" Изгой" Часть 1 Главы 8 - 10



Глава восьмая

Пабло Сандоваль приходился дальним родственником полковнику Мендосе. Только поэтому лейтенант избежал заслуженного наказания в тот день, когда контрабандист Анхель - Сатана освободил из-под стражи заложников. Рауль Мендоса дорожил родственными узами. Пабло шел двадцать шестой год. С девушками он знакомился довольно легко, но ни одна из них не решалась выйти замуж за этого человека с
копной огненно-рыжих волос и водянистыми навыкате глазами. Дело даже было не в цвете волос или глаз, - Сандоваль считался весьма привлекательным молодым человеком с идеальной фигурой, маленькими узкими ступнями и длинными музыкальными пальцами, хотя к музыке Пабло не имел никакого отношения, - девушек отталкивали жестокость и грубость, которые таились в этом, с виду изящном и воспитанном офицере. Он мог с ходу привлечь девушку своим обаянием и неиссякаемым красноречием, но чем дальше он общался со своей собеседницей, тем развязнее становился, а его гнусные воспоминания с сценами кровавых убийств и пикантными подробностями жестоких насилий иногда доводили неискушенных впечатлительных девиц до глубоких обмороков.
С детства Пабло притягивали драки с кровопролитием, истязания, публичные казни. Он всегда стоял в первых рядах зрителей и с наслаждением наблюдал за действиями палача, а по возвращении домой подробно воспроизводил пытки и казни на кошках или собаках.
В восемнадцать лет Пабло Сандоваль убил в пьяной драке своего дружка, размозжив ему череп булыжником. Если бы не дядюшка Рауль, который поспешил уладить едва не разразившийся скандал и не спас непутевого родственника от заслуженного наказания, то Пабло и по сей день гремел бы кандалами на каторге.
По горячим следам Мендоса определил юношу в действующую армию, где некоторое время Пабло прослужил простым солдатом. Однако, Сандовалю, хитрому приспособленцу и льстецу, везде было хорошо. Перед высшими чинами он вытягивался во фрунт, стараясь предугадать каждое желание командира. С врагами обращался предельно жестоко и хладнокровно, чем быстро снискал к себе уважение, и его произвели в капралы. Скоро Сандоваль уже командовал ротой.
Приехав домой на побывку, Пабло первым делом навестил своего благодетеля, дядюшку Рауля. Полковник Мендоса остался доволен выправкой и бравым видом племянника и, срочно отозвав его из армии по государственной необходимости, определив на службу в полицию Коррьентеса, непосредственно под свое начало.
Служба в полиции пришлась Сандовалю по вкусу. Здесь Пабло дослужился до звания лейтенанта. Тут-то он и проявил себя во всей своей красе, возглавляя почти все карательные экспедиции и массовые погромы.
На его счету были уже сотни невинных жертв, но с каждым разом лейтенант Сандоваль жаждал все больше и больше крови. Убивать стало его ремеслом!
Мендосу вполне устраивал такой бескорыстный, не задающий лишних  вопросов, исполнитель. У полковника, приписывающего все заслуги себе, руки оставались чистыми. Кровь же капала с длинных, музыкальных пальцев Сандоваля.
Однако последняя экспедиция в горы закончилась для него полным провалом. Карательный отряд под его командованием вернулся в Коррьентес ни с чем. Голова Франсиско Видаля осталась на плечах хозяина.
После неудачного похода Пабло явился с повинной не в Управление полиции Коррьентеса, а прямо в дом полковника Мендосы. Дело было под вечер. Мендоса в домашнем халате сидел в саду под цветущей азалией и наслаждался прохладой и тишиной. Вытянув ноги и прикрыв глаза, он попыхивал сигарой и мерно покачивался в кресле-качалке.
События последних дней вывели Мендосу из состояния душевного равновесия, и он никак не мог прийти в себя. Вспоминая нелицеприятный разговор с губернатором, полковник то и дело хмурил густые брови и сжимал руки в тугие кулаки.
Пабло Сандоваль появился в саду неслышно. На цыпочках он подошел к креслу-качалке и замер, дожидаясь, когда же, наконец, полковник соизволит открыть глаза.
Так он стоял долго, не смея потревожить покой благодетеля, но не дождавшись, отступил на несколько шагов назад и тихонько кашлянул, стараясь привлечь к себе внимание.
Мендоса медленно поднял веки и небрежно кивнул головой, сопровождая кивок холодным взглядом.
- Здравствуйте, дядя Рауль! - Пабло Сандоваль принял изящно-угодливую позу царедворца, которая пленила бы кого угодно.
- Судя по твоей кислой роже, - заметил Мендоса, прерывая вступление родственника,- головы индейца Видаля мне не видать, как своих ушей.
По лицу полковника разлилось жуткое равнодушие, но в душе его бушевал вулкан негодования.
Пабло снова заговорил. На сей раз рассказ его сопровождался заиканием.
