный мягкие линии дугами и полукоужьями каменно – мраморного наполнения, украшенные классическими скульптурами и барельефами, поражали своим богатством и разнообразием форм.
Из большого мраморного холла, по симметричным полукружьям мраморной лестницы, мы поднялись на этаж и сверху, некоторое время рассматривали мозаику полов вестибюля, охая и ахая от эстетического восторга охватившего нас, поражаясь гениальности задуманного и мастерству исполнения...
Одним словом - здание изнутри и снаружи поражало воображение!
Однако главное потрясение, ожидает зрителей и слушателей спектаклей внутри, на сцене, где выступали и выступают лучшие артисты и коллективы мира...
Представить тот давний, русский праздник, нам помогало воображение и статьи написанные по этому поводу, прочитанные нами вместе с нашей дочерью Аней. Она будучи студенткой Кембриджа, год жила по обмену в Париже, училась там в одном из университетов и курсовую работу писала как раз о «русских сезонах» Дягилева.

... Я невольно представил себе чувства и эмоции толпы разодетых парижан и парижанок, пришедших сюда столетие назад и потрясённых увиденным и услышанным на этом празднике русского революционного искусства...
Нечто подобное, словно сохранившееся в этих пространствах эхо, испытывали и мы, вглядываясь в детали интерьера, где тогда происходили ошеломившие всех, события...
Поднявшись ещё на этаж вошли в распахнутые двери одной из просторных лож и увидели полукружье гигантского живописного помещения, золото отделки стен и потолка и всё невесомое пространство зрительного зала, вмещающего в себя, как зрителей, так и актёров, объединённых стремлением воплотить красоту и многообразие искусства, призванного хотя бы на время, представить в танце величие жизни человека и природы...
Весь этот объём заканчивался просторной сценой, на которой, рабочие монтировали декорации на одно из очередных представлений.
Роспись потолка, исполненного «знаменитыми» художниками - модернистами, диссонировала с классически строгим богатством отделки интерьера, и по аналогии, я сразу вспомнил Шартрский собор и безобразный сине – тёмный витраж, принадлежавший Малевичу, которого непонятно по каким причинам грубо «впихнули» в цельный средневековый интерьер. Этот витраж, своей убогой простотой «современности», только подчёркивал значение классичекого рисунка и цвета старинных витражей, задуманных и исполненных ещё за много столетий до появления, «совремнного» искусства, искусства алчной самонадеянности и параноидальной самоуверенности, отражающего драму нарушения душевого равновесия наших недавних современников-авангардистов...
Осмотрев театр, мы прошли на юбилейную выставку, откуда уже успели схлынуть многочисленные гости, пришедшие на открытие сотой годовщины Дягилеской антрепризы.
Народ, конечно ещё толпился, но не было ни телевизионщиков, ни газетчиков – официальная часть «праздника», к счастью, закончилась...
Здесь, в экспозиции юбилейной выставки, полотна декораций Рериха, Бакста и Бенуа соседствовали с простенькими рисунками Гончаровой и Ларионова. А темы балетов, от «Весны священной» до «Петрушки», отражённые в макетах декораций, эскизах костюмов и манекенах, одетых в эти костюмы, соседствовали с этой галереей живописи.
Рядом, в затемнённой комнате, показывали киноотрывки балетных сцен и зрители, сменяя друг друга, пытались оживить своё воображение, рассматривая современные версии тогдашних спектаклей.
Мне запомнился фрагмент из «Петрушки», который в лубочной манере показывал дореволюционную Россию, её церковные купола, и разухабистый праздник, разливающийся на улицах не то Москвы, не то Санкт- Петербурга.

... Для многих французов, как и сто лет назад, сегодняшняя Россия представляется некоей страной чудес, наполненной медведями и колоритными «пейзанами» в шубах и треухах, танцующих на заснеженных улицах её городов. Конечно, сегодня в России есть и балет, только уже представленный знаменитым Большим театром и Мариинкой.
В восприятии России французами, мало что изменилось с той поры, хотя, наверное в современной России, чудес и экзотики стало намного меньше...
Во многом, этому способствуют рассказы о своей «Раше», русских туристов, наконец - то осуществивших свою эстетическую мечту – посмотреть Париж... «и умереть». Вспоминается старый анекдот из недавней советской жизни:
«Я опять хочу в Париж! -А что, вы уже были!? - Нет, но я уже много раз хотел...»
... После «Гранд Опера», мы, пройдя по улицам центра города, вошли в «Галери ля Фает», может быть самый известный «дворец» торговли в мире. Он был, как всегда в соответствии с сезоном, украшен внешней разноцветной мозаикой иллюминации, а внутри громадного здания, стояла огромная ёлка, украшенная переливчатой мишурой ало – фиолетового цвета. Впечатление от этого «предчувствия» новогоднего праздника – незабываемое!
В коридорах и торговых залах этого «дворца», двигались, глазея на неисчислимое количество разнообразных товаров, тысячи и тысячи покупателей и просто любопытных. И от этого «фестиваля» торжествующего изобилия, невольно начинала кружится голова, и хотелось выйти на свежий воздух.
... Мы поднялись по эскалаторам на плоскую крышу, где стараемся побывать при каждом посещении этого супер-магазина, и долго, под тихим дождичком, рассматривали панораму Парижа окружающего «Галлери...» со всех сторон. Отовсюду на нас смотрели, привлекая внимание знакомыми силуэтами, парижские «достопримечательности». Там, далеко слева, стояла великая Эфелева башня, а немного правее высились и светились белыми куполами, «арабские» силуэты церкви Сакра-Кёр...

Дождь, не позволил нам долго любоваться панорамой и загнал внутрь. Уставшие, оглушенные суетой и разнообразием увиденного в магазине, устроившись на лестнице ведущей на крышу, мы съели свои бутерброды и отдохнули, обмениваясь впечатлениями обо всём увиденном и услышанном, не обращая внимания на проходивших мимо любителей панорамных видов.
В конце концов, бывая в толпе, невольно и быстро привыкаешь не обращать внимания на безымянных и безликих прохожих ...
После «Галлери ля Фает», мы, возвратились на вокзал, забрали свои чемоданы и отправились в гостиницу, в которой уже останавливались прежде. На метро мы проехали несколько остановок, сделали пересадку и вышли уже на Монмартре, невдалеке от нужной нам улицы.
... В маленькой гостинице, нас привычно встретил любезный портье, выдал нам ключ и мы, поднявшись на третий этаж в тесном лифте, войдя в номер стали устраиваться на ночлег...
Перед тем, как лечь спать, уже в темноте, сходили погулять, и как обычно, дошли до величественной Сакра – Кёр. Несмотря на дождь и позднее время, в церкви, было много людей и тихо звучала органная музыка. Мы сели и стали всматриваться и вслушиваться в величественно-торжественную тишину громадного, намоленного за столетия, пространства. На нас снизошёл покой и внутренняя тишина и мы задумались каждый о своём сокровенном, но грустно возвышенном.
... Рассматривая громадные фрески на стенах и потолках, я думал о временах рождения и жизни Христа, о тех днях, которые через тысячелетия человеческой истории дошли до нас в торжествующих словах евангелистов, песнопениях и гимнах литургии, в музыкальных тонах классической музыки, в рисунках и красках картин художников Средневековья и Возрождения...
Однако сегодня, скорбь и вселенская драма бытия Христа - Спасителя, представлена и представляется нам, как нечто монументальное и величественное, лишённое животворного ощущения и понимания человеческого страдания, как чего - то жизнеутверждающего, противостоящей сытой жизни обывателя. В определённом смысле, и мы впали в заблуждение израильских фарисеев и книжников, мечтающих о Мессии на боевом коне и с золочённым мечом возмездия в руках...
Увы, корни человеческих заблуждений, по прежнему коренятся в помпезных мифах о человеческом счастье как о Победе, величественного и грозного, над обыденным и страдающим...
Вот такие мысли текли в моей голове, пока мы сидели и слушали тишину и шёпоты Сакра – Кёр...
Потом, мы обошли громадную, высокую церковь по периметру, заглядывая во все закоулки и рассматривая сотни скульптур, картин и резных барельефов, рассказывающих о жизни и смерти Иисуса Христа и победе христианства, в лице апостолов и святых угодников, часто отдававших жизни за свою веру в победу добра и справедливости на этой, не очень приспособленной для счастья, земле...
Выйдя на паперть, долго всматривались в огни Парижа расстилавшегося перед нами внизу, у подножия холма, на многие, многие километры, вокруг...
Дождь кончился, но порывами налетал холодный ветер, напоминая нам об осени и приближающейся зиме...
... Возвращались в гостиницу через оживлённые ярко освещённые улицы с множеством магазинчиков, ресторанчиков, и кафе, часто открытых одной стороной помещений к прохожим. В одной такой лавочке, мы купили горячих сосисок для меня и салат для вегетарианки Сюзи. Возвратившись в номер, удобно расположившись, мы вкусно поели, запивая еду молодым французским белым вином.
Утомлённые длинным, наполненным переездами, переходами, сменой впечатлений и обстоятельств, днём, приняв душ легли в постель и быстро заснули, сквозь сон слыша в открытое окно, звуки не затихающей даже на ночь, парижской жизни...
Проснулись по привычке около шести утра, ещё долго лежали согреваясь под толстым одеялом и только около восьми часов быстро встали и одевшись, пошли есть свой «брекфаст» в столовую, расположенную в подвальном этаже гостиницы.
Как обычно, я забыл, что и как приготовляется во время завтрака, и потому в первый раз заварил мятный чай холодной водой из бойлера, а потом, поняв свою ошибку, долго не знал куда эту бурду слить.
Тем не менее, сытно позавтракали сыром, ветчиной и медами-джемами, не забыв украдкой прихватить с собой пару сыров и масло, для короткого полуденного ланча. Мы с Сюзи не видели в этом ничего плохого, а воспринимали как спорт, и потому, остались собой вполне довольны.
После завтрака, одевшись потеплее вышли на воздух, спустились по мощёной улице к станции метро, напротив знаменитой «Мулен-руж» - «Красной мельницы» и отправились в сторону далёкого пригорода, где находится знаменитое русское кладбище.
Городок Сен-Жермен де Буа, оказался богатым поселением состоятельных парижан и в окна автобуса я рассматривал приличные современные дома с садиками и архитектурными «завитушками», сравнивая с лондонскими пригородами, убеждаясь, что богатство или состоятельность, во всех больших городах мира похожи...
Сойдя на нужной остановке, по указателю перешли шоссе и вскоре вошли в ворота небольшого кладбища, на окраине посёлка. Справа, сквозь вершины невысоких деревьев, покрытых уже редеющими жёлтыми листьями, виднелись золотые купола с крестами, над местной кладбищенской православной церквушкой...
На первых же надгробных камнях –памятниках, мы встретил фамилии знаменитых в России, (извините, поправлюсь) в царской России князей и графов из старинных дворянских фамилий: Нарышкиных, Белосельских-Белозерских и ещё многих прочих. Будучи сыном домохозяйки и рабочего, я без пиетета отношусь к аристократии и больше для Сюзи, восхищался набором известных имён из недавней, дореволюционной истории...
В левой части кладбища, куда мы попали через ворота, часто встречались и французские фамилии, потому что кладбище это местное, городское, а не только послужило последним пристанищем русским эмигрантам...
Не торопясь, мы шли между рядами могил рассматривая надгробные памятники и встретив знакомую фамилию писателя, поэта или даже великих князей, обменивались короткими репликами...
Пройдя в центр кладбища, мы поняли, что нужен путеводитель по этому «городу мёртвых» и чуть вернувшись, пошли к церкви, рядом с которой, оказалось «тур бюро» - маленькая комнатка в пристрое, где женщина не говорящая по-русски, продавала книги о русской эмиграции и раздавала бесплатные схемы кладбища с указанием «знаменитых» могил.
Книги, как обычно в русских «казённых присутствиях» стоили очень дорого, а церковь, тоже, вполне по русской традиции, была закрыта на замок. Мне вспомнились открытые с утра до вечера, старинные английские городские и поселковые церкви в провинции и повздыхав, я поворчал на обычную русскую недоверчивость, подозревающую даже в церковных посетителях, если не прямо воров, то вандалов и разухабистых хулиганов.
«Откуда им тут взяться? – ворчал я про себя, вспоминая, что видел среди надгробий, вдалеке и мельком, двух благообразных старушек...
Вскоре мы с ними столкнулись на одной из кладбищенских дорожек и познакомившись, узнали, что они из Финляндии, русские, уехавшие туда из Питера уже давным-давно. Они разыскивали братскую могилу курсантов какого – то царского военного училища, и попрощавшись мы разошлись. Вскоре, неожиданно нашли этот мемориал, состоящий из нескольких могил объединённых в один ансамбль, с похожими, но разной величины, надгробными каменными стеллочками...
Вскоре, нашли здесь же и могилы известных эмигрантских писателей и поэтов, в том числе Зайцева, Бердяева, Бунина…
В этой же части кладбища, упокоились известные белые генералы, ушедшие с белой гвардией во Францию, после поражения в Гражданской войне.
Здесь же похоронен известный балетный танцор Нуриев, чей надгробный памятник напоминает причудливый монумент в ярко окрашенном камне, изображающем цветной ковёр над могилой. Невдалеке, похоронен Александр Галич, с которым Сюзи в своё время была знакома и который умер нелепой, а потому особо трагической смертью. Его убило током, когда он пытался починить телевизор...
... Вглядываясь в надписи на надгробных камнях, я невольно вздыхал, размышляя о судьбе русского народа расколотого Революцией на две неравнозначных половинки. Большая часть из тех знаменитостей, офицеров гвардии и придворных, которые навечно упокоились здесь, принадлежали к той малой части русского народа, которая после революции вынуждена была бежать за границу, которая так и не примирилась с безжалостным вердиктом истории, изгнавшей их из милого отечества.
Почти все они с тоской доживали свои жизни здесь, потеряв свои богатства и дворцы, но с жадностью ожидая новостей из Советской России... Многие, подобно Бердяеву, которого здесь, во Франции величали «красным профессором», уже после победоносной войны и победы СССР над Гитлером, почти примирились и «простили» свой народ, который, как им казалось, «не помнил и не уважал их святынь».
Кстати, тут мы встретили могилы Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус, известной и талантливой поэтессы, обладавшей вполне мужским сердитым и мстительным характером. Именно она, со злобой писала уже после победы Революции в России: «... И снова в хлев, он будет загнан палкой, народ, не уважающий святынь...»
В определённом смысле её предсказания сбылись после победы Контрреволюции и развала Советского Союза, но думаю, что вряд ли она бы радовалась этому сбывшему пророчеству. Любая Контрреволюция, на время делает вполне бессмысленными все подвиги, жертвы и достижения Революций...
В конце концов, мы изрядно устали общаясь несколько часов с мёртвыми и найдя деревянную скамейку, чуть стесняясь молчаливого, невидимого окружения достали свои съестные припасы и стали, подрагивая от холода, есть, запивая бутерброды холодной водой из пластиковых бутылок...
... На станцию, мы возвратились на том же автобусе и сев в электричку, уже в сумерках доехали до Мулен-Руж, - развесёлого театрика, над которым и сегодня вращаются крылья красной мельницы...
Часам к шести, вновь прикупив горячих ароматных французских кушаний, в уличном «бистро», поднявшись к себе в номер поели, посмотрели по телевизору новости на английском языке и потом, отдохнув, вышли погулять по улицам Монмартра.
Сюзи, объяснила мне, что Пляс - Пигаль, это район вокруг Мулен-Руж, место ночной разгульной жизни в Париже, наподобие Сохо в Лондоне. Здесь много разного рода маленьких театриков и кино с пьесами и фильмами фривольного содержания, а так же секс -шопов, где продаются вещи «интимного обихода». Я, слушая эти объяснения охал и ахал и таращил глаза во все стороны, пытаясь рассмотреть в гуляющих по бульвару, «дамочек с камелиями». Увы, было холодно и потому, кажется мы так и не встретили ни одной, а если и встретили, то я просто не узнал её или их...
Утром, уже вполне отоспавшись за три дня, поднялись на «брекфаст» около девяти и завтракали уже без моих «фокусов», вполне привычно различая, где в бойлере кнопка для кипятка, а где для холодной воды. Но и французских сыров и джемов мы уже наелись и потому, взяли с собой только маленькие пакетики масла и коробочку французского мёда, на пробу.
Мы сегодня съезжали из гостиницы и потому, не торопясь собрались изредка поглядывая в окошко на разноцветье крыш и балконов под нами. Мне вспомнился стих Кручёных: «Над морем крыш и стадом труб, висит луны сгоревший труп» и я процитировал его. Сюзи была не в восторге, от этого легкомысленно-пугающего повторения шипящих и звонких редуцированных до угрожающего шипения согласных, а я, как носитель русского языка, был от этого в восторге, как впрочем и вообще от поэзии русской революционной поры...
Атмосфера ухода навсегда, в считанные часы превратила гостиничный номер в холодное пространство, память о котором сотрется буквально на глазах. Это ощущение наверное связано с логикой человеческих встреч и расставаний. Когда три дня назад мы вошли в номер, то чувства были иными – насторожённость, постепенно сменялась ощущением защищённости и потому, тёплой благодарности. Но вот мы уезжаем и наши чувства уже устремились в будущее - вновь ожидание наполнилось тревогой, незаметной, но дисциплинирующей...
На метро приехали на Северный вокзал, оставили в камере хранения чемоданы и пешком направились в сторону музея К-д,Орсе. Прошлый раз, в новогодние праздники, мы не захотели туда идти из-за длинных очередей желающих туда попасть. Сегодня всё было иначе и мы купив билеты, не задерживаясь прошли в громадный холл – бывший зал ожидания железнодорожного вокзала...
Надо отметить эту архитектурную тенденцию, которая может быть началась здесь в Париже, но сегодня распространилась по всей Европе – бывшие промышленные здания приспосабливают под прибежища разного рода искусств. Вспомните хотя бы новый лондонский музей «Тэйт-галери», «внедрённый» в огромную коробку бывшей теплоэлектростанции...
Более того, специально построенный парижский музей современного искусства, с самого начала был спроектирован, как нарочито промышленного вида здание с выносом на фасад промкоммуникаций и разнообразных функциональных труб.
К-д, Орсе, музей замечательный и своим собрание картин и скульптур. Прямо перед входом чёрный угрожающе динамического вида носорог и слон настраивает нас на встречу с легкомысленным и чудесным. И мы это видим в громадных открытых перспективах этого «музея-вокзала». Именно скульптуры зверей, при входе, уже внутри музейного пространства привлекают ваше внимание.
Меня это особенно волнует, можно сказать на уровне инстинкта, потому что я русский, а в России ещё не потеряна связь с окружающей дикой природой.
И ещё потому, что я лесовик – одиночка и мои воспоминания полны случаев неожиданных встречь с оленями, лосями, волками и медведями.
...Мы с женой решили осматривать всё по порядку, хотя, конечно уже были здесь и не один раз. Но всё забывается, а любимые картины или скульптуры, как и книги, когда их перечитываешь после большого перерыва, и знакомые мелодии, когда их слушаешь после после большой временной паузы, вызывают новые, особенные чувства...
Несколько часов мы бродили по этой сокровищнице изобразительных искусств, пытаясь внутренним взором уследить за развитием тенденций в мире живописи и скульптуры.
Но особенно подробно, хочется рассказать об французских художниках импрессионистах, ещё не утративших чувства формы и мастеровитости, но уже попробовали пробиться к чувствам, вызываемым содержанием бытовой обстановки окружающей нас в рутине жизни, подчас вызывающей восторги и умиление.
Пейзажи Сислея, Дега, Дёрена, напоминают мне что-то из далёкого детства с пылью на не асфальтированных дорогах, тележными повозками и зарослями цветущей, снежно-ароматной черёмухи вдоль линии железной дороги, по которой гремя на стыках проносились пышущие паром, паровозы мелькающие длинными стальными рычагами, движущих несколько высоких симметричных колёс, безостановочно бегущих по серебряным блестящим лезвиям рельс.
Портреты Ренуара стилизованы и сладковаты проявлением буржуазного довольсва напоказ.
Жанровые картинки зарисовок жизни богемного дна у Тулуз-Лотрека, вызывают невольную симпатию к искренности и трагическому разочарованию непринятого и не понятого обывательской публикой, художника.
Безумная патология психологической неадекватности и связанного с этим взрывам гнева и упадка душевных и физических сил поражают в Ван-Гоге, точно так же, как самодовольство автора, отчасти напоказ, заставляют задуматься над таитянскими полотнами Гогена, который, как мне кажется, был полной противоположностью Ван-Гога.
В той давней жизни богемы, эти противоречия иногда искрили, вызывая взрывы зависти и даже ненависти между художниками. Следствием чего, как мне кажется, было и отрезанное Ван – Гогом, собственное ухо. Согласитесь, в благообразных буржуа, таких чувств просто не может быть, по определению...
...Выйдя из музея, уставшими и едва двигающими ноги, мы устроились неподалёку на пешеходном мосту через Сену, под прохладным ветерком, зато почти в одиночестве, и поёживаясь от прохлады осенне-зимней реки, не торопясь и обсуждая увиденное и панораму Парижа, поели, провожая отсутствующими взглядами проплывающие под нами прогулочные теплоходы с весёлыми звонкоголосыми ватагами школьников, приветливо машущих руками проходящим по мосту одиноким прохожим.
После еды, согреваясь, пошли в сторону вокзала, по пути миновали знаменитый театр Одеон с именем которого тоже связана целая эпоха в литературе и искусстве столетней давности...
Потом отыскав почту, отправили несколько открыток с видами Парижа нашим детям и соседям. Почта уже закрывалась, но служащие любезно позволили нам не спеша заполнить адреса и сбросить в нужный почтовый ящик. Их любезность и благодушные улыбки вдохновили нас и мы весело комментируя очередные парижские достопримечательности подошли к вокзалу.
Здесь, найдя подходящий магазин, уже торопясь, купили французские сыры, печенья, с штампованными шоколадными барельефами изображающими средневекового школьника, ещё кое-что по мелочи, и уже почти бегом возвратились на вокзал, - наш поезд уходил через час, и надо было ещё пройти контроль документов и багажа при посадке - бывая в Париже, мы к этому уже привыкли.
... Через три часа были в Лондоне, а добравшись до нашей квартиры, неподалёку и от Сити, и от Пикаддили – Сёркус, с удовольствием попили чаю, и не задерживаясь, легли спать в свою, такую тёплую, а главное удобную и родную постель...
Сюзи, завтра, рано утром надо было вставать на работу...

Ноябрь 2009 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Киев и Крым.

Нищета и нравственность.

В сентябре этого года путешествовали с женой по Крыму, предварительно осмотрев и Киев.
Первые впечатления: Украина и Киев в частности, напоминают России лет пятнадцать тому назад. В Киеве, наряду с великолепными реставрированными соборами, чуть отойдёшь от центра в сторону, или просто с улицы заглянешь во дворы — натыкаешься на следы разрухи и запустения. Город, в ночное и вечернее время плохо освещён, а состояние асфальта на улицах и тротуарах, напоминает совсем недавно разбомблённый город. Дыры в асфальте глубиной до метра и в диаметре больше полуметра — нормальное явление, и если днём это ещё можно обойти, то ночью, в темноте гулять по городу — опасно для жизни.

Самое главное, что никого, и прежде всего местные власти это не волнует, и никто не спешит, не только освещать город, но и заделывать дыры в асфальте. Создаётся впечатление что власти и украинские, и местные озабочены вступлением в Евросоюз именно для того, чтобы кто-то сделал реставрацию дорог и ремонт зданий за них и вместо них.
Такое положение, как я уже говорил, было и в России, в начале девяностых, когда тот же Петербург выглядел как столица небольшого государства, на несколько месяцев захваченного кочевниками Чингиз-хана.
С той поры прошло немало лет и сегодня, тот же Петербург вполне напоминает бывшую Северную Пальмиру, а туристические места вызывают просто восхищение.
И этот город, впрочем как и Москва, всё больше походит на европейские столицы, а в чём-то и превосходит их...
В Крыму, тоже нет былого благообразия и побывав здесь впервые после тридцати лет разлуки, я могу утверждать, что элемент социальной, инфраструктурной и экономической разрухи налицо. Тут и спорить не о чем. Только тем, кто живёт здесь безвыездно, эта разруха менее заметна...
Интересно, что как и в России девяностых годов, люди живут под лозунгом: «Торгуют все!»
Но при постепенно разрушаемой промышленной базе, страна живущая по принципу «всё на продажу», рано или поздно столкнётся с тем, что просто не будет покупателей и тогда страна станет добычей алчных международных спекулянтов. Вступление в Евросоюз и хлынувший после этого в страну поток неуправляемого импорта, только усугубит проблему и приведёт к маргинализации не только правительства, но и самой страны.

У меня создалось впечатление, что Запад планомерно добивает остатки Советского Союза и надеется, подкупив правителей марионеточной Украины, а в таковое государство она медленно превращается, сделать из этой страны и её народа послушную куклу-марионетку, способную по приказу хозяев на разные провокации, в том числе на войну с Россией.
Если пристально всмотреться в будущее, то такой вариант развития событий становится со временем всё более реальным. Нищая страна, без собственной промышленности, живущая на торговле заграничным барахлом - это марионетка в руках тех, кто её будет кормить, а в случае с Украиной и стремления её «олигархических элит» на Запад, такого варианта, судя по всему, ждать осталось недолго .
К тому же, полу-фашистский национализм отравивший общественное сознание многих украинцев во времена становления бандитского олигархического режима под руководством Ющенко, подталкивает не только к антироссийской, антисоветской демагогии, но на волне нищеты и на авантюристические действия, которые рано или поздно могут обернуться гражданской войной двух братских народов.

Эти страшные перспективы нужно учитывать уже сегодня, как России, так и Украине. Нужно сделать всё возможное и невозможное, чтобы этот сценарий, продажным элитам Украины, не удалось осуществить!
В Киеве мы жили в квартире у Саши, на которого вышли по интернету и сняли у него комнату со всеми удобствами совсем не дорого. Это было похоже на наше проживание в итальянской Сиене, где Франческо — хозяин квартиры не только сдавал комнату, но и работал в нескольких местах, получив до этого хорошее университетское образование. Так было и Сашей. Мы его почти не видели. Он бывал на работе или у друзей и приходил домой только ночевать... (Продолжение следует)

Канада — от океана до океана.

…Я долго мечтал побывать в Канаде и наконец, моя мечта сбылась.
С тридцать первого августа, по первое октября, мы с женой путешествовали по необъятной Канаде, пролетев, проехав и пройдя пешком многие тысячи километров.
Уже в Канаде, собирая материалы для этой книги появилась идея, по ходу поездки сравнить Канаду и Россию, прежде всего в социальном аспекте, в уровне дружелюбия и благоустройства жизни простых людей. Насколько мне это удалось — судить читателю...

...Месяца за три перед поездкой, мы всерьёз задумались о путешествии по Северной Америке. В начале думали совместить посещение Канады и США, но потом, посмотрев карту поняли, что нам для этого нужно месяца два времени и кучу денег. Ни времени, ни кучи денег у нас не было. И потом, два месяца путешествий, даже в «цивилизованных» странах, больше похоже на работу. А мы хотели, в добавление к новым впечатлениям, ещё и отдохнуть...
В конце концов решили ехать в Скалистые горы, в городок Банф, очень известное место в Канаде, с громадным роскошным отелем в окружении гор, на берегу порожистой речки. Потом, после череды обсуждений, определились с маршрутом и решили посмотреть Канаду по полной — побывать на побережье сразу двух океанов — Тихого и Атлантического и именно в такой последовательности...
В течении десяти дней, моя жена Сюзанна каждый день садилась за компьютер и выбирая из «предложенных» интернетом вариантов, заказывала недорогие билеты на самолёты, на поезда и недорогие номера в гостиницах, мотелях и «хостелах» - общежитиях...

Решили лететь в Торонто, оттуда в Банф через Калгари, потом в Ванкувер и снова возвратиться в Торонто. Оттуда, буквально через день, сесть на поезд и уехать в столицу Канады — Оттаву, потом в Монреаль, а затем в Галифакс, на Атлантике. И уже потом, финально, возвратиться в Торонто, где у нас была своеобразная база. Это и была начальная и конечная точка нашего путешествия, откуда мы хотели возвратиться в Лондон.
Билеты в Канаду, заказали на тридцатое августа, а в Лондон из Торонто — на первое октября.
Узнавая погоду в Канаде по интернету, мы поняли, что лучшее время года для путешествия — это сентябрь. Канада в этом смысле похожа на Сибирь, где я бываю каждый год весной, но чаще осенью.

Именно в сентябре, мы с фотографом Продиптой Дас, несколько лет назад, ездили по России и собирали материалы для нашей книги, которая уже вышла в Лондоне, в издательстве «Фрэнсис Линкольн» и которая называется «Россия начинается на Р», или по-английски: “R is for Russia”
Перед поездкой, я посмотрел много интересных фотоальбомов о Канаде и был очарован всем увиденным и особенно, канадскими Скалистыми Горами. И природа, и животный мир там, во многом напоминают мне мою родину — Сибирь - поэтому я и хотел съездить в Канаду.
Глядя на фотографии лесов, озёр, гор и рек, я невольно сравнивал увиденное с Северным Байкалом или с Окинской долиной в Бурятии, где тоже реки, горы, долины, тайга и полно зверей.
Надо однако заметить, что будущее наше путешествие не вызывало во мне такого восторга, какой я испытал после первого своего путешествия в Окинскую долину — горный район неподалеку от Байкала.
На это было несколько причин. Первая — это то что я побывал там десять лет назад, когда мне было всего пятьдесят шесть.
А вторая — в этом году, я уже путешествовал по России, где находился в течении месяца и потому, запас эмоций и мечтательных ожиданий немного иссяк. К тому же, мы недавно побывали в Венеции, которая, поразила нас своей непохожестью на все большие города не только Западной Европы, но и всего мира и очаровала своим великолепием и самобытностью. Но о Венеции, я уже написал большое эссе.
Ну а третья причина, - это негласное обязательство заниматься написанием большого романа о Владыке Антонии Сурожском, который я откладываю, вот уже несколько лет...
И тем не менее, мы все-таки отправлялись в это путешествие, с большими ожиданиями и надеждами. И впечатления от Канады, оставили в памяти неизгладимый след.

Для начала, хочу познакомить читателей с историей и особенностями политического и социального устройства. На мой взгляд, история и современное состояние Канады, во многом может помочь в построении развитой и благоустроенной России. Поэтому такая длинная ссылка.
Вот некоторая формальная информация из Википедии:

Канада
Канада (англ.Canada[;k;n;d;]; фр.Canada[kana;da]) — государство в Северной Америке, занимает второе место в мире по площади. Омывается Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами, граничит с США на юге и на северо-западе, с Данией (Гренландия) на северо-востоке и Францией (Сен-Пьер и Микелон) на востоке. Граница Канады с США является самой протяжённой общей границей в мире.
Канада — конституционная монархия с парламентарной системой, являющаяся двуязычной и много культурной страной, где английский и французский языки признаны официальными на федеральном уровне. Технологически продвинутое и промышленно развитое государство, Канада имеет много отраслевую экономику, базирующуюся на богатых природных ресурсах и торговле (в частности с США, с которыми Канада комплексно сотрудничает со времён существования колоний и основания Конфедерации).
Основанная французским исследователем Жаком Картье в 1534, Канада берёт своё начало от французской колонии на месте современного города Квебек, населенном первоначально местными народами. После периода английской колонизации из союза трёх британских колоний (которые были до этого территориями Новой Франции) родилась канадская конфедерация. Канада получила независимость от Соединённого Королевства в результате мирного процесса с 1867 по 1982.

