Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

РУКОПИСЬ ЖЮЛИ


РУКОПИСЬ   ЖЮЛИ.
 
     Более  года  назад  в  деловой  поездке  по  Франции, со  мной  приключилась  удивительная  история.  В  последний  вечер  нашего  пребывания  состоялся,  приятнейший  во  всех  отношениях  ужин,  в  тихом,  уютном  ресторанчике.  Моей  помощи  в  поддержании  общения  не  требовалось,  и,  оказавшись  рядом  с  прелестной  мадемуазель  Жюли,  дочерью,  совладельца  компании,  я  в  волнующем  восхищении  предался  её  милому  очарованию.  Жюли,  с  лёгким  акцентом  без  затруднений  говорила  на  русском,  с  гордостью  отмечая,  что  по  линии  пра,  пра,  она  имеет  русские  корни.  
  Наш  разговор  сразу  свёлся  на  темы  искусства,  литературы  и  поэзии.  Шепча  на  ушко  любовную  лирику,  мы  воспарили  в  такую  возвышенную  чувственность,  что  самые  простые  слова  и  прикосновения  слились  в  утончённость  интимной  близости,  и  если бы  …,  то  я,  уверовал бы,  что  встретил  взаимную  влюблённость. 
   В  ту  ночь,  романтические  мечтания  долго  не  давали  мне  заснуть,  и  когда  утром  меня  позвали  к  телефону,  и  звонкий  голосок  Жюли,  спросил,  смогу  ли  я  подъехать  по  такому-то  адресу,  то  я  готов  был  лететь  к  ней  на  крыльях. 
  Как  объяснил,  мой  приятель,  знаток  психологии,  столь  восхитительная  проникновенность  снисходит,  если  выпадает  встретить  любовь  прошлой  жизни,  что ж,  остаётся  только  сожалеть,  о  скоротечности,  такого  свидания. 
   Встретив  меня,  Жюли  сказала,  что  хочет  показать,  хранящуюся  в  их  семье  рукопись.  Находясь  в  восторженном  поклонении  Жюли,  я  упивался  одним  воздухом,  наполненным  её  обаянием,  и,  вначале   не обратил  внимание  на  её  слова.  .    
   Рукопись  состояла  из  пачки  беленьких  листов  с  чётким  текстом,  и  второй,  более  пухлой  стопки  пожелтевших  страниц.  Прочитав  страницу  стихотворного  произведения,  я,  сразу  сообразил,  что  даже  поверхностный  просмотр  десяти  страниц  потребует  много  времени,  и,  озадаченно  протянул, -- можно  переснять.  Жюли  мило  улыбнулась  и  ничего  не  сказав,  вышла  из  кабинета.  
   Ко  всем  отпечатанным  страницам  я  скопировал  ещё  несколько  листов  написанных  на  русском,  французском  и  других  языках,  и  когда  Жюли  появилась  в  дверях,  я  был  под  впечатлением  от  увиденного.  Жюли  знала,  что  вечером,  мне  нужно  быть  в  аэропорту,  и  времени  у  нас  оставалось,  чтобы  выходя  из  дома,  успеть  обменяться  общепринятыми  любезностями.
   Не  знаю,  чего  желала бы  Жюли,  но  иногда  мне  думается,  что  за  её  грустным,  прощальным  взглядом  скрывалась  робкая  надежда,  я,  же  точно  знал,  что  больше  никогда  не  встречусь,  и  не  увижу,  прелестную  мадемуазель  Жюли.              
    Дома,  я  аккуратненько  сделал  копию,  но  так  как  за  очередной  поездкой  последовала  другая,  а  потом  следующая,  то  рукопись  мне  удалось,  и  раз,  и  другой,  прочитать  только  с  экрана  смартфона,  так  сказать,  в  походном  порядке.  И  вот,  когда  у  меня  появилось  достаточно  свободного  времени,  обнаружилось,  что  флэшка  с  копией  рукописи,  после  домашнего  ремонта,  бесследно  исчезла,  сразу же  вскрылось,  что  с  памяти  телефона  исчезла  и  длительно  не  просматриваемая  папка  с  текстом  рукописи.  То ли  она  стёрлась,  то ли  отправилась  в  сеть  с  другими  файлами,  но  никаких  следов  от  той  рукописи  не  осталось.  Спустя  время  я  разузнал,  что  ни  в  кампании,  ни  по  адресу,  о  семье  Жюли,  ничего  неизвестно.    
   Подосадовав  на  такие  козни,  я  помыслил,  а  что  если  попробовать  восстановить  рукопись,  понятно,  что  точной  копии,  не  получится,  но  сюжетную  линию  и  смысловой  посыл  того  произведения  я  запомнил  хорошо.  Потом  мне  подумалось,  что  вряд ли  среди  домашней  текучки  мне  удастся  быстро  выполнить  задуманное,  и  что  если,  кто-то,  где-то,  вдруг  увидит  или  уже  видел  страницы  той  рукописи,  то  и,  ознакомившись  с  частичкой  восстановленного  текста,  сообщит  о  том.          
 
 
О,  где  моё  волшебное  перо,
И  музы  крылья  вдохновенье,
    Открыл  я  памяти  ларец  давно,
       Как  высшую  степень  озаренья,
Да,  жаль  рука  уже  не  та,
Пришли  степенные  года,
Всё  тише  рифма  создаётся, 
    А  жизнь  быстрее  вдаль  несётся,
И  в  веренице  мирных  лет,
Иные  смыслы  постигая,
И  дар  бесценный  получая,
Открою  маленький  секрет,
Ты  не  поверишь,  просто  знай,
Вчера  с  Дантесом  пили  чай!
 