- М-мы немного опоздали. В лагере уже никого не было. Повстанцы оставили только потухшие кострища, д-да узел с каким-то тряпьем, видно, забытый в спешке. М-мои ребята прочесали окрестности, но все напрасно. Видаля и след простыл.
- Что ты собираешься делать дальше, Пабло? - устало потянулся  Мендоса. - Я пообещал губернатору, что в течение нескольких дней голова Видаля будет лежать на столе в его кабинете. В противном случае скатится моя голова.
Губы Сандоваля раздвинулись, и в уголках рта собрались неприятные складки.
- Вы знаете мои чувства к Вам, дядя Рауль! - подобострастно осклабился он.- Я многим Вам обязан, и мне вовсе не хочется Вас подводить. Я продумал все мельчайшие детали операции. Мои солдаты обложили горы со всех сторон, чтобы ни одна собака не проскользнула мимо, но, видно, кто-то нас опередил и предупредил бандитов...
Мендоса повелительным жестом остановил лейтенанта.
- Конечно, это был гордый замысел, Пабло! - насмешливо проговорил он.- Но что из этого получилось? В таком деле, как захват мятежников, нужно действовать решительно, с головой, идти по горячим следам, а не тащиться, как черепаха на совокупление. Естественно, тебя там никто не стал дожидаться. Всем ты хорош, мой милый, вот только у тебя немного не хватает... тут.- И полковник покрутил пальцем возле своего виска.
Сандоваль ничуть не обиделся. Он только смущенно дернул себя за рыжие усы.
- Вы - мудрый человек, дядя! - Лейтенант опустился перед Мендосой на одно колено.- Подскажите, что нужно делать?
Полковник пыхнул сигарой почти в самое лицо родственника.
Сандоваль вдохнул изрядную порцию дыма, поперхнулся и закашлялся.
- Ну, во - первых, охотиться за Видалем сейчас нет никакого смысла,- глубокомысленно изрек Мендоса. - Ты его все равно не найдешь. Выслеживать кого-то из его отряда тоже не стоит. Во - вторых, даже если ты и схватишь какого-нибудь бродягу - индейца, от него ты ровным счетом ничего не добьешься. Индейца можно подвешивать за яйца, поджаривать на медленном огне, дробить ему кости, снимать с него постепенно шкуру, - он будет молчать! Я посоветую тебе сделать вот что. Излови-ка ты для начала Анхеля - Сатану, этого пирата и наглеца, а там, глядишь, ниточка потянется и к Франсиско Видалю. Думаю, Сатана знает, где скрывается
мятежник, и все нам выложит. Ну, а если не выложит, мы найдем способ заставить его говорить! К тому же у парня наверняка имеется золотишко, и оно где-то припрятано. Не зря он пиратствовал несколько лет. И не только золотишко. Слышал я, что Сатана два года ковырялся в алмазных копях Белу - Оризонти. Ты чувствуешь, Пабло, на что я намекаю? У него есть бриллианты! А это будет почище золота! Но об этом пока молчок! Если мы выудим у разбойника его тайну, нам хватит с тобой денег на всю оставшуюся жизнь.- С этими словами Мендоса приложил палец к губам.
- Я все понял, дядя Рауль, - поднялся лейтенант. - Но этого сеньора, как мне кажется, выследить будет гораздо труднее, чем Франсиско Видаля. У него на физиономии написано, что он - тертый орех!
- Ошибаешься, сынок. Если бы ты был хоть чуточку посообразительней, ты бы придумал, каким образом можно это сделать. Для начала обратись к прессе, полистай местные газетенки. Глядишь, и выплывет какая-нибудь информация. Журналисты, как бабы худые, языком метут, как метлой машут! Привлеки к этому делу береговую охрану: она-то с Сатаной в более близких отношениях, чем мы, полицейские. Еще было бы неплохо побродить тебе по городу, в штатской одежде, конечно. Да не забудь
прикрыть башку шляпой, чтобы твои рыжие космы не торчали во все стороны, а то тебя каждая собака знает. Походи по кабакам, поспрашивай народ. Не скупись угощать обывателя водкой. К проституткам загляни, с ними потолкуй, может они чего присоветуют. Слыхал я, что Сатана слаб на одно место. Побольше прислушивайся, да помалкивай.
- Налет на полицейский участок был на прошлой неделе, - несмело заметил Сандоваль, - а что-то никто еще не явился за обещанной наградой. Странные нравы в нашем городке, не правда ли? Вот там, где я служил...
- Что касается нравов, мой милый, человек везде одинаков - что тут, что там, - с раздражением остановил лейтенанта полковник.- Везде идет борьба между бедными и богатыми. И она неизбежна. Так уж лучше самому давить, чем позволять, чтоб другой тебя давил. Предатели существуют везде, вот только нужно разглядеть их в общей людской массе. Учишь, учишь тебя, а ты как был болваном, так болваном и остался. В общем так: даю тебе на все две недели. С губернатором я как-нибудь договорюсь, оттяну срок,- он у меня вот где сидит.- Мендоса сжал увесистый кулак и сунул его чуть ли не к самому носу Сандоваля. - Если же к положенному сроку ты не доставишь Анхеля-Сатану в крепость Сан-Мигель, так и знай, Пабло: я отрежу тебе яйца!