В настоящее время Канада является федеративным государством, состоящим из 10 провинций и 3 территорий. Провинция с преобладающим франкоговорящим населением — Квебек, остальные — преимущественно англоязычные провинции, также называемые «английская Канада» в сравнении с франкоязычным Квебеком. Будучи одной из девяти преимущественно англоязычных провинций, Нью-Брансуик является единственной официально двуязычной канадской провинцией. Территория Юкон официально двуязычна (английский и французский), а Северо-Западные территории и территория Нунавут признают 11 и 4 официальных языка соответственно (среди которых также присутствуют английский и французский).
Происхождение названия
Название Канада происходит от слова kanata, означающего «деревня» или «поселение»[3] на языкелаврентийских ирокезов, которые зимовали в деревне Стадакона (в окрестностях современного Квебека), — первых индейцев, которых Жак Картье встретил на Гаспелетом 1534 г. в их летнем лагере. В 1535 г. жители местности, где ныне располагается город Квебек, использовали это слово, чтобы направить исследователя Жака Картье в деревню Стадакона[4]. Вскоре после экспедиции Картье лаврентийское племя бесследно исчезло — как показали современные археологические раскопки, скорее всего, в результате войн с гуронами и южными ирокезами.
Картье позже использовал слово «Канада» для обозначения не только этой деревни, но и всей области, находившейся под контролем местного вождя Доннаконы. С 1545 г. европейские книги и карты обозначали этот регион и все берега реки Св. Лаврентия словом «Канада». Впоследствии это название перешло и на большинство соседних территорий в Северной Америке, управлявшихся Британской империей.
История
Коренные народы
Археологические и генетические исследования коренных народов подтвердили присутствие человека на севере Юкона с периода примерно 26 500 лет назад, и в южной части провинции Онтарио с 9500 лет назад. Археологические объекты Олд Кроу Флэтс и Блуфиш — два самых ранних археологических памятника человеческого (палеоиндейцев) жилья в Канаде. Среди индейцев Канады есть восемь уникальных мифов о создании мира и адаптаций этих мифов. Это мифы о земле, мировом родителе, появлении, конфликте, разбое, возрождении трупа, двух создателях и их соревновании, а также миф о братьях. Цивилизации канадских аборигенов включали в себя постоянные или городские поселения, сельское хозяйство, общественные и исторические памятники архитектуры и сложную социальную иерархию. Некоторые из этих цивилизаций исчезли задолго до первых постоянных европейских поселений (конец XV — начало XVI веков), и были обнаружены в ходе археологических исследований.
Коренное население по оценкам составляло от 200 000 до 2 000 000 человек в конце 1400 года, в настоящее время цифра в 500 000 принята Королевской комиссией Канады по охране здоровья коренного населения. Повторявшиеся вспышки европейских инфекционных заболеваний, таких как грипп, корь, оспа (к которым у индейцев не было естественного иммунитета), в сочетании с другими эффектами от контакта с европейцами, в результате привели к вымиранию от 40 % до 80 % коренного населения.

Коренные народы Канады включают индейцев, эскимосов и метисов. Культура метисов возникла в середине XVII-го века, когда индейцы и инуиты смешивались с европейскими поселенцами. Инуиты больше ограничивали контакты с европейскими поселенцами в течение раннего периода.

Новая Франция

Первые европейцы прибыли когда норвежские моряки (часто упоминаемые как викинги) поселились в Ланс О Меду в Ньюфаундленде около 1000 года, после провала этой попытки колонизации неизвестно о других попытках до 1497 года, когда итальянский ореплаватель Джованни Кабото (Джон Кабот) изучал атлантическое побережье Канады для Англии. В 1524 году восточные берега Канады исследовала экспедиция флорентийского мореплавателя Джованни Веррацано, состоящего на службе французского короля. Впоследствии, между 1498 годом и 1521 годом, различные португальские моряки разведали побережье восточной Канады и основали постоянные рыболовецкие поселения в регионе.
В 1534Жак Картье сходит на берег Гаспе и называет эту землю Канадой, которая становится впоследствии одной из провинций Новой Франции. После многочисленных неудачных попыток (Новый Ангулем на Лонг-Айленде и Сент-Огюстен во Флориде) французы основывают первые колонии, одобренные короной: Тадусак (Квебек). в 1600, Пор-Руаяль в1605 и Квебек в 1608. Англичане в 1610 законным образом образовывают на Ньюфаундленде город Сент-Джонс. Французы устанавливают крепкие связи с ближайшими к ним индейскими народами.
Однако европейские исследователи приносят многочисленные болезни, которые быстро распространяются по торговым путям вглубь коренного населения, приводя к опустошениям. Французские поселенцы, часто прибывающие очень больными в не очень чистых кораблях, спасаются благодаря индейским лекарствам. Так, например, чтобы вылечить цингу, гуроны предлагают отвары из коры белого кедра, и название ему — анеда.
Французский период: союзы, битвы и Семилетняя война
Соперничество за территории, морские базы, мех и рыбную ловлю становится всё более жестоким, вспыхивают многократные войны, вовлекающие французов, голландцев, англичан и союзные индейские племена. Франко-ирокезские войны за контроль над торговлей мехом идут между ирокезской конфедерацией, союзниками которой сначала были голландцы, а потом англичане, игуронами или даже алгонкинами, союзниками французов. Четыре франко-ирокезских войны между 1689 и 1763 приводят к последовательному переходу Ньюфаундленда и, позже, Акадии в руки англичан. Между французскими поселенцами и британскими властями случаются такие различные столкновения, как полное разрушение Пор-Руаяля и последующая депортация акадийцев (известная как Великий переполох) в 1755[28].
Новая Франция простирается от Скалистых гор до Аппалачей. Англичане хотят отправиться в долину Огайо, желая добиться Форта Дюкен (современный Питсбург). В 1756Семилетняя война между Францией и Англией в Америке привела к взятию городов Квебек в 1759 и Монреаль в 1760. После победы в Семилетней войне, по Парижскому договору 1763Великобритания окончательно присоединяет Акадию, Канаду и восточную часть Луизианы (между Миссисипи и Аппалачами).
Английский период: Верхняя и Нижняя Канада
К концу американской революции около 50 000 лоялистов Соединённой империи иммигрируют в Квебек, Новую Шотландию, на остров Принца Эдуарда и Ньюфаундленд[29]. Так как они оказываются совсем нежеланными гостями в Новой Шотландии, Нью-Брансуик отделяется от этой колонии в 1784, чтобы принять их. Впоследствии с целью размещения англоязычных лоялистов колония Канада разделяется Конституционным актом 1791 на две различные колонии, Верхнюю Канаду и Нижнюю Канаду. Предоставив каждой право избирать собственное Законодательное собрание.
Два десятилетия спустя Канада играет значительную роль во время войны 1812 года, разделившей США и Соединённое королевство. Её оборона стоит ей важных долгосрочных преимуществ, особенно создания чувства единства и национализма у населения Британской Северной Америки. Массовая иммиграция в Канаду из Великобритании и Ирландии начинается в 1815 году. От одной четверти до одной трети всех европейцев, которые иммигрировали в Канаду до 1891 года умерли от инфекционных заболеваний. Серия соглашений приводит впоследствии к долгому мирному периоду между Канадой и США, прерывающемуся лишь короткими набегами фениев.

Отсутствие реальных властей, способных устанавливать законы и взимать налоги парламента Нижней Канады, социальные сложности и отношение к франкоязычным, как к меньшинству приводят к восстанию патриотов. Под руководством Луи-Жозефа Папино провозглашается независимость Республики Канада. Это желание самоуправления жестоко подавляется британской армией, которая сжигает и грабит многочисленные деревни Монтережи. Многие патриоты повешены, некоторые сосланы в Австралию, другие вынуждены бежать в Соединённые Штаты.
Соединённая Канада
После подавления Восстаний 1837, в ходе которого было сожжено немало деревень в области Монтережи, британское колониальное правительство в 1839 даёт лорду Дарему задание изучить политическую ситуацию в двух Канадах. Его главные рекомендации заключаются в объединении двух колоний (что позволило бы сократить большой долг Верхней Канады, распределяя его по всей территории) и более значительном присутствии британской культуры рядом с франко-говорящими, чтобы их ассимилировать. Таким образом, Союзный акт 1840 объединяет две Канады в одну квази федеральную колонию, Соединённую Канаду, упраздняющую часть прав, дарованных франко-канадцам во время Королевского воззвания 1763 и Квебекского акта 1774. Ответственные перед избирателями правительства были созданы для всех провинций Британской Северной Америки с 1849 года.
После этого США и Соединённое королевство в 1846 договорились о провозглашении 49-й северной параллели границей, разделяющей США и запад Британской Северной Америки. В 1854 правительство Великобритании подписывает с США соглашение о свободной торговле с Соединённой Канадой. Договор о взаимности приводит к экономическому росту в провинции Канада, находящейся в свободном падении. Это соглашение заканчивает действие в 1866, и экономика Соединённой Канады снова становится неуправляемой.
Британское правительство в 1849 основывает колонию на острове Ванкувер, а в 1858 — колонию Британская Колумбия во время золотой лихорадки в долине Фрейзера. С конца 1850-х канадские учёные (такие, как Джордж Доусон и Джозеф Берр Тиррелл) начинают серию исследований Запада с попытки получить контроль над Землёй Руперта, а также над Арктической областью. Канадское население быстро растёт благодаря высокому уровню рождаемости; массовая иммиграция из Европы превышает эмиграцию в США, в частности франко-канадцев, выезжающих в Новую Англию.
Канадская конфедерация
После Большой коалиции во время Шарлоттаунской и Квебекской конференций в 1864, а также Лондонской конференции в 1866, отцы Конфедерации проводят объединение трёх колоний — Соединённой Канады, Новой Шотландии и Нью-Брансуика, — приводящее по сути к созданию новой страны. Акт о Британской Северной Америке, вступивший в силу 1 июля1867 года, создаёт доминион под названием Канада, разделённый на четыре провинции:Онтарио, Квебек, Нью-Брансуик и Новая Шотландия[35]. Цель такой организации — заглушить многонаселённый франко-язычный Квебек группой мелких англоязычных провинций с равными полномочиями. Поначалу в федерацию не входили острова Ньюфаундленд и Принца Эдуарда. Канада получила право формировать собственное правительство, не выходя из состава Британской империи, то есть фактически получила независимость.
К тому же, когда Канада предпринимает попытку взять под контроль прерии между Британской Колумбией и Онтарио, поднимаясь до Земли Руперта и Северо-Западных территорий, начинается большой политический кризис, вызванный метисами прерий (индейцами, смешанными с французами), желающими сохранить власть и самоуправление на своей территории. Британская корона отказывается признать их самостоятельность; это приводит к войне, называемой также Ред-Риверским восстанием. Вождь метисов Луи Риель, для того, чтобы избежать кровопролития, сдался в плен. Это новое завоевание приводит в дальнейшем к созданию провинции Манитоба и к её вхождению в состав Конфедерации насильно в июле 1870. Колония Британская Колумбия, включающая в себя остров Ванкувер с 1866, а также колония Остров Принца Эдуарда вступают в Конфедерацию, соответственно, в 1871 и в 1873. С целью объединить Союз и поддержать канадскую власть в западных провинциях, правительство строит три трансконтинентальных железных дороги — в особенности Тихоокеанскую канадскую железную дорогу — и призывает иммигрантов развивать Канадские прерии.
Наконец, правительство принимает Закон о землях доминиона и учреждает знаменитую Северо-Западную конную полицию (в настоящее время — Королевская канадская конная полиция). Тогда как всё больше иммигрантов отправляется на Великие равнины(называемые также Прериями) на трансконтинентальных поездах и население региона растёт, некоторые области Северо-Западных территорий принимают в 1905 новый статут, образующий провинции Альберта и Саскачеван.

Автономная Канада

Являясь частью Британской империи, Канада вступает в Первую мировую войну в 1914 году и посылает на Западный фронт (в Бельгию, на Сомму и в Пикардию) дивизии, составленные преимущественно из добровольцев, чтобы воевать в качестве национального контингента. Из примерно 625 000 служивших в корпусе человек, около 60 000 были убиты и ещё 173 000 были ранены. Человеческие потери настолько велики, что тогдашний канадский премьер-министр, сэрРоберт Лэрд Борден, в 1917 году издаёт указ о призыве на военную службу. Это решение крайне непопулярно у квебекского населения, что приводит к кризису призыва 1917 года, потере популярности Консервативной партии в Квебеке, а также к знаменитой прошедшей незаметно квебекской забастовке, отклику на восстание Дамской дороги во Франции. Во время большой квебекской демонстрации британская армия стреляет по толпе и убивает много людей. Хотя члены Либеральной партии глубоко разделены вопросом об обязательном призыве, они объединяются и становятся доминирующей партией на канадской политической сцене.
В 1919 Канада вступает в Лигу Наций по собственной инициативе, а в 1931 годуВестминстерский статут подтверждает, что отныне никакой закон британского парламента не распространяется на пространство Канады без её согласия, и компетенция правительства Канады (как и других британских доминионов) расширяется в международных и внутренних делах. В то же время Великая депрессия1929 года затрагивает канадцев всех социальных слоёв; растущая популярность Социал-демократической партии (PSD) в Альберте и Саскачеване приводит к реформе политической системы в соответствии с концепцией «государства-благодетеля», такого, как упоминаемое Томми Дугласом или позже в 1960-е гг. Жаном Лесажем в Квебеке.
Поддержав умиротворение Германии в конце 1930-х гг., либеральный премьер-министр Уильям Лайон Макензи Кинг в 1939 году получает согласие парламента на вступление во Вторую мировую войну, таким образом, мобилизуя военных до вторжения Германии в Польшу.
Канадские войска сыграли важную роль в неудачном Рейде на Дьепп в 1942 году, вторжении союзных войск в Италии, высадке союзных войск во Франции, битве в Нормандии и битве при Шельде в 1944 году. Канада предоставила убежище и защиту монархии Нидерландов, в то время как страна была оккупирована, и кредитовала руководство страны в изгнании, до её освобождения от нацистской Германии. Канадская экономика пережила мощный подъём, потому что промышленность получила большие заказы на производство военной техники для Канады, Великобритании, Китая и Советского Союза. Несмотря на новый кризис призыва на воинскую службу в Квебеке, Канада закончила войну с одной из самых крупных армий в мире, и второй по богатству экономикой.
В 1945 году во время войны, Канада стала одним из членов-учредителей Организации Объединенных Наций.
В начале войны Квебеку обещают, что участие в ней будет добровольным. Во время объявления призыва на военную службу Камийен Уд, в то время мэр Монреаля, посажен в тюрьму вследствие своего официального возражения (Кризис призыва 1944 года). Другая тема разногласий состоит в том, что лишь провинции имеют право на налогообложение. Таким образом, чтобы противостоять военному напряжению, федеральное правительство завладевает налоговыми полномочиями, обещая сложить их с себя в конце войны. Это обещание никогда не было выполнено: Квебек по-прежнему использует половину своего права на налогообложение. Никакая другая канадская провинция к настоящему времени не использовала это право.
Современность
В 1949доминион Ньюфаундленд, ранее независимый, вступает в Конфедерацию в качестве десятой провинции Канады. С преобразованием Британской империи в Британское Содружество Канада получает свою фактическую независимость, хотя её конституция остаётся в Лондоне.
Вплоть до столетия Канады в 1967 году массовая послевоенная иммиграция из различных опустошённых стран Европы меняет курс демографии страны. К тому же, за всю Вьетнамскую войну тысячи американских инакомыслящих поселяются по всей стране. Рост иммиграции в сочетании с резким увеличением рождаемости — экономическим явлением, подобным тому, что происходило в США в 60-е гг. — и с реакцией на тихий переворот в Квебеке способствует появлению нового типа канадского национализма.
Также были созданы ряд социал-демократических программ, таких, как всеобщее здравоохранение, Канадский пенсионный план, и Канадские студенческие кредиты, хотя провинциальные правительства, в частности, провинции Квебек и Альберта, выступали против многих из них, так как считали их вторжением в свою юрисдикцию. Наконец, после ряда конституционных конференций, конституция Канады была репатриирована из Соединённого Королевства в 1982 году, одновременно с созданием хартии прав и свобод. В 1999 году, Нунавут стал третьей территорией Канады после серии переговоров с федеральным правительством.
В то же время, Квебек переживает глубокие социальные и экономические преобразования, происходит Тихая революция, рождается националистическое движение в провинции и более радикальный Фронт освобождения Квебека, действия которого приводят к октябрьскому кризису в 1970 году. Десять лет спустя в 1980 году был проведён неудачный референдум по вопросу о суверенитете Квебека, после чего попытки внести поправки в конституцию в 1990 году, не увенчались успехом. Второй референдум был проведён в 1995 году, в котором суверенитет был отклонен крайне незначительным большинством в 50,6 %, за суверенитет франкоязычной провинции проголосовало 49,4 %. В 1997 году Верховный суд постановил, что односторонний выход из Конфедерации будет неконституционным, был принят закон с изложением условий переговоров по выходу из Конфедерации.
В дополнение к вопросам суверенитета Квебека, ряд кризисов потряс канадское общество в конце 1980-х и начале 1990-х. К их числу относятся взрыва самолёта Air India 182 в 1985 году, что стало крупнейшим массовым убийством в истории Канады, стрельба в Политехнической школе в 1989 году, и кризис Ока в 1990 году, который был первым рядом насильственных столкновений между правительством и группами коренного населения. Кроме того, Канада присоединилась к войне в Персидском заливе в 1990 году в рамках возглавляемой США коалиции сил, а также принимала активное участие в нескольких миссиях по поддержанию мира в конце 1990-х годов. Канада направила свои войска в Афганистан в 2001 году, однако отказалась посылать войска в Ирак, когда США вторглись туда в 2003 году. В 2009 году экономика Канады пострадала от мирового кризиса. В 2011 годуканадские вооружённые силы участвовали в ливийской гражданской войне.
Канадское своеобразие
Экономическая интеграция с США усилилась после 1940 г. Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА)1994 стало кульминационным моментом в развитии экономической интеграции между двумя странами. Одной из целей соглашения было устранение таможенных и паспортных барьеров, стимулирование движения товаров и услуг между странами-участницами соглашения. С 1980-х гг. растёт обеспокоенность канадцев из-за значительного присутствия американских компаний, телевидения и фильмов. Однако канадцы в целом очень гордятся своей собственной всеобщей системой здравоохранения (управляемой провинциями), а также своей поли-культурностью.
Государственная структура и политические партии
Государственный режим
Канада — государство, входящее в Британское Содружество, и формально главой государства является британская королева. Официальным представителем королевы в Канаде является генерал-губернатор, назначаемый королевой по совету премьер-министра. Дэвид Ллойд Джонстон был назначен на эту должность 1 октября2010 года, став при этом верховным главнокомандующим канадских вооружённых сил и начав исполнять «королевские» обязанности в отсутствие королевы. Ридо-холл — это его главная Оттавская резиденция, наряду с Квебекской крепостью в Квебеке.
Кроме того, Канада — это парламентарная федеративная система с демократической традицией, восходящей к английской демократии XVI века. Законодательная власть представлена Парламентом, включающим королеву (в её отсутствие — Генерал-губернатора Канады), Сенат и Палату общин. Местопребывание законодательной власти располагается на Парламентском холме, в комплексе парламентских зданий. Сенаторы не избираются, а назначаются Генерал-губернатором. При этом полномочия Сената весьма ограничены, например, конституционные поправки могут быть приняты даже в обход сената (если тот в течение 180 дней не одобрит проект поправки, она вступает в силу).
Верховным носителем исполнительной власти является королева. Исполнительная власть осуществляется Правительством Её Величества — Тайным советом, члены которого назначаются генерал-губернатором, для того чтобы сформировать министерский Кабинет — часть королевского правительства — управляемый премьер-министром. Члены Кабинета имеют министерские должности и являются единственными членами Тайного совета, которым разрешено официально действовать от имени генерал-губернатора.

Как правило, на должность премьер-министра — главы Кабинета — назначается лидер партии, получившей на всеобщих выборах большинство мест в нижней палате Парламента —Палате общин. Количество членов обеих палат непостоянное, оно пересматривается после каждой переписи населения. В настоящее время Сенат состоит из 105 членов, Палата общин — из 308. Членов верхней палаты (Сената) назначает королева (генерал-губернатор), всегда согласно совету премьер-министра.
Премьер-министр выбирает членов Кабинета и представляет их на утверждение генерал-губернатора. Члены Кабинета принадлежат обычно к партии премьер-министра; очень часто ими становятся депутаты Палаты общин, иногда сенаторы или, в редком случае, они могут не работать до назначения ни в одной из палат парламента.
В Канаде давно ведутся острые дискуссии о целесообразности сохранения «монархических» атрибутов и символов государственного устройства, доставшихся стране от колониальных времен. Все эти пережитки прошлого ущемляют национальное достоинство канадцев, снижают их чувство независимости, а также дорого обходятся государственному бюджету. Существует Республиканская партия Канады, требующая преобразования Канады в полноценную республику с собственным главой государства — президентом.
Функционирование федерации
Основная статья: Канадский федерализм
Учитывая существование федерального режима, в Канаде на провинциальном уровне управление децентрализовано. Каждая провинция представляет собой полноправный штат с одинаково парламентарным режимом. Режим состоит из исполнительной власти — Кабинета министров, возглавляемого провинциальным премьер-министром, и из законодательной палаты (Законодательные собрания провинций и территорий Канады). Главой каждой провинции является лейтенант-губернатор (аналогично должности генерал-губернатора на федеральном уровне). Лейтенант-губернатор действует как представитель Королевы на провинциальном уровне и обладает полномочиями Главы государства на уровне провинции.
Пост премьер-министра провинции аналогичен федеральному посту, но его власть ограничена уровнем провинции. Назначения на министерские должности осуществляются лейтенант-губернатором по совету премьер-министра. Законодательное собрание каждой провинции состоит из депутатов, избранных по мажоритарной системе голосования за одного кандидата в один тур в каждом из провинциальных избирательных округов (отличных от федеральных округов за исключением Онтарио, где провинциальные округа совпадают с федеральными округами с 1999).
Между парламентами (федеральным и провинциальным) существует некоторый раздел установленных законом компетенций, хотя в некоторых случаях они оба могут устанавливать законы по одинаковым вопросам, например окружающей среды.

Административное деление
Основная статья: Административное деление Канады
На данный момент Канада разделена на 10 провинций и 3 территории. Самой новой административной единицей Канады является территория Нунавут (создана в 1999).
Административное деление Канады Провинции (1)
________________________________________
1. Британская Колумбия
2. Альберта
3. Саскачеван
4. Манитоба
5. Онтарио
6. Квебек
7. Нью-Брансуик
8. Остров Принца Эдуарда
9. Новая Шотландия
10. Ньюфаундленд и Лабрадор
Территории (1)
________________________________________
1. Юкон
2. Северо-Западные территории
3. Нунавут

Символы Канады
• Клён
• Кленовый лист
• Бобр
• Лось
• Королевская канадская конная полиция
Уникально канадскими символами являются кленовый лист и кленовый сироп, канадский бобр, полярная гагара, канадская казарка, Корона и офицер в широкополой шляпе и красном мундире Королевской канадской конной полиции. Государственные символы — это плод влияния природных и исторических источников, а также коренных народов. В частности, кленовый лист используется как канадский государственный символ с XVIII века и изображается на старинных флагах Канады, на её современном флаге, на центе (cent, произносится [s;nt] или обычно [s;n]), а также на гербе.
Интересные факты
o Мыс Спир, самая восточная точка Канады (и Северной Америки), находится в Ньюфаундленде и Лабрадоре на полуостровеАвалон. Париж находится ближе к нему (4000 км), чем Ванкувер (5020 км).
o Великие озера представляют собой крупнейший в мире по площади зеркала источник пресной незамерзающей воды.
o Гудзонов залив — самое обширное внутреннее водное пространство в мире.
o Провинциальные границы на востоке совпадают с природными объектами (такими, как реки, пересеченные местности и т. д.) и историческими областями, тогда как на западе они в большинстве своём проведены по прямым линиям.
o Залив Фанди на восточном побережье Канады между Нью-Брансуиком и Новой Шотландией знаменит самыми высокими приливами в мире.
o Стампед — крупнейший всемирный фестиваль, проходящий каждое лето в Калгари.
o Монреаль — второй крупный франкоязычный город после Парижа.
o Мост Конфедерации, связывающий Нью-Брансуик с Островом Принца Эдуарда, длиной 13 км — это самый длинный мост в мире, построенный над покрывающейся льдом водой.
o Башня Си-Эн в Торонто — вторая по высоте башенная структура в мире, построенная человеком, около 555 метров в высоту (в2007 году уступила первенство Дубайской башне) с самой высокой точкой, доступной для посещения туристами, на высоте 447 метров над землёй.
o Город Квебек — самая древняя столица и единственный ещё укреплённый город в Северной Америке; он является официальной резиденцией генерал-губернатора, наряду с Оттавой.
o Провинция Квебек тратит на свою внешнюю политику больше, чем все штаты США вместе взятые.[источник не указан 456 дней]
o Компания Гудзонова Залива — старейшая компания в Северной Америке (1670).
o Оттава — политическая столица, Монреаль — столица французской культуры, столица моды и финансовая столица высокотехнологичной продукции, Торонто — столица английской культуры и финансовая столица Канады, столица фондовой торговли и торговых связей с Европой и США, Ванкувер — финансовая столица торговых связей с азиатско-тихоокеанским регионом и торговли валютой и драгоценными металлами, Калгари — финансовая столица торговли энергетическими ресурсами,Виннипег — финансовая столица торговли сельскохозяйственной продукцией, Галифакс — финансовая столица торговли морепродуктами, Ошава — автомобильная столица.
o 5 канадских пляжей заслуживают обозначение Blue Flag в рамках международной программы по качеству окружающей среды пляжей (один из них находится на полуострове Южный Брюс в Онтарио, тогда как остальные 4 расположены на побережье в городе Торонто).
o Коммуна Бе-Жамс в Жамези (область на севере Квебека) — крупнейшая коммуна в мире по площади территории (более 350 000 км;).
o Остров Сейбл в 300 км от берегов Новой Шотландии (в Атлантическом океане) — единственная канадская территория, доступ к которой ограничен правительством Канады и почти все население которой в действительности составляет одна колония диких лошадей, прекрасно живущих в изоляции.
o Остров Девон в Нунавуте — крупнейший не населенный остров на Земле, который служит Канадскому космическому агентству испытательной площадкой, поскольку его ландшафт имеет много сходств с марсианским ландшафтом и обладает свойствами, способствующими экспериментам по воспроизведению условий жизни на планете Марс.
o Крупнейший в мире «парк» домов на колёсах находится в Альберте, в Форт-Мак-Марри.
o Башня монреальского Олимпийского стадиона является высочайшей в мире падающей башней.
o Как заявил в 2005 году в Оттаве руководитель геомагнитной лаборатории канадского министерства природных ресурсов Ларри Ньюит, северный магнитный полюс Земли, как минимум 400 лет «принадлежавший» Канаде, «покинул» эту страну. Магнитный полюс, имеющий свойство перемещаться и примерно с начала XVII века располагавшийся под паковыми льдами в границах нынешней канадской Арктики, вышел за пределы 200-мильной зоны Канады.


…Давая такой подробный обзор Канады, я надеюсь, что эти сведения помогут оценить своеобразие и особенности этой страны.

Но, продолжу описание нашего путешествия...
Тридцатого августа, встали в половине шестого утра, позавтракали, как обычно и ещё раз проверили вес нагруженных чемоданов. Норма — двадцать три килограмма для багажа и по пять килограммов - для ручной клади. Чемоданы были собраны ещё вчера, хотя заключительные сборы с утра до вечера продолжались уже два дня. Надо было всё постирать, погладить, выбрать, не забыть. И это самая ответственная и напряжённая работа...
От аэропорта в Гатвике до Торонто в Канаде около шести тысяч километров. Время полёта через Атлантику около восьми часов. Билеты, самые дешёвые, на двоих, стоили нам 856 фунтов стерлингов. Маршрут полёта — через Среднюю Англию, мимо Исландии, захватывая южную оконечность Гренландии и потом долго летим над Канадой. В полёте, иногда ощущаются зоны турбулентности. Тогда, самолёт начинает трясти и все пассажиры тревожно стихают в ожидании продолжения. Я где-то читал, что однажды, пассажирский самолёт над Северной Америкой попал в воздушную «яму», и падал вниз пять километров. Но благодаря мастерству пилотов спасся, получив небольшие повреждения.
Я об этом не рассказываю жене, потому что она боится летать и при взлёте и посадке, вцепляется в мою руку и закрывает глаза...
На этот раз тоже были небольшие «ямы» и при падении в одну из них, пассажиры вскрикнули от инстинктивного страха, во время неудержимого падения. В человеке, срабатывает инстинкт самосохранения и он сжимается, приготовляя мышцы к борьбе или к удару.
Раньше, в молодые годы, мне даже нравилось преодолевать в себе этот инстинктивный страх, но сейчас, я готов вскрикивать вместе со всеми. Думаю, что в молодости, люди не верят в свою смерть и потому, наверное так много самоубийц среди молодых. Они ещё не научились ценить жизнь и к тому же, не верят в своё полное исчезновение из жизни. Это, как-то не укладывается в молодых головах. «Как же может быть, что меня не будет?! Все будут жить, а я исчезну навсегда?!»
С возрастом, однако, человек начинает понимать, что смерть — это навсегда и потому, становится осторожней и ценит свою жизнь, исходя из понимания её неповторимости и единственности...
Я заметил, что в длинных рейсах, через несколько часов полёта пассажиры начинают чувствовать себя в воздухе, как во временном доме. Знакомятся, рассказывают друг другу о себе, договариваются встречаться и после полёта, чтобы прилетев в точку назначения, окунувшись в рутину повседневных забот и целей, через несколько дней забыть не только о новых знакомых, но и самом полёте...
Объявили, что в Торонто + 27 градусов, и есть надежда, что попадём в настоящее «индейское лето» - так называют осенние солнечные и тёплые дни, которые в России называют «бабьим летом».
Приземлились в 14, 20 по местному времени. На паспортном контроле нас спрашивали, где мы будем останавливаться, зачем прилетели и надолго ли? После серии таких вопросов и наших ответов, нам поставили штамп в паспортах и пожелали приятного путешествия.
На выходе из зоны прилёта, нас встречала наша хорошая знакома и бывшая коллега жены — Вики. Обмениваясь впечатлениями и новостями, мы спустились на подземную стоянку, сели в БМВ Вики и включив кондиционеры — на улице было жарко — покатили вперёд, в город Торонто, самый большой город Канады...

Торонто (англ.Toronto [t;;r;nto;]) — крупнейший городКанады, административный центр провинции Онтарио. Население — 2 615 060 жителей (2011), вместе с городами Миссиссога, Брэмптон, Маркем и другими образует агломерацию Большой Торонто с населением 5715 тыс. жителей.
Торонто является частью «золотой подковы» — густонаселённого региона вокруг западной части озера Онтарио с населением около 7 млн человек. Приблизительно одна треть всего населения Канады живёт в радиусе 500 км от Торонто. Около шестой части всех рабочих мест Канады находятся в пределах городской черты.
Город Торонто известен также как «экономический двигатель» Канады, считается одним из ведущих мегаполисов мира и имеет большой вес как в регионе, так и на государственном и международном уровне. Журнал TheEconomist в 2011 году поместил Торонто на четвёртое место в мире по уровню жизни.
Торонто был избран местом проведения саммита Большой двадцатки в июне2010 года.
К северо-востоку от Торонто в городе Пикеринг находится атомная электростанция с восемью ядерными реакторами.
Население
Торонто — один из крупнейших многонациональных городов мира. По данным переписи населения 2006 г. 47 % жителей Торонто родились за пределами Канады. 9,6 % общего числа живущих в городе иммигрантов составляют выходцы из Индии, 8,2 % — из Китая, по 5,6 % — из Италии и Филиппин, 1,3 % — из России, 1,2 % — c Украины[3].
Часто Торонто называют городом с самым большим многообразием культур — около половины жителей иммигрировали из других стран. И сейчас город — самый популярный центр притяжения иммигрантов в Канаде. Отличительной особенностью Торонто является сложившаяся традиция поддержки национальных культур и обычаев иммигрирующих групп населения. Таким образом, в отличие от многих других городов с большим количеством иммигрантов, культурная ассимиляция выражена неярко. Вместе с тем, это один из самых безопасных мегалополисов Американского континента, где все нации и культуры уживаются без конфликтов.
История

Изначально название «Торонто» носил в конце XVII века район без чётких границ возле северного берега озера Онтарио. Точно не известно, что обозначает это имя. По двум самым популярным теориям оно либо произошло от индейцев гуронов как «место встречи», либо из языка мохоков, в котором «ткаронто» означает «место, где деревья растут из воды». В XVIII веке в этой местности проживали ирокезы, сенеки и миссисоги, которые, впрочем, не имели оседлых поселений, а перемещались вокруг великих озёр. В 1788 году британцы купили около 1000 км; земли, и 29 июля 1793 года губернатор Джон Симко выбрал Торонто как место для столицы Верхней Канады. После этого на месте современного Торонто развился город Йорк, который появился возле Торонтских островов и разрастался вглубь территории. В 1834 году город был переименован в Торонто, и его мэром стал Вильям Маккензи. Важнейшие события в истории города — восстания Верхней Канады — произошли с его участием в Торонто в 1837 году.
Торонто рос медленно и к концу XIX века всё ещё был небольшим городом, хотя уже тогда там существовал электрический трамвай и транспортная сеть, а также сеть пригородных железных дорог, включая идущую вдоль улицы Янг (YongeStreet) восьмидесятикилометровую ветку до озера Симко. Собственные пляжи города, однако, не были популярны из-за сбрасываемго в озеро мусора, поэтому жители отдавали предпочтение пляжам Симко. В начале двадцатого века Торонто являлся промышленно-транспортным узлом с открытой для иммиграции политикой.
Рост Торонто и превращение его в мегаполис часто связывают с потерей влияния другим крупным городом Канады — Монреалем. В связи с сепаратистскими настроениями в провинции Квебек в 1970-х годах начался отток англоязычного населения и бизнеса в Торонто. Это совпало с переселением людей из восточной атлантической Канады и усилившимся потоком иммиграции из разных частей света.
Торонто имеет прямоугольную сетку улиц; до середины XX века преобладала двухэтажная застройка. Центральной улицей Торонто считается Янг Стрит (YongeStr.) Она начинается прямо у озера Онтарио и уходит на сотни километров на север далеко за пределы Торонто. В черте города это самая оживленная и любимая горожанами улица. Широкие тротуары, бесчисленное количество ресторанов и магазинов на протяжении километров создают нетипичное для американского города обилие пешеходов и гуляющих людей без автомобилей.Авеню-Роад также является одной из основных улиц Торонто (одной из её достопримечательностей является кришнаитский храм). Среди многочисленных достопримечательностей центра Торонто следует указать:
o CNTower — самая высокая (с 1976 по 2007 год) телебашня в мире (высота 553,33 м) с вращающимся рестораном и скоростными лифтами.
o Судебное здание Осгуд-холл (1829—59, архитектор Ф. Камберленд и др.).
o Особняк Каса Лома (1911—14, архитектор Э. Леннокс) — эклектичная имитация средневекового замка.
o Масонский Храм Торонто, известный также как Храм CTV или как Храм MTV. Здание высотой в шесть этажей, располагается на северо-западном углу Дэвенпорт роуд и Янг-стрит. Его строительство началось в начале 1917 года с масонской церемонии закладки краеугольного камня, которая состоялась 17 ноября 1917 года, на первом заседании ложи, происходившем в канун празднования нового 1918 года. На своём пике масонский храм был домом для 38 различных масонских организаций: 27символических лож, 6 Капитулов Йоркского Устава, 2 Приоратов Рыцарей-тамплиеров, 2 организаций Шотландского устава и Совета Адонирама.
o Болдвинская лестница, спускается с террасы послеледникового Ирокезского озера.
o Здание муниципалитета (1965, архитектор В. Ревелль и др.).
o PATH — подземный отапливаемый город под центром Торонто. Практически все небоскребы в центре имеют несколько подземных этажей, в которых размещены магазины, рестораны, небольшие парки и фонтаны, различные офисы и т. д. Все они соединены подземными переходами (общей протяженностью более 27 км) между собой и с пятью станциями метрополитена, а также со всеми крупными подземными парковками. Деловая часть города спускается зимой в PATH на обед и после работы, там можно встретить банкиров и служащих, студентов и туристов, людей всех национальностей и цвета кожи, а также услышать практически любые языки мира. Часто работники центральных офисов селятся в квартирных комплексах прямо над станциями метро, тогда им не только не нужен автомобиль, чтобы добираться на работу, но и верхняя зимняя одежда в холодное время года — PATH позволяет обойтись без выхода на улицу.
o Роджерс Центр (RogersCentre) (бывший SkyDome) — крытый стадион с раздвижной крышей.
o Зал хоккейной славы (англ. Hockey Hall of Fame, фр. Templedelarenomm;eduhockey) — галерея развития канадского и европейского хоккея с шайбой.

