ГКЧП - попытка путча


ГКЧП - попытка путча


В августе 1991 года в самый разгар экономического и политического кризиса в России мы (с женой), мобилизовав остатки физических, психологических и материальных ресурсов, совершили самое длинное в нашей совместной жизни путешествие по ещё существовавшему Советскому Союзу по маршруту Москва – Иркутск – Владивосток, - Благовещенск, проплыли по Амуру от Благовещенска до Николаева и обратно и в день путча - 19 августа 1991 года около 5 часов утра прилетели в Москву. А в 6 часов утра друзья сообщили по телефону, что по Москве идут танки. Мы включили телевизор и радио, пытаясь разобраться, что происходит. Приемник шипел, а по телевизору транслировали «Лебединое озеро».
Сохранились записи этих событий, которые я хочу воспроизвести без какой-либо редакционной правки. Они интересны тем, что отражают на тот момент состояние эйфории охватившее многих людей, поверивших в возможность демократических преобразований.

19 - 24 августа 1991 года, Москва

Господь нам помог добраться в эту ночь до дома, ещё до того, как на улицах появились танки. К утру мы уже знали, что совершен военный переворот, в результате которого власть незаконно захватила «хунта восьмерки»:О.Д. Бакланов, В.А. Крючков, В.С. Павлов, Б.К. Пуго, В.А. Стародубцев, А.И. Тизяков, Д.Т. Язов, Г.И. Янаев. Около двух с половиной суток с отчаянием и надеждой следили мы за развитием событий. Уже с утра 19.08. было ощущение некоторой бутафорности происходящего. Не были захвачены руководители демократических движений, несмотря на постановление ГКЧП продолжала работать радиостанция «Эхо Москвы», вопреки запретам издавались и распространялись демократические газеты и листовки. Очень оперативно сработало руководство России. «Белый дом» и здание Верховного Совета России были окружены баррикадами и надолбами и две ночи охранялись тысячными толпами Москвичей. На сторону Б.Н. Ельцина перешли отдельные воинские подразделения, части ОМОНа и милиции. В Москве продолжались, запрещенные Комитетом митинги и демонстрации. Внезапный захват власти – провалился. Организаторы путча – люди ничтожные и бездарные, оказались совершенно неспособными к решительным действиям. Никто из них не решился взять на себя личную ответственность за устранение М.С. Горбачева и захват власти, назвать вещи своими именами. Напротив, свои решения ГКЧП пытался конституционно обосновать, оболгался и своими действиями, а точнее бездействием, пробудил нерешительность даже среди своих сторонников. Народ увидел, что колосс оказался на самом деле глиняным големом, что власть захватила трусливая бездарь с трясущимися от страха руками, лишенная каких-либо моральных устоев.
22 августа по центральному телевидению выступил М.С. Горбачев. Из его выступления следовало, что он, находясь под домашним арестом в Фаросе, пытался противодействовать заговору, не пошел на сговор с восьмеркой, когда они прилетели, чтобы склонить его к этому (прилетели вместе, так как, видимо, не доверяли друг другу). Что же толкнуло их на подобные действия, если никаких шансов на поддержку Горбачева не было? Видимо, какая-то надежда все же теплилась, и была вызвана отнюдь не мягкосердечием М.С. Очевидно, есть у заговорщиков компромат на президента, недаром тот пытался защитить в своём выступлении идейного вдохновителя заговора – Лукьянова, его и Ивашко Гобачев принял в Фаросе. Далее в выступлении президент фактически отклонил предложение выйти из КПСС, сказал, что он сохраняет приверженность социалистическому выбору, и очень неубедительно аргументировал эту свою позицию. Тем самым была предпринята попытка защитить от разгрома те самые политические структуры, которые были замешаны в заговоре.
Указом Горбачева на пост главнокомандующего назначен генерал Моисеев (без совета с Ельциным и Верховным Советом России, которые рекомендовали на этот пост генерала Кобеца. По некоторым сведениям Моисеев поддерживал Язова. Таким образом, со стороны президента СССР делаются явные попытки ослабить успех демократических сил и своего соперника – Ельцина. Думаю, что продолжение конфронтации неизбежно до тех пор, пока Горбачев остается президентом, пока КПСС не объявлена вне закона, пока фактическая власть (средства производства) находится в руках военно-промышленного комплекса. Именно Горбачев будет препятствовать ускоренной демократизации государственных структур, попытается сохранить консервативную часть руководства госаппарата, Верховный Совет СССР, руководство ВПК, смягчить наказания членов ГКЧП, в обмен на замалчивание его роли в перевороте (косвенной, конечно).
Благодаря решительным и быстрым действиям Б.Н. Ельцина и Верховного Совета России удалось решить кадровые вопросы в интересах демократии. Министром внутренних дел назначен Баранников, председателем КГБ – Бакатин, министром обороны – Шапошников. Горбачев и тут опоздал. Вчера (23.08.) на встрече с депутатами Верховного Совета России вид у него был растерянный, побитый и жалкий. Он все еще пытался отстаивать КПСС (прямо названную преступной) и свою приверженность социалистическому выбору. Отбросить, переступить через свои отжившие представления он уже не в силах. Свой ресурс политического лидера он исчерпал и рано или поздно вынужден будет исчезнуть с политической сцены. Прямо на этой встрече, не взирая на протесты Горбачева, Ельцин подписал указ о приостановлении на территории России деятельности КПСС и выяснении ее роли в заговоре путчистов. Опечатано здание ЦК КПСС. Российский ОМОН не позволил вывезти из здания документы (если, конечно они к этому моменту там еще были). В ночь с 23 на 24 августа был сброшен с постамента «железный Феликс» - один из основателей карательного аппарата ЧК и концентрационных лагерей для инакомыслящих. Толпа собиралась взять штурмом здание КГБ на Лубянке, но этому воспрепятствовали депутаты и Ельцин, выступивший перед зданием КГБ на митинге.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 17.07.2019 Анатолий Манелля
Свидетельство о публикации: izba-2019-2595510

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры













1