Глава девятая

После последней встречи с береговой охраной, в одном из портовых городов Анхель приобрел для безопасности две маленькие кулеврины*, которые без особого шума могли выпустить на тысячу шагов хорошенькую четырехфунтовую пулю, и поставил их на палубе тартаны.

* Кулеврина - длинноствольное артиллерийское орудие для стрельбы на дальние расстояния.

Экипаж "Pequena Pillastre" состоял из людей деятельных, и командовал им капитан, не привыкший даром терять времени. Не прошло и трех дней, как просторный трюм тартаны наполнился цветным муслином, запрещенными к ввозу бумажными тканями и английским порохом, к которым акцизное управление забыло приложить свою печать. Все это требовалось выгрузить на острове Портобело, откуда некие дельцы брались доставить груз в Бразилию.
Итак, тартана снова отправилась в путь. Она рассекала килем лазурное море, а капитан стоял за штурвалом и наслаждался свободой и безбрежным простором, чего ему так не хватало на каторге.
Анхель - Сатана умел ждать. Он ждал свободу целых шесть лет! Лучшие годы юности прошли в каторжном труде, но капитан не собирался никому мстить. Он наслаждался тем, что имел.
Утро застало экипаж судна неподалеку от Портобело. Весь день они лавировали, а вечером на берегу засветились огни. Расположение этих огней указывало, что товары можно выгружать.
Четыре шлюпки без шума подошли к " Pequenа Pillastre ".Эти шлюпки работали весьма проворно, и к двум часам дня весь груз с тартаны Анхеля был перевезен на сушу.
Капитан во всём любил порядок. В ту же ночь вся прибыль была разделена между экипажем: каждый матрос получил по тысяче песо.
Но на этом операция не закончилась: взяли курс на Вальдивию. Надо было снова нагрузить разгруженное судно. Груз теперь состоял из гаванских сигар, хереса и малаги.
Но тут случилось недоразумение с таможней, этим извечным врагом капитана " Pequena Pillastre". В стычке с охранниками был ранен Эрнесто. Пуля, не задев кости, пробила ему правое плечо.
Увидев, что Эрнестико упал, Анхель бросился к нему, поднял его, отнес в свою каюту и потом заботливо ухаживал за ним. Рана сильно воспалилась, но приглашать на судно врача было небезопасно. И тогда капитан решил прибегнуть к своим, испытанным
средствам. С помощью целебных трав, которые цыганка Йоланда собирала в
таинственные, ей одной только ведомые часы, рана быстро зажила. Так Анхель - Сатана второй раз спас Эрнесто от смерти.
Раз в неделю Анхель отправлялся в таверну на побережье под названием " Viente alegrо "*, что находилась в нескольких милях от Коррьентеса, где собирался весь цвет местных контрабандистов. Там обычно и заключались торговые сделки. На этой морской бирже, глядя на лихих удальцов, собравшихся с побережья в три тысячи мили, Анхель - Сатана думал о том, каким могуществом располагал бы человек, которому удалось подчинить своей воле все эти разрозненные нити.

* "Viente Allegrо" исп. - Веселый ветер.

На этот раз речь зашла о крупном деле: нужно было в безопасном месте разгрузить корабль с турецкими коврами, восточными тканями и пряностями, а потом перекинуть эти товары на берег.
В случае успеха обещано было огромное вознаграждение.
Анхель - Сатана дал согласие, не раздумывая.