…По дороге случилась «пробка» и позже. Мы узнали, что это в Торонто — обычное явление. Для меня, интересно наблюдать большие грузовики, которых было много на трассе и которые выглядели совсем иначе, чем грузовики на европейских дорогах. У этих длинные носы, и алюминиевые трубы выхлопа, которые поднимались сбоку и выше кабины водителя. Эти грузовики невольно напомнили мне кадры из американских фильмов, в которых часто мелькают такого рода громадные и тяжёлые, как трактор, машины...
Наконец, мы приехали. Дом Вики и Кенни, стоит в зелёной зоне Торонто. В нем около десяти комнат с гаражом, садиком за домом с видом на закат.
Наши друзья, купили его семь лет назад, очень недорого, отремонтировали и стали жить. Вики работает учителем в школе, а Кенни — бухгалтер. Дом находится в тихом, зелёном районе, на улице состоящей из таких же двухэтажных особнячков с газоном перед домом и садиком за домом...
После знакомства с домом и нашего устройства в гостевой комнате, на первом этаже, был ужин, Мы ели рис, салат и утку по китайски, с специальным китайским соусом. Все ели палочками, а я, так и не научившись этому искусству, ел ножом и вилкой. Во время ужина говорили о преемственности китайской культуры, частично усвоенной сибирскими русскими первопроходцами, которые ели и пельмени — китайские дамплингс, пили чай - тоже китайский напиток. Мы в России, часто забываем откуда пришли не только некоторые слова нашего языка, но и блюда и даже наряды.
Потом стали говорить о похожести русских и ирландцев не только в количестве писателей на душу населения, но и общих чертах национальных характеров, уже не говоря о тяге этих народов к выпивке, которая часто обусловлена тяжестью жизни в этих странах.
Я вспомнил, что были такие тяжёлые в физическом и психологическом смысле периоды жизни, когда я пил водку и чувствовал на дне вкусовых ощущений, некую, почти медовую сладость. Видимо, действительно, спирт и изделия из него, каким — то образом связаны с «спиритом», то есть с духовной составляющей человеческой личности...
По ходу беседы мы выпили хорошего красного вина и расслабившись после дальнего перелёта, сидели и разговаривали почти до двух часов ночи.
Я первым ушёл спать, помылся под душем и повалился в кровать в тишине и уюте небольшой отдельной комнаты. В Лондоне в нашей квартирке, через окна, постоянно доносится снаружи шум большого города, который затихает и то не до конца, только на несколько часов глубокой ночью...
Сегодня, проснувшись ещё в Лондоне в пять часов утра, с той поры прожили бесконечные двадцать часов. Почти всё это время мы ехали, летели, шли и снова ехали. Время словно расширило свои границы и такое явление, как мне кажется, возможно только в больших путешествиях или в периоды сильных переживаний, которые мы называем страстями. Тогда минуты или даже мгновения, могут показаться часами. Из этого можно сделать философский вывод, что время — понятие относительное и связано с духовной жизнью человека...
Проснулся рано утром, когда в Лондоне уже около двенадцати часов дня. Лежал и вспоминал длинный вчерашний день, самолёт, глупые американские фильмы увиденные в салоне самолёта, на видео — мониторах вмонтированных в спинку сидений. Вспомнил и наш перелёт в Австралию на самолётах авиакомпании «Итихад», когда рейс длился в общей сложности часов пятнадцать.
Кстати, о той поездке, и о впечатлениях от «Зелёного континента, я тоже написал целую книгу, которую надо перепечатать, выправить и издать или поместить в интернет...
За завтраком ели тосты с сыром, пили настоящий китайский чай и планировали что будем делать в первый день в Торонто. По прогнозам, погода будет солнечная и жаркая — более тридцати градусов и мы решили поехать в центр и осматривать Даун-таун, то есть центр города...
Для начала, поехали с Вики на её БМВ в школу, где она работает. Занятия ещё не начались, но много учителей, уже готовят классы и пособия к началу учебного года. Познакомились там с директором школы и с некоторыми учителями, среди которых оказалась и русская женщина Тамара. Она с семьёй приехала с Украины и работает здесь ассистентом.
Она с восторгом вспоминала русскую культуру, но призналась, что местные украинцы с подозрением относятся к русским, что наверное подготовлено антироссийской пропагандой, развёрнутой на Украине после победы «оранжевой революции».
Надо сказать, что носителями и распространителями «вируса» национализма, часто являются «образованцы», то есть люди с высшим образованием, но совсем не воспитанные нравственно и религиозно. Национальный фанатизм, сравним с фанатизмом религиозным и произрастает из нравственного невежества и нежелания понимать религиозные корни интернационализма...
Тамара, восхищаясь культурой и русским языком стала говорить, что России надо открыться миру и не бояться что её завоюет Запад. Я вежливо поддакивал, хотя мог бы возразить, что вот Украина «открылась» миру, то есть усвоила выборочный «национализм» и относится к России и к русским братьям, хуже чем к Западной Европе и Америке, которые её и за полноценную страну то не считают. Может быть из-за этой обособленности от ближайших соседей и жить там сегодня не очень хорошо...
Возвратившись домой, поехали на метро в центр Торонто. Поезда метро здесь удобны и можно пройти из конца в конец поезда разыскивая свободные места. В вагонах и даже на станциях есть кондиционеры и потому, летнюю жару можно пережидать в метро.
Выйдя на поверхность, а метро тут неглубокое, мы попали в корейский район, где вывески и реклама на корейском языке и очень много корейских магазинчиков, кафе и ресторанов.
В один такой ресторанчик мы и зашли, пообедать.

Я заказал жареные дамплингс — пельмени, Вики пельмени в рисовом бульоне, а Су, нюдлс — лапшу. Был ещё острый соус и я, приправляя вкусные пельмени этим соусом, съел всё с большим удовольствием. Корейские пельмени как и русские сделаны в форме полумесяца, но немного больше традиционных русских и очень сочные, почти как монгольские позы, которые может быть тоже произошли от китайских «предков».
Китайской культуре уже около пяти тысяч лет и её влияние на мировую культуру ещё никем по настоящему не описано...
Потом, мы пешком пошли в сторону озера Онтарио, на берегу которого и расположен Торонто. Вода в нём чистая, зеленовато-синяя и горизонт в этом месте заслоняет зелёный остров. Судя по карте, озеро Онтарио большое и как на море, дальнего берега не видно.
Было очень жарко и люди загорали на ухоженных пляжах, а иногда просто сидели под деревьями отдыхая и попивая водичку из пластиковых бутылок. Напротив нас, высоко в небо уходила телевизионная башня высотой более полу километра и рядом, видна закрывающаяся крыша знаменитого бейсбольного стадиона.

Мы зашли в его просторное фойе, посидели там в кондиционированной прохладе и попили водички, обмениваясь впечатлениями от увиденного. Тут же, в холле, магазины и кафе, где можно перекусить или выпить пива. Сюда, часто заходят гуляющие по набережной люди, отдыхая от жары и многолюдья.
Стадион окружён многолюдным комплексом ресторанов кафе и гостиниц, в которых живут не только спортсмены, но и все желающие...
После отдыха, пройдя ещё несколько кварталов, попали в финансовый центр Торонто состоящий из многоэтажек высотой в тридцать-сорок этажей, каждый.
Всё это напоминает финансовые столицы многих современных государств, Сидней, например.
Ведь земля в центре современных городов стоит особенно дорого и потому, владельцы строят небоскрёбы, чтобы «вселить» в них, как можно больше работников. Архитектура тут рациональна и приспособлена под нужды застройщиков. Отсюда и рельеф центра, отсюда и своеобразная красота, особенно впечатляющая по вечерам, когда гигантские здания заслоняя горизонт, сияют в вышине светящимися окнами.
Невольно начинаешь восхищаться гением человека, который начинал с землянок и односкатных деревянных изб и заканчивает (на сегодня), зданиями в которых работают по пять-десять тысяч человек. В этом смысле, все новые города (то есть имеющие историю не дольше двухсот-трёхсот лет) похожи. Они не имеют древнего исторического центра и потому, представляют из себя набор высоток, будь то в Америке, в Австралии или в Канаде. Финансовый центр в Торонто — не исключение...

В очередной раз пройдя по прохладному, громадному торговому центру, расположенному под небоскрёбами, мы вышли на улицу и тут подъехал на своём БМВ Кенни и посадив нас, повёз показывать город.
В начале, проехали по корейскому, китайскому и индийскому кварталам, потом переехали через канал по мосту и остановившись, долго любовались, неровным, устремлённым ввысь, силуэтом Сити, уходящим в небо, венчаемый иглой телевизионной башни...

Было уже темно, когда мы, проехав очередные национальные «тауны»-городки, остановились на улице с множеством африканских кафе и ресторанов. Поставив машину в переулке зашли в эфиопский ресторан, где играла африканская музыка и пахло жареным кофе. Мы заказали мясо с блинами — баранину и курицу, а Су — вегетарианские салаты.
Всё это принесли на больших плоских блюдах, покрытых, как круглой салфеткой, тонкими и мягкими блинами. Мы стали есть руками, отрывая кусочки от блинов и захватывая в них кусочки мяса и салаты. Запивалась эта «первобытная» еда холодной водой со льдом. Было не только вкусно и питательно, но ещё и интересно, потому что даже палочек для еды тут не давали. Все управлялись руками, как делали это наши далёкие предки сидя в пещере у очага, когда ели мамонта или пещерного медведя, заедая жёсткое мясо дикими травами. Тогда, ведь всё было диким!
Во время еды, говорили о многом, но старались избегать политических тем.
На Западе не принято говорить о политике, потому что тут, как правило, очень мало общих тем и очень скоро, разговоры заходят в тупик из-за разногласий. В отличии о русских, для которых застольные беседы рано или поздно скатываются к политике, англо-саксы предпочитают говорить о детях, о прошлых или будущих путешествиях и в крайнем случае о работе.
На Западе, люди очень редко обсуждают свои правительства ещё и потому, что они мало зависят от властьпридержащих, так как у каждого или почти у каждого есть свой «бизнес», которым они и зарабатывают себе на жизнь без оглядки на высоких чиновников.
В России до сих пор всё не так. Все ругают своё правительство за неумные действия и даже за то, что устали от одного имени или фамилии человека, который возглавляет правительство.
На мой взгляд, всё это идёт от привычки кому-то повиноваться, от отсутствия внутренней свободы и личной ответственности за свою жизнь.
Конечно, у коллективизма есть свои достоинства, но в индивидуалистическом обществе, о них редко вспоминают.
Здесь, то есть в развитых странах Запада, всё наоборот. Главное, чтобы никто не мешал делать работу. Если случается неудача, то почти никто не винит в этом президента или партию, которая сегодня у власти, а винят себя или свою кампанию. Многие не знают, не то что в лицо, но даже по имени своих премьеров или президентов ещё и потому, что в них не нуждаются...
Сегодняшняя «болотная» оппозиция, даже не понимает корней своего протеста и часто выдвигает в качестве аргумента, что Путин им надоел. Но ведь уповать или ругать Бога, президента или властную партию — это традиционная черта несвободных людей и несвободного общества.
Даже в «тоталитарном» СССР, люди шли на выборы, как на праздник, совсем не думая кого и как они будут выбирать во власть. Они, эти люди, работали и им не было дела, кто станет председателем Совета Министров или председателем горисполкома. Вся жизнь была занята работой, как сегодня на Западе люди заняты своим бизнесом и своими доходами.
Сегодня в России, - капитализм, но принято ругать правительство, словно от него что-то может зависеть в нашей личной жизни...
Закончив ужин, мы выпили специально приготовленный на жаровне эфиопский кофе. Официантка, долго жарила зёрна кофе на специальной сковороде и аромат распространился на весь ресторан. Потом смолола его в ручной мельнице, заварила в специальном медном заварнике и принесла на подносе, вместе с маленькими блюдечками и чашечками. На подносе стояла также маленькая подставка, на которой тлели ароматные зёрна кардамона, распространяя вокруг терпкий, но приятный аромат...
За весь этот «театрализованный» ужин, мы на четверых заплатили пятьдесят канадских долларов. Это в два раза дешевле чем ужин в таком ресторане в Лондоне. И в корейском ресторане, где мы обедали вчера, еда стоила по шесть-семь долларов на человека, что тоже по англо-европейским меркам очень недорого.
Я чуть не забыл, что днём, гуляя по городу, мы, в известном всему Торонто кафе-мороженое, съели по огромной порции малинового мороженого. К тому же, я доедал мороженое, оставшееся у моих спутниц и потому, какое-то время сам себе казался ходячим «холодильником».
После эфиопского ресторана, мы на мощном БМВ Вики, проехались по ночному городу, а Кенни показывал и рассказывал нам о «Чайна-тауне», и «Индиан — тауне», через которые мы проезжали. Две эти общины в Торонто составляют в общей сложности около миллиона человек населения и потому, азиатские лица можно встретить в городе очень часто.
И вместе с тем, никаких национальных трений! Может быть потому, что большинство жителей Канады — это эмигранты. Коренных жителей — индейцев, в этой стране осталось совсем немного, хотя на начало колонизации Северной Америки, здесь жили около двух миллионов аборигенов. (О современных индейцах, я расскажу в следующих главах книги).
Приехав домой, мы сразу легли спать, потому что в Англии, откуда мы прилетели два дня назад, уже начиналось утро. Разница по времени между Лондоном и Торонто составляет пять часов. Это такая же разница, как между Москвой и Иркутском, только в другую сторону, то есть когда в Канаде утро, то в Англии ещё темно...
Поэтому наверное, мы проснулись среди ночи, долго ворочались, потом включили свет и только немного почитав, заснули вновь.
Когда наверху, на кухне раздались быстрые шаги Вики, мы тоже встали и поднялись в столовую к завтраку.
Была суббота и потому никто не спешил на работу. Поедая вкусные гренки с сыром, мы разговаривали обо всем и я стал расспрашивать хозяев о жизни в Малазии и в Китае. Их родители были родом оттуда.
Меня интересовал вопрос, почему и в Лондоне, и в Торонто, много темнокожих бездомных и одиноких неудачников, и совсем нет среди них людей с раскосыми глазами?
Из их ответов, я вывел, и это подтвердило мои предположения, что в Южной Азии, очень силён культ предков, традиционное уважение родителей и потому сильны семейные связи...
Очень редко, среди китайцев корейцев и японцев, встречаются одинокие матери с детьми, в то время, как у афро - англичан, живущих в больших городах, большинство хулиганов бандитов и просто несчастных одиноких людей, происходят из неполных семей.
Кроме того, в южно-азиатских общинах сильны религиозно-культурные традиции, тогда как афро-американцы и афро-англичане безрелигиозны, либо считают себя «христианами», но реально не обладают знаниями и освоенными принципами христианской этики...
Отсюда, нет желания работать, а это приводит к нежеланию учиться. Плохое образование и утрата жизненной перспективы, со временем делают многих из них изгоями, предпочитающих сидеть на пособии. Отсюда, много одиноких и изломанных судеб; отсюда и драматизм бесперспективного анархического существования, заканчивающегося тюрьмой или ночлежкой. С этим можно столкнуться даже здесь, в благополучной Канаде...
Я вспомнил, давно прочитанное эссе американского музыканта-негра, который говорил, что главная причина всех несчастий чёрных жителей Америки, в них самих, а не а социальной обстановке. Отсутствие традиционной культуры и конструктивной веры являются главной причиной многих человеческих страданий и несчастий в этой среде...
Утром, в воскресенье, Кенни и Вики поехали по магазинам и подвезли нас до метро. Метро в Торонто, имеет две ветки. Одна в форме латинской буквы U, а вторая пересекает эту «букву посередине параллельно основанию. Станции метро без излишеств, вагоны просторные и с кондиционерами, что делает их очень комфортными в жару. Система оплаты автобусов и метро совмещена. Купив билеты на автобус, вы через специальный вход попадаете в метро по этим же билетам, и наоборот. Думаю, что и в России, особенно в Питере можно было бы сделать нечто подобное.
Мы поехали в художественную галерею, которая выстроена по проектам современных архитекторов с использованием дерева, металла и стекла. Дерево — коренной материал для Канады, и главный субъект экспорта, как впрочем и для России.
Музей спроектирован и выстроен совсем недавно и поражает его вместительность, просторность и красота обработанного дерева, которое, как натянутые струны, держит вес объект — внешнее и внутреннее пространство музея.
На первом этаже просторный гардероб, магазин, ресторан и кафе. Никаких узких проходов и калиток. Входишь и попадаешь в пространство предваряющее залы с экспозициями, сделанными с размахом и удобно для зрителей. Всё здесь, размещено по временным периодам или по жанрам.
Меня, поразил раздел резьбы по кости. Небольшие, размерами с лист школьной тетради, эти резные горельефы, представляют из себя целые картины, сцены из Библии или разного рода философские аллегории, часто связанные с темой жизни и смерти. Несколько изображений распятого Христа, передают страдания Спасителя - эмоционально это воздействует очень сильно ещё и потому, что имеет объёмные измерения.
Зал канадской живописи представлен множеством жанровых зарисовок жизни страны: река, лёд, сани, снегоступы, собаки, охотники и их добыча. Все эти сюжеты, очень напоминают жизнь в Сибири и вообще в России, правда в других ландшафтах. Часто это горные реки, водопады, скалы, индейцы и прочая экзотика, мало знакомая европейцам.
Нам не хватило времени, чтобы за один день осмотреть всю экспозицию и мы закончили на разделе — искусство Африки: с масками, деревянными скульптурами и средневековым оружием...
Вечером, наши гостеприимные хозяева устроили в нашу честь, у себя в садике, «барбекю». Кенни пожарил, на каких-то чудных жаровнях мясо и рыбу, а Вики приготовила салаты и фрукты.
Гостей было немного и говорили в основном о работе, о погоде, о детях. В середине вечеринки, откуда то со склона к нам прибежала белочка и стала клянчить подачки, взбираясь прямо на кресла и диваны. Когда её согнали оттуда, она вдруг прыгнула в небольшой водоём и поплыла от берега до берега. Выбравшись из воды, белка вновь забралась вверх по склону и исчезла в кроне дерева...
К вечеру, в садике появились комары и все перешли в гостиную.
Там были интересные собеседники. Мать с сыном, которому уже под пятьдесят — зараострийцы. Их муж и отец, недавно умерший, был священником этой необычной религии, известной больше по произведениям Ницше...
Сегодня третье сентября — банк-холидей, то есть дополнительный выходной день, который всем работающим оплачивают банки. С утра, после завтрака, мы сели в машину Кенни и поехали на Ниагару — знаменитый, самый большой в мире водопад. Ехать туда чуть более ста километров от Торонто, но пробки на хайвэях заставили нас свернуть на окружные дороги, с которых так хорошо видна жизнь в сельской местности Канады.
Фермерские дома, в основном двухэтажные, с прилегающими к ним полями, на которых селяне выращиваю кукурузу, фрукты и овощи. Дорога вьётся вдоль побережья озера Онтарио и изредка, вдалеке мелькают пространства синей, чистой воды.
На подъезде к городу Ниагара, стали всё чаще попадаться мотели и вдали завиднелись высотки роскошных гостиниц.
Нечто подобное можно сегодня видеть и в России, на Байкале, в Листвянке, где я побывал весной этого года и удивился произошедшим там переменам. Листвянка была небольшой деревней на южной оконечности Байкала, а сегодня, постепенно превращается в туристический центр с теплоходами, гостиницами, кафе и автостоянками. Конечно масштабы пока несравнимы, но и там самые высокие здания — это гостиницы...
Город, рядом с водопадом, кажется наполнен людьми и машинами, «доверху». Сюда едут со всего мира - компаниями, отрядами, семьями и в одиночку. Думаю, что каждый год, здесь бывает не менее нескольких миллионов посетителей и потому, весь разросшийся город занимается приёмом и обслуживанием туристов, приезжающих повидать это «седьмое чудо света»...
В поисках стоянки, мы проехали по центру города и по берегу реки Ниагары.
На другом берегу реки, расположена другая страна - Соединённые Штаты Америки, куда можно попасть через большой металлический мост. Там, рядом, «американская» часть водопада. Тоже зрелище очень внушительных размеров. Попасть туда можно, но только при наличии паспорта и американской визы в нём...
Поставив машину на стоянке, мы зашли в один их многочисленных ресторанов и пообедали там. Я съел, большой американский «стейк», а Вики не понравилась степень прожаренности бифштекса и она попросила заменить его.
К нам из кухни вышел сам шеф повар, выслушав жалобу забрал не понравившееся блюдо и сам принёс новый кусок жареного мяса. Все здесь болеют за честь фирмы и потому следят, чтобы посетители оставались всем довольны. Вот бы такую конкуренцию и услужливость, да в российских ресторанах. А ведь мы были не какими-то ВИП персонами, а обычными посетителями. Каждый здесь переживает за свою работу, потому что найти и сохранить её, часто бывает нелегко...
После еды мы пошли к водопаду...
Зрелище уникальное! Гигантская масса воды «кипящей» лавиной, широким фронтом, обрушивается с высоты в шестьдесят метров, с гранитного обрыва в форме подковы в громадную водяную яму, вырытую водой за многие сотни тысяч лет, с громом и шумом падающей с высокого обрыва, поднимая мириады водяных брызг.
Внизу, к этой стене белопенной воды, подплывают прогулочные теплоходики, на палубе которого, стоят зрители в водонепроницаемых накидках одного, синего или красного цвета. Там внизу, идёт постоянный «дождь» и порывы ветра, приносят из этой водной пучины брызги, периодически поливающие тысячи и тысячи зрителей, стоящих и гуляющих на высоком берегу.
Мы сделали много фотографий этого природного феномена, но ни одна фотография не может передать ошеломительной силы этого замечательного явления...
Водопад окружают множество современных высотных гостиниц, куда приезжают пожить некоторое время туристы со всего света. Сквозь современные интерьеры этих зданий, с эскалаторами, фонтанами и тропическими клумбами редких растений, сделаны проходы и большие залы, в которых отдыхают и развлекаются тысячи, десятки тысяч посетителей. Здесь работают кафе, рестораны, модные бутики и большие фирменные магазины...
Уставшие от всего увиденного, мы сели в наш БМВ и поехали вдоль реки, пробившей в скальной породе большое ущелье. Мы останавливались в самых живописных местах и с береговых смотровых площадок, разглядывали большую реку внизу и водовороты, поднимаемые быстрым течением и белопенными порогами, по которым курсируют прогулочные, мощные, но небольшие катера, то запрыгивающих» на водную преграду, то на большой скорости, разогнавшись по течению. «спрыгивают» с высоты нескольких метров.
Туристы конечно вскрикивают от испуга и получают большой заряд адреналина...
В месте, где река Ниагара впадает в озеро Онтарио, стоит небольшой курортный городок, в котором мы остановились, погуляли по переполненным богатыми туристами улицам.
На берегу озера, осмотрели старинные крепостные укрепления, оставшиеся со времён войны за независимость, а возвратившись, в молочной закусочной съели несколько порций очень вкусного мороженного, которое перед тем как выбрать, можно было пробовать на вкус...
Всё в этом городке богато и ухожено, да и дома здесь стоят побольше миллиона долларов и живут здесь богатые американские и канадские бизнесмены и их семьи, в основном на каникулах или в отпуске.
На центральной улице, зашли в роскошный и уютный отель Принца Уэльского, в котором останавливаются коронованные особы, приезжающие посмотреть на водопад...
Уже в сумерках, сев в машину, мы тронулись в обратный путь и в какой то момент, вдалеке, через озеро увидели силуэты небоскрёбов и телебашни в Торонто, с расстояния почти в сто километров...
Ниагара вытекает из озера Эри уже большой рекой и вскоре впадает в Онтарио. Поэтому, она коротка, но велика, как Нева или Ангара, берущие своё начало, тоже в озёрах.
Приехали домой поздно и поужинав легли спать, утомлённые длинным днём и обилием впечатлений...
Третье сентября.
С утра позавтракали овсяной кашей и направились в центр Торонто, на встречу с родственником, нашего Лондонского соседа, Фатаха. Он попросил нас зайти к нему, познакомится, а заодно и передать приветы от всей семьи.
Мы ехали на встречу в метро а потом пошли пешком по центру города. Повсюду видели оживление и много людей собрались на центральной площади города, где уже шумел многолюдный митинг, играли и пели, били в барабаны, гремели ансамбли и оркестры.
Встреча была назначена на оживлённом перекрёстке центральных улиц, где в машине нас уже ждал дядя нашего соседа, Шаббур, пожилой человек с чёрной короткой бородой и его сын Аль Амин.
Мы познакомились, пожали друг другу руки и сев в машину, поехали на квартиру Шаббура.
Там уже был приготовлен обед и выпив по бокалу сока, мы сели за уже накрытый стол, втроём. Наш хозяин был мусульманином, и потому, женщины собрались на кухне, а мы с Сюзи, вместе с хозяином обедали втроём. Таков обычай.
Семья Щаббура выехала из Бангладеш уже давно и часть братьев уехала в Англию, и Шаббур, в Канаду.
За едой, завязалась неторопливая беседа и Шаббур оказался остроумным и находчивым собеседником. Перебрав несколько нейтральных тем, перешли к обсуждению разного рода религий и я сказал, что считаю ислам, - христианством для простых, часто неграмотных людей, каковыми и были первые мусульмане, сторонники пророка Мохаммеда. Об этом, сегодня, говорят многие религиоведы, в том числе и христианские богословы. Я вспомнил заголовок статьи американского теолога «Был ли Иисус Христос мусульманином?»
Шаббур поддержал меня и заговорил о чувстве справедливости, так ярко проявляемом в исламе. В процессе разговора, он сказал на мой взгляд остроумную фразу.
- У Бога, - с полным убеждением говорил он — не может быть ни сыновей ни дочерей.
«Пророки были и будут — внутренне согласился я с ним — а Бог — Создатель, всегда один, непознаваемый, неопределимый и недоступный для человеческого общения.
Даже Бог из христианства определяется только апофатикой, то есть в отрицательных категориях...
После обеда, Шаббур познакомил нас со своей многочисленной семьёй и мы сфотографировались на прощание. Щаббур с сыном за рулём, отвез нас на своей машине тужа же, где мы с ними встретил, и там дружески распрощались.
Потом, мы поехали на встречу с племянницей Су, дочерью её младшего брата, Ванессой.
Она со своим другом Мигелем, встретила нас у метро и на машине отвезли в кафе, где мы посидели попивая пиво и разговаривая.
Ванесса с Мигелем познакомилась по интеренету и вот уже несколько лет живут вместе. Сам Мигель из Колумбии и приехал в Канаду лет десять назад и работает в архитектурном бюро. Ванесса, родилась в Канаде, где живёт и её мать. Она работает менеджером на шоколадной фабрике и меня это очень заинтересовало...
После ужина, Мигель с Ванессой отвезли нас до дому и мы тепло простились, договорившись увидеться ещё...
Вечером, сидя в гостиной, мы разговаривали с хозяевами. Я, маленькими глотками пил китайское лекарство от кашля, который мучил меня уже второй месяц и хвалил китайскую медицину, которой в своё время очень интересовался, самодеятельно изучая не только даосизм и даосскую теорию долгожительства, но и китайский буддизм с его своеобразной медициной...
Назавтра, проснулись в шесть часов утра, потому что было начало рабочей недели. Вики и Кенни уехали на работу, подбросив нас попутно на автобусную станцию.
Время, в первые дни путешествия всегда тянется очень медленно. Кажется, что за эти четыре дня мы освоились и успели познакомится с множеством интересных людей и мест. Нам здесь всё нравится и я часто говорю Сюзи, что Канада очень похожа на Россию. Только жизнь здесь намного удобнее и комфортабельней для людей.
Единственно что пока сбивает — это разница во времени и акклиматизация, не дающая почувствовать себя свободно. Первые дни мы просыпались ранним утром и не могли больше заснуть. Но вот на пятый день путешествия мы и утром начинаем спать очень крепко...
Сегодня едем к Вернону, двоюродному брату Су, в канадскую провинцию, на автобусе. Кенни добросил нас до автовокзала, и по пути начался такой ливень, что мы промокли, пока бежали туда через дорогу...
Ждали автобус час и потом ехали до городка Милтон, ещё полтора. Там нас уже ждал на машине Вернон, худой пожилой человек в очках, с добродушной и доброжелательной улыбкой на лице.
Он доктор -психиатр и видимо усвоил эту улыбку, помогавшую общаться с пациентами и которая стала частью его натуры...
Дом у Вернона большой, расположен среди полей в перелеске, на участке земли в двадцать пять акров. Дом вместительный, двухэтажный, с оборудованным подвалом, где вместе с системой отопления функционирует домашний спортзал. Когда он, в разговоре перед обедом, узнал что я хожу в православную церковь, то показал несколько старинных икон, которые купил на аукционах - его мать долгое время собирала антиквариат.
Иконы, как оказалось, были с острова Афон, где видимо и были написаны. Мы с Су, долго разбирали надписи на русском языке, сделанные на обратной стороне иконных досок. На иконах, были изображены Феодор Тирский, Александр Невский и Пресвятая Богородица. Иконы в хорошем состоянии.
Через некоторое время, его жена Мэри приготовила вегетарианский обед и мы с удовольствием и большим аппетитом поели, после чего сели в машину и поехали смотреть общину менонитов, которая существовала в округе, в перелесках и окрестных полях кукурузы вот уже несколько столетий...
Менониты, своим существованием и своим бытом, показывают возможность существования в нашем локализированном мире, неких осколков прошлого, вполне комфортно себя чувствующих среди мобильников, компьютеров и супер автомобилей. Внешне они вполне соответствуют викторианской эпохе — носят капоты, чепчики и сюртуки. И ездят они не на “Фордах» или БМВ, а в кибитках, запряжённых лошадками.
Мы приехали в посёлок, где живут менониты, и увидели аккуратные домики, конюшни, похожие на маленькие гаражи рядом с домом, стоянки, на которых переминаясь с копыта на копыто, ожидали своих хозяев лошади, запряжённые в кибитки прямоугольной формы - сооружения с крышей и на обрезиненных колёсах. Передняя стенка в этих экипажах отсутствует и возницы сидят внутри, держа вожжи в руках.
Всё это напоминало съёмочную площадку для фильма о далёком прошлом Европы.
Но люди живущие в этом посёлке, жили своей обычной рутинной жизнью и на нас, приехавших на машине, просто не обращали внимания. И мы тоже не стали задавать глупых вопросов и насмотревшись снаружи на эту странную жизнь, поехали назад, к своему дому, изредка обгоняя на шоссе лошадок, бойко цокающих копытами и рысью везущих, такие кибитки с седоками внутри...
Вот справка о менонитахъ из Википедии:

англ.Amish[;;;m;;], нем.Amische, пенсил.-нем.Amisch), они же аманиты или амманиты (не путать с аммонитами и аманитовыми) — религиозное движение, зародившееся как самое консервативное направление в меннонитстве (разновидность анабаптизма) и затем ставшее отдельной протестантской религиозной деноминацией…
Амиши отличаются простотой жизни и одежды, нежеланием принимать некоторые современные технологии и удобства. Движение последователей Якоба Аммана возникло в 1693 году в Европе, но потом большинство амишей были вынуждены, спасаясь от преследований, эмигрировать в Америку, а оставшиеся в Европе постепенно вновь объединились с меннонитами. В настоящее время большинство амишей проживает в США и Канаде.
Вероучение амишей основано на буквальном и строгом толковании Библии. Как и другие анабаптисты, они допускают крещение только в сознательном возрасте(англ.)русск., а не во младенчестве, выступают за ненасилие и против любой военной службы. Большинство общин амишей не строят культовых сооружений и проводят богослужения на дому; не занимаются миссионерством и редко принимают к себе новообращённых со стороны.[3]
На протяжении многих поколений амиши вступают в брак только с единоверцами (иногда с меннонитами), из-за чего образуют генетически закрытую человеческую популяцию, нетипичную для современного мира. По причине близкородственных браков внутри относительно малой первоначальной группы населения во многих общинах амишей всё чаще проявляются определённые наследственные признаки, а иногда и наследственные заболевания. Семьи амишей были и, в основном, остаются многодетнымии приверженными традиционному сельскому образу жизни. Высокая рождаемостьи при том низкая младенческая смертность делают популяцию амишей одной из самых быстрорастущих в мире.
Религиозные группы амишей стремятся к определённой изоляции от не амишского общества. Очень большое значение придаётся внутри церковным и семейным отношениям. Амиши обычно создают собственные однокомнатные школы и заканчивают формальное образование в восьмом классе. Ценят сельскую жизнь, ручной труд, скромность и простоту. В трудных ситуациях предпочитают полагаться на помощь семьи и общины, а не государства или страховых компаний.
Численность амишей составляет более 200000 человек, по этническому происхождению это в основном эльзасцы— потомки примерно 200 основателей, эмигрировавших из Европы в США вXVII— началеXVIIIвека…

После посещения менонитской «амиши» - колонии, мы по пути заехали в чайную, похожую на кафе известной фирмы «Старбакс» и попили чаю, рассуждая о превратностях человеческих судеб и о стойкости религиозных взглядов. Ещё в самолёте, зная о будущем посещении амишей, я посмотрел документальный фильм о их жизни в общинах и удивлялся стойкости и «умному деланию» этих христианских подвижников. Вот об этом мы и говорили.
Возвратившись в дом, сидели в просторной гостиной и разговаривали. Вернон, как я уже говорил, психиатр и его жена Мэри — потомственная медицинская сестра. Её отец тоже был медбратом. Они много читают, имея для этого достаточно свободного времени после работы. Много говорили о литературе, о Толстом и Достоевском, которые были настолько тонкими и творческими людьми, что по тонкости наблюдений за жизнью людей, вполне могли бы стать профессиональными психиатрами...
Поговорили и об истории семьи Хендерсенов, - первая фамилия моей жены Су — Хендерсен. Члены этой большой семьи, выехали из Ирландии и расселились по всему миру. Была своя ветвь семейства и в Канаде...
Перед обедом, я пошёл осматривать участок вокруг дома, и пытался найти грибы, но ничего не нашёл. Осматривая окрестности обнаружил огород, в котором по сию пору, в зарослях помидорных веток, видны были красные и жёлтые помидоры, некоторые величиной с небольшой мяч. Вокруг большого дома, было много надворных построек, постепенно приходивших в запустение, выстроенных в своё время, вместе с домом, который строил сам Вернон, будучи ещё только выпускником университета...
Когда я возвратился в дом, обед был готов. Я стал рассказывать, что видел вокруг и Вернон пояснил, что на красивую лужайку перед домом, по сию пору, особенно по весне выходят пастись олени. Их здесь конечно никто не стреляет и они живут рядом с людьми, совсем не опасаясь за свою жизнь. Этим, Канада конечно разительно непохожа на Россию...
В конце этого длинного дня, мы уже стали настоящими друзьями с Верноном и Мэри. И они, прощаясь, долго махали нам руками, когда уже вечером довезли нас до автостанции и усадили в рейсовый автобус до Торонто...
Пятого сентября, утром, после завтрака на поезде поехали, теперь уже к родственникам Су по материнской линии, в небольшой городок Берлингтон. Поезда, здесь, как во Франции, двухэтажные, удобные и комфортные внутри, но снаружи выглядящие неуклюже. В каждом вагоне удобный и чистый туалет, сиденья мягкие и удобные. В который уже раз, я позавидовал и поразился смелости евро-американских конструкторов. Ведь в России, такие двухэтажные электрички были бы решением многих транспортных проблем. Но как же медленно у нас в стране всё меняется.
Невольно вспомнил одну весеннюю поездку в России, когда мы с другом поехали на электричке на Байкал. Народу набилось как селёдок в бочке и не то что сидеть, но даже стоять было тесно. Было похоже, что чиновники на железной дороге издевались над людьми, заставляя пожилых дачников и туристов вроде нас, в духоте и толкучке, часто с котомками, рюкзаками и коробками стоять на ногах весь долгий путь до своих дач, расположенных вдоль железной дороги на сотню километров от города.
Здесь, в Канаде, сравнивая жизнь, я ещё раз убеждаюсь, что Россия ещё не стала машинной цивилизацией. На стоянках здесь множество машин, может быть большее чем в Европе и уж тем более больше чем в России. И стоянки занимают много места в городской инфраструктуре. Этим, как и дорогами уже давно надо заниматься в России, но к сожалению, претендуя на модернизацию, наши реформаторы не понимают , что страна отстала от Запада на пол столетия, именно за последние тридцать лет «дикого» капитализма. И вместо того, чтобы делать дороги и проводить воду и газ буквально в каждый дом, в каждую захолустную деревушку, эти псевдореформаторы, начинают с нанотехнологий и создания «селиконовых долин»
Но в России, чтобы сократить это отставание, сегодня надо включать сталинские методы интенсивного роста, пусть с некоторыми тяготами и неудобствами для обывателя.
Для этого достаточно на первых порах копировать методы передовых стран, но с учётом особенностей России. И копировать не с Америки или Калифорнии, а со стран скандинавских и Канады!
Но я отвлёкся…
Рита, двоюродная сестра Су, встретила нас на вокзале и усадив в роскошную машину, повезла домой. Машина была сделана на заводе Дженерал Моторс, и была мягка, бесшумна и быстра. Рита рассказала, что купила её уже давно, но выбирала подходящую модель и потому, она служит её по сию пору и очень хороша в обслуживании и при вождении.
Скоро мы приехали к её дому. Это была десятиэтажка улучшенной планировки. И снаружи и внутри этого дома сделанного по особому заказу, все было комфортабельно и удобно, с цветами в вестибюле и коврами в комнатах. Лифт бесшумно поднял нас на нужный этаж и мы вошли в большую стильную квартиру с кухней, гостиной и спальней, дополненной просторным балконом на котором тоже стояли цветы и стол со стульями для чаепитий на воздухе...
Интерьеры, мебель, свет — все было подобрано по цвету и стилю и видно было что хозяйка обладает известным вкусом...
Мы съели приготовленный Ритой ланч и поехали на берег озера Онтарио, на набережную, где погуляли вдоль берега по набережной, любуясь на открытые горизонты и на чистую зеленоватую воду озера, которое небольшими волнами плескалось в каменную набережную, на которой группа подростков шумела и переговаривалась. Пока двое из них: парень и девушка, прямо с отбойной стенки, в одежде, прыгнули в воду и поплыли весело перекликаясь к подъёму на набережную. Видимо, вода в эту пору в Онтарио, не такая холодная, как где-нибудь в России, в сентябре.
Мы прошлись по набережной и сквозь синеватую дымку на дальнем берегу, до которого не менее пятидесяти километров, увидели небоскрёбы Торонто и полукилометровую телевышку...
Возвратившись домой, мы застали приехавших, в наше отсутствие брата и сестру Риты.
Старшему брату, Бенджи, было восемьдесят лет и он, внешне выглядел как отец, своим сёстрам. Но стоило разговориться с ним и ощущение его возраста исчезало. Он был закалённый холостяк, но имел подругу - полячку в два раза младше и к тому же, проезжал каждый день не менее двадцати километров на велосипеде.
Мы разговорились и Бенджи рассказал, что в молодости, в Англии, работал слесарем на заводе точных приборов, а в Канаде, последние годы работал оператором большого электрического пресса, который штамповал подковы для лошадей. Видимо спрос был большой, а потому и работы было много и зарплата была соответствующая.
Последние годы, уйдя на полупенсион, Бенджи летом работал, а зимами строил дома, которые потом продавал, получая несколько сотен тысяч долларов прибыли. Видимо он исполнял роль подрядчика, да и руками не стеснялся работать. Женат он не был никогда и потому говорит, что всегда был свободен и самостоятелен. Он здоров, почти счастлив и потому с улыбкой встречает своё восьмидесятилетие...
Пообедав, Су и родственники стали показывать друг другу фотографии семьи и родственников, а я вышел на балкон и рассматривал уютный городок на берегу синего большого озера. В квартире был большой застеклённый балкон, на котором, можно было летом даже спать в шезлонге...
После обеда и обмена семейными новостями, мы простились с гостеприимными родственниками, а Рита отвезла нас на вокзал и провожая, долго махала рукой вслед уходящему поезду...
Она тоже выглядит прекрасно и в свои семьдесят лет стройна и подтянута. Жаль, что и она одинока...
В этот вечер, возвратившись в дом к Вики и Кенни, мы стали собирать чемодан и готовится к отлёту в Калгари, где собирались взять машину на прокат и вдоль Скалистых гор, постепенно, добраться до Ванкувера. Первой нашей остановкой на этом интересном пути был знаменитый город Банф, в котором стоит один из самых больших и живописных отелей страны и мира.
Со дня отлёта из Лондона в Канаду, мы уже побывали на Ниагаре, съездили к родственникам Су со стороны матери и со стороны отца и были приятно удивлены радушием встреч и взаимных интересов к истории семьи.
Все они родились в Англии, но уже давно живут в Канаде и похоже не жалеют, что покинули берега родной Британии. Но об этом трудно говорить утвердительно, так как чувство ностальгии, пожилые люди умеют скрывать, чтобы не поддаваться разочарованиям. Это я хорошо знаю по себе...