                        
                                                                           ГЛАВА  ПЕРВАЯ.
                                                                                       I
                                                               Снискав  любовь  и  уваженье,
                                                               Своей  влиятельной  родни,
                                                               Воздав  сердечное  почтенье,
                                                               Всем, кто по жизни помогли,
                                                               Я  покидал  уютный  дом,
                                                               Где рос с милейшим  кузеном,
                                                               Его  красавицей  сестрой,
                                                               Прислугой  сонной и усердной,
                                                               Где  постигал  азы  науки,
                                                               Известных  знаний, языков,
                                                               Историю,  сказанья  мифов,
                                                               Владеть  оружием  и  муки,
                                                               Тренироваться  вновь и вновь,
                                                               И где  узнал, что  есть  любовь.
                                                                                    II
                                                               Родные  рано  мне  вручили,
                                                              Фамильный герб и честь семьи,
                                                               Хранить  достойно  и  почили,
                                                               Шрам  скорби в памяти отлив.
                                                               Когда  болезнь  коснулась  мамы,
                                                               Отец  из  дальней  к  нам  страны,
                                                               Привёз  целителя  монаха,
                                                               В  надежде  избежать  беды.
                                                               Но  все  снадобья, иглы, травы, 
                                                               Недуг  отринуть  не  смогли,
                                                               Спустя  полгода  дни  настали,
                                                               Свести  прощальные  проводы.
                                                               Потом  отца  призвала  служба,
                                                               Как  вскрылось  позже,  навсегда.
                                                                                      III
                                                                По  долгу  кровного  родства,
                                                                Единства  связи  поколений,
                                                                Дом  брата  старшего  отца, 
                                                               Горнилом стал  моих взрослений.
                                                                Монах  Ю Ли,  дав  обещанье,
                                                                Смотреть за мной и  воспитанье,
                                                                Что  в  монастыре  заполучил,
                                                                Со  скудной  пищей  мне  привил.
                                                                Дыханье,  стойки  и  удары,
                                                                С утра до ночи, каждый  день,
                                                                Моя  лишь  знает  только  тень,.
                                                                Сколь  пота  выжали  труды.
                                                                - Ни  дня  без  пользы,- мастер Ли,
                                                                Внушал  мне  наставления  свои.
                                                                                        IV
                                                                Да, ладно  день, и вечер  ранний,
                                                                Когда  осенний  хмурый  дождь,
                                                                Стекая,  капая,  печальный,
                                                                Свет  восковой  рождает  ночь,
                                                                И в темноте  притихших  комнат,
                                                                Журча, плывёт напевный  шёпот,
                                                                О  властной  силе  тихих  слов,
                                                                Впуская  в  галерею  снов. 
                                                                В такой  бывало  вечер  тёмный,
                                                                К нам бабка  ключница  входила,
                                                                Сорочьи  вести  приносила,
                                                                Язык, размяв  словоохотливый,
                                                                Преданья,  сказки,  заговоры,
                                                                Могла  бубнить  хоть  до утра.
                                                                                        V
                                                                Наследники  семейства  дяди,
                                                                Мои  ровесники,  брат и сестра,
                                                                Росли вольготней, с уходом няни,
                                                                И  светским  сводом  гувернёра.
                                                                И  после  жёстких  тренировок,
                                                                Выслушивать  простенький  урок,
                                                                Где  братец  увалень  зевал,
                                                                И  нос  задрав,  совет  давал,
                                                                -- Одну  науку  нужно  знать,
                                                               Как  из  казны  ловчее  красть.
                                                               Но  мне  толстенные  тома,
                                                               И  звучность  иноземных  слов,
                                                               Равнялись  скорости  ударов,
                                                               В  мозоли  сбитого  приёма,
                                                               И  горном  мне  девиз  звучал,
                                                               Что б день без пользы не пропал.
                                                                                     VI
                                                                И  золотая  чаша  знаний,
                                                                В  моих  объятиях  полнела,
                                                                Путь  человеческих  исканий,
                                                                Вес  драгоценнейший  имела.  
                                                                И  как  сокровища  я  даты,
                                                                Листал, и в память были взяты,
                                                                Страницы  героических  времён,
                                                                И в высшую степень был введён,
                                                                Сраженья подвиг, пепел битвы,
                                                                Безумства  яростная  месть,
                                                                Пощады  доблестная  честь,
                                                                И  в  ореоле  вечной  славы,
                                                                Сквозь даль столетий  мне  сиял,
                                                                Бессмертьем  озарённый пьедестал.
                                                                                       VII
                                                                Из  фолиантов  древних  хроник,
                                                                Сражений  зрелища  вставали,
                                                                И  как  мифический  посланник,
                                                                Мой дух взмывал над полем брани,                                     
                                                                Доспехов  скрежет, вопли, стоны,
                                                                Тела, изрубленные  в  раны,
                                                                Звериный  рык, оскал  кровавый,
                                                                Последний  вздох и клич  победный,
                                                                С тех хроник  представлялись  мне,
                                                                И  меч  разящий,  щит,  сжимая,
                                                                Бесстрашно  средь  врагов  ступая,
                                                                Под  градом  копий  и  в  огне,
                                                                Я  воином  шёл  и  полководцем,
                                                                Гонимый  мглой, палящим  солнцем.
                                                                                         VIII
                                                                И с каждым  годом, жизнь великих,
                                                                Как  факел  в  вздёрнутой  руке,
                                                                Как  водопад  исканий  вечных,
                                                                Святым  огнём  вливалась  мне.
                                                                И в памяти чеканным барельефом,
                                                                Сплав знаний, сотворённых человеком,
                                                                Ввысь  монументом  громоздились