Глава десятая


В воскресенье ровно в семь вечера Карлос Летерьер с сыном появились в доме адвоката. Хавьер Альенде радушно встретил гостей и проводил их на балкон, где наносились последние штрихи в убранстве праздничного стола. Пока слуги накрывали на стол, господа расположились в плетеных креслах и уже успели выпить по рюмке коньяку.
Молодой Летерьер выглядел истинным сеньором. Он был на целую голову выше отца, с длинными стройными ногами и изящными движениями гибких рук. Волосы дона Орландо цвета темной бронзы соперничали по красоте с большими выразительными темно серыми глазами. Его кожа напоминала кровь с молоком, и всем своим обликом он походил на свою мать, уроженку далекой Голландии. Люди, знавшие покойную сеньору Мартину, могли смело сказать: сын - точный её портрет.
Дон Орландо был одет не крикливо, но элегантно, по последней французской моде. Осыпанный с колыбели всевозможными благами, молодой человек считался баловнем судьбы и знал себе цену.
Трудно сказать, что привлекало этого хорошо воспитанного сеньора в своенравной и взбалмошной Айде. Скорее всего это было чувство какой-то моральной неудовлетворенности, поиска чего-то нового, экстравагантного.
Айде, как всегда, не торопилась. Мужчины с разговорами выпили еще по рюмке. Наконец, дочь адвоката соизволила появиться на балконе. Она вышла к гостям в унылом платье мышиного цвета и башмаках из грубой кожи, которые, бог весть, где откопала. Свои чудные белокурые волосы девушка заплела на манер школьницы, в две длинные косы.
Айде присела перед гостями в скромном книксене и, подойдя к отцу, поцеловала его в щеку.
- Ты что, не могла одеться приличней?- недовольно шепнул на ухо дочери адвокат.- Гости все же...
- Это у тебя праздник, папочка,- как ни в чем ни бывало, ответила она,- а у меня - обычный будний день.
И, не дожидаясь приглашения, Айде уселась за стол и с невинной улыбкой уставилась на Орландо Летерьера.
- Что это ты себе позволяешь? - возмущенно воскликнул адвокат. - Как ты себя ведешь?
- А что? Я сделала что-нибудь не так?
- О, не журите свою дочь, дон Хавьер, - вступился за девушку Орландо. - Она просто прелестна!
Сегодня у Айде, как никогда, проявился волчий аппетит .С невероятной скоростью она поглощала одно блюдо за другим. Лакеи не успевали подносить наполненные тарелки. Летерьер младший снисходительно -ласково наблюдал за девушкой из-под длинных ресниц. От выпитого коньяка у него слегка кружилась голова, а от смущения на щеках выступили ярко - красные пятна. Подали десерт, а он все никак не мог решиться сделать Айде предложение. На помощь сыну подоспел отец.
- Сегодня такой чудесный день, сеньоры, - начал он свою речь, - а еще чудеснее повод, по которому мы с сыном приехали в ваш гостеприимный дом. Те чувства, которые уже давно одолевают Орландо, настолько тонки и чисты, что я не берусь говорить о них. Но он и сам стесняется о них сказать. Может, теперь ты все же скажешь сам, мой
мальчик?
Орландо поднялся, вышел из-за стола, вынул из кармана сюртука бархатную коробочку синего цвета, раскрыл ее и протянул девушке.
- Буду краток, - сказал молодой человек. - Я люблю Вас, Айде, и прошу стать моей женой.
- Наверное, я не стою Вашей любви, дон Орландо, - кокетливо ответила девушка, лукаво сверкнув глазами. - Вы такой умный, талантливый, благовоспитанный, а я...я не такая хорошая, как Вам кажется.
- Не мучайте юношу, сеньорита, - с доброй улыбкой поддержал сына дон Карлос.- Глядите, он весь почернел от любви к Вам.
- Я не сказала «нет», - прощебетала Айде, пожав плечами.- Но это так неожиданно. Позвольте мне немного подумать.
- Конечно, конечно, - спохватился Орландо. - Но пусть это скромное кольцо будет маленьким подарком девушке, которая, надеюсь, когда-нибудь станет моей женой, и напоминанием того, как сильны мои чувства к ней!
- Может быть, когда-нибудь! - Айде залилась смехом и, выйдя из-за стола, побежала в сад.
- А ты что сидишь, чудак? - обратился дон Карлос сыну.- Беги за ней. Наедине вы быстрее договоритесь.
Орландо ушел. За огромным столом остались сидеть два отца, которые любыми способами старались слепить эту странную пару, хотя было видно невооруженным глазом насколько разные люди Орландо и Айде. Из сада в тот момент раздался радостный смех взрослых детей, и два почтенных сеньора облегченно вздохнули.