Торонто - самый большой город и культурный центр на Востоке Канады. Климат здесь тёплый и почти английский. Ландшафт равнинный с пологими холмами, земли много и большую часть штата занимают леса и озёра. Летом тут тепло, а зимой снежно, но не холодно. Я уже говорил, что несколько дней по приезду в Торонто в начале сентября, было около тридцати градусов тепла...
Меня, как «природоведа», поразили чёрные белки, которые тут живут не только в лесах, но и в городских парках и скверах. Невольно, я подумал, что чёрные беличьи шубы, наверное выглядят очень шикарно. В этих мимолётных мыслях сказывается моё охотничье прошлое. Когда я работал в Забайкальской тайге, на сейсмостанции, то заключил договор и даже пытался заготавливать пушнину. У меня это не очень хорошо получалось, и всё-таки...
В этой части Канады, говорят на американском английском, хотя всюду на вывесках, английский дублируют на французском. Канада страна двуязычная и она является примером того, как можно организовать языковое общение в бывших республиках Советского Союза, и особенно на Украине и в Белоруссии. Этот вопрос, по глупости или по неведению, запущен и является, во многом благодаря ярым украинским националистам, причиной постоянного раздора между Украиной и Россией.
Всё это - следствие отсутствия демократической воли и политического невежества, к которому примешивается и политические мотивы.
После встреч с родственниками жены, меня также привлекло в новых знакомых ощущение и уважение к первородине. Важно, что все, оставаясь и будучи канадцами, сохраняют связи с метрополией, то есть с Англией, сознавая и дорожа своими корнями.
Так же я думал, что отношения Украины и России можно строить так, как строятся отношения Америки и Англии, Канады и той же Англии. И тем более, двуязычие можно оформить на канадский манер. И что интересно: в Торонто, я даже не слышал французского разговорного, но надписи все пишутся на двух языках и никому это не мешает...
Вопли украинских националистов, или серые паспорта в прибалтийских странах, воспринимаются из Северной Америки, как нецивилизованная и полу нацистская идеология, очень далёкая от собственно демократии.
К несчастью, благодаря пропаганде холодной войны, которая в прессе идёт незаметно, но интенсивно и сегодня, антирусские, антисоветские настроения чувствуются и здесь. Вообще, в среде западных политиков, да и обманутого пропагандой населения, то что воспринимается в отношении других стран и народов как норма, в отношении России и россиян воспринимается как нарушение демократии и прав человека. И здесь, как мне кажется прямая недоработка и отсутствие активности МИД России и сотрудников ООН.
Шестого сентября, встали рано, позавтракали и Кенни отвёз нас в аэропорт, - ему это по дороге на работу. Мы улетали на северо-запад, в сердце канадских Скалистых гор, в Калгари.
Сидим в аэропорту в ожидании нашего рейса и пишем. Су заполняет открытки для детей и матери в Англии, а я пишу этот дневник, пользуясь свободным временем, в предчувствии волнующего путешествия по горам Канады. Сегодня, должно начаться наше путешествие по Скалистым горам...
Летим на Боинге над Канадой.
За время полёта, сменяются два часовых пояса и потому путешествие немного напоминает перелёт из Москвы в Иркутск, но конечно покороче. Всего-то две тысячи километров. Смотрю сверху на землю и вижу редкие небольшие поселения и много озёр — больших и маленьких. Всё это напоминает Сибирь, а точнее север Сибири, над которым я пролетаю, когда добираюсь из Петербурга в Восточную Сибирь...
Калгари, расположен на границе гор и равнины и этот городок известен тем, что здесь проводили зимние Олимпийские игры, в которых канадцы завоевали много олимпийских наград и стали первыми в командном зачёте...
Лететь достаточно комфортно. Дают вино и можно смотреть кино на экранах, вмонтированных в спинки кресел. Смотрел какой-то очередной глупый американский детектив, без идеи и без особого смысла. И таких фильмов сегодня большинство не только на Западе, но и в сегодняшней России. Таким образом формируют и уже сформировали психологию нескольких поколений на Западе. И наверное поэтому, всё чаше в городах Америки звучат выстрелы и льётся не киношная, а настоящая кровь.
В России, это промывание мозгов и сердец длиться всего около двадцати лет, но уже заметны перемены в худшую сторону. То какой-то пьяный, «разочарованный» милиционер начинает стрелять в магазине, то какой-то обиженный клерк расправляется с сослуживцами, в приступе «непонятной» хандры.
На самом деле всё понятно. Просто теле и кино картинки не совпадают с идиотизмом обывательской жизни, а отсюда и всплески агрессии, заканчивающиеся смертоубийствами...
Прилетели в Калгари с опозданием на два часа. Аэропорт, видимо со времён Олимпиады, напоминает кукольный театр или музей восковых фигур. В холле, смонтированы несколько сценок из жизни динозавров и современного аэрофлота. Эти инсталляции развлекают и умиляют клиентов авиакомпаний, потому что скрашивают однообразие рутины при получении пассажирами своего багажа.
Получив наш чемодан, переходим, тут же в аэропорту, в офис сдачи машин в аренду и в течении пятнадцати минут оформляем на себя автомобиль. Получив ключи, идём в гараж и вот, через минуту мы уже сидим в «нашей» машине, которая станет для нас домом на колёсах, на две недели.
Автомобиль марки «Тойота», с левым рулём и автоматической коробкой передач.
Сюзи, в начале даже не знала, как переключать скорости на этой коробке. Посмеявшись, мы решили спросить, как это делается у соседей и узнав, что надо нажимать на тормоз, мы завели машину, и медленно тронулись на выезд.
Время было около пяти часов вечера по местному времени. Солнце висело в синем безоблачном небе ещё достаточно высоко, чтобы успеть доехать сегодня до Банфа, где мы заказали гостиницу.
Ещё не выехав из Калгари мы остановились и установили Джи-Пи-Эс — определитель местоположения машины. Когда включили прибор, он женским металлическим голосом предложил следовать сто двадцать километров до Банфа по прямой и мы последовали этому совету-приказу. Дорога была хорошо сделана, и как минимум в две полосы в одну сторону. Постепенно Сюзи освоилась и стала прибавлять скорость, потому что мы хотели доехать до Банфа засветло.
У неё водительский стаж около пятидесяти лет и потому, она быстро осваивается с любым типом автомобиля. Тем более, что в Австралии, когда мы путешествовали там, у нас уже был опыт вождения на незнакомых авто, в том числе с автоматической коробкой передач...
Как я говорил, Калгари, стоит на равнине и горы, в непосредственной близости появились не сразу, а всплывали впереди постепенно, коричневым силуэтом с тонкой изломанной линией горизонта. Они становились всё ближе и ближе и потому, увеличиваясь в размерах, со временем заполнили половину горизонта. Но это по-прежнему была какая-то плоская картинка. Горы невесомой кулисой протянулись вдоль горизонта и кажется были рисованным «задником», для того, чтобы подчеркнуть необъятность синего, глубокого неба...
Через час езды, горы и скалистые обрывы на них стали реальностью и я начал от восторга охать и ахать. Это были действительно скалистые горы раскрывающиеся перед нашим взором как неведомая книга природы, огромной и драматически красивой...
Наконец, мы близко-близко увидели огромные скальные обрывы, по временам закрывающие половину горизонта. И тут же по контрасту — синее безоблачное небо полусферой накрывающее конфликтующие с ним цветом, скалы, утёсы и гранитные гребни. То слева, то справа от серпантина дороги, внезапно открывались синие зеркала озёр берега которых покрывали зелёные леса и я завздыхал, вспоминая тайгу в Саянах, где, в который уже раз, побывал весной этого года...
Часа через два, слушаясь указаний прибора, въехали в Банф и увидели замечательное громадное многоэтажное здание знаменитого отеля, так красиво смотревшееся на фоне грандиозных гор и лесов на склонах...
Отель напоминал картинки из детских сказок о дворце Алладина и это действительно была сказка — Скалистые горы в Канаде!
Проехав через небольшой город, мы остановились во дворе хостела, состоящего из нескольких трёхэтажных деревянных домов. Оставив машину на стоянке, вошли в рисепшен, оформились и подхватив чемодан заселились в уютную комнату, где мы были одни.
Здание стояло на южном склоне горного хребта и напротив, открывался величественный вид на горы, окружающие наш временный дом со всех сторон. Воздух был чист и прозрачен и в мельчайших подробностях видны были детали горного пейзажа наплывающего на нас со всех сторон. Виды из окна были такими, что мы горожане и лондонцы - «дети равнин», принялись фотографировать все эти чудеса: и горы, и речную долину, и скальные лбы гранитных обрывов, громоздящиеся и лезущие вверх, в половину горизонта...
После горячего душа заснули не сразу и уже лёжа обсуждали всё увиденное сегодня в этом замечательном месте, о котором мы знали прежде только из путеводителей...
Проснулись по будильнику в семь утра и пошли завтракать в кафе, в здании напротив. Завтрак был бесплатным и нам подали блины с маслом и кленовым сиропом, пожалуй главным символом Канады. Запивая еду кофе и чаем мы сидели за столом, разглядывали в окна окрестности и планировали когда и куда мы отправимся, уже в ближайшее время...
После завтрака, собрав рюкзак, выступили в окрестности хостела и тропинка повела нас вдоль берега довольно крупной и быстрой реки Бо. Тропа петляла среди соснового ароматного леса и с утра, здесь ещё было довольно прохладно. Нам попадались живописные куртины невысоких кедров растущих на сухих склонах, где суетились, отыскивая шишки с орехами, бурундуки и небольшие серые белки, - канадский подвид. Были тут и таёжные птицы: кедровки, кукши и вороны. Кукши, перелетая с кедра на кедр садились на ветки ближе к вершинам деревьев и смешно извернувшись, часто головой вниз, выклёвывали орешки из больших шишек...
Тропа шла вдоль крутых берегов и вдалеке, внизу, на изумрудного цвета воде видны были большие, вместительные рафты в которых сидели и гребли туристы в яркого цвета оранжевых спасательных жилетах. На дорожке и на смотровых площадках было много туристов, приезжающих сюда на автобусах и останавливающихся на частых придорожных стоянках.
Мы немного запутались с картой и прошли довольно далеко, но потом возвратились и по крутому склону, стали спускаться к реке.
Тропу мы быстро потеряли — идти по щебню, который плохо держал ногу, стало трудно и даже опасно, и мы часто поскальзывались и падали. Кое-где, во избежание падений, приходилось ехать на «третьей» точке...
Позже, я понял, что это были места, где олени спускались на водопой к воде и потому, натоптали некое подобие троп...
Наконец, спустившись к реке, мы остановились у озеринки-заводи прозрачной стоячей воды в тени крупного кедра и разложившись на зелёной травке, с аппетитом съели наш обед, запивая его горячим чаем из термоса.
В прозрачной воде заводи, изредка можно было видеть довольно крупных рыб напоминающих сибирских харьюзов, которые спокойно плавали стаями и поодиночке, вдоль заросших травой и кустарниками, берегов.
Виды, звуки, запахи тайги напомнили мне многое и потому, я сидел и восхищался всем увиденным и услышанным. Небольшой ветерок, сдувал комаров в глухие чащи и мы, без помех наслаждались солнечной и ясной погодой...
Перекусив и отдохнув в этом райском месте, тронулись дальше, уже вверх по течению реки и шли, в начале по оленьей тропе, постепенно поднимавшейся по склону и приведшей нас, в конце концов, на торную тропу отмеченную на нашей карте. Тропа, обходя гору под названием Тоннельная, шла в сторону Банфа .
Гора называлась так, потому что она, как пробка в бутылке, запирала горло долины, и через неё в своё время, хотели пробить тоннель для железной дороги...
Обойдя гору по крутой кромке, тропа привела нас к шумного порогу под огромной скалой, в одной из расселин которой мы увидели, уже очень высоко, поднимающихся в связке туристов- горовосходителей...
Сам порог был полосой пенно-белой, шумящей на всю округу воды, стремительно текущей по словно вырубленному в скале проходу. Высота стенок обрыва была метров тридцать и внизу, река неистовствовала и ревела, скакала по перекатам, как испуганный конь с белой гривой...
Этот проход был прорыт неистовой силой воды в течении многих и многих тысячелетий. Вдоль порога, шла асфальтированная тропинка, а на другой стороне видны были парк и величественное здание Банф- Спрингс отеля. Туда мы решили сходить позже, так как сильно устали пробираясь в сторону города звериными тропами...
Вместо этого посещения, мы, идя по центральной улице Банфа похожей на многие улицы городов курортов в Европе, увидели мороженицу, зашли туда, купили себе вкусное сливочное мороженое и наслаждаясь съели его.
Согласитесь — съесть мороженое жарким осенним днём, сидя на лавочке и наблюдая оживлённое движение отдыхающих по уютным и богатым улицам преуспевающего экзотического городка в окружении красивых гор — это одно из самых запоминающихся событий в нашей нелёгкой туристической жизни!
Потом, отыскав автобусную остановку в сторону нашего Альпийского хостела, поехали «домой», а оттуда по настоянию Су, уже на нашей машине, отправились на озеро Миниванка или в переводе на русский - Озеро Духов, расположенное километрах в десяти от города...
По пути, на очередном посту, мы заплатили шестнадцать долларов за пребывание в национальном парке. Поставив машину на большой стоянке рядом с озером, пешком пошли вдоль живописного лесистого берега, любуясь чистой, голубовато-молочного цвета водой.
На берегу была оборудована стоянка, место для отдыха туристов с туалетами, столами для обедов и даже кухни с металлическими печами, которые мы видели и в Австралии, на берегу океана. Но в Сиднее, на пляжах, это были электропечи, на которых, туристам можно было приготовить нормальный обед из нескольких блюд . А сюда, особенно в выходные дни летом и в хорошую погоду, приезжают окрестные жители отдохнуть, порыбачить, искупаться в холодной воде и сделать шашлыки, на специально оборудованных очагах-кострищах. Забота о людях здесь неформальна и это делает честь властям...
Невольно, по контрасту, вспомнилась Россия, где чиновные власти иногда просто издеваются над людьми, прикрываясь громкими словами об экономии средств.
Этой весной я был в Сибири, в Иркутске и на электричке, вместе с другом, ездил на Байкал.
В единственную за всё утро, электричку народу набилось невообразимое количество. Люди задыхались в духоте и давке и мой друг стал хвататься за сердце и побелел лицом — ему было реально плохо. От кого-то из попутчиков я с негодованием узнал, что железнодорожники, совсем недавно убрали с маршрута вторую утреннюю электричку, руководствуясь желанием снизить свои затраты. Конечно это было глупостью, если не вредительством, но кого из начальства это интересует. Ведь они сами ездят на роскошных заграничных автомобилях с водителями.
Этот беспредел стал неписанной нормой в России, а пожаловаться некому и не на кого. Ведь никаких связей между этими вредителями и народом нет!
И так почти во всём и почти везде. Чиновное равнодушие стало таким привычным делом, что уже никто и не протестует — говорят, что такие протесты дело безнадёжное...
За последние двадцать лет олигархического капитализма в России, на чиновников совсем не стало управы и надо, для того чтобы чтобы они опомнились, садить их на несколько лет в тюрьму за халатность и равнодушие в ответ на жалобы граждан. Ведь в таких электричках едут в основном пожилые люди на пригородные дачи с тяжёлыми и неудобными горшками, мешками и рюкзаками. И в такой давке, они очевидно не чувствуют себя комфортно...
Но я отвлёкся...
Вдоль берега была пробита торная тропа, но сразу за стоянками для туристов, мы увидели аншлаги, на которых было написано, что ходить дальше в одиночку опасно, потому что в округе полно медведей, которые в поисках пищи могут начать приставать к туристам, вымогая у них подачки. По этой причине, недавно, здесь закрыли кемпинг и видимо столкновения туристов с медведями настолько часты, что власти решили предупреждать об опасности такими аншлагами особо дерзких и одиноких туристов.
А я, по своему опыту «диких» походов по тайге в Восточной Сибири знаю, что дикие животные и хищники в их числе, очень хорошо умеют считать до трёх и если видят одинокого человека, то могут напасть с целью попробовать сладкой человеческой плоти.
Несколько раз, я становился объектом нападения медведей и проходилось отстреливаться, спасая свою жизнь. И как видите делал я это успешно — мои дневники - тому доказательство. Но об этих встречах и схватках с медведями, вы можете прочитать в моей книге: «Говорят, медведи не кусаются».
Тем не менее, мы дошли до мест вполне диких и даже перешли по красивому мосту через большую реку, текущую в мини каньоне, наполненном изумрудно - прозрачной водой. Этот каньон был прорыт водой за тысячелетия и был глубок, как бездонный колодец...
Полюбовавшись на это чудо природы, мы не рискнули идти дальше и повернули назад.
На обратном пути, из машины, мы, очень близко от дороги, увидели стадо диких оленей - карибу, во главе с крупным оленем - самцом. Это был бык с развесистыми толстыми рогами о семи отростках, сердитый и сильный, коричнево-серого окраса, гордо шествующий в окружении десяти-пятнадцати маток. Олени не обращали внимания на машины и на людей, наблюдавших за этим чудом природы из машин и с обочины дороги. Встретить этих крупных, грациозно-красивых животных совсем не редкость в здешних местах, потому что охрана диких животных здесь на высоком уровне, как впрочем и сознательность граждан. Согласитесь — увидеть этих оленей так близко — настоящий праздник для любителей дикой природы!
Восьмое сентября. С утра поехали осматривать Банф-Спринг отель — нечто грандиозное, выстроенное в начале прошлого века в шотландском стиле и действительно напоминающее древний английский замок, возведённый из песчаника тёмно-серого цвета с башнями, балконами, с множеством комнат и больших залов внутри.
Впечатление от отеля — роскошь, демократизм и всеохватность. В этом великолепном здании множество ресторанов, кафе, магазинов и бутиков, художественных галерей и просто залов, выполненных в разных архитектурных стилях...
Вот ссылка, по которой можно найти и посмотреть материалы об этом отеле: http://www.fairmont.com/banff-springs/
После осмотра отеля поехали на «Гондолу» - подъёмник на вершину окрестного хребта с смотровой площадкой и пунктом наблюдения за космосом...
Подъём на вершину горы в гондоле на четверых занимает восемь минут и возносит вас на уровень скальных острых вершин - панорама таких скал окружает нас со всех сторон. А под нами густые чащи стройных елей и крупноствольных сосен, среди которых, тонкой ниточкой, зигзагами, взбирается на склон тропинка для любителей пеших восхождений.
За эти минуты «полёта», мы наблюдали, как лесистая панорама раскрывалась перед нами во все стороны. Отсюда, в конце восхождения-взлёта, видна даже самая высокая вершина окрестных гор в 3315 метров высотой. Эта вершина напоминает по форме многогранную пирамиду и весь год на ней лежит снег.
Прохладный воздух на вершине хребта, куда подняла нас гондола, пахнет елово-сосновой смолой, а в синем небе — то тут то там видны парящие хищные птицы — орлы и ястребы. Дух захватывает от этой громадной картины природного великолепия и необъятности земных просторов...
На станции «Гондолы», на вершине, оборудована смотровая площадка и ресторан, а к пункту слежения за космосом проложен дощатых помост — тропа, по которой можно дойти до деревянной избушки, где до недавнего времени и жили наблюдатели за космическими излучениями.
Избушка, сложенная из брёвен, размерами три на три метра, вмещала двух человек, печку, стол для работы, и две раскладных кровати. Наблюдатели тут жили годами, спускаясь вниз только за продуктами и в отпуск.
Невольно вспомнилось моё житье, в таких избушках, на Байкало - Амурской Магистрали, в конце семидесятых годов, когда я работал, как техник сейсмолог в научно исследовательском институте Земной Коры.
Тогда, я несколько месяцев прожил в конце зимы в щитовой избушке, в вершине горной речки Кавокты, с напарником якутом Нестером и моей собакой лайкой, Пестрей. Зимой, туда невозможно было попасть, по земле, потому что водопад в излучине реки, замерзал отвесной ледяной стеной и запирал вход в высокогорную долину. Мы жили там месяцами не видя людей и получая продукты и почту, через нерегулярные рейсы больших вертолётов. Об этом времени свое жизни, я тоже написал книгу, которую назвал «Год жизни».
Позже, я переехал на сейсмостанцию «Тоннельная», недалеко от Северо-Муйского тоннеля, и жил там со своими охотничьими собаками, иногда совсем один. Об этом периоде своей жизни можно многое рассказывать. Но для этого недостаточно места в этом повествовании...
...Мы с Су, обошли этот домик вокруг, я заглянул в окно и увидел печку буржуйку и металлическую кровать, застеленную серым шерстяным одеялом. Быт вполне аскетический, каким он и бывает в тайге, далеко от человеческих поселений...
Сегодня, этот пункт наблюдения не работает, а является дополнительным аттракционом, привлекающим туристов. Народу здесь и вправду бывает по несколько тысяч за день и потому, тропинки вокруг, все заполнены людьми, и часто с детьми. Тут было настоящее туристическое стойбище...
...А мне вспомнилась турбаза, на берегу ангарского залива Курма. Она, работала там в основном летом, расположена была в живописном месте, вдали от города, в молодом сосняке. Зимой турбаза была закрыта и только иногда, под Новый год, туда приезжали работники с машиностроительного завода, попить водочки и подышать чистым воздухом.
Именно туда, однажды ночью, уже осенью и пришёл медведь, полакомится свининой, когда основные туристы уже выехали. Сторож турбазы держал в сарае рядом с домом несколько свиней и свиноматку,килограммов на сто пятьдесят весом. Дело было глубокой ночью и сторож сквозь сон слыша шум, хрюканье и визг поросят думал, что свиньи так греются — начинались первые ночные заморозки.
Утром, когда он вышел во двор, то увидел, что калитка в хлев выломана и по земле протянулся кровавый след в сторону ближнего лесочка. Он пошёл по следу и вскоре увидел лежащую под соснами большую свинью, которая была, словно острыми ножами изрезана. Сторож, сразу понял, что свинью задрал медведь и приволок сюда, чтобы поесть жирной свининки...
На следующую ночь, охотники сделали засаду, и залезли на крышу сарая, чтобы медведя скараулить...
Медведь пришёл под утро, когда охотники уже дремали. Услышав зверя, они в страхе затаились. Тьма стояла непроглядная, какая бывает только длинными ночами осенью. Незадачливые стрелки, видели только мелькающую по временам тень, да слышали близкое и страшное ворчание крупного хищника. Их объял ужас и потому, они не решились стрелять сразу, а позже, зверь их учуял и тихо скрылся в лесу...
Уже днём, незадачливые охотники пытались его догнать с помощью собак, но те прошли по следу с километр, а после преодоления широкого болота, след бросили и охотники ни с чем возвратились на базу. Так ничем эта погоня и закончилась!
...После «Гондолы» мы поехали в музей индейцев сиу и пробыли там долго. В музее, я ходил от экспоната к экспонату, охал и ахал от удивления. Рассматривая настоящие головные украшения из перьев орла, заглядывал в поставленный и открытый для обозрения, настоящий индейский вигвам, цокал языком рассматривая фотографии последних вождей из этого, известного на весь мир, племени индейцев.
Тут были выставлены тамагавки, которыми индейцы временами снимали скальп с голов белых поселенцев. Были яркие, сделанные из оленье кожи мокасины и цветастые индейские наряды-одежды. Конечно были тут и каноэ выдолбленное из ствола толстого тополя, были и сёдла, и стремена, и картины изображающие индейцев во время военных действий...
Потом, мы познакомились с одним из индейцев работающим в музее гидом и заодно, играющим на старинном индейском инструменте, сделанным из лука. А играл он на натянутой тетиве, ударяя по ней, древком стрелы. К инструменту была подсоединена музыкальная колонка, издававшая во время игры, тревожные заунывные звуки. Мы обменялись адресами и я подумал, что его можно пригласить в Бурятию и сделать почётным гостем из Америки, на одном из национальных бурятских праздников.
Существует этнографическая теория, по которой, именно из Сибири, в давние времена, через замерзающий Берингов пролив первые поселенцы проникли в Северную Америку. Внешне индейцы и буряты очень похожи...
В магазине, рядом с музеем, мы купили несколько индейских масок сувениров, а жена, незаметно для меня, купила чёрного медведя, вырезанного из базальтового камня, сделанного местными умельцами — артельщики. Этот медведь теперь стоит рядом с моим компьютером и я каждый раз глядя на него вспоминаю наше канадское путешествие...
После музея, у нас оставалось ещё немного светлого времени и мы поехали на каскад озёр, в долине реки Бо, на которых любили отдыхать местные жители.
Тут тоже были оборудованы стоянки и стояли металлические ящики в которых можно было разводить огонь и жарить шашлыки. В стоячих озерах, летом, когда температура воздуха подходит к плюс тридцати, отдыхающие купаются после прогулок по окрестностям. Через озёра перекинуты пешеходные мостики, с которых в воде можно увидеть стаи крупных рыб.
Идя по такой обзорной тропинке, я изредка углублялся в лес и ел сохранившуюся ещё на веточках дикую малину, до которой я большой охотник. Это чисто русская черта — пользоваться благами дикой природы, одаривающей нас и грибами, и ягодами, и рыбой.
Но в «цивилизованных» странах таких как Англия или Франция, аборигены не едят никаких диких ягод или трав, а всё покупают, в основном в виде продукции выращенной на фермах, порой в очень далёких странах. Например чернику доставляемую из южной Америки можно купить в супермаркетах в Лондоне или Париже, и это никого из «местных индейцев», не удивляет. А для меня, как для русского человека, такое поведение и привычки являются проявлениями «дикости»...
Прожив несколько дней в «Альпийском» хостеле, мы тронулись дальше по маршруту в сторону западного побережья, в Ванкувер. Следующей остановкой по нашему плану, был мотель в районе городка Филдс.
Из Банфа, в ту сторону протянулась замечательно живописная дорога, вдоль которой, в пол горизонта справа и слева, стояли горные, скалистые кряжи и плескались, иногда почти у обочины дороги, красивые чистые озёра с тёмно-синей, глубокой водой…
Погода постепенно переменилась и холодный воздух пришёл к горам, откуда-то с северных широт. В добавок ко всему, пошёл снег и это обрадовало мою душу сибиряка и северянина. Тёмные, низкие тучи, сыпали на землю, на лес и на озёра завивающиеся под ветром косицы снега и на вершинах гор, этот снег оседал белой, сахарной пудрой...
Через несколько часов быстрой езды, наш Джи-Пи -Эс, подсказал нам, что мы приближаемся к мотелю. Наконец увидели длинное здание, протянувшееся вдоль автострады и стоящие рядом грузовики - поняли, что мы приехали. Поставив машину на стоянке, зашли внутрь и оформив своё проживание поднялись наверх, в свою комнату.
Гостиница напоминала общежитие и к тому же, здесь не было кафе или ресторана, а была столовая в которой кормили разогретыми полуфабрикатами. А мы, за предыдущие дни путешествия от такой еды уже отвыкли. В Банфе, мы готовили еду в хостеле, на кухне, где можно приготовить еду почти как дома. Там было всё для этого.
Вообще, я вспоминал наше житьё в Банфе с большим удовольствием. Из окон гостиной, открывался прекрасный вид на горы, комната отдыха была просторной и разукрашена деревянными поделками, и к тому же, всё время мы прожили независимо, хотя в комнате была ещё одна двухэтажная кровать. В хостелах это обычная вещь. Тем не менее, в приёмной хостела, при регистрации, нам пообещали что никого подселять не будут и сдержали своё слово. Кстати, в рисепшен — приёмной и в столовой, где нас кормили завтраками, работали студенты, устраивающиеся сюда на время, и часто приезжая издалека.
Мотель мне сразу не понравился. А ночью, от проходящих по автостраде тяжёлых грузовиков, стоял постоянный шум и я не мог заснуть почти до утра.
Женщина, сидящая на регистрации была красива и грустна и позже, я узнал, что она приехала сюда из Словакии, понимает по-русски и очень здесь несчастна. И в душе я пожалел её, потому что с её красотой, она могла бы у себя на родине работать где-нибудь в модельном деле и получать приличные деньги. А здесь она никому не нужна и от этого происходили и все другие беды в её жизни...
Такое часто происходит с женщинами, в том числе из России, которые не понимают, что все душевные проблемы сосредоточены внутри нас и вместе с нами переезжают с места на место. Но чем дальше от родины, тем труднее эти проблемы разрешаются и потому, я бы советовал желающим уехать на благословенный Запад, десять раз подумать, прежде чем решиться на это. Однако окрестности здесь просто замечательные: это и Озеро Луиз, и один из самых высоких водопадов в Канаде, а может и в мире.
Мы поехали туда и действительно, я был поражён увиденным!
С высоты около двухсот метров, со скалы, вниз срывалась целая небольшая речка, которая к тому же, в середине падения, зацеплялась за скальный уступ и дальше, уже водной пылью и косяками белой пенящейся воды водопад летел к земле. Зрелище, редкое по красоте, динамизму и масштабам...
Назавтра, мы с женой поехали на озеро Луиз, на котором выстроена большая гостиница той же туристической фирмы, которая выстроила и Банф-Спрингс отель.
Озеро конечно замечательное, с обрывистыми, крутыми берегами покрытыми густой тайгой, и удивительного цвета, лазурной водой, которая в первую встречу вызывает чувство восторга и удивления. И вот над этим лазурным зеркалом воды, высятся громадные серые скалы, особенно трагично выглядящие на фоне зелёного леса, начинающегося прямо на берегу озера...
А в горловине речной долины, если смотреть со стороны озера, стоит большое, многоэтажное современное здание отеля класса люкс - озеро Луиз - одно из основных достопримечательностей центральной Канады и каждый год в этих краях бывают сотни тысяч туристов со всего света.
В окрестностях озера стоят дремучие леса, где водятся и олени, и лоси, и медведи, и множество мелкой дичи. Скалы, здесь, возносятся к самому небу крутыми, сероватого цвета непреодолимыми стенами и кажется, что за этими скалами и земля кончается.
Тут начинаешь понимать, почему горы, протянувшиеся по всей Северной Америке, называются скалистыми...
Вторую ночь, утомлённый походом и переживаниями красоты, которую мы видели в здешних местах, спал хорошо, несмотря на шум с хайвэя. И потому, утром, проснулся в бодром состоянии духа. Простившись с грустной Элейн — так звали девушку в рисепшен, облегчённо вздыхая мы сели в машину и вырулив на шоссе, помчались в сторону следующей остановки в районе городка Джаспер, где нам предстояло ночевать три ночи. Всё-таки, такие мотели — не самое лучшее место для остановок во время путешествий.
К полудню, когда мы «пересели» с хайвэя на дорогу ведущую в Джаспер, небо нахмурилось и снова пошёл снег. С утра было теплее обычного и подумалось, что скоро погода испортится. Так и случилось — начался такой снег, что белая пелена закрывала не только горы по сторонам от дороги, но и самоё дорогу впереди и потому, приходилось сбавлять скорость и ехать осторожнее.
Но временами солнце, пробившись в щели дымной холодной облачности, вдруг заливало белеющие снегом окрестности каким-то чудным светом, под которым природа оживала и загоралась чудесным внутренним сиянием! Горные пики, побелённые снежной порошей, громадные гранитные скалы нависающие над лесистыми склонами, стены горных «крепостей» чудовищных размеров, придавали всему окружающему пейзажу, необычайную дикость и первобытное величие.
Казалось, Бог создавал все это, с намерением потрясти и удивить человека, на фоне этой огромности смотревшийся муравьём и безгласной букашкой. И этот грандиозный масштаб, вселял в нас радостную восторженность, как во времена нашей далёкой молодости...
По дороге, мы останавливались у разного рода достопримечательностей, главными из которых конечно были водопады. Канада - это действительно страна лесов, озёр и водопадов. При чём, водопады тут на любой вкус: высокие, падающие со ста и более метров, мощные, когда большая река вдруг спрыгивает вниз с гранитного уступа и с рёвом роет ямы в граните берега, орошая влажными туманами окрестности этих чудес света.
Иногда вода сверлит, казалось бы в нерушимой скале странные, как по циркулю сделанные отверстия, через которые можно видеть следующую ступень, с которой вода с воем и рёвом уносится к подножию этих водяных обвалов!
Здесь, по настоящему понимаешь известную русскую поговорку: «Вода камень точит»
Водопад Атабаска примечателен своими масштабами. Большая река с гулким шумом срывается вниз с уступа и исчезает внутри скального лабиринта. Стены этого прохода достигают высоты пятидесяти метров и зеленовато-белая вода, беснуется внутри узкого прохода, внизу, мгновенно превращаясь в спокойный, зеленовато-молочный залив-заводь.
И это внезапное «беснование», происходит на фоне величественной горно-скалистой панорамы, до половины склона укрытой тёмно-зелёной массой елово-соснового леса, который издали напоминает громадный природный ковёр, мягко покрывающий изломы ландшафта!
Но надо отметить и работу людей — устроителей этого зрелища, которые проложили асфальтированные тропинки вокруг, установили металлические ограждения и лесенки в опасных местах по всему обзору водопада...
Десятого сентября. Мы поехали на самый высокий водопад Канады, Такакоа, высота падения воды — 254 метра. По пути, видели прямо с автострады, продвижение поезда через тоннель, прорытый под громадной толщей горных пород. Длина поезда, состоящего из более чем двухсот вагоном, поразила нас не меньше чем водопад. Если условно брать длину каждого вагоне за десять метров, то общая протяжённость состава была более двух километров. Суставчатой змеёй, поезд втянулся в тоннель,и когда его головной локомотив вышел с противоположной стороны, хвост ещё втягивался в гранитную «норку»!
К водопаду приехали около полудня. С утра шел дождь и солнца не было и поэтому, день превратился в ничем неограниченное время. Я ещё и раньше замечал, что пасмурный день длится почти бесконечно и трудно понять «который час на дворе». Так было и в этот раз.
Когда мы приехали на стоянку, я долго наблюдал за вороной, которая села на автомобиль и склонив голову, сверху, через стекло кабины пыталась рассмотреть что там внутри. На нас, она не обращала внимания, видимо считая нас за «отсталый природный элемент», а любопытство было вполне сознательного свойства.
Пошли к водопаду и приблизившись к подножию, увидели каменный козырёк, с которого срывалась вниз целая речка. Водопад был высок и надо было задирать голову так, что заболела шея. Мощная струя воды словно в невесомости застывала над гигантским обрывом и падая в бездны долины, вдруг обнаруживала неистовую силу «мягкой» воды. В середине падения, струя ударялась о гранитный выступ и разбившись на несколько потоков, падала дальше, к подножию скалы, где за тысячелетия, выбила глубокую яму в гранитном речном ложе.
Невольно вспомнился водопад Ниагара, высота которого составляет почти в пять раз меньше, но объём и масса воды таковы, что эта стена белопенной воды воспринимается как одно из чудес света...
Назавтра, поехали на Емеральд лейк — Изумрудное озеро. Вода в этом озере действительно изумрудного цвета, и на фоне окружающих гор поросших высокоствольным лесом и серых остроконечных скал торчащих на горизонте, эта природная драгоценность воспринимается как нечто искусственно созданное неведомой волшебной силой.
Полюбовавшись на этот феномен природы, пройдя по мосту через узкий «пролив», мы зашли в ресторан, специально сделанный из дерева светло-жёлтого цвета, чтобы не нарушать гармонию природных пространств. На улице было сыро и по осеннему прохладно, а внутри пахло жареным кофе, едой и тем же деревом. Мы сели за столик у больших окон и заказав себе обед, любовались замечательной, горно-таёжной панорамой, окружающей человеческое поселение. Нам принесли кусочки лосося зажаренного на оливковом масле и зелёный салат, а после мы заказали мороженное и попили горячий чай и кофе...
После обеда, прошлись по магазинчикам окружающих ресторан и купили для нашей дочери подарок, - чёрного плюшевого медвежонка, выглядевшего совсем как живой.
Когда дочь, в Рождество увидела этот подарок, то она вскрикнула от восторга и удовольствия, настолько хорош и добродушен был созданный художником-ремесленником образ!
На обратном пути заехали в Филд — посёлок неподалеку от мотеля, но там не было ничего интересного и мы поехали к себе. Вечером, хорошо поужинали в буфете мотеля и не откладывая легли спать - погода по-прежнему была мрачной и дождливой...
Назавтра поехали в на Морен-озеро. Уже на подъезде, увидели скальные стены взметнувшиеся от поверхности озера на сотни метров в небо. А когда выйдя из машины вышли на берег, то поразились ещё больше масштабом гор и скал окружающих красивейшее, сине-зелёное озеро.
На берегу, невдалеке от воды стояли туристические деревянные бунгало с большими стеклянными окнами, открывающими вид на озеро и на отвесные скалы за ним. Так как было прохладно, то из труб этих гостиничных домиков струйками поднимался вверх ароматный дымок — хозяева топили камины.
Мы, прошли километра два вдоль берега озера, и незаметно, мелкий дождик встретивший нас здесь превратился в снег, развеваемый ветерком то в одну, то в другую сторону. Температура была около нуля, а из-за того, что высота озера над уровнем моря около двух километров, то снег здесь бывает чаще чем внизу, в долинах.
Озеро, лежало перед нами, как громадный драгоценный камень в оправе серых скал и любуясь этой красотой, мы дали себе слово когда-нибудь ещё раз побывать в этих местах и пожить хотя бы несколько дней в этих замечательных прибрежных домиках-гостиницах!
Когда возвращаясь ехали вниз, то снег бил нам прямо в ветровое стекло и мы невольно вспомнили, что когда прилетели в Канаду пару недель назад, то в Торонто нас встретила жара в плюс тридцать градусов...
Совсем забыл - в магазинчике на Моренном озере, мы купили себе алюминиевые кружки с карабинчиком вместо ручки. То есть можно пристёгивать кружку к рюкзаку и всегда иметь её под рукой. А так как мы с женой завзятые туристы, то нам такой вариант кружек понравился...
Тут же в магазине познакомились с продавщицей — девушкой англичанкой из Бирмингема. Она в этом году закончила университет и решила попутешествовать. Так она оказалась в Канаде на этом замечательном озере. А пожить здесь, думаю, хотел бы каждый нормальный турист.
Конечно жизнь здесь - достаточно дорогое удовольствие. Номер в домике на берегу стоит в районе шестисот долларов за ночь, в то время как наш номер в мотеле на двоих стоит сто тридцать три доллара...
Ещё одна особенность Скалистых гор — это вечные льды на горах. Ледники толщиной в десятки, а иногда и сотни метров, видны во многих скальных ущельях. Но особенно велик, ледник в горных районах Северной Колумбии, прикрывший как щитом вершины целого хребта и языками спускающийся почти к самой автостраде.
Здесь сделали целый «ледниковый центр», откуда владельцы организуют поездки на ледник, на специально сконструированных автобусах. По леднику сделана дорога, по которой к перевалу возят на этих автобусах-вездеходах, туристов.
Когда мы туда приехали, то в центре была слишком большая очередь из желающих побывать на леднике и потому, мы с Су прошли пешком к ограждению, выставленному вокруг одного из ближних «языков» ледника.
От такой массы льда веяло холодом и мы, поёживаясь стояли у ограждения наблюдая, как вдалеке, очередной автобус с туристами, медленно катил по плоской, подтаивающей ледяной поверхности.
Ледник с каждым годом отступает, поднимаясь всё выше и оставляет после себя так называемые морены, - остатки размолотых ледником скал в форме небольших булыжников и щебня.
Экологи, как всегда преувеличивают опасность такого уменьшения ледяной поверхности и говорят, что с уменьшением массы льда, уменьшается база для окрестных рек, беруших своё начало из под этих больших ледников. Но думаю, что такое интенсивное таяние - всего лишь очередное цикличное потепление, которое через время может смениться очередным похолоданием. В природе — температурные циклы — это данность...
Ледник в Северной Колумбии, мы осматривали двигаясь по дороге в сторону города Джаспер. Уже в конце переезда, с нами случился конфуз. Джи-Пи-Эс в ответ на запрос по местонахождению города Джаспер, где мы рассчитывали найти нашу очереднаю гостиницу, металлическим голосом сказал, что от этого города, наш Маунт-Робсон Лодж, находится в ста километрах, дальше по шоссе.
Время было уже под вечер и мы заторопились, чтобы засветло доехать до ночёвки.
В полпути к хостелу, мы пересекли часовой пояс и перевели часы на час назад...
Рассуждая о причудах времени, мы чуть не проехали наш отворот на Лодж. Хорошо, что у Су острое зрение и она успела мельком прочитать небольшую вывеску на обочине, когда уже проехали отворот.
Развернувшись, въехали на лесную поляну неподалеку от автотрассы - на ней стояли несколько деревянных домиков и в один из них, после оформления документов, мы и вселились. Мы заказали этот домик из Лондона, по интернету и удивились, как быстро уже на месте, всё оформилось и нам выдали ключи от нашего дома.
Красота и уют этого деревянного жилища приятно поразили нас. После Мотеля под Филдсом, напоминавший общежитие, этот домик показался просто маленьким дворцом. Внутри всё было вычищено до блеска, а лакированные стены и даже потолок отливали золотом. Здесь была и кухня, и душевая комната с ванной, а у дальней стены напротив окна, стояла большая кровать, из которой можно было видеть синие сумерки над заснеженными высокими горами.
Мы были очарованы таким комфортом и уютным «личным» пространством...
После вкусного ужина приготовленного Су как дома, я сидел за столом, смотрел в окно и вспоминал уже увиденное и оставшееся позади, в нашем путешествии. Ещё раз вспомнил посещение музея индейцев, в Банфе, который был сделан в форме торгового поста времён освоения Дикого Запада, в виде деревянной бревенчатой крепости...
...Войдя туда, мы почувствовали себя попавшими в мир реальной жизни американских индейцев. Многофигурные инсталляции, включающие лошадей вигвамы и очаги, показывали быт и жизнь индейцев, существовавший сто пятьдесят — двести лет назад. Оружие, одежды, традиции — всё было здесь представлено. Был даже вигвам в натуральную величину, с очагом внутри и семейством индейцев, живущих в нём. Были в этом музее и живые индейцы. Один подошёл к нам и представился. Это был мужчина лет пятидесяти пяти, с длинными чёрными волосами на голове, с тёмными, почти чёрными глазами и улыбчивым лицом.
Мы разговорились, когда я представился и сказал, что родился в Сибири и часто бываю в горах, где живут буряты, так похожие на индейцев...
Наш новый знакомый рассказал, что родился в здешней резервации и в шесть лет его забрали из семьи и отправили в интернат, где он и закончил школу. Потом были случайные работы, разгульная жизнь закончившаяся алкоголизмом. Но недавно он вылечился и сейчас совсем не пьёт.
Закончив свой короткий рассказ, индеец, взял лук с подключённым к тетиве динамиком и ударяя по этой импровизированной струне проиграл несколько музыкальных фраз.
В конце этого короткого знакомства, мы обменялись интернет — адресами и простились. Надеюсь, что в будущем мы сможем связаться по мировой сети с этим замечательным человеком!
И ещё, я вспомнил, что вчера и сегодня, на горах, мы видели много диких животных. Когда обедали на одной из автостоянок, расположенных вдоль трассы, то на противоположном склоне, на крутых зелёных полянах-луговинах видели стадо большерогих диких баранов ярко рыжего окраса, с белыми «зеркалами» на заду. Их толстые рога закручивались в полтора оборота. Они паслись в нескольких сотнях метров от дороги, на высоте метров в двести и потому, в бинокль были отлично видны. Яркие — почтим оранжевые по цвету, животные передвигались по луговине на своих крепких ногах и совсем не обращали внимания на машины, вереницей движущихся по автостраде.
Стадо было числом в пятнадцать-двадцать особей. Эти горные бараны удивительно сильны и грациозны и потому привлекают к себе внимание. Я, отправляясь в Канаду и мечтать не мог, что встречу их так близко и в естественной обстановке. До этого, я видел их только в кино...
Чуть позже, на какое-то время остановившись, прямо с дороги мы наблюдали на отвесной скале, вздымающейся рядом с дорогой, за передвижениями на этой головокружительной высоте белого дикого козла, с длинной «бородой» и небольшими острыми рожками. Прежде, я видел это удивительное животное только на фотографиях и мечтал найти его в горах Сибири. И вот теперь, моя мечта сбылась и я воочию наблюдал этого «скалолаза» в его естественном состоянии в Скалистых горах Канады, за десять тысяч километров от Саянских гор!
...Проснувшись в нашем новом жилище, мы приготавливая завтрак, то и дело выглядывали в окно. Из нашего домика, открывался вид на заснеженные пики горы Робсон - самой высокой вершины в Канаде. На фоне синего неба эти белые огромные пики, производили незабываемое впечатление. И мы по детски радовались тому, что нам повезло с очередной гостиницей. Ведь когда мы её заказывали по интернету, то конечно не знали о таком удачном местоположении, нашего будущего жилища!
После завтрака, решили съездить в ближайший посёлок за продуктами и найдя интернет, связаться с детьми в Англии.
Когда мы ехали в посёлок Вейлмаунт, то по дороге видели оленя, перебежавшего автостраду прямо перед нашей машиной. Это, похоже была матка длиннохвостого оленя. Она перескочила дорогу и скрылась в лесу, а я, подумал, что Канада — это ещё и страна непуганых зверей. Ведь в нашем путешествии, мы уже видели и вапити - канадский подвид благородного оленя, и большерогих горных баранов, и белого горного козла...
Вейломаунт — небольшой лесной посёлок на автостраде, с заметным центром, в котором стоят магазины, аптека и даже краеведческим музеем, где выставлены крупные рога вапити и лося, а также большая шкура чёрного медведя с головой и открытой зубастой пастью.
Есть и библиотека, выстроенная лет сорок назад из толстенных ошкуренных брёвен. С любезного разрешения библиотекаря, мы связались по интернету с Лондоном и передали наше нынешнее местонахождение и новости нашего путешествия, детям...
В магазине было много разнообразных свежих продуктов, но по американской привычке, для удобства покупателей соки, молоко и прочие жидкости были упакованы в большие ёмкости, до трёх-пяти литров вместимостью.
Закупив всё необходимое, мы поехали посмотреть водопады на реке Фрезер и были в очередной раз восхищены, пробивной силой «мягкой» воды. Часто за долгие годы борьбы с гранитным дном, она пропиливает и сверлит такие твёрдые и толстые скалы, которые могут прорезать только самые мощные современные буровые установки. Один водопад, в котором река Фрезер спрыгивает с семиметрового обрыва, напоминает Ниагару в миниатюре. Всё это производит неизгладимое впечатление своей масштабной мощью и силой...
Побывали мы и в туристическом визит-центре Маунт Робсон, поражающий ухоженностью и благоустройством. На территории центра много специальных магазинчиков и конечно ресторан с кафе, где туристы могут отдохнуть, поесть и выпить...
В специальном холле, посмотрели на макет самой высокой горы канадских Рокиес. Но в натуре, впечатление от этой вершине, намного сильней и эмоциональней. Её высота около четырёх тысяч метров и похожа она на громадный храм с круглой крышей. Снег лежит на вершине круглый год и взобраться туда, представляется трудной задачей...
От визит-центра, мы отправились на прогулку в окрестности горы Робсон, по направлению к очередному водопаду на реке Фрезер, а потом прошли вдоль берега любуясь на лесистые горы окружающие реку со всех сторон. В одном месте, мы осмотрели остатки строений бывшего посёлка строителей железной дороги, которая проходит через леса на противоположном берегу. Со строительством железных дорог, связано промышленное и экономическое развитие Канады. В этом гигантском строительстве участвовали сотни тысяч переселенцев из всех частей света и стиль жизни этих героев освоения канадских дебрей, во многом напомнил мне строительство Байкало-Амурской магистрали, где мне удалось пожить и поработать техником в сейсмологическом отряде.
В конце прогулки, мы увидели на противоположном берегу движущийся поезд, который показался нам бесконечным. Он двигался медленно, но локомотивы тянули столько вагонов, что когда голова состава скрывалась за очередной горой, хвост был ещё хорошо виден...
Приехав «домой», перед ужином, погуляли и осмотрели кемпинг Маунт Лодж, состоящий из нескольких отдельно и довольно далеко стоящих друг от друга домиков, таких же как наш. На берегу реки, была устроена стоянка для караванов и там, мы видели несколько рыбаков, стоящих на берегу с удочками. Место для рыбалки прекрасное и то, что это находится в лесу, рядом с большой рекой, где можно развести костёр и сварить свежую уху, придаёт всему особую прелесть...
На следующий день, после завтрака, решили совершить небольшой подъём в сторону вершины Робсон и поехали в уже знакомый визит-центр. Не останавливаясь, проехали его и оставили машину на стоянке, только у начала маршрута подъёма на гору Робсон. Особенность нашего похода, была в том, что вдоль подъездной дороги, рабочие пилили «угрожающие» деревья, и движение до стоянки, было закрыто на весь день, то есть до пяти часов вечера. А мы начали поход в сторону вершины, часов в десять утра. Поэтому, весь день надо было провести на маршруте.
Длина его, до верхнего озера Берг, была двадцать два километра, но мы решили идти только до озера Кинни, до которого было семь километров и куда можно было сходить за один день. Надо заметить, что ещё лет десять назад, пройти за день сорок-пятьдесят километров, для меня была задача вполне выполнимая. Однако с той поры «много воды утекло» и наша физическая готовность заметно снизилась. Тем не менее, четырнадцать километров, это тоже неплохая разминка!
Погода в этот день была отличной: синее небо, яркое прохладное солнце и белый снег на вершинах горных пиков, до половины покрытых мягким ковром хвойных лесов! Чего ещё можно желать?
Дорожка-тропа шла вдоль реки с молочно зелёной ревущей на перекатах водой, среди крупноствольного леса, в котором встречались секвойи и кедры незнакомого подвида, в несколько обхватов толщины. В тени деревьев, особенно спервоначала, было прохладно. Поэтому шли быстро, чтобы согреться. Но через час, когда вышли к месту, где река вытекала из озера, солнце поднялось почти в зенит и стало значительно теплее, но не жарко. Самые комфортные условия для ходьбы пешком!
Вдоль дороге, на обочинах, часто встречались лесные грибы. Здесь, в Канаде, я уже видел и сыроежки, и рыжики, и волнушки и грузди, и даже нашёл один белый гриб. Что касается белых груздей, то такого их количества я не видел со времён моего детства, когда мы, мальчишки, ходили в лес за грибами и приносили домой полные корзинки или ведра.
Потом уже, дома, вымочив и очистив, мать солила их в просторной деревянной бочке. А зимой, мы приносили их из кладовки, холодные и хрустящие и ели этот деликатес с картошкой. Сейчас, к сожалению, такого уже нет и в таёжных деревнях. Традиции сбора грибов на засолку, уходят в прошлое.
Что касается Европы, то там не привыкли собирать дикие грибы и естественно, солёные грибы всем мало знакомы. В Канаде, как и в России, грибы иногда собирают, но из-за боязни отравиться «плохими» грибами, их тоже употребляют только в жареном или варёном виде. Но я уже писал, что нет ничего вкуснее и полезнее, закусывать кристально-холодную водочку, солёными груздями и кажется, что этот деликатес по-прежнему не знаком ни в Европе, ни в Америке...
Из ягод, я встречал здесь и пробовал только малину, чернику и чёрную смородину, которые мало чем отличались от сибирских ягод...
Яркое солнце с синего неба, постепенно растопило ночную прохладу, хотя торная тропа, местами, в тени деревьев оставалась влажной после утренней росы. Выйдя к озеру мы увидели гладкую изумрудную гладь воды зеркалом раскинувшееся у подножия нескольких высоких вершин. Это зеркало отражало без изменений, белизну снега на вершинах и зелень густого леса, покрывающего склоны до начала серых скальных утёсов. Кое-где на горах были видны ледники, языками спускающиеся по крутым склонам. Неподалеку от тропы, сквозь редкие стволы невысоких сосен и кустарников белела снежными комьями, спрессованными при падении, большая, не растаявшая до конца за жаркое лето снежная лавина, из под которой как из под ледника, вытекал поток талой воды, ещё не успевший пробить себе русло, в сухом, щебёнчатом береге озера.
В Сибири, в Саянах, где я бываю вот уже несколько лет каждый год, в начале лета тоже можно встретить много оставшихся после зимы лавин, часто перегораживающих конную тропу. Лошади, переходя такую лавину, начинают проваливаться в талый снег, взвиваются на дыбы и от этого только ещё глубже увязают в снегу. Чтобы лошадь, начинающая биться не от давила всадникам ноги, приходится сходить с коней и осторожно переводить их через лавину, в поводу.
Здешняя лавина, в отличии от плоских лавин в Саянах, состоят из снежных шаров разного диаметра, создающих причудливую неровную снежную поверхность. Впечатление, что дети скатали миллионы шаров и сложили всё это в одну снежную дорогу...
По тропе, ухоженной и благоустроенной смотровыми площадками и разного рода информацией, каждый день проходят и проезжают на велосипедах много туристов не только из Канады, но и из многих стран мира, привлечённых красотой Скалистых гор и вершиной горы Робсон, которая в Канаде также известна, как в Англии Бен Невис или Эльбрус в России...
Цель большинства этих туристов — верхнее озеро Берг, где есть и кемпинг и домики, откуда самые отчаянные пробуют подняться на вершину Робсона.
Первое восхождение на эту вершину, совершили три друга, в 1913 году; немного раньше, некий Кинни, поднялся на гору, но из-за тумана не смог определиться с высотой и не дошёл до вершины всего несколько метров.
А мы, дойдя до крытой стоянки на берегу озера Кинни поели там, сидя за деревянным столом, а потом легли неподалеку на берегу, рядом с тропой и загорая под осенним солнцем, подремали, убаюканные тишиной и покоем, слушая как ветерок шумит в вершинах сосен и кедров, растущих вокруг...
К машине возвратились через семь часов, уставшие, обогретые ярким солнцем и сев в уютный, просторный салон нашей арендованной «Тойоты», поехали к себе в Робсон Лодж, в свой уютный и теплый домик...
Гора Робсон в это время года, с утра покрыта туманными облаками как мягкой шляпой, но после полудня облако исчезает и скалистая корона Робсона предстаёт наблюдателям, во всём своём великолепии!
Я пришел к выводу, что действительно, горы здесь особенные и действительно оправдывают название Скалистые. Скалы всех причудливых видов и расцветки, поражают воображение своими размерами и эта их красота, словно приглашает вас взобраться на неприступные утёсы и каменные «лбы». Некоторые пики напоминают по форме громадные древние замки, созданные руками Создателя с башнями, обрывами гигантских стен и причудливыми разновысокими каменными строениями — жилищами горных великанов!
На следующее утро, мы поднялись рано, по будильнику и позавтракав, стали собираться в дорогу.
Мы направлялись в сторону Ванкувера, через небольшой городок, Камлюпс, где решили заночевать, чтобы закончить этот длинный путь в два дня. И в Ванкувере, должно закончиться наше автомобильное путешествие, по канадским Скалистым горам...
С утра после завтрака, зашли к хозяевам домиков и искренне поблагодарили их за комфорт и спокойствие в этом Лодже. Мы действительно радовались неожиданной возможности пожить самостоятельно, но и с неожиданным комфортом в этом диком месте, вокруг которого стоят дремучие леса и текут чистые красивые реки...
Погода была все эти дни тёплая и солнечная ещё и поэтому, мы покидали Робсон Лодж с небольшой грустью, постепенно сменившейся привычным любопытством путешественников — а что там, за следующим поворотом?
Целый день ехали в сторону Ванкувера, с одной остановкой в придорожном торговом центре, где вкусно пообедали сидя за столиком рядом с зелёным травяным газоном небольшого садика при ресторане.
Горы постепенно становились всё ниже, а реки всё шире и спокойнее. Еловые леса на склонах, постепенно сменялись сосновыми, скалы оставались позади и лесистые холмы вдоль дороги, временами напоминали мне байкальские берега.
Невдалеке от Камлюпса, на площади в несколько километров, вдоль берега реки Северный Томпсон, протянулась зона мёртвого, горелого леса. Зрелище мрачное и грустное, напоминающее нам о роли человека в природе. Тут два варианта. Роль человека созидателя и защитника природы, деяния которого мы наблюдали в Банфе и в районе горы Робсон. Там сделаны даже специальные мусорные баки, в которые дикие медведи не могли проникнуть, добывая себе пропитание на «помойках»...