- Ну вот, кажется, они нашли общий язык.- Первым нарушил тишину хозяин дома.- Не пройти ли нам в библиотеку? Посидим, покурим, поговорим о проблемах насущных.
- С превеликим удовольствием, - радостно подхватил Карлос Летерьер.
И они прошли в библиотеку. Стеллажи с книгами в дорогих сафьяновых переплетах, все больше по юриспруденции и истории судопроизводства, удобные глубокие кресла и мягкий диван, аквариум с экзотическими рыбками - все это располагало к непринужденному отдыху и задушевной беседе.
- Айде - очень милая девушка! - подал голос дон Карлос, сделав первую затяжку сигарой.
- Она немного взбалмошна и легкомысленна, - поддержал разговор адвокат,- но я отношу это на счет молодости. Надеюсь, из нее получится хорошая жена и отличная мать.
Однако, Хавьер Альенде думал совсем иначе. Ему не очень то верилось в счастливый брак дочери с Орландо Летерьером, но, зная вздорный характер Айде, он мечтал поскорее выдать ее замуж. Со временем может все измениться - дочь повзрослеет, поумнеет, станет матерью, и все ее дурные замашки отойдут на задний план. Дон Орландо прекрасный кандидат в мужья. Он сможет осчастливить его дочь.
- С таким достойным человеком, как Орландо, не стыдно появиться в высшем обществе! - добавил дон Хавьер, стряхивая пепел с сигары в хрустальную пепельницу в виде изящной туфельки.- Я счастлив, дон Карлос, что наши дети нашли друг друга, а мы станем им добрыми помощниками.
- Орландо получил прекрасное образование в Сорбонне, - не без гордости напомнил Карлос Летерьер.- Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы сын стал врачом или адвокатом, как Вы, но мальчик сам выбрал профессию журналиста. Что ж, ему виднее...
- Не гневите Бога, дон Карлос. Орландо способный репортер и талантливый писатель, но для нашего провинциального города его имя слишком громко звучит. Ему не место в таком захолустье, как Коррьентес.
- Вы правы, сеньор. В наши дни талант может пробиться только при том условии, что и бездарность: если ему повезет. Более того: вздумай он отказаться от тех низменных средств, при помощи которых добивается успеха пресмыкающаяся посредственность, он никогда не достигнет цели.
Вы думаете, дон Хавьер, моему сыну доставляет удовольствие разбирать интрижки высокопоставленных особ? Копаться в чужом грязном белье? Светская хроника! А нужна ли она ему? Читая газеты, мы узнаем о политических событиях, обсуждаем поведение императорского двора, которое сравнимо лишь с пошлостью его придворных, с бездарностью тех людей, которые сгрудились вокруг престола, людей, лишенных ума и  способностей, ничем не прославившихся и ничего не изучивших, людей без общественного веса и душевного величия. Но о том, что я только что сказал,
мой сын не может писать, иначе его обвинят в государственной измене и посадят в крепость. Остается одно: лизать зады губернатору и его семейству, прославлять добродетель императора и его дворцовых прихвостней.
Хавьер Альенде удивленно взглянул на приятеля.
- Я и не думал, дон Карлос, что Вы приверженец демократии. Сейчас это, конечно, очень модно. Но хочу дать Вам один дельный совет: не говорите ни с кем на такие темы. Вас превратно поймут. И вообще, довольно о политике! Давайте лучше поговорим о наших детях. Мне в голову пришла одна недурная мысль .А что, если сразу же после свадьбы их отправить в столицу? Орландо развил бы свой талант на столичных новостях, да и Айде не сидела бы в этой глуши, как древняя старуха. В приданое дочери я дам двадцать тысяч песо. На первое время молодым хватит этих денег, а там видно будет.
- Замечательная мысль, дон Хавьер,- поддержал хозяина дон Карлос.- За мной тоже дело не станет. Только молодым нужно где-то жить. Столица не Коррьентес. Нам с Вами необходимо позаботится об их жилье.
- Я и об этом подумал, - нашелся адвокат.- Как Вам нравится идея о продаже " Casa Porсelana"*? Зачем Вам сразу два поместья ? "Navе del Olvido "- чудесное местечко, где Вы сможете спокойно провести годы беззаботной старости. На деньги от продажи " Casa Porсelana" мы сможем приобрети для молодых недорогую асьенду в предместье столицы. Это будет для них свадебным подарком.

Саsa Porcelana * (исп.) - Фарфоровый домик.

Карлос Летерьер как-то сразу обмяк. Он помрачнел, посуровел, глаза его заблестели каким-то странным блеском, рот приоткрылся, словно гость хотел сказать что-то очень важное, но долгое время не решался.
- Извините, дон Хавьер, - хриплым от волнения голосом проговорил Летерьер, - но я не могу продать " Casa Porcelana".
- Понимаю Ваши чувства, дон Карлос, - покачал головой адвокат.- Всегда трудно расставаться с тем, что долгие годы было неотъемлемой частью твоей жизни.
- Вы меня не так поняли. - Летерьер подыскивал нужные слова, но никак не мог их найти.- Я не могу... не имею права продать "Casa Porcelana", потому что... потому что... он принадлежит другому человеку.
Адвокат в недоумении привстал с кресла. Так и не зажженная сигара выпала у него из руки.
- Вы шутите?
- Нет, не шучу. Второе поместье принадлежит другому человеку, и я не вправе распоряжаться чужой собственностью. Я давно хотел поговорить с Вами, дон Хавьер, на эту тему, да все как-то решался. Только Вам, человеку мудрому и порядочному, моему лучшему другу, я могу излить свою душу. Готовы ли Вы выслушать исповедь человека, совершившего некогда тяжкий грех?
Адвокат зябко передернул плечами. Его волевое лицо в тот момент выражало растерянность, испуг, недоверие. Он встал, подошел к бару и налил себе четверть стакана коньяка. Выпив коньяк залпом, дон Хавьер вернулся на место и без сил упал в кресло.
- По правде говоря,- проговорил он, едва отдышавшись от потрясения,
- Вы меня заинтриговали, сеньор, и в какой-то мере напугали. Я весь к Вашим услугам.- Адвокат закинул ногу на ногу и, облокотившись на подлокотники кресла, подался вперед.
- Дайте слово, что после моего рассказа, - продолжал Летерьер,- Вы не причините зла человеку, о котором пойдет речь.
- Слово дворянина! - торжественно произнес адвокат, поднимая вверх правую руку.- Можете не сомневаться во мне, друг мой!
- Благодарю. Я и не ожидал услышать от Вас других слов. Только прошу, наберитесь терпения, - рассказ мой будет долгим,- и не перебивайте, а то я очень волнуюсь, и мне трудно будет снова собраться с мыслями. Итак, эта история началась двадцать девять лет тому назад в этом самом городе. - Начал свой рассказ дон Карлос. - У меня была младшая сестра, которую я очень любил и всячески оберегал. Родители наши
умерли, когда она была еще совсем ребенком, и я заменил Марии Эстеле и мать и отца. Наследство, доставшееся нам от родителей, было огромным и поделено оно было на две равные части, так же как и два родовых поместья. Мария Эстелла выбрала "Casa Porсelana", да и не мудрено: такого легкого, изящного сооружения я не встречал больше нигде. Я не спорил с сестрой. Мне же досталась асьенда " Navе del Olvido". До совершеннолетия Марии Эстелы всеми ценными бумагами распоряжался я как старший
брат и опекун. Сестре в то время, о котором я веду свой рассказ, едва минуло семнадцать лет. Я же был солидным тридцатилетним человеком, но своей семьи у меня в то время еще не было. Зато сестра моя нашла себе объект поклонения. Она безумно влюбилась в одного молодого офицера по имени Хосе Луис Касарес, чей полк стоял неподалеку от нашего имения, и очень скоро забеременела от него. На меня это известие свалилось, как снег на голову, ведь бесстыдный поступок сестры бросал тень на мое доброе имя. Не могу сказать, что тот офицер был плохим человеком,
но я возненавидел его лютой ненавистью за то, что он совратил мою несчастную, совсем еще юную сестру, да еще потому, что у него не было за душой и ломаного гроша. Тогда, в годы зрелости, тщеславие и спесь душили меня. Я отличался заносчивым нравом и чрезмерной гордостью за свою громкую фамилию. Короче говоря, я был законченным эгоистом. Когда сестра с этим офицером обвенчались помимо моей воли, я проклял ее и поклялся, что она не получит ни сентаво из причитающейся ей доли. Но Мария Эстела была горда и упряма, она не обращалась ко мне за помощью. Она была счастлива со своим супругом до тех пор, пока его полк не направили на какие-то боевые действия. Через два месяца пришло известие о гибели Хосе Луиса Касареса, а на следующий день после этого трагического события Мария Эстела родила мальчика, которого окрестили в местной церкви и назвали Луисом. Ребенок родился с шестью пальцами на правой ручке. Повитуха, старая индианка, которая принимала у сестры роды, сказала ей, что сын ее будет счастливым человеком, раз