В этих же местах, само присутствие человека, его деятельность, пусть и невольная приносят природе вред и разрушают природные ландшафты, вызывая в душе невольные протесты. Но в оправдание человека надо заметить, что сама природа часто негостеприимна и мрачна. Окрестности Камлюпса и выгоревшие на солнце голые склоны, вполне соответствую промышленному и жилому хаосу вокруг. Посёлки в этой сухой холмистой степи, состоят из серых зданий и кажется, что это пересыльные лагеря, где люди живут по работе и не намерены оставаться здесь надолго.
Невольно возникает вопрос — почему люди селятся в таких неприятных, некомфортных для жизни, местах? Мне эти места напомнили кадры из американских фильмов о бандитах и ковбоях, скачущих по полупустынным, выгоревшим от солнца, холмам...
Таёжная Канада, напоминает по климату и по географическому положению Сибирь и невольно хочется сравнивать Россию и Канаду. И там и тут, громадные пространства на которых живёт совсем немного людей. Но если сравнивать условия жизни, то такая Канада отличается от России, как небо от земли. И дело тут не только во внешнем богатстве страны. Главное, что люди здесь более добродушны, в первоначальном смысле этого русского слова и потому, более творчески подходят к решению многих человеческих и общественных проблем. Здесь, по моим впечатлениям, именно люди, а не экономика стоят во главе угла.
Тирания чиновного формализма и дешёвой отчётности соответствуют когда-то популярному ещё в Советском Союзе лозунгу — экономика должна быть экономной. Получается, что экономика сама по себе, а живой человек — живёт отдельно от этого и является инструментом для этой «экономики», сухо выраженной в процентах внутреннего валового продукта.
Весной этого года, я побывал в очередной раз в России, и в Иркутске видел, как чиновники отменили вторую электричку в сторону Байкала и дачники с туристами, ломятся в переполненные вагоны, как во времена войны или разрухи...
И в то же время, в Лондоне, я вижу по вечерам, регулярно ходящие в пригороды электрички метро, в который на некоторых станциях, садятся и сходят всего по несколько человек на целый состав! И эти электрички ходят по графику и никого не удивляет, что в пяти вагонах набирается в лучшем случае человек десять-пятнадцать. Та же ситуация с экономией электроэнергии. Почему в Лондоне, ночью светло как днём, а в России, темнота на улицах давно стала «другом молодёжи»?
И конечно, на все эти сравнения и на вопросы, возникающие при этом, нужно требовать ответа от Властей и от народных представителей в Думе и в правительстве...
В Камлюпсе, ночевали в типичном «американском» мотеле, знакомом по фильмам об американских бандитах или неудачниках. Это одноэтажное здание в пустом дворе с рядами дверей в номера, перед которыми постояльцы ставят свои машины. В каждом номере есть холодильник, телевизор, кофеварка и туалет с ванной. И конечно большая кровать на которой можно переспать ночь или несколько по дороге домой или в командировке.
Мы, приехали в Камлюпс, часов в пять и потому, решили перед сном погулять и поужинать. Пройдя вдоль набережной реки, где устроен городской парк, зелёный и даже нарядный, чем выгодно отличался от унылых окрестностей, скоро пришли к старой железнодорожной станции, где работал вполне приличный ресторан Этот ресторан, отличался от многих других тем, что официантками там работали молодые красотки, а обслуживание и еда были по первому классу.
Этот городок, сам по себе не так плох. Но унылый ландшафт, окружающий его, наводит на размышления. По каким критериям люди выбирают место для общих поселений, которые называются деревнями, посёлками и городами? Очевидно, что главное тут не красота природы вокруг, я наличие работы или возможность торговать.
Так, многие крупные города расположены на пересечении торговых путей, часто на реках или у моря, то есть у воды, по которой в давние времена была возможность более безопасно перевозить товары и путешествовать.
Чем привлёк людей Камлюпс, я не знаю. Однако он стоит и люди, живущие в нём стараются сделать его более привлекательным, сажая деревья, строя музеи, открывая кафе и рестораны. Так, пожалуй поступают везде, где человек вынужден жить и осваивать землю...
Пятнадцатого сентября, выехали в сторону Ванкувера. Сначала, из долины был длинный и унылый подъём, а потом начался спуск, но уже в сторону, лесов, гор и скал, с чистыми реками и ручьями в долинах и каньонах. Леса, вновь состояли из зелёных елей, а во влажных и мрачных речных ущельях, надолго сохранилась осенняя прохлада. Виды кругом замечательные, горы пониже чем в Британской Колумбии, но не менее красивы разнообразием горных утёсов, серых скал на вершинах и обилием рек и речек.
Мы ехали по широкой и комфортной Транс-Канадской автотрассе и любовались окружением замечая, что чем ближе к океану, тем чаще встречаются человеческие поселения и на автостраде становится всё многолюдней. Дорога эта построена в середине девяностых годов и соединила Тихий океан с Атлантическим...
Именно наличие хороших дорог и делают жизнь канадцев современной, где бы он не жили. На автомобиле, из любой точки можно быстро попасть в самые большие центры цивилизации и потому, даже деревенские люди не чувствуют себя оторванными от столиц!
В России, ещё лет двадцать назад надо было выстроить автостраду, «двухрядку» в одну сторону, чтобы соединить Калининград и Владивосток. Но близорукость властей, и нехватка средств, не позволили этого сделать, а любая попытка модернизировать страну без этого, нереальна. Ведь в России, ещё много мест, куда можно только на вертолёте залететь и ещё больше домов в посёлках и деревнях, в которых воду добывают из колодцев, а о горячей воде и о смывном туалете в доме, остаётся только мечтать...
Приехали в Аэропорт Ванкувера часов около трёх и быстренько, без проблем сдав арендованную машину на стоянку, сели в метро, которое здесь называют «Скай-лайн» и поехали в центр города, где и была зарезервирована гостиница.
Наша комната была небольшой, туалет и душ на несколько номеров были в коридоре, но зато этажом ниже была сауна, в которой мы и «парились» каждый день, проведённый здесь.
Ну, а по приезду, разложив вещи пошли первый раз знакомиться с городом. Прошли мимо большого стадиона, где шла игра в бейсбол и болельщики, приветствуя успехи родной команды, кричали так, что рёв трибун разносился по окрестностям.
Потом прошли мимо хоккейной арены, где играет местная команда «Ванкувер Кэнакс», через обшарпанный Чайна-таун, миновали район где тусуется местная богема и бомжи, которые производят довольно тяжёлое впечатление, и вышли к гавани, где всё красиво, современно и богато. Поражает этот контраст, когда рядом с современными высотными домами, буквально в нескольких сотнях метров, протянулись улицы застроенные полуразваливающимися домиками и мусором, который жильцы, вываливают иногда прямо на проезжую часть.
В гавани, побывали в галерее североамериканского и индейского искусства и купили несколько небольших подарков для детей и знакомых в Англии. Особенная, древняя символика присутствует в работах этих художников и дизайнеров, и отличительной чертой здесь является стилизация животных и птиц под людей. И наоборот...
Всё это напоминает искусство северных народов России — эвенков, якутов, нганасан...
Гуляя по набережной, зашли в роскошный морской порт, полюбовались сверху, со смотровой площадки большого ресторана на бухту, заполненную кораблями, большими и маленькими. Потом походили по зданию любуясь искусственным водопадом, заходя в кафе и рестораны открытых в высоких просторных фойе.
На обратном пути, зашли в кафе «Старбак» и отдыхая, попили кофе и чай с вкусными плюшками...
Возвратились в гостиницу уже в десятом часу и сразу пошли в сауну, а потом легли в чистую постель и заснули утомлённые длинным днём, наполненным новыми впечатлениями и образами.
Проснулись как и обычно, рано и после душа пошли на брекфаст, в столовую на первом этаже. Завтрак оказался весьма аскетичным: пара ломтиков поджаренного хлеба и арахисовая паста с мёдом. Но нам хватило, потому что с утра не всегда хочется есть.
После завтрака, на девятнадцатом номере автобуса поехали до городского парка, а там взяли на прокат велосипеды и три с половиной часа раскатывали по замечательным велосипедным дорожкам, проложенным в парке по берегу синего, лениво шумящего небольшими волнами, океана. Длина этой дорожки, около девяти километров и виды на море открываются замечательные.
Потом через Сити, где сбоку широкой улицы была тоже дорожка для велосипедов, возвратились к пункту проката, усталые и довольные всем увиденным. Надо отметить замечательное внимание местных властей к «альтернативным видам транспорта», который заметно разгружает автотрассы и даёт возможность людям тренироваться, «не отходя» от обыденных занятий...
Когда ехали вокруг парка, остановились передохнуть на пляже и я «наконец», выкупался в Тихом океане. Вода была прохладной, но чистой и я с удовольствием, сопровождаемый лёгким океанским бризом вошёл в мелкую воду метров за сто от берега и плавал там отдуваясь и поглядывая на зелёные деревья на берегу, спускающиеся вниз по некрутому склону...
Последний раз я купался в Тихом океане во Владивостоке, на острове Русском, где я служил в Советской Армии этак лет сорок назад.
Тогда, я ходил в «самоволку» вниз на море с сопки, где служил в войсках ПВО и где, на вершине высокого холма стояла наша часть. Купался я в то лето регулярно и закончил эти водные процедуры глубокой осенью, где-то в ноябре. Тогда, холодной воды я не боялся и заходя в ледяную воду под ветром, видел, как морячки стоявшие неподалеку, испуганно ёжились в своих бушлатах, наблюдая за моим сумасшедшим заплывом. Им на суше под этим осенним ветром было холодно и потому, от вида купающегося человека их пробирала дрожь...
Тогда, я познакомился с красивой девушкой десятиклассницей и между нами случилась любовь. Она писала мне письма и тайком от родителей приходила вечерами на свидание, когда я, тоже самовольно уходил с сопки, чтобы увидеть её и сказать ей несколько ласковых слов.
Через время, эта девушка, по настоянию родителей неожиданно уехала в Ленинград и уже оттуда, написала мне грустно-поэтическое, прощальное письмо. После этого, я её никогда не видел...
Сдав велосипеды в прокатном пункте, мы ещё долго бродили по красивой набережной, смотрели как в бухте, то садились то взлетали небольшие водные самолёты. Это было красиво и немного странно, потому что самолёты садились на воду, а потом, взяв на борт пассажиров вновь взлетали, натужно ревя моторами и оказавшись в воздухе, делали пологие круги над бухтой.
Потом мы ходили по «Канадской прогулке», где на стендах была выставлена вся история освоения и развития Канады в фотографиях с пояснительными текстами. Была там и диорама о войне 1812 года, в которой канадцы отстояли свою независимость от Америки.
Потом снова зашли на улицу, где было много магазинов с канадскими сувенирами, а потом, уже в Чайна — тауне зашли в китайский ресторан и пообедали.
Возвратившись в гостиницу, я снова пошёл в сауну и хорошо пропотел, а потом и помылся под холодным душем. Это немного напоминало российскую баню. Хотя наша баня, с парной и душистым берёзовым веником, конечно намного лучше и полезнее сауны...
На следующий день, с утра купили дневной билет на все виды транспорта, включая и «Сии-бас», то есть на водный автобус и поплыли на нем через бухту, на остров. Это немного напоминает плавание на «вапоретто» в Венеции, хотя и не так живописно...
Просторный теплоход действительно ходит между центром города и Северным Ванкувером как автобус, и люди к этому привыкли. Переплыли пролив за двенадцать минут и по пути познакомились с русским человеком Дмитрием, который сидел рядом с нами и читал русскую газету. Я счёл возможным с ним познакомится и он тоже был не против. А для меня, как для журналиста и писателя, интересны человеческие судьбы, как они складываются здесь и вообще далеко от родины...
Дмитрию шестьдесят один год, у него четыре внука, которые не говорят по-русски и он сам говорит с заметным акцентом. Он приехал в Канаду из Венгрии, где с двадцати двух лет жил в браке с венгеркой. По России, он уже давно не скучает, ему чужда русская ностальгия и расхлябанность. Он математик и начал преподавать этот предмет в университете, в Венгрии. Поговорили конечно совсем коротко, пока теплоход причаливал, но мне стало понятно из его реплик, что он ни о чём не жалеет и ни о ком не скучает...
Расставшись с Дмитрием на полуслове, мы с Су зашли в портовый «маркит»: просторный, чистый, «вкусный» и потому красивый. Посетителей в это время было немного, но это делало «рынок» ещё привлекательней. Товары, и особенно еда - всё свежее, только что приготовленное, качественное и недорогое. Продавцы в киосках и магазинчиках не пристают к посетителям, чем и привлекают к себе. Мы купили себе на обед приготовленный салат из овощей, вкусный ароматный хлеб и сладкие плюшки.
В парк «Мини-Каньон», поднимались в гору на комфортабельном автобусе, с автовокзала. На этом вокзале удобно устроенные площадки для посадки в автобус как для обычных пассажиров, так и для инвалидов. Водители улыбчивы, разговорчивы и доброжелательны...
Вообще, в Канаде в общественном транспорте, всё продумано, добротно и удобно. Видно, что власти думают прежде всего об удобстве пассажиров и стараются не только сэкономить их деньги, но и время. Этим, на мой взгляд и отличаются страны с устоявшейся демократией, от стран типа Италии, Испании или России. В парке было немного народу и дикая природа представлена в подправленном, человеком виде.
Перед тем как пойти гулять по парку, мы сели за стол и поели, запивая всё чаем из термоса. С утра, Су готовит кипяток, или наливает в столовой кипятку в наш китайский литровый термос, а во время пикника, завариваем горячий чай для меня, и кофе для неё и обедаем...
Столы для пикника стоят перед административным зданием, в котором есть и ресторан, и кафе. Однако мы привыкли есть свои продукты и потому, не зависим от магазинов и ресторанов. Мы ведь с женой старые туристы и при первой возможности живём в палатке, в кемпинге, где и к природе ближе, и воздух свежий. Да и молодость вспоминается чаще!
Вступив на тропу, мы вскоре пришли к глубокому ущелью. Внизу, на глубине пятидесяти метров, на дне скалистого каньона гремел водопад, а на подвесном мостике, резвились две девушки, пугая друг друга прыжками и раскачивая мост. Сюзи испугалась и не решилась переходить через него. Она боится высоты и может ходить по таким мостикам, только сосредоточившись и не глядя вниз.
Поэтому, мы пошли по тропинке в обход, постепенно спускаясь к речке, которая течёт по дну гранитного ложа, кое-где образовывая заводи, в которых с шумом и криками купаются молодые посетители парка.
На тропинке, встретили пожилую английскую пару из Ноттингема. Остановились и поговорили. Встретить земляков всегда приятно, особенно если это происходит за многие тысячи километров от Англии. Они, как и мы, едут от океана до океана, только в обратную сторону. Так что наш маршрут не оригинален...
Возвратившись в Даун таун, мы, немного отдохнув в номере поехали на автобусе на окраину Ванкувера, в Университет Британской Колумбии, в Антропологический музей, где представлена цивилизации Хайда, существующая уже около несколько тысяч лет. Эти индейцы, создали удивительный мир одушевлённой природы, и известны больше по своим тотемам-символам.
Раньше, несколько сотен лет назад, здесь стояли дремучие леса и росли красные кедры высотой до девяноста метров, а в обхвате до одиннадцати метров. Искусству создания тотемов-символов и посвящен раздел в этом замечательном музее, рассказывающий о жизнедеятельности культуры племени Хайда. В нем представлены и ткани, и национальные костюмы индейцев, корзины, глиняные изделия домашнего обихода и скульптуры.
Мы несколько часов ходили по залам музея рассматривая эти чудеса, созданные творческой фантазией древних жителей Канады и невольно сравнивали всё увиденное с сегодняшним днём.
Билл Рид, недавно умерший художник из племени хайда, возродил древнее искусство создания тотемов — символов и сегодня, в магазинах Ванкувера можно увидеть и купить замечательные образцы возродившегося искусства символики и олицетворения сил природы, в дереве, камне, кости и тканях...
Студенческий городок велик и густо заселён весёлыми и деловитыми обитателями — студентками и студентами, обучающиеся в одном из самых больших университетов Северной Америки.
Студенческий кампус сообщается с центром города автобусами и потому, на автостанции постоянная толчея, приезжающих и уезжающих молодых людей...
Возвратившись в город уже вечером, поехали в район новой застройки и найдя тайский ресторан, поужинали там под тихую музыку, сидя на веранде и глядя на проходящих по улице людей. Я выпил вкусный коктейль под названием «тайская подружка» и слегка захмелев, стал с большим аппетитом есть мясо приготовленное по тайскому рецепту в красном соусе, с салатом и рисом. Хозяин ресторанчика, сам подавал нам эти блюда и напитки и познакомившись, мы разговорились о недавно прошедшей Лондонской олимпиаде и вспомнив Ванкуверскую Олимпиаду, расстались почти друзьями...
Назавтра, не торопясь собрались и на Ванкуверском метро состоящем только из двух вагонов без водителя, за полчаса доехали до аэропорта. В Ванкувере, как во всех «молодых» городах, аэропорт вместителен, и комфортабелен. Тут есть всё для удобства пассажиров и этим, современные постройки отличаются от старых, которые в Европе начинались во времена транс-атлантических первых перелётов, ещё на одномоторных самолётах.
Вообще, крупные города в Европе и Северной Америке, отличаются от городов древних европейских, тем, что в них почти нет старых кварталов и грязных лачуг, а архитектура современна и в жилых кварталах, и особенно в кварталах деловых...
По контрасту вспоминаются российские провинциальные города, которые как то все на одно лицо особенно зимой— неуютны, некрасивы и неудобны для жилья. Но «дух охранительства», странным образом сочетается в них, с желанием жить современно. В этом случае, проблема сохранения «исторической среды», противостоит проблеме создания современной среды обитания. И из этого двусмысленного противостояния, в России почему-то никак не могут выбраться...
Есть эта проблема, правда в малой степени и в Ванкувере. В глаза бросается несоответствие современных зданий на оживлённых центральных улицах и узких переулков здесь же, заваленных мусором и затянутых какой - то паутиной из проводов и кабелей.
Вторая проблема — это алкоголики и наркоманы, живущие на границе между «новым» и «старым» городом. Тут, встречаются порой вполне безумные персоны — полупьяные, полу обкуренные, с безумными глазами и заросшими головами и лицами. Одеты они не менее рискованно. Мой русский «рационализм» протестует против смешения этих двух составляющих больших городов, напоминающее некое нарочито театрализованное представление, в котором участвуют, превратившиеся в людей аллегории «добра» и «зла».
Сидя в аэропорту, мы ещё раз вспомнили наше замечательное путешествие по горам на автомобиле. Оно началось шестого сентября и закончилось пятнадцатого. За это время, мы проехали более тысячи шестисот километров и побывали в замечательных местах Канадских Скалистых гор. Эти горы протянулись на многие километры вдоль побережья Тихого океана, вдоль Западного побережья Канады...
Лучшие места для остановки и отдыха, были на наш взгляд в районе горы Робсон, в деревянных домиках, где из окон и днём, и в лунные ночи видна заснеженная вершина этой горы. Домики стоят невдалеке от большой дороги, но шум не доходит до них и потому, днём и ночью здесь тихо и уютно. Здесь мы были полностью самостоятельны, делали себе еду и «пикники» сами. Это тоже большое достоинство при проживании вне дома.
Что касается «Бэд енд Брекфаст» в Ванкувере, то там было удобно, потому что в центре и мы ходили гулять пешком, а в интересные места, можно легко добирались на метро или на автобусах.
Я уже говорил, что Ванкувер современный, очень просторный город, чему естественно поражаешься, сравнивая с Лондоном или Москвой. Этот город, образчик или результат «машинной цивилизации», где у всех есть личное авто, а то и два. Дороги во все стороны света хорошие, но даже если это дороги грунтовые, то они сухие и крепкие — имею ввиду дороги далеко в горах или в страшном лесу. Это даёт возможность ехать по ним на легковом автомобиле и не переживать.
Вспомнил, как однажды, мы с Сюзи, ночью, в темноте, в Испании, ехали на своём низко посаженном «Пассате» не зная куда, вдоль многометровой пропасти, дна которой не было видно из-за окружающей тьмы. Тогда машина пару раз шаркнула днищем по камням и жена вздрогнула — она, как все англичане, любит машину как члена семьи. Я при этом молчал, не одобряя её экзальтированного волнения. Я ведь русский и множество раз, надрываясь, выталкивал машины из грязи и снега, а когда дома смотрел на себя под душем, то видел громадные синяки на плечах. В этих случаях, речь шла не о здоровье машины, а о моей жизни. Несколько раз такие моменты случались ночью, в сильные морозы и надо было думать, как выжить...
У многих канадцев — мощные крупные высокие на колёсах Доджи или Форды, которые с багажником производят впечатление мини-грузовика. И это ещё одно отличие Северной Америки от Европы, и тем более от России.
Аэропорт в Вавкувере — чудо архитектуры и дизайна.
Я от архитектуры без ума, после того как прочитал три тысячи страниц текста об архитектуре и архитекторах, готовя телеочерк о городском архитекторе Иркутска. Даже туалеты тут просторны, как конференц-залы в провинциальных российских городах, а полы, безупречно ровные, сверкают серебристыми звёздочками.
Думаю, что на это городское архитектурное великолепие повлияла Зимняя Олимпиада, проходившая в этом городе два года назад. Надеюсь, что в России, Олимпиада в Сочи, тоже подтолкнёт развитие спортивной инфраструктуры, улучшение качества и увеличение количества дорог и станет аккумулятором идей в транспорте и общественном питании...
Здесь в аэропорту, осознаем, что плавно перетекаем во вторую часть нашего путешествия в обратную, восточную сторону страны.
Мы возвращаемся в Торонто, потом поездом в Оттаву, а потом в Монреаль. Оттуда по «железке», в Галифакс, на Атлантику и снова возвратившись в Торонто, улетаем наконец в старую, милую Англию...
Посмотрим, чем удивят нас новые места и чем Запад Канады, отличается от Востока.
...Сегодня, девятнадцатое сентября. Вчера вечером, Кенни, на своём БМВ встретил нас на остановке автобуса, куда мы приехали на рейсовом, из аэропорта Торонто.
По приезду на «базу», Вики покормила нас макаронами в сырном соусе, напоила кофе и настоящим китайским зелёным чаем, который имеет особый терпкий, но приятный запоминающийся вкус. Потом уже, после разговоров о путешествии по горам, мы пошли к себе, приняли душ и уснули успокоенные...
Утром будильник зазвенел рано, но мы проснувшись на минуту чтобы его отключить, снова впали в сладкую дрёму. Вики очень рано уехала на работу, а так как наша комната находилась на первом этаже, то мы только слышали, как она закрыла за собой двери на выходе.
После завтрака и чая, уже с чемоданом, сели в автобус, который довозит нас каждый раз до метро, а там уже и рукой подать до вокзала «Юнион». Вокзал старый, просторный словно сделанный для будущих поколений и очень формализованный. Всюду стоят стюарты и указывают кому-куда, на какой поезд проходить. Билеты проверили ещё в зале ожидания, и когда объявили посадку, то все выстроились в очередь на выход на платформу, как на самолёт.
Вагоны большие, снаружи с алюминиевым покрытием и дребезжащими ящиками для багажа внутри, которые начинают звенеть уже на малом ходу. Сиденья расположены вдоль стен вагона попарно, с широким проходом между ними. Вежливый проводник, возит на тележке кофе, чай и закуски, правда за деньги.
Виды за окнами вагона, почему-то сильно напомнили мне виды на Ладоге. Канадское озеро Онтарио, такое же безбрежное и синее как Ладога, а берега низкие и тоже заросли молодым лесом и кустарником, а в промежутках видны травяные луговины, по которым ходят коровы и телята...
В Оттаву приехали в пять часов вечера. Из современного, полупустого вокзала вышли к остановке и в переполненном автобусе приехали, буквально стоя на одной ноге, до центра. Тут пересели на второй автобус, тоже переполненный, и доехали наконец до нашего «Бед енд Брекфаст», который назывался Ригоу-инн. Инн, по-английски — это что-то, вроде ранешнего постоялого двора. Теперь эти «инн» превратились в комфортабельные гостиницы...
На дворе, с самого прибытия в Оттаву сеял дождик, который к закату перестал и мы оставив вещи, по настоянию Су поехали в центр, смотреть на готические башни Парламента и прочие достопримечательности столицы Канады.
Всё здесь красиво, старомодно, романтично и демократично одновременно. Парламент расположен на высоком берегу реки Оттавы и вид на него, и с холма на реку – обворожительный, немного напоминающий виды в немецких городках, где-нибудь на Мозеле или на Одере. Кругом тихо, нет ни полицейских, ни толп туристов, ни ограждений с металлическими решётками, как в Лондоне. Правда стиль правительственных построек, выбран под «старую Англию». Однако, сегодня в Канаде меньше опасений и страхов связанных с террористическими актами и потому, так по домашнему выглядят все правительственные учреждения...
Обошли парламент по кругу. Всё ухожено, пострижено и не модно, то есть солидно выглядит. Часы на башне, «голосом» Биг Бена пробили семь часов. Вскоре спустилась ночь и город окончательно опустел. Оттава — одна из самых тихих столиц мира.
На канале тоже тихо, пустынно и темно; и ни одного кафе, где мы, предполагая их наличие во множестве, собирались поужинать и отметить приезд в столицу замечательной страны Канады.
Только на нашей улице Елгин-стрит, работают магазины, кафе и рестораны. Но всё это в лучшем случае напоминает тихий пригород Лондона...
Поужинали неподалеку от нашего дома, в ресторане «Оз», где встретили и поговорили с официантом, юношей из Лидса, который учился и закончил тамошний университет так же как наш сын, в прошлом году. Он подрабатывает здесь деньги и собирается стажироваться в ООН, не помню в качестве кого.
Ужин был вполне съедобным, бифштекс вкусным, но особенно понравилось картофельное пюре на молоке. Давно такого не ел...
Двадцатое сентября. Утро светлое, солнечное. Гостиница стильная, с квартирной планировкой. Наша комната уютная с зеркалами и настоящим камином, который затапливают по вечерам, зимой.
Надо отметить, что проникли внутрь дома сами, потому что через интернет, нам сообщили шифр от входной двери. И только утром мы увидели хозяйку гостиницы, любезную и стремящуюся нам всячески помогать советами и рассказами о городе.
После завтрака, пошли в центр по набережной канала, вдоль которого идут велосипедная и пешеходная дорожки. Канал, метров тридцать в ширину и глубокий. В воде плавают стаи рыбок не боящихся людей. Вспомнил, как на БАМе, в пойме реки Муякан, на заливных озёрах видел стаи рыб, довольно крупных, подплывших к берегу, чтобы впервые рассмотреть человека. Места там до стройки были самые дикие, а людей совсем не было на протяжении двухсот-трёхсот километров этой горно-таёжной местности...
Придя в центр, долго осматривали знаменитую гостиницу, по масштабам мало чем уступающую Банф-Спрингс. Со дня строительства в 1913 году, здесь останавливались многие знатные и знаменитые люди со всех концов света: короли Англии, Черчилль, прочие звёзды и политики...
Потом зашли в кафедральный собор, покрашенный сверху серебряной краской и издали похожий на сверкающий серебряный дворец. Построен собор полтора века назад и строился почти четверть века. Внутрь зайти не решились, зная аскетизм протестантских церквей...
Потом погуляли по многолюдному «маркиту», купили японские суши и салат, и съели всё это на лавочке, в просторном сквере, напротив громадного посольства США, расположенного за высокой оградой. Самое сильное в мире государство, боится нападения террористов и «протестантов» и потому, везде, даже в спокойной Канаде строго охраняются. Тяжело всё-таки быть главным «разносчиком» демократии в мире. В то же время, Парламент Канады совсем не охраняется и даже решёток нет. В этом видна разница между Соединёнными Штатами и Канадой...
Мир, конечно, очень изменился за последние двадцать лет и отнюдь не стал спокойнее и безопасней. Правда мы этого не замечаем, так как не помним то, что было десять лет назад, и уж тем более двадцать-тридцать лет назад...
Потом пошли в национальную галерею, выстроенную по современному архитектурному проекту. Музей имеет хорошую коллекцию западноевропейского искусства и живописи. Здесь и Джорджоне, и Рубенс, Тинторетто и Эль-Греко, Кранах и Рембрант... Из импрессионистов есть Дега, Моне, Писарро, Синьяк... Из модернистов есть Пикассо и Поллак …
Залы просторные, народу немного, мы провели там более четырёх часов и приехали домой в восемь часов вечера. Поужинали у себя на кухне, приняли душ и легли спать, обсуждая увиденное в городе и в музее.
Утром, после завтрака в столовой, где присутствовало несколько соседей, поехали на автобусе в музей Бэйтаун, рассказывающий о построении канала, соединившего большие пространства страны водным путём. Оттава была небольшим городком, когда пятьдесят лет назад стала столицей громадной страны, бывшей тогда ещё Британским доминионом.
Оттаву выбрали в столицы из-за выгодного расположения этого региона находящегося посередине больших пространств. А канал, соединил водой две половины Канады и для того времени это был прорыв, сравнимый с построением в России Транссибирской магистрали, в начале двадцатого века.
...Освоение Канады, как и России, происходило поэтапно. В начале, использовали реки и озёра для передвижения людей и товаров на парусных судах. Потом, начали строить железные дороги и для этого приглашали недостающих рабочих издалека. Многие строители были родом из Азии, и в частности из Китая. Колонизация территорий Канады шла часто за счёт эксплуатации бедняков и вытеснения, а иногда и уничтожения аборигенов — местных индейцев.
Об этом, конечно надо рассказать более подробно, на что, в этом очерке, просто нет ни места, ни времени.
На своём пути мы часто встречали остатки бывших трудовых лагерей для железнодорожных и просто дорожных рабочих, которые напоминают лагеря в Советском Союзе, выстроенные на Севере и Сибири. Об этом подробнее, расскажу как-нибудь в другой раз...
Потом пришло время автомобилей и понадобилось строить дороги. Кстати, один из первых авто в Канаде, мы видели в музее. Он был построен аж в 1903 году. Сегодня, автомобили — это главное средство передвижения в Канаде и основа того, что я называю машинной цивилизацией. Но наличие машин, ещё не делает страну членом этой машинной цивилизации. Только дороги, проведённые к каждой деревне и к каждому отдельно стоящему дому, меняет быт людей, выравнивая уровень жизни сельского и городского населения. К сожалению, Россия, пока не является в полной мере членом такой цивилизации, потому что дорог хороших и многочисленных, ещё не выстроили.
Именно здесь, в музее, я вдруг сделал интересный вывод — главной причиной освоения, проникновения и обживания пространств — были деньги, или научно говоря - прибыль. Вторая большая причина — это продвижение христианства на новые земли. Индейцев, которых было в Северной Америке, на начало колонизации её европейцами, около двух миллионов, постепенно уничтожали, а тех что остались, крестили и превратили в послушных слуг «прогресса».
Но попутно, заражали их болезнями привезёнными из Европы, и главное — пьянством. Разрушение традиций и нравов в среде индейцев приводили к их деградации и вымиранию. Даже сегодня, в демократической Америке, многие индейцы становятся бездомными алкоголиками, а среди женщин, очень высок процент преступности. Но все эти факты, стыдливо относят к издержкам цивилизации...
После музея, целый день гуляли по городу и заходили в другие музеи и церкви, а потом гуляли по каналу, любуясь изменениями, которые в цвете и свете делает с природой осень...
Утром, сели на поезд, и уехали в Монреаль, где нас встречали наши старинные друзья, у которых Сюзи, ещё в студенческие годы работала как «беби ситтер», то есть нянчила их сына. Эта семья живёт в Монреале. Но Джим, экономист и профессор университета, тогда стажировался в Англии и там они познакомились с Су.
Джим и Маргарет, встретили нас на вокзале и увезли к себе, в тихий и уютный пригород, в котором живут представители среднего, зажиточного класса. Жена Джона, всю жизнь была экспертом-криминалистом и между нами возникли в первый же вечер, интересные разговоры о причинах и проблемах преступности, которые похожи во всех странах мира...
Об этой семье и о нашем житье с ними, хочется рассказать подробнее...
Утром, уехали в центр большого Монреаля и ходили по церквям и музеям. Здесь, почему-то вход в кафедральный собор стоит пять долларов и мы конечно отказались покупать билеты для посещения Дома Бога. В Морскую церковь, где сделали музей, вход тоже за деньги, но туда мы зашли. Из прихожей кафедрального собора, мы видели всю помпезную красивость внутри, но это ещё больше вызывает протест, потому что в этом здании совсем не чувствовалось подлинного религиозного чувства. Вход в дом Бога за деньги, чем бы это не оправдывалось — кощунство, а непонимание этого, показывает степень деградации религиозности и веры в католической церкви.
Потом, ходили по центру города, где небоскрёбы транс-национальных компаний соседствуют с церквями и хотя это красиво иногда, но наталкивает на невесёлые мысли. Деловой центр состоящий из высоток, выстроен совсем недавно и конечно всё это громадьё современной архитектуры производит сильное впечатление...
Двадцать третье сентября. После вчерашнего дождя, небо с утра синее, с белыми облачками и ярким солнцем. За завтраком с хозяевами, вспоминали о детстве в Англии и в Советском Союзе после войны. В Англии, конечно не было такого горя и таких разрушений, да и с едой было полегче, чем в России. Но и там, то есть в Европе, люди жили совсем иначе чем сейчас. Жили часто бедно и от этого, чувства и переживания были совсем другими чем сегодня.
Я рассказывал, как мы, дети, голодали, но жили весело и счастливо, потому что все были равны как в бедности, так и в её преодолении. Школа была для всех и потому, чувство собственного достоинства и даже имперской гордости, прививалось детям автоматически. Ведь Союз, понеся страшные людские и экономические жертвы, победил Гитлера и тем самым спас многие европейские страны от вымирания и разрушения.
Да и цель была - после войны сделать мир счастливее и уютнее для жизни. В Советском Союзе, вся цель существования народа заключалась в построении светлого будущего, для которого было не жалко любых человеческих и материальных жертв.
Однако, после тридцати лет послевоенной, мирной жизни, в Союзе были незаметно утеряны нравственные ориентиры и постепенно, культ денег и комфорта, захватил умы и души большинства обывателей.
Всё это, после двадцати лет застоя закончилось социальной катастрофой и развалом Союза, которую по масштабам бедствий и страданий простых людей, можно сравнить с очередной мировой войной...
Путешествие по Канаде, пробуждает во мне надежду и новые ориентиры для понимания того, как нужно и можно выстроить страну и общество, не доводя Россию до очередной революции.
И национальную проблему, можно решить исходя их опыта канадской истории. Когда многонациональная страна объединилась под флагом, с эмблемой листа канадского клёна.
Другой вопрос, как поведёт себя это общество в случае военной угрозы. Смогут ли, захотят ли национальные сообщества этнических меньшинств, защищать такое государство, как свою кровную родину?..
После завтрака, мы поехали смотреть галерею живописи Монреаля. И войдя внутрь удивились простору и свету наполняющему музей. Надо отметить, что в Монреале работали и работают много известных художников и архитекторов, делающие город красивым и удобным для жизни.
А мне невольно вспомнился главный архитектор города в Иркутске, Павлов, о котором, лет тридцать назад я сделал телеочерк, Тогда, этот талантливый архитектор с горечью говорил, что «хрущёбы» и домостроительные комбинаты, как основа градостроительства, сделали архитектурный «ширпотреб» нормой, уничтожив в Союзе архитектуру, как понятие.
На Западе, в силу богатства наличествующего в развитых странах, и в частности в Канаде, архитекторы делают чудеса по созданию жилой среды человека. И это меняет не только внешний вид города, но и формирует человеческие характеры. Недаром, ещё Корбюзье - теоретик и практик современной архитектуры говорил: «Или архитектура, или революция».
Музей живописи, размещается в нескольких зданиях на одной улице и соединён подземными переходами. Проект вполне современен и осуществлён строителями грамотно и качественно. Конечно и экспозиция хороша. Тут присутствуют полотна старых мастеров живописи и ваяния. Интересна композиция местных инуитских художников и резчиков, делающих в основном скульптуры малых форм. Сутью их работы является натуральный примитивизм, не испорченный разного рода искусственными концепциями. Форма в их работах, проста и не требует какого-то извращённого толкования и понимания. В них чувствуется живость восприятия и священный испуг удивления перед совершенством и гармоничностью природных форм, окружающих человека в природе. О таких работах по-русски с улыбкой говорят: «Что вижу, то пою». Стилизованных птиц, животных и рыб, инуиты делают просто, но тщательно и потому, кажется нарочито примитивно. Но таково видение природы у этих обитателей арктических широт, неиспорченных интеллигентской наученностью и желанием сделать что-то новое или необычное на продажу. И эта творческая простота, вызывает искренний отклик у зрителей, что и подтверждает высокий статус подлинного искусства.
Возвратившись в дом, мы съели ланч — закуски с чаем или соком и отправились на велосипедную прогулку вчетвером, в окрестности Монреаля. В Канаде, на всех городских магистралях отведены специальные дорожки для велосипедистов и часто это дорожки с двухсторонним движением. Они достаточно широки и потому, позволяют велосипедистам двигаться параллельно потоку машин. Вдоль такой дорожки сделана разметка и местами поставлены пластмассовые столбики с специальной краской, светящейся, когда на неё попадает свет.
Таким образом каждый водитель не только видит разметку, но замечает и эти световые маячки. Таким образом, безопасность велосипедистов на дорогах значительно увеличивается...
По таким дорожкам, мы доехали неспешно до реки Святого Лаврентия, по величине и многоводности сравнимой с сибирскими реками Енисеем и Леной. Течение реки здесь быстрое и бурное и потому, гружёные корабли, навстречу течению двигаются с заметной натугой.
На берегу много рыбаков удивших на рулетку и при нас, несколько человек поймали несколько рыбин приличных размеров. Здесь, на мысу, как-то очень заметно стала похожесть Канады на Сибирь и я про себя, это очередное сходство отметил. От реки веяло холодом, на другом берегу далеко простирались тёмные леса и эти рыбаки, были похожи на тех, что рыбачат в пригородах на Ангаре или на Енисее...
Дома, перед ужином выпили по скотчу и потом, во время еды стали говорить о судьбе коренных индейцев в Северной Америке, о том, что патернализм государства не приносит ожидаемых плодов, что количество алкоголиков и самоубийств среди них растёт, а света в этом социальном «подземелье» не становится больше.
И в России, такая же ситуация, но там, после развала Союза стало ещё хуже, потому что наше государство в этом направлении ничего не делает или делает слишком мало. Может быть надо попробовать дать возможность коренным народам Сибири жить согласно старым традициям и оставить их в покое, отменив школы — интернаты и дать возможность заводить скот и открывать охоту в любое время, как они это делали с давних пор .
В качестве положительного примера, можно рассмотреть пример религиозной общины менонитов - «амиш», которые и сегодня живут, как жили люди во времена королевы Виктории.
Утром двадцать четвёртого сентября, за завтраком разгорелась дискуссия об экономическом кризисе, о свободе и несвободе в мире, и в России в частности. Заговорили о «Пусси Райот» - группе девушек осквернивших храм Христа-Спасителя в Москве песнями и плясками прямо на амвоне. За это их судили и посадили в тюрьму.
Благодаря антироссийским СМИ, на Западе поднялся либеральный плач о нарушении прав человека. Имена этих хулиганок, были тогда у всех на слуху и странно, что на Западе, не меньше чем в России, заспорили о степени их вины. Я стал доказывать что западные средства информации тычут пальцем в «несвободную» Россию, чтобы отвлечь внимание обывателя от своих домашних проблем с этой самой «свободой» и правами человека. Стратегия известная, и во враждебной пропаганде работает безотказно.
В конце концов разошлись неудовлетворённые дискуссией, но Джим, дал мне книги известных авторов-экономистов о финансовом кризисе: Штиглиц - «Свобода падения»; Джон Ланчестер - « Почему все всем должны и не могут заплатить»; Джилиан Тетт - «Золото дураков».
Из наших разговоров я сделал вывод, что либо я глуп и махровый русский националист, либо даже на таких опытных и умных людей как Джим, действует антирусская, либеральная пропаганда!
Погода здесь стоит замечательная. Синее небо и солнце целый день, а деревья уже расцвечены первыми осенними заморозками. Красивый, современный город стоит на берегу большой сильной реки и радуется так называемому «индейскому» лету, которое в России, называют «бабьим летом»
Сегодня, Маргарет - наша хозяйка, на машине повезла нас с Су показывать город.
Вид с королевской горы, которая господствует над городом - просто замечательный, особенно в такую ясную и чистую погоду. Поднимаясь по склону горы, мы замечали, что чем выше стоят дома и сады на параллельных улицах, тем богаче они становятся. Чем выше и ближе к вершине, тем больше и роскошнее архитектура и машины рядом с ними. Здесь живут богатые семейства, сделавшие своё состояние в банковском деле или на железной дороге. И чем выше к вершине, тем лучше вид на город и на реку внизу.
Остановившись в парке, погуляли по зелёному газону, зашли в кафе и пообедали там. Парк удивляет своими размерами и естественностью лесов и рощ в нём. Сюда приезжают на прогулку с собаками многие свободные в будни люди. А в выходные дни - это любимое место отдыха горожан.
После еды, подъехали к католическому храму, стоящему высоко над городом, построенному в 1920-ые годы по инициативе отца Андре - энтузиаста и католического священника.
Храм посвящён святому Иосифу, что совершенно неожиданно, так как в Европе, в католической церкви его изображение почти не встречаются и его имя поминают только в связи с рождением Иисуса Христа. «Фазер» Андре, видимо решил восполнить этот богословский пробел и занялся строительством этого замечательного сооружения, которое можно назвать народной церковью, так как она построена на пожертвования верующих...
Он был монахом иезуитского ордена и занялся сбором средств и пропагандой строительства этого храма ещё в те времена, когда был простым школьным сторожем.
Это может служить хорошим примером для современных батюшек в России, которые сотрудничают на предмет денег с олигархами или даже с богачами с подозрительным прошлым...
Впечатление от храма остаётся сильное, не побоюсь этого слова — ошеломляющее!
Гигантское здание, на вершине высокой горы, сделанное современными архитекторами и мастерами строителями из современных материалов с привлечением современной техники. Всё очень просто, но впечатляет размерами и планировкой, встроенной в природный ландшафт. Внутреннее убранство - мозаики, скульптуры и горельефы на библейские темы, символичны, многозначны и искусно вписаны во внутреннее пространство этого храма, который не стесняясь можно назвать «Домом Бога». И снаружи, и изнутри не заметно никаких излишеств, но общее впечатление свершившегося чуда!
...На следующий день мы уехали из Монреаля, тепло простившись с гостеприимными хозяевами. С Маргарет мы успели поговорить и о проблемах преступности — она ведь эксперт криминалист и многое знает о преступности не только в Канаде но и в мире, в том числе и в России. На конференциях криминалистов, бывают и русские специалисты, пытающиеся разобраться в причинах необычайно высокой преступности в нашей стране. И самое страшное, что женщин в нынешних российских тюрьмах намного больше, чем заключённых обоего пола, в Канаде.
Мне вспомнилось, как я, проходя мимо женской тюрьмы в Питере, в районе одного из вокзалов, услышал какие-то крики-песни, и мне подумалось, что это перекликаются журавли летящие в небе. И только вглядевшись, я понял, что это из зарешеченных окон, арестантки, перекликаются с теми кто пришёл их проведать стоящих на улице прямо на железнодорожных путях...
Назавтра мы улетели в Галифакс, где нас, в аэропорту встретили друзья брата Су — Иена, который когда — то жил в этом городе. Звали их Рон и Рексан. Они усадили нас в машину и повезли к себе домой, в темноте и под серым, осенним дождём...
Дом этой пары оказался достаточно большим и комфортным чтобы выделить нам отдельную спальню.
За ужином, выпили вина и поговорили. Оказалось, что Рексан — бывшая в молодости «профессиональная» хиппи. Она уехала с подругой из дому, когда ей не было ещё и восемнадцати лет. Она рассказывала, что в те времена все хиппи помогали найти друг другу жильё и часто жили коммунами. Ни о какой «свободной» любви или наркотиках, тогда и речи не шло, хотя отношения между членами коммуны были простыми и естественными.
Это движение, рассказывает Рексан, было своеобразной реакцией молодых на ханжество и диктатуру старших и родителей.
Но, в конце концов ей надоела эта жизнь «на колёсах» и она поняла, что надо работать и только тогда, можно жить самостоятельно. Университета она не закончила, но благодаря трудолюбию и начитанности смогла не только найти работу, но и закрепиться на ней. Сейчас она работает в библиотеке Галифакса и вполне довольна своим местом и в смысле денег, и в смысле занятий.
Рон, американец давно живущий в Канаде и сейчас работает в провинциальном правительстве. Работой вполне доволен ещё и потому, что может приносить пользу многим людям, принимая и участвуя в осуществлении проектов помогающих жителям города...
Перед сном, я долго лежал и думал, что из опыта узнавания страны и общения с людьми, можно сказать, что Канада по географическим и климатическим условиям, похожа на Россию и потому, может служить «ролевой» моделью для нашей страны в построении государства и общества, удобного и комфортного для своих граждан. Качество жизни большинства людей в Канаде намного выше чем в России. Думаю, что именно в удобстве жизни Россия значительно отстала от развитых стран Запада, особенно за последние тридцать-сорок лет.
Помню, что жить в нашей стране было намного «лучше и веселее», в шестидесятые, когда Хрущёв, как-то, с самодовольной усмешкой сказал, что в восьмидесятом году, «мы покажем последнего вора в Союзе, по телевидению». Тогда была написана и принята программа построения коммунизма и я помню эту брошюру, в которой перечислялись все достоинства и достижения в жизни тогдашнего Союза...
Но вместо этого, благодаря волюнтаризму того же Хрущёва, мы получили вначале Брежневский «застой», а потом и «перестройку», закончившуюся развалом Советского Союза и «либеральными реформами», приведшими за собой олигархический капитализм и всплеск бандитизма...
В разговоре, Рон вспомнил каким тёмным и неприветливым был Нью-Йорк ещё тридцать лет назад. Однако, за последние десятилетия и в Западной Европе, и в Америке всё переменилось в лучшую сторону и люди стали жить намного комфортнее и безопаснее, несмотря на начало войны с исламским терроризмом.
Я подумал, что поменять ситуацию в России, можно отправляя молодых администраторов в Канаду и в Китай изучать администрирование и набираться опыта устроения благообразной и удобной для населения жизни. И в это же время, внутри страны, через образование, через воспитание в школе и в церкви, начать выращивать патриотов России, учитывая положительный опыт интернационального «общежития» в Советском Союзе.
Двадцать пятое сентября. Утро солнечное и яркое. Проснувшись, долго рассматривал ветку высокого дерева за окном (наша спальня на втором этаже). Золотые листья на ярком солнце, чуть разворачиваясь под порывами воздуха, показывали золото наружной стороны и патину изнанки. Здесь, осень намного заметнее чем в Торонто, потому что по климату эта часть Канады больше похожа на среднюю Россию и даже на южную Сибирь.
Галифакс — город небольшой, можно сказать северный, но стоящий на берегу океана и ещё поэтому очень уютный. Здесь красивый центр расположенный по соседству с набережной и тихие пригороды, окружённые по периметру дикой природой — горами, лесами и лугами.
Сначала, мы решили пойти в крепость, крутым зелёным холмом возвышающаяся и над городом и над океанским проливом.
В крепости, солдаты живущие в ней, дают для туристов настоящее представление. Они одеты в шотландскую форму, состоящую из юбки (кильта) гетр, куртки и большой лохматой шапки, выглядящей грозно и живописно...
Во время представления играет воинственная волынка и флейты. Старинная пушка заряженная пороховым зарядом стреляет оглушительно, а канониры рассказывают и показывают туристам, как приготовить оружие к боевому выстрелу. Здесь много туристов с кораблей швартующихся в гавани и из автобусов, которые привозят сюда любопытных, падких на такие зрелища.
Среди них много пенсионеров, которые традиционно проработав всю жизнь и заработав пенсию, начинают путешествовать по миру. Такой стиль жизни стал уже традицией в странах Европы и Америки...
Есть в крепости и замечательный военный музей, где представлена вся история британской армии, включая историю канадских войск на фронтах Первой и Второй мировых войн...
После музея, походили по крепостной стере и посмотрели виды открывающиеся на море и пригороды.
А мне вспомнилась моя служба на Дальнем Востоке, на острове Русском, на самой его вершине. Там, давно, ещё пленными японцами, после русско-японской войны в начале двадцатого века, была выстроена крепость, с каменной стеной, которая с одной стороны окружала громадный бетонный капонир, словно врытый в землю. Я нашёл там кирпич, датированный 1905-ым годом.
За метровыми бетонными стенами, располагался командный пункт полка, где я служил радистом в батарее управления. Капонир располагался на сопке и оттуда видны были и Владивосток, и море вокруг, и леса на склонах сопки, где по весне, на склонах, как белые свечки среди зелени леса, стояли цветущие вишнёвые деревья. Никого кроме диких зверей и моих сослуживцев, за два года службы я не видел даже близко от капонира.
Закрытостью всего, что связано с армией, отличаются армии все армии мира даже сегодня. Но и служба в России, тогда и сейчас, по трудности заметно превосходит службу в Британии или той же Канаде...
Проголодавшись после этой «военной экспедиции», мы спустились в город и поели в уютном кафе обсуждая увиденное и услышанное. Потом спустились ещё ниже, на набережную и на одном из причалов зашли в музей иммиграции.
Известно, что население Канады, как впрочем и США состоит в основном из эмигрантов, которые приплывали сюда из разных стран Европы, Азии и Латинской Америки. Миллионы их, прошли через этот причал, начиная с конца девятнадцатого века. Особенно велик был приток поселенцев во время мировых войн.
Много интересного и нужного, для России сегодняшних дней, увидел я в этом музее. Это работа добровольцев, разного рода национальных и религиозных объединений по приёму и размещению эмигрантов. Этот опыт можно сегодня использовать в России, куда тоже прибывают ежегодно сотни тысяч «гастарбайтеров» из бывших республик СССР. Важно, чтобы российские чиновники, отнеслись к этим несчастным с душой, и помогали, а не строили преграды и не создавали запретительных законов, только мешающих нормальной жизни переселенцев, да и самих россиян...
Вечером, за ужином, разговаривали о жизни в Канаде и я впервые узнал, что школы здесь, даже государственные - платные, что создаёт многие трудности в жизни простого человека.
Потом говорили о вере и Рон, рассказал, что по недавним опросам около пятидесяти процентов американцев, верят в создание мира Богом - Креатором в семь дней. Но это не мешает Америке строить не только дома, корабли и автомобили, но и летать в космос и запускать марсоходы на Марс. Вера, стала частью народной культуры, традицией, цивилизационной базой и предметом самоидентификации американцев...
Сегодня двадцать шестое сентября. Утро солнечное, чистое. Листья на деревьях, видимые из окон нашей спальни, желтеют с каждым днём - осень вступает в свои права...
Долго завтракали, потому что разговаривали с плотником Питером, по просьбе Рона ремонтирующего заднюю стену дома, начавшую протекать во время ненастья. У него интеллигентный вид и он, во время работы на своем приёмнике слушает Баха. Оказалось, что его отец, в прошлом жил совсем недалеко от нашего дома в Лондоне, на Тотенхем-роуд, а он сам учился в церковной школе, буквально в ста шагах от нас. А его дед, владел пабом «Красный лев», который и по сию пору находится на углу улицы, параллельной нашей. Вот какие бывают встречи, в дальних путешествиях!
После завтрака, пешком, спустились на набережную, с намерением пойти в музей, но увидели вывеску приглашающую смотреть китов с борта корабля и не удержались — купили билеты на этот рейс и три часа плавали по заливу.
Взойдя на корабль, устроились на верхней палубе и смотрели на просторы океана, постепенно открывающиеся с небольшого судна, упорно идущего навстречу ветру. Галифакс, изначально был морским городом и военно-морской базой и потому, все здесь напоминает или связано напрямую с морем...
К сожалению, ни китов, ни даже дельфинов мы не увидели - не повезло. Но зато надышались прохладным, свежим морским воздухом и подержали в руках лобстеров - команда судна вынула из глубоководных ловушек прямо при нас. Эти морские животные обладают крепким панцирем и такими клешнями, что могут причинить человеку боль и даже увечье, если обращаться с ними неосторожно. Бывают экземпляры более полуметра в размахе клешней и становится страшно, если представить, что это чудище вдруг увидишь на дне во время купания.
Но люди приспособились их вкусную «начинку» и лобстеры, стали одним из самых дорогих морских продуктов-деликатесов...
Возвратившись в гавань, решили пойти в городской парк. Это место отдыха и занятий «джоггингом», представляет из себя благоустроенный участок леса, с дорожками, смотровыми площадками и полянками, заросшими диким ягодником черники и малины, которыми я лакомился на протяжении всей прогулки. Нам часто встречались бегуны и я ещё раз убедился, что канадцы заражены страстью и тяготением к здоровому образу жизни. На зимних олимпийских играх, проходивших здесь, по количеству медалей они заняли безоговорочное первое место. А это о многом говорит!
Есть в парке и небольшая речка, и несколько заболоченных озёр, в которых плавают утки. Посередине парка стоит большая круглая башня, построенная несколько столетий назад, как оборонительный наблюдательный пункт и пушечный арсенал, откуда можно было обстреливать весь залив, в случае войны.
Парк окружают тихие улицы с красивыми, дорогими особняками разнообразных архитектурных стилей с палисадниками перед и садами, во внутренних дворах этих домов.
Люди в Канаде и здесь в Галифаксе очень дружелюбны. Широту характера канадцев, я объясняю долгой спокойной и обеспеченной жизнью без войн и социальных катаклизмов на территории страны.
Даже во вторую мировую войну здесь не было боёв и бомбёжек. Люди привыкли чувствовать себя в безопасности, а высокий общий уровень жизни позволяет при желании и образование, получить, найти подходящую работу. Главным стержнем жизни здесь, является работа. Если есть работа, практически любая, то есть деньги чтобы жить безбедно и даже купить жильё. Цены на квартиры вполне сопоставимы с зарплатами и дешевле чем в Лондоне раза в два. Поэтому и улыбаются люди друг другу, помогают найти дорогу если видят что человек заблудился. И конечно пьяных здесь не видно, хотя пабы, даже днём имеют постоянную клиентуру.
Двадцать седьмое сентября. Проснулся рано и смотрел в окно, где светился уже новый интересный день. Сегодня мы собираемся пойти в музей Атлантики...
В порту стоят два громадных круизера — «Королева Мэри-2» и второе судно - «Норвежские драгоценности». Они большие, как гостиницы на воде и возвышаются своими верхними палубами, даже над городскими домами. Они ходят по морю из конца в конец земли и возят на своих многочисленных палубах несколько тысяч туристов. Это настоящий плавучий маленький город, с кафе, ресторанами, плавательным бассейном, спортивными залами и даже дорожками для прогулок.
Когда нибудь и мы поплаваем на такой океанской «гостинице», хотя думаю, для меня, эта поездка будет однообразной и утомительной. Я привык к походам по тайге и дремучим лесам с возможной опасностью встреч с медведями и волками и потому, совсем не разделяю восторгов коренных горожан о таком путешествии.
После обеда пошли в музей Атлантики, экспозиция которого выстроенном на двух исторических фактах — гибели «Титаника» и страшного взрыва в Галифаксе, произошедшего в 1917 году.
Вот описание трагедии с океанским лайнером «Титаник», взятое из википедии:

14 апреля 1912 года
23:00 «Калифорниэн» предупреждает о наличии льдов, но радист Джек Филлипс «Титаника» обрывает радиообмен раньше, чем«Калифорниэн» успевает сообщить координаты района.
23:39 Находящийся в «вороньем гнезде» на мачте «Титаника» вперёдсмотрящий Фредерик Флит замечает айсберг, находящийся всего в ; мили (663 метра) прямо по курсу корабля. Флит немедленно трижды ударяет в колокол и кричит в трубку телефона: «Айсберг прямо по курсу!». Первый помощник Уильям Мэрдок тут же отдает команды «Право на борт!» (в оригинале "Harda;starboard" - согласно использовавшейся в то время системе команд, она соответствовала перемещению румпеля вправо; перо руля и следовательно нос судна при этом поворачивались влево) и «Стоп!», а затем «Полный назад!», рассчитывая обойти айсберг слева.

23:40
«Титаник» не успевает выполнить маневр и скользящим ударом врезается в подводную часть айсберга. На глубине от одного до шести метров ниже ватерлинии, айсберг повреждает корпус лайнера на протяжении порядка 90 метров. Как показали исследования покоящихся на дне останков судна, «Титаник» получил несколько узких, но длинных пробоин.
23:42
Капитан Смит, поднявшийся на мостик, отдаёт команду закрыть двери водонепроницаемых переборок. Мэрдок, уже задействовавший механизм закрытия этих дверей, докладывает об этом капитану.
23:45
Капитан Смит отдаёт команду «Стоп машина!». Неожиданное затишье и вибрация предметов в каютах разбудили многих пассажиров. Паника ещё не началась, большинство людей лишь заинтересовались причиной внезапной остановки. Тем временем, каждую секунду около 5 тонн океанской воды проникает в корпус лайнера, снижая его плавучесть.
23:50
Раздаётся грохот, вновь загоняющий пассажиров в каюты. «Титаник» полностью остановился. Трюмы носовой части, расположенные на нижних палубах, уже на 4 метра заполнены водой. Почтовое отделение полностью затоплено, вода подбирается к помещениям котельных. Однако каюты пассажиров третьего класса затоплены не были, так как находились в кормовой части лайнера.
Капитан Смит вместе с Томасом Эндрюсом, техническим директором Белфастской верфи «Харланд и Вольф», на которой был построен «Титаник», принимают решение спуститься на нижние палубы, чтобы лично оценить нанесённые лайнеру повреждения. Чтобы не привлекать лишнего внимания, они используют спецтрап.
15 апреля 1912 года
00:03
Смит и Эндрюс возвращаются на мостик. Резюмируя события и наблюдения во время осмотра, Эндрюс заявляет, что «Титаник» неизбежно затонет, поскольку переборки между отсеками не в состоянии сдержать распространение воды. Она заливает уже пять носовых отсеков, а устройство «Титаника» позволяет ему оставаться на плаву при затоплении не более чем четырёх.
00:10
На шлюпочной палубе появились первые пассажиры. В основном это были пассажиры 1 класса, надевшие спасательные жилеты. Пассажиры 2 и 3 классов начали появляться позднее.
00:14
Капитан Смит входит в радиорубку и утвердительно отвечает на вопрос радиста Джека Филлипса о том, нужно ли подать сигнал бедствия.
00:15
C гибнущего судна был послан сигнал: «CQDMGY/Titanic/ 41.46 норд 50.24 вест»
00:25
Первым принял радиограмму с «Титаника» британский лайнер «Карпатия», находившийся в 58 морских милях от места крушения. Капитан Артур Рострон сперва усомнился в достоверности сообщения, однако скомандовал: «Курс на „Титаник“! Полный вперед!».
А пассажиры «Титаника» толпами устремляются на шлюпочную палубу. Многие женщины плачут, но никто не толкается и не бежит сломя голову.
00:40
Хотя расчётного числа мест в шлюпках не хватило бы на всех (1200 — на 1316 пассажиров и 891 члена экипажа), всё равно начинается подготовка к спуску их на воду. Занимались этим всего 16 матросов. В первой спущенной вниз шлюпке было занято только 28 из 65 посадочных мест. Наклон носовой части становился заметно сильнее. Вода дошла до носовой палубы лайнера. Таким образом к тому времени, когда от правого борта отошла первая шлюпка, основная масса людей скопилась на левом борту.
00:45
Радиопередатчик «Титаника» продолжает посылать сигналы бедствия: CQD и (один из первых в истории) SOS. От левого борта на глазах капитана отошла переполненная вторая шлюпка. Капитан Смит кричит: «Женщин и детей на левый борт!», — предполагая, что так удастся быстрее эвакуировать пассажиров. Мужчины уступили места дамам, а многие из дам не отваживались спускаться в шлюпки. Так продолжалось и с последующими шлюпками, вплоть до самой гибели корабля.
00:50
Несмотря на продолжающуюся эвакуацию пассажиров, в курительном салоне I класса некоторые джентльмены всё ещё спокойно беседуют за стаканом виски. Все восемь музыкантов судового оркестра под руководством Уоллеса Хартли продолжают играть на верхней палубе корабля (оркестр будет играть до последних минут катастрофы).
01:00
На воду спускают третью шлюпку с 41 пассажиром и 24 свободными местами. Запущена сигнальная ракета. Вскоре спускают четвёртую шлюпку, в которой осталось 37 свободных мест. С правого борта спускают пятую шлюпку, с двадцатью пятью местами. Суматоха в шлюпках плохо поддаётся контролю со стороны стюардов и матросов, сидящих на вёслах. В восьмой шлюпке два весла вылетают за борт. Капитан Смит приказал командовавшим шлюпками держать курс на огни корабля, замеченного в двух морских милях от «Титаника».
01:20
Носовая часть «Титаника» уже наполовину залита водой и палуба, полностью, за исключением носовой мачты, скрылась под водой. Вскоре под водой исчезла и прогулочная палуба 3 класса. В носовой части лайнера уже было 30 000 тонн воды. Взволнованная неумолимо продолжающимся погружением судна, команда ускорила работу, и за полчаса в воду было спущено 11 шлюпок, в некоторые разом набивалось по 70 человек. Постепенно в толпе пассажиров зарождается паника.
01:30
Пятый помощник капитана Гарольд Лоу, управлявший спуском 11-й шлюпки, сделал предупредительный выстрел из пистолета, когда ему показалось, что в шлюпку пытаются запрыгнуть пассажиры с открытой прогулочной палубы. Пуля никого не задела, но паника только усилилась.
В это время у противоположного борта шлюпка номер 12 при спуске чуть не опрокинулась и отъехала под шлюпку номер 13. И лишь когда верхняя шлюпка уже задевала головы людей в нижней, матросам удалось отодвинуть ее от борта.
01:35
Первый помощник Уильям Мердок стреляет над головами нескольких мужчин, самовольно прыгнувших в полупустую пятнадцатую шлюпку, и отгоняет их оттуда. Однако перед самым спуском в эту шлюпку садится лорд Джозеф Брюс Исмей и 26 мест вновь остаются незанятыми.
01:40
На «Карпатии» все уже было готово к приемке спасшихся пассажиров с «Титаника». Тем временем на «Титанике» со шлюпочной палубы взлетела последняя сигнальная ракета. Радисты Брайд и Филлипс продолжают передавать сигнал бедствия. Огни таинственного корабля, к которому направлялись шлюпки, исчезли.
01:45
За борт спускают семнадцатую шлюпку. В это время около 500 пассажиров «Титаника» всё ещё оставались на нижних палубах — некоторые до сих пор оставались в неведении о крушении, другие же не могли найти выход наверх.
02:00
Второй помощник Чарльз Лайтоллер и первый помощник Уильям Мердок сделали ещё несколько выстрелов, чтобы прогнать нескольких кочегаров и пассажиров, самовольно запрыгнувших в последнюю шлюпку. К концу спуска шлюпок вышло, что только 4 из 18 были полностью заняты.
02:05
Носовая часть шлюпочной палубы начала уходить под воду. Капитан Смит зашёл к радистам и приказал им позаботиться о спасении собственной жизни. Некоторые члены экипажа смирились с гибелью — например, конструктор «Титаника» Томас Эндрюс остался в курительном салоне 1-го класса. Капитанский мостик скрылся под водой.
02:10
Лайнер внезапно вздрогнул, двинулся вперёд и начал быстро уходить под воду. Упала первая дымовая труба. Корма начала задираться вверх. Судовой оркестр Уоллеса Хартли заиграл мелодию хорала «Ближе, Господь, к Тебе».
02:13
Корпус «Титаника» встал под углом в 19 градусов и погрузился в воду по третью дымовую трубу. Под водой отломилась вторая дымовая труба. Все, кто не успел зацепиться за канаты шлюпбалок или палубные надстройки, скатились в воду, сбитые полетевшими вниз стульями и шезлонгами. Некоторые не пытались снова забраться на корму, а сами прыгали вниз.
02:15
Корма «Титаника» возвышалась уже на 60 метров над водой, пассажиры с палуб срывались в воду.
02:17
Был зафиксирован последний сигнал SOS с «Титаника». На «Титанике» отказывает электрооборудование и гаснет свет.
02:18
Под углом в 23 градуса корпус судна начал разламываться между второй и третьей трубами. После того, как корма окончательно отломилась, упали в воду третья и четвёртая трубы.
02:20
Через 2 часа и 40 минут после столкновения с айсбергом, кормовая часть «Титаника» встала почти вертикально (под углом в 70 градусов), накренилась на левый борт и начала быстро уходить под воду. Последние из оставшихся на палубе, видя отсутствие шансов на спасение, сами прыгали вниз. Океанские воды прорвались внутрь быстро тонущего судна, своим напором ломая двери переборки. Всего через полминуты вода уже сомкнулась над кормовым флагштоком «Титаника».