он родился шестипалым. Но недолго сестра наслаждалась радостью материнства: ее бедное сердце не вынесло удара,- надо отдать должное Марии Эстеле, - она безумно любила Хосе Луиса Касареса, - и она скончалась в возрасте семнадцати лет со словами молитвы на устах. Я очень переживал смерть любимой сестры, устроил ей пышные похороны, заказал на могилу дорогое надгробье, но ребенка, которого она прижила от безродного человека, я не желал признавать. Этот малыш был для меня, словно бельмо на глазу. Я не смог простить Марии Эстеле предательства и позора, которые она принесла в нашу семью, и через год после его рождения, отдал малютку в сиротский приют. Подкупив священника местной церкви, я выправил документ о смерти ребенка и перевел всё имущество, принадлежавшее сестре, на свое имя. Через три года я женился. Еще через год жена подарила мне сына. Занятый воспитанием собственного ребенка, я больше не вспоминал о своем несчастном племяннике. Что с ним стало, меня не интересовало. Шли годы. И вот однажды вечером в " Casa Porсelana" проник вор. Я заметил его и стал за ним следить. Оказалось, что это не вор, а воришка - мальчишка лет шестнадцати - семнадцати, но нахальный, стервец, до безумия. Прямым ходом он направился в спальню моей покойной сестры и, что Вы думаете там взял? Золотой медальон с ее изображением. Я запер мальца в комнате и приказал слугам охранять его, а сам вызвал полицию. Когда прибыли полицейские, мальчишка отбивался, как тигр. Сам полковник Мендоса руководил его задержанием. Тогда он был простым лейтенантом, но злоба кипела в нем, как лава в жерле вулкана. Чтобы вывести воришку из строя, Мендоса ударил его рукояткой сабли плашмя по лицу и рассёк ему бровь.
Адвокат слушал с таким вниманием, что даже забывал стряхивать пепел с горящей сигары. Он падал рядом на пушистый дорогой ковер.
- Но в медальон парень вцепился такой мертвой хваткой, что ни резкая боль от удара саблей, ни кровь, которая заливала ему лицо, не смогли разжать его кулак. И тогда Мендоса схватил мальчишку за запястье и с силой вывернул ему руку. Медальон выпал из ладони жулика, но вместе с этим я заметил, что у парня на руке шесть пальцев. А
когда он поднял голову и посмотрел мне в глаза, я остолбенел. Даже залитое кровью лицо нельзя было спутать ни с чьим другим лицом. Это был точный портрет моей покойной сестры Марии Эстелы! Да, друг мой! Передо мной стоял мой родной племянник, Луис Касарес. Судьбе было угодно вновь свести нас вместе. Когда же его, в наручниках, уводили из " Casa Porсelana", он на ходу обернулся и, с заиканием, сквозь зубы процедил:
- М-можете радоваться, с-сеньор!
Больше он ничего не сказал, но и этих трех слов было достаточно, чтобы возненавидеть его еще сильнее. Он так же заикался, как и его покойный отец!
- Боже мой! Неужели!..- воскликнул адвокат, но дон Карлос остановил его повелительным жестом.
- Вы обещали не перебивать меня! Видимо, племяннику кто-то рассказал и о его покойной матери, и обо мне, родном дяде, который так жестоко с ним обошелся. Луис залез в "Casa Porсelana" не с целью воровства. Я понял потом, что он хотел взять единственную вещь, святую для него реликвию: медальон с портретом Марии Эстеллы, но я помешал ему сделать это. Во мне опять закипела безмерная злоба и ненависть к этому обиженному мной же человеку, и я скрыл на суде всю правду. Племянник же не проронил ни единого слова. Он только с немым укором и презрением смотрел на меня из-под чудных длинных ресниц, слегка прищурив карие глаза, - такой взгляд был иногда у Марии Эстеллы, когда она сердилась, - да улыбался краешками красиво очерченного рта. Ах, как мне стало тогда не по себе! Никогда не забуду эту страшную улыбку ни в чем не повинного юноши!
Суд вынес жестокий приговор. Луиса осудили на шесть лет каторжных работ. Бедный ребенок! Сколько ему пришлось пережить из-за моей бессердечности! Затем следы юноши затерялись, и я подумал, что он не вынес суровых условий каторги и непосильного труда.
И вот через шесть лет в прессе промелькнуло сообщение об искателях приключений, которые нашли в Бразилии месторождение бриллиантов. Руководил этим отрядом некий молодой авантюрист Анхель Ахено* по описанию очень похожий на моего племянника. Тогда я догадался, что Луис жив и вышел на свободу. И вот теперь из объявления узнаю, что в наших краях появился дерзкий и неуловимый контрабандист, полу пират по кличке Анхель - Сатана...

* Ajeno-Чужой ( исп.)

- Так значит Анхель - Сатана и есть Ваш племянник! - воскликнул Альенде. - Вот так история!
- Да, уважаемый сеньор! Возможно, что раскаяние мое слишком позднее, а тот грех, что я совершил, не замолишь ни в одной церкви, но все же я хочу попытаться встретиться со своим племянником, попросить у него прощения и вернуть ему то, что когда-то я украл у него. Возможно, при встрече Анхель - Сатана, как он нынче себя именует, убьет меня, тем лучше. Он совершит справедливое правосудие. Больше меня не будет преследовать его страшный взгляд и три слова, которые он бросил тогда на ходу. Великий грех, совершенный мной двадцать семь лет тому назад, должен быть искуплен! Вы мне поможете по своим каналам разыскать племянника?
- Нелегко Вам придется, друг мой! - тяжело вздохнул адвокат.- Во мне можете не сомневаться: я буду молчать, но Вам придется трудно. Чем смогу, я обязательно помогу, но мне кажется, затея Ваша не стоит и выеденного яйца.
- Почему?
- Я понимаю Ваши чувства, и на Вашем месте, возможно, поступил бы точно так же. Но прошло столько времени. Из маленького мальчика вырос большой разбойник, если не сказать хуже. Даже если Вы вернете Анхелю все, что задумали, что из этого выйдет? Он или промотает эти деньги или вложит их в какое-нибудь темное дело. Горбатого может исправить только могила. Хотя, с другой стороны, кто знает? Скажем, Анхель-
Сатана согласится принять от Вас то, что не получил почти тридцать лет тому назад. Убедить его принять от Вас такой подарок будет трудно, но возможно. Что дальше? Как я понял из Вашего рассказа, Вы не видели своего племянника целых одиннадцать лет. " Какой он теперь этот мальчик?" - спрошу я Вас. А это вовсе и не мальчик, а зрелый мужчина, истерзанный жизнью и судьбой. А как Вы собираетесь вводить его в светское общество? Ведь, как я понял, под именем Луис Касарес Вы, дон
Карлос, собираетесь ввести в свет нашего городка нового дворянина и аристократа. Так вот, общество не примет его! У человека, проведшего столько лет на каторге, манеры и замашки, прямо скажем, далеко не светские. Появление такого сеньора на светском рауте может вызвать шок! Мой Вам совет: если хотите сделать так, как задумали, для начала жените своего племянника. Найдите ему скромную, хорошо воспитанную девушку с мягким покладистым характером и неброской внешностью. Вы
согласны со мной? Теперь еще несколько слов о других, стоящих перед Вами проблемах: шесть пальцев на руке Луиса Касареса, шрам на брови, заикание. Да по таким ярким приметам каждая собака в нашем городе скажет, что это Анхель - Сатана, знаменитый разбойник и контрабандист.
- Только бы Луис простил меня, я пойду на все его условия. Я сделаю так, что его никто не узнает! - горячо воскликнул Летерьер. - Во-первых, ампутация лишней фаланги, во-вторых, небольшая пластическая операция, в-третьих, несколько занятий с толковым логопедом. На дворе девятнадцатый век, сеньор! В конце концов, парень может уехать за границу, и тогда отпадут все проблемы. Теперь, дорогой сеньор Хавьер, научите меня, где и как найти Анхеля - Сатану? Судя по прекрасной конспирации, его нелегко будет разыскать.
- Положитесь во всем на меня, дон Карлос. Что не может сделать полиция, сделает служитель Фемиды,- не без гордости заявил дон Хавьер.- Запомните раз и навсегда, сеньор: нет такого преступника, который не испытывал бы порожденной жизнью в обществе потребности поведать кому-нибудь о своих тайнах, хоть они и могут скатиться вместе с его головой. Я устрою вам встречу с Анхелем - Сатаной! Конечно, не сегодня и не завтра, но в ближайшее время обязательно сделаю это. Клянусь честью!
Карлос Летерьер горячо пожал руку адвокату.
- Благодарю Вас, дон Хавьер! Вы истинный друг!





Рейтинг работы: 30
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 30
© 01.08.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2604575

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


ВИТАЛИНА       14.08.2019   09:33:10
Отзыв:   положительный
Галочка, заинтересовалась ...
Спасибо, солнышко, очень нравится.
Обнимаю с теплом !!!


Раиля Иксанова       05.08.2019   20:18:32
Отзыв:   положительный
Хорошо уже то, что дядя Анхеля пусть и поздно, но одумался. Интересно, как его дочка примет новость, что ее любовник двоюродный брат? ...
Спасибо автору за замечательный роман!


Долорес       07.08.2019   10:33:32

ТЫ ОШИБЛАСЬ, МИЛАЯ РАИЛЯ. С АЙДЕ АНХЕЛЬ НЕ РОДСТВЕННИК.
ЕГО ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ - ЖУРНАЛИСТ ОРЛАНДО ЛЕТЕРЬЕР.
СПАСИБО, ЧТО ЧИТАЕШЬ. ДОБРОГО ДНЯ!


Раиля Иксанова       07.08.2019   20:39:01

Спасибо большое, Долорес!

ЛЮДМИЛА ЗУБАРЕВА       03.08.2019   14:14:27
Отзыв:   положительный
Начала читать- увлеклась интригой. И только в конце поняла, что начала читать не с первой части!
Долорес       04.08.2019   22:53:44

Спасибо, милая Люсенька!
Я очень рада, что вам по душе моя проза.
Всего вам самого доброго!
С уважением!


Екатерина Олен       03.08.2019   10:00:52
Отзыв:   положительный
Милая Долорес, как все переплетается, жду продолжения......обнимаю нежно.

Ирина Ондронова       02.08.2019   00:06:03
Отзыв:   положительный
Галочка, читаю с большим интересом! Жду продолжения! Будь здорова, дорогая!

Долорес       03.08.2019   16:58:26

Спасибо, милая, Ирочка!
Очень, очень рада, что тебе нравится роман.
Отличных выходных! И пусть твоя поездка по святым местам обязательно
осуществится.
Обнимаю нежно!
Твоя подруга Галя


Юлианна       01.08.2019   21:26:15
Отзыв:   положительный
Галочка, беру в закладки! Прочту всё разом!
Только сейчас уехала дочь, осталась я с внучкой!
Тебя нет в скайпе...
Долорес       03.08.2019   16:53:27

Конечно, моя Юлочка!
Когда будет время. Занимайся внучкой и собой.
Здоровья!


Юлианна       11.08.2019   22:21:19

Дошла до 8 главы...Читаю и мне всё больше нравится полу-пират САТАНА.
Мужественный человек!
и, отрицательно мне представляется любвеобильная дочка адвоката.
Но...прочту дальше..обожаю читать такие интриги!








1