02:29
На скорости около 13 миль в час носовая часть «Титаника» врезается в океанское дно на глубине 3750 метров, зарываясь в осадочные породы дна.
02:56
Кормовая часть «Титаника» опускается на океанское дно, вращаясь по спирали, на скорости около 4 миль в час.
03:00
После гибели «Титаника» только одна шлюпка вернулась к месту затопления для спасения выживших. Шлюпка номер 4 не вернулась, но была близко и подобрала 8 членов команды, двое из которых позже умерли. Шлюпка номер 14 спасла 4 человек, один из которых, Уильям Хоут, позже умер.
04:10
До места катастрофы добирается «Карпатия» и подбирает шлюпку номер 2.

Вот такова хронология, самого большого крушения в истории Земли...

А это, описание страшного взрыва, произошедшего в порту Галифакса. Из Википедии:

Взрыв в Га;лифаксе (англ.Halifax Explosion) — взрыв, произошедший 6 декабря1917 года в гавани канадского города Галифакса. Французский военный транспорт «Монблан», загруженный практически одной взрывчаткой (тротилом, пироксилином и пикриновой кислотой), столкнулся с норвежским кораблём «Имо». На судне начался пожар, приведший к взрыву, в результате чего порт и значительная часть города были полностью разрушены. Около 2 тыс. человек погибли под обломками зданий и из-за возникших после взрыва пожаров. Приблизительно 9 тыс. человек получили ранения, 400 человек лишились зрения. Об этом событии в 2003 году был снят художественный фильм «Разрушенный город». Взрыв в Галифаксе входит в число сильнейших взрывов, устроенных человечеством, этот взрыв считают мощнейшим взрывом доядерной эпохи.

Хронология событий

Вспомогательный транспорт «Монблан» (длина 97,5 м; шир. — 13,6 м; вместимость 3121т) был построен в 1899 г. в Англии и принадлежал французской судоходной фирме «Компани женераль трансатлантик» (фр. Compagnie G;n;rale Transatlantique).
1917 года судно встало под загрузку в Нью-йоркском порту. На него погрузили жидкую и сухую пикриновую кислоту — 2300 тонн; тротил — 200 тонн, пироксилин — 10 тонн, бензол в бочках — 35 тонн. Судно направлялось в Бордо. Капитаном был Эм Ле Медек (фр. Aime Le Medec).
Промежуточным пунктом на маршруте был Галифакс, где формировались конвои для перехода через Атлантику. «Монблан» прибыл на внешний рейд Галифакса вечером 5 декабря. На следующее утро около 7 часов «Монблан» начал заходить в порт. В это же время из порта начал выходить норвежский пароход «Имо». Когда суда сблизились, оба капитана стали совершать рискованные маневры, и в результате «Имо» протаранил «Монблан» в правый борт, при этом было разбито несколько бочек и огнеопасный бензол разлился по «Монблану». Капитан «Имо» тут же дал машине задний ход, высвободился из пробоины и ушёл. При расцеплении судов трение металла о металл вызвало сноп искр, от которых вспыхнул растекшийся бензол и начался пожар.
Ле Медек почти сразу дал команду покинуть судно. Впрочем, экипаж (около 40 чел.) и без команды спускал шлюпки. Все с «Монблана» благополучно добрались до берега, бросив смертельно опасный груз на произвол судьбы. Горящий «Монблан» начал дрейфовать в сторону берега и в итоге навалился носом на деревянный пирс.
О характере груза на «Монблане» в Галифаксе знали считанные единицы. Все население прильнуло к окнам в надежде получше рассмотреть редкое зрелище — горящий пароход. Многие бросились на набережную. И в 9 часов 06 мин. произошёл чудовищный взрыв. О его силе говорит такой факт — 100-килограммовый кусок шпангоута «Монблана» был найден в лесу в 12 милях от центра.
Разрушения были ужасны, кол-во погибших и раненых огромно. Многие раненые замерзли в обломках, т.к. на следующий день температура упала и начался сильнейший буран. Многие сгорели заживо, т.к. от разрушенных печей начались массовые пожары, бушевавшие несколько дней.
13 декабря 1917 году в уцелевшем здании городского суда Галифакса началось разбирательство. Оно закончилось 4 февраля 1918 г. Виновными были признаны Ле Медэк и местный лоцман Маккей, которые были арестованы. Однако через год с небольшим, после рассмотрения дела Верховным судом Канады, оба были освобождены, и им вернули лицензии судоводителей.
Международный суд, рассматривая иски обеих судоходных компаний, пришёл к выводу, что в столкновении в равной степени виноваты капитан «Имо» (погибший при взрыве) и «Монблана». Однако французское правительство такое решение не признало. Ле Медек продолжал служить в фирме «Компани женераль трансатлантик» до 1922 года. А в 1931 году, в связи с выходом на пенсию, он был награждён орденом Почётного легиона.
Пароход «Имо» во время взрыва был выброшен на мель. В 1918 году его сняли с мели, отремонтировали и переименовали в «Гивернорен». В 1921 году он во время рейса в Антарктику наскочил на камни и затонул.

Последствия

По официальной информации, погибло 1963 человека, пропало без вести около 2 тысяч человек. В трёх городских школах из 500 учеников выжило 11. Северная часть города, район Ричмонд, практически полностью была стёрта с лица земли. Всего в городе было полностью разрушено 1600 зданий, 12 тысяч было сильно повреждено. Общий материальный ущерб от катастрофы составил 35 миллионов канадских долларов.
...Человеческие жертвы и того и той и другой катастрофы, сопоставимы. В первом случае погибло около двух тысяч человек, а во взрыве — около тысячи шестисот человек, и ранено было около девяти тысяч человек.
О «Титанике», знают сегодня пожалуй все жители Земли, а вот о взрыве, который до атомной бомбы, считался самым страшным и смертоносным, знают немногие - я узнал об этом событии только здесь.
Интересно, что в гибели «Титаника», проявилось трагическое человеческое расслоение на богатых и бедных.
Наибольшее число спасённых — были пассажирами первого класса, то есть богатые люди. Даже тех, кого выловили или нашли в воде уже мёртвыми, тоже различались, уже на похоронах. Богатых, то есть пассажиров первого класса, похоронили в гробах. Пассажиров второго класса — хоронили в деревянных ящиках. А тритий класс и команда, похоронены в брезентовых мешках…
Музей, кроме двух этих катастроф, интересен ещё тем, что в нем, показана эволюция военно-морского и пассажирского флота, от египетских парусников и греческих триер, через европейские парусники, почтовые и чайные быстроходные клипера, паровые суда с колёсами, первые броненосцы, и потом уже современные круизеры и атомные авианосцы.
Всё увиденное чрезвычайно интересно и потому, в музее целыми днями толпятся туристы, которым кроме экспонатов, показывают фильм о крушении «Титаника», и его обследование уже в наши дни разного рода подводными изыскателями, с использованием новейших механизмов…
Вечером, за ужином, мы разговаривали с хозяевами и Рон рассказал, что недавно, купил ещё один дом, стараясь тем самым выручить владельца дома - своего друга. Но так как дом у Рона и Рексан есть, то вскоре они стали сдавать вновь купленный и договорились с другой знакомой, что снизят её арендную плату, а она в ответ, будет не только жить в нём, но и следить за его сохранностью. Иначе говоря — будет ещё и завхозом, или «каретакером», как говорят по-английски. Но новая арендаторша переживала, что она ничего не делает по дому и извиняясь, говорила об этом Рону,.
В этой истории, встретились честный владелец и честный арендатор и всё уладили по дружески, без обид и ко всеобщему удовольствию. Для меня это был интересный факт, отражающий отношения между людьми в Канаде. Согласитесь, что для нынешних россиян, такие отношения необычны.
И я задумался о проблеме честных людей в России. Сегодня наше общество нравственно деморализовано и произошло это за времена перестройки и становления олигархического капитализма. Бывшее социалистическое государство Советский Союз, в лице России и отпавших республик, превращается если уже не превратился в общество эксплуатации и наживы.
Как-то так получилось, что общество стало руководствоваться принципами контроля и наказания, а не дружелюбия и взаимной поддержки. Но когда надо контролировать и наказывать почти всех, то и принцип уголовной ответственности не работает. Нажива, стала главным определителем взаимоотношений между людьми. Даже родственники друг другу не доверяют и некоторые, дают деньги взаймы под проценты.
А российская Православная Церковь, как главный предполагаемый носитель и охранитель принципов нравственности, то есть принципов Нового Завета, никак не может приступить к пропаганде одного из основных принципов совместной жизни верующих - “Кто дал — тот взял”
На прямой вопрос о роли денег и богатства в жизни людей, священники отвечают уклончиво, а иногда защищают тех, чья цель в жизни — зарабатывание денег любыми способами. Многие из них говорят, что «плохо, когда зарабатывание денег становится самоцелью, а когда хотя бы часть денег отдают на благие дела или не церковь, то это хорошо».
Невольно хочется призвать батюшек начать объяснять прихожанам, что любое зарабатывание денег без труда, на спекуляциях и вымогательствах, портит человека, так как ещё в Библии сказано: «Где сокровища ваши, там и сердце ваше!» То есть, вместо веры и строительства жизни согласно Новому Завету, люди становятся алчными сребролюбцами, особенно в наш век всесилия денег и соблазнов, происходящих от них.
Вспоминается рассказ о Монашеской «киновии» в пустыне, в первые века христианства. Монах продавал в поселении рогожки сделанные монахами в монастыре и принёс домой много больше денег, чем стоили рогожки. Настоятель отправил его обратно и велел раздать те деньги, которые, этот ушлый монах-торговец выгадал. То есть, с самого начала подлинного христианства, зарабатывание торговлей денег сверх реальной стоимости работы, считалось грехом среди подлинных христиан...
На следующий день, когда Рон и Рексан ушли на работу, их соседка Мэри, повезла нас на машине Рона — на побережье Новой Шотландии.
Когда отъехали от города километров на сорок, то попали в страну вереска и камней, торчащих из каменистой земли как зубы дракона.
Временами, вдоль дороги встречались валуны, величиной с маленький домик. Говорят, что эти «зубы» оставил ледник отступая к северу, во время очередного потепления - картинка конечно грозная, но любопытная.
Вскоре выехали к морю, на гранитный, выположенный ледником мыс берега Атлантического океана, на котором стояла старинная рыбацкая деревушка…
Гранитные лбы зализанные древними льдами, ступенями спускались к воде, где, несмотря на небольшой ветер, волны метра в два-три высотой, мерно и грозно накатывали на каменные громадины, создавая незабываемую картину.
Это была настоящая океанская зыбь — дыхание океана, при взгляде на которую невольно представлялся шторм на этих неоглядных просторах. Даже в воображении — эта картинка вызывала мурашки священного ужаса перед мощью океанической стихии.
Вид на океан и на садящееся за море солнце - просто потрясающий. Я бегал и прыгал по камням, вспоминая похожие мысы на тихой Ладоге и радовался возможности подышать этим волшебным воздухом и в очередной раз встретится с Атлантикой. Ведь где-то там, за тысячи километров отсюда, на другой стороне водных просторов лежала Англия и в Лондоне, стоял наш дом.
Налюбовавшись океанической панорамой, мы зашли в рыбный ресторан и пообедали. Я ел варёные креветки с хлебными лепёшками, а потом заказал жаренную камбалу с нежным, и сочным мясом, на легко отделяющемся крупном костяке...
После ужина, вновь вышли на берег и увидели, как алое, яркое солнце, где-то далеко за чистым и ровным горизонтом, садилось в океанские глубины. На сходе океана и неба, играли разнообразными красками отблески уходящего на ночной отдых солнца, ещё долго оставляя алое свечении на протяжении всей лини горизонта. Сиреневые, алые и зелёновато-дымчатые цвета несколько минут играли на водах океана, а после захода солнца, стали сумерки быстро наползать на каменистую сушу.
В добавок, луна появившаяся в сумерках, повисла серебряным полумесяцем в темнеющем небе и провожала уже невидимое солнце своим неярким светом без блеска.
Когда мы уже ехали в сторону Галифакса, алое на горизонте сменилось золотым, и в контражуре, чётко пропечаталась каждая веточка елей и сосен, растущих по сторонам от шоссе.
Этот закат, запомнится мне на всю жизнь и будет в моей памяти представлять северные земли громадной страны Канады.
Действительно, побережье Новой Шотландии очаровало меня своей дикостью и малолюдьем. К тому же, следующим утром по местному радио Галифакса сообщили , что в город из леса зашёл лось и его видели несколько ранних прохожих. А это было уже совсем как в каком-нибудь районном городке Восточной Сибири...
Утром говорили с хозяевами о жизни в Канаде и финансовом кризисе охватившем все страны мира. Рон сказал, что по сравнению с шестидесятыми годами прошлого века, жизнь в Канаде стала намного напряжённей, как впрочем и в Америке. Благосостояние заметно ухудшилось и одному работающему трудно прокормить большую семью. Он говорил, что богатые здесь становятся всё богаче, а бедные — беднее.
Но странно, жизнь по содержанию становится всё лучше — говорил Рон, - наверное потому, что сегодня, многие беды благодаря средствам информации доходят до нас, а ещё пятьдесят лет назад и радио то было не в каждом доме. А если сравнивать по новостям, то ситуация ухудшается, хотя может быть это заблуждение. Просто, сегодня в новостях много больше негатива чем прежде и потому, мы можем подумать, что и жизнь становится хуже и страшнее.
К тому же, все хотят постоянного увеличения благосостояния, а это просто физически невозможно. Ведь когда-то наступит порог , после которого у человека, всё необходимое уже будет. Однако людям необходимо движение вперёд и потому, во многом, прошлое предстаёт для нас неподвижным и потому устойчивым...
Мы согласились, что бесконечное увеличение производства невозможно, тем более что и прирост народонаселения земли замедляется и скоро сойдёт на нет. Поэтому, необходимо искать другие пути развития, другие мировые цели для сообщества наций, чтобы сохранять жизненный драйв...
После завтрака и застольной беседы, мы пошли с Сюзи в центр города и осматривали здания бывшего правительства, где на стенах, в холле и коридорах, развешены большие картины, изображающие парадные портреты королей.
И тут же небольшие залы-комнаты, где представители правительства Новой Шотландии, более столетия назад обсуждали демократические, ответственные методы самоуправления провинцией.
Здесь, журналист Хау, ещё в 1836 году, на суде, доказал необходимость свободы печати, в которой просто необходимо критиковать взяточников и растратчиков-чиновников в администрации..
Сегодняшний Галифакс удобен для жизни людей ещё и потому, что пережил две, мирового масштаба катастрофы, и жители многому от этого научились. К тому же, вся страна помогала пострадавшим в этих событиях и потому, город быстро пережил последствия, как гибели «Титаника», так и взрыв судна с порохом, в результате которого многие районы города превратились в руины...
На следующий день с утра, мы осматривали районы, где в первый же год после катастрофы, начали строить дома для потерявших во время взрыва жильё. Дома строили из бетонных блоков, с палисадом и травяным газоном во дворах, а квартиры давали пострадавшим от взрыва. В местном парке, установили памятную стелу с несколькими колоколами наверху, которые звонят в годовщину этих страшных событий. Тогда же, работала специальная правительственная комиссия Канады, которая занималась помощью всем пострадавшим от этого ужасного взрыва.
Этот парк полон цветников и в пруду плавают дикие утки. Здесь так же растут большие деревья, которые помнят времена, когда здесь, в вольерах, как в зоопарке держали диких оленей.
С Рекcан и Роном, мы попрощались ещё утром, перед работой, а после полудня Мэри, снова на машине Рона довезла нас до остановки автобуса, на котором мы поехали в аэропорт, чтобы лететь назад, в Торонто...
Аэропорт Галифакса небольшой и уютный. Наше внимание привлекла стеклянная витрина, где в большом аквариуме сидели лобстеры, всего десятка два. Все они двигались, копошились один над другим и казалось, что некие подводные чудовища борются в этом аквариуме за выживание, стараясь вылезть на поверхность этой усатой и клешневатой кучи-малы...
До Торонто, долетели без приключений и как обычно Кенни встретил нас на остановке автобуса, рядом с метро и отвёз домой. Мы уже привычно водворились в своей комнате и после ужина, сразу легли спать. Каждый перелёт требует особого напряжения нервов и от этого устаёшь, как от тяжёлой работы...
Сегодня, тридцатое сентября. Утром, за завтраком, разговаривали о китайской медицине. Я хочу попробовать китайский метод лечения своих недугов, используя женьшень и похожие препараты. Ещё, надо изменить стиль моих тренировок в спортзале в Лондоне и снизить нагрузки, физические и эмоциональные. Надо отказаться от поднятия больших весов и тренироваться не более полутора часов.
До этого, я работал в зале, как молодой профессионал, то есть с максимальными нагрузками и потому, после зала дня два приходил в себя.
К тому же, после максимальных весов, которые я пробую поднимать и выжимать, очень болят суставы и растягиваются и травмируются суставные сумки. Это самое неприятное, потому что жить, каждодневно преодолевая боль при ходьбе и при движении руками, очень тяжело. Кенни, тут же сделал мне настойку из корня имбиря, которая должна помочь мне в борьбе против кашля, вызванного вирусом сидящем во мне, вот уже два месяца. Я чувствую в груди тяжесть и хрипы и от этого постоянно кашляю...
Мы улетаем в Англию первого октября вечером и прилетаем в Лондон второго числа утром.
Я заметил, что в Торонто, необычайно много молодёжи с азиатскими чертами лица. Это очевидная мировая тенденция, когда очень много эмигрантов из Азии заселяют столицы развитых государств, таких как Торонто, Нью-Йорк, Москва, Лондон...
Постепенно этническое большинство в этих городах вытесняется «приезжими» и население столиц становятся своеобразным интернационалом, этническим и культурным, становясь зародышами будущего глобального сообщества, в котором постепенно отомрут нации и появится наконец «человек мира», которого так ожидали революционеры из разных частей света.
Ну а пока, если это ещё возможно сегодня, нужно вводить лимиты на «пришельцев», постепенно вытесняющих титульную нацию из крупных городов и определённым образом люмпенизируют общество. Если этого не сделать, то возникает иллюзия засилья иностранцев в этих странах и националисты разного рода начинают легальную и нелегальную войну против этих невольных иммигрантов.
Будь в странах, откуда они родом материальное и социальное благополучие, то наверное этого переселения не случилось. А так, бывшие страны колонизаторы, грабившие колонии прежде, таким образом расплачиваются за своё колониальное прошлое и за эксплуатацию, этих мировых окраин.
Если не сделать таких лимитов для иммигрантов, то национальные трения обострятся, эффективность сотрудничества национальных диаспор упадет и начнутся национальные и расовые трения, со временем перерастающте в открытые конфликты. К тому же, это негативно отзывается и на экономике, где вся грязная работа передана в руки иммигрантов, а все командные посты занимают местные элиты, и это тоже причина обострения национальных отношений.
Особенно, это проявляются в последние годы в России, где русские становятся весьма агрессивны по отношению к иностранцам и на почве этих противоречий возрождается национализм, в самых его примитивных и агрессивных его формах.
В Канаде и в Америке, это пока не вызывает особых осложнений, потому что эти страны изначально были странами с многонациональным населением и сформировались как государства без титульных наций. Страны Европы, находятся в другой ситуации, и там есть опасность возникновения нового нацизма. Дело убийцы невинных людей Брейвика - страшное тому подтверждение!
С утра, мы поехали в художественную галерею Торонто и смотрели, в основном канадских художников. Так называемая «семёрка» канадских художников, в конце девятнадцатого, начале двадцатого веков отразила в своих работах общий культурный и экономический подъём страны.
Полотна Лаурена Харриса и Джексона, работающих в одной манере; работы Милна в разных жанрах с цветом; влияние французских импрессионистов, вывели Канаду в число ведущих последователей модернизма на Американском континенте.
Харрис и его манера письма, удивительно напоминают работы Рериха. Оба увлекались теософией и во многом поэтому, их картины символичны и цвета накладываются на полотна, как сочетание больших ярких плоскостей краски.
Работы Джексона, кажутся немного недописанными и неряшливо незаконченными, однако очень верно и тонко передают состояние природы, в тот или иной момент года.
Дэвид Милн, пожалуй самый известный из этой плеяды художников, не получил профессионального образования и потому, проходил путь художественного становления самостоятельно. В его работах видны интенсивные поиски новых форм и сочетания цветов, а переход к офортам, показывает недовольство сделанным. Милн имея множество учеников и подражателей, становится во главе целой школы художников.
Надо отметить, проявленное в художественном творчестве канадских художников, похожесть природных видов и бытовых привычек в России. Снег и зима, леса и озёра, сани и лодки, охота и развлечения поселян — всё это довольно похоже и потому, трогают мою русскую душу, вызывая яркие ассоциации.
Известный канадский художник той поры — Кригхоффер, во множестве однотипных сюжетов, отразил моменты быта и рутинной жизни канадцев живших в конце девятнадцатого века. И эта жизнь, судя по его картинам, была полна весёлости и приключений...
Архитектура, современное устройство и планировка этой галереи, показывают трепетное отношение к национальному искусству живописи и скульптуры самих канадцев...
Сделав перерыв в просмотре экспозиций, мы вышли на улицу и пообедали в кафе-галерее, напротив музея. Там, кроме картин развешенных на стенах, ещё и замечательный натуральный чай в бронзовом заварнике, подогретое молоко в фарфоровом кувшинчике и блины из ржаной муки.
Пока мы пили и ели, в промежутках обсуждали достоинства и недостатки картин на стенах - их можно было купить за небольшую цену...
Вечером, вместе с Вики и Кенни поехали в центр города, на «ночь представлений»,- своеобразный художественный праздник - фестиваль произведений искусств, некий аналог праздника «белых ночей» в Петербурге. В это день, с вечера до утра сотни тысяч горожан гуляют по городу и смотрят разного рода инсталляции. Мы долго искали в этом многолюдии автостоянку, как бывает в Лондоне на праздники.
Машин столько, что все улицы и переулки в разрешённых местах заставлены множеством авто и мы, только через час нашли где приткнуть нашу машину и среди толп гуляющих, пошли бродить по ночному городу. Инсталляции были разными: на воде, на стенах, в правительственных зданиях. В конце, мы отстояли очередь и получили по чашке бесплатного кофе, которое предлагали гуляющим фирмы, поставляющие в Канаду кофе...
Ещё до похода по центру города, поужинали в популярном китайском ресторане. Ели, в основном разного рода «дамплингс» - китайские пельмени: жареные, варёные, приготовленные на пару...
Еда и закуски всем понравились и обслуживание было первоклассным И всё было в этом ресторане очень дёшево, - в районе десяти фунтов на человека. А был ещё и замечательный зелёный чай, в заварнике и в маленьких китайских фарфоровых чашечках.
Китайские дамплингс, по размерам раза в два больше пельменей, а по вкусу и количеству сока внутри, напоминают бурятские позы. Подают их в специальной деревянной чашке, в которую вставлена другая чашка – всё это для сохранения тепла и горячей еды.
За едой, много говорили о сходстве и разнице между русской и китайской кухнями. В Центральной России, влияние Китая почли не чувствуется, но в Сибири это проявляется более заметно, особенно в кухнях бывших кочевников — бурят, якутов, эвенков...
На следующее утро, приглашённые нашими хозяевами, мы поехали в другой китайский ресторан, на традиционный для китайской общины завтрак-ланч. Этот ресторан — большое помещение вмещающее до трёхсот обедающих, одновременно. И все здесь, кроме нас с Су, были китайцами. Люди приходят сюда семьями с детьми и с бабушками-дедушками.
Этот ресторан напоминал конвейер - официанты, которых в зале не менее двадцати человек, развозят между рядами столов на тележках разного рода блюда, и когда мы что-то выбирали, они делали пометки на специальном листке, по которому в конце ланча все и расплачиваются.
Гонконгская кухня, включает в себя множество блюд из морепродуктов и растительных гарниров. Каждый из нас, попробовал около десяти разных блюд, и вместе выпили пять-шесть заварников зелёного чая, который к тому же официанты постоянно доливают кипятком.
Все вокруг ели палочками и только я попросил нож и вилку...
Всё было вкусно и сытно и к тому же очень дёшево...
Китайцев в Торонто около миллиона и они начали переезжать сюда ещё во времена строительства железных дорог в Канаде. Чайна таун – китайский район, большой и находится не только в центре города, но частично и на окраинах.
Юг Китая, включая Гонконг и Сингапур, говорят на «кантониз», а север Китая — на «мандарин». Традиционно, китайцы приезжали в Северную Америку с юга и потому, блюда здесь в основном из Южного Китая.
После ресторана, мы зашли в китайский магазин-аптеку, где я увидел множество разложенного в стеклянные бутыли и бумажные пакетики корней женьшеня. Я выбрал себе женьшеневые конфеты - карамельки и бумажный пакет с высушенным и тонко нарезанным женьшенем. Всё это стоило, по сравнению с Европой, очень дёшево и я порадовался, что со временем, употребляя это средство могу стать почти как Лао-Дзы - основатель даосизма. Даосизм - моё давнее увлечение и это увлечение связано и с Китаем.
К вечеру, мы с Су поехали на встречу с её племянницей Ванессой, на шоколадную фабрику, где она работает менеджером...
На бывшей фабрике канадского виски, сегодня открыт торговый центр с галереями, магазинами и даже шоколадной фабрикой. Старые здания, по возрасту чуть более ста пятидесяти лет, реставрированы и переделаны, а в них заселились новые, вполне трезвые обитатели.
Мы обошли всё, осмотрели и студии, и мебельный магазин, и ресторан, и в конце концов зашли на фабрику, а точнее в магазин шоколада, где изумительно пахло свеже - сваренным шоколадом, а на витрине красовались разного вида конфеты, пирожные и фигурный шоколад.
Ванесса, подарила нам набор шоколадных конфет и рассказала, что производство вполне рентабельное и владельцы довольны прибылью…
Уходя из этого милого района, я подумал — вот было бы хорошо и в России, большинство ликёро-водочных заводов переделать в центры культуры и трезвости. А если удастся, то открыть там шоколадное производство - вот будет праздник для детей и для лакомок – взрослых!
Вечером ужинали в никарагуанском ресторане, который мне не очень понравился. Официантки, большинство времени стояли за стойкой болтая между собой, а блюда были явно приготовлены загодя, а для нас подогреты в микроволновке. Но мы разговаривали с Мигелем о Латинской Америке, о пирамидах ацтеков и о бразильском футболе и не обращали внимания на недостатки в обслуживании.
После ужина, мы с ними попрощались и Ванесса с Мигелем отвезли нас к Вики порааньше, потому что завтра, мы улетаем назад, в Англию, в Лондон...

Теперь попробую подвести некоторые итоги нашей замечательной поездки по Канаде.
Страна это северная, большая, вторая по величине в мире после России. Однако климат мягче чем в России и погодные условия в Ванкувере мало чем отличаются от Галифакса. Тут чувствуется влияние океанов, в отличии от континентальной России, смягчающие морозы и жару, не давая такого контраста между плюсом и минусом, какой существует в России.
В России же, юг, то есть побережье Чёрного моря, разительно отличается от побережья Ледовитого океана. Поэтому, климатические условия Канады, намного лучше чем в России. Это надо учитывать при сравнении двух стран и даже в попытках подражать или копировать экономическое и социальное развитие.
С другой стороны, Галифакс, по климату ненамного отличается от моего родного города Иркутска. Но благоустройство города, асфальт и качество дорог разительно отличаются.
В Галифаксе, учитывают морозную зиму и потому, тротуары и дорожки в большинстве здесь выложены квадратными бетонными плитами, подогнанными одна к другой. Это покрытие не так быстро разрушается от разницы температур и к тому же, выдерживают наезды грузовиков и тяжёлых легковых машин…
Очень важная для России тема — использование старых промышленных зданий в качестве студий, галерей, спортивных и культурных центров.
В Англии, как и в Канаде научились использовать брошенные строения, а в России, до сих пор видны развалины и пустые фабричные здания оставшиеся со времён «перестройки» - их никто не использует, но и сносить не собираются. Поэтому, при взгляде на эти руины, возникает ощущение хаоса и забвения. Этот хаос особенно заметен, когда проезжаешь по Сибири на поезде!
Хочется ещё раз сказать о двуязычии Канады - здесь привыкли к этому и никто не ворчит на наличие надписей на домах и в документах на двух языках. Газеты выходят на английском, французском, китайском и других языках национальных диаспор. Двуязычие и наличие диаспор, только подчёркивает особенности исторического пути этой страны.
Думаю, что на Украине, в северо-восточной её части, надо сделать так же и это будет соответствовать международному праву и интересам двух народов - украинского и русского, которые испокон веков жили на этих землях бок о бок...
Торонто — один из красивейших и оживлённых городов Северной Америки. Стоит на берегу большого и чистого озера Онтарио, в то время как Ванкувер и Монреаль, стоят на берегу океана. Деловая часть Торонто, состоит из небоскрёбов сорока-пятидесяти этажей высотой и ночью, когда горизонт тёмен, тысячи электрических огоньков в окнах небоскрёбов, производят впечатление рисованного горизонта.
Особенно хороша центральная часть города. Там стоят правительственные здания, разбиты парки и скверы. В парке, есть место похожее на небольшую долину-ущелье, по склону которого среди покатой луговины проходит «тропа философов». Место это уединённое, благодаря природному рельефу и способствует поддержанию медитативного настроения. Эта тропа приводит к суперсовременному королевскому музею Онтарио, переделанному из большого старого здания. Но музей, изнутри и снаружи, является образчиком современной архитектуры.
Стеклянный куб вырастает из каменных стен, а внутренность помещения представляет из себя серию залов и коридоров облицованных белым пластиком и сходящихся и расходящихся под разными углами.
Причудливо изогнутая лестница ведёт с этажа на этаж, соединяя систему плоскостей подогнанных друг к другу так, что иногда не понять, где начало и где конец, где верх, а где низ у этого сооружения.
В музее размещены богатые экспозиции разных народов и культур мира и особенно хороши Китайский и Южно-Азиатский павильоны. Здесь, мы узнаём настоящий Китай, современный и вместе традиционный.
В музее, к моему удовольствию продолжилось наше знакомство с реальной Китаем, древней и вместе современной китайской культурой, а в лице Конфуция и Лао Цзы, представляют древне - китайскую философию.
Кстати, сегодня в городе, на площади перед провинциальным правительством, собирались праздновать шестьдесят третью годовщину образования Китайской Народной Республики. Около Парламента, несколько десятков китайцев - мужчин и женщин одетых в национальные одежды с флагами республики, готовились к митингу.
Мы разговорились с одной из этих женщин и получили в подарок красный флажок со звездами.
Сегодня этот флажок висит у нас в прихожей и напоминает нам об этом удивительном путешествии...
Уезжали в аэропорт на машине Вики и по пути, заехали на работу к Кенни. Он работает бухгалтером в частной фирме и вполне доволен работой и зарплатой…
Аэропорт Торонто - большой и современный. Ведь Торонто, по сути, является новой и неформальной столицей страны, как например Нью-Йорк в США. И Оттава, и Вашингтон, столицы по официальному статусу, а культурной и промышленной столицами являются эти большие города, представляющие подлинное лицо своих стран…
Но Рассказ о Нью-Йорке, я напишу после следующего нашего путешествия, теперь уже по Соединённым Штатам Америки...

Март 2013 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-al





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 03.08.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2605354

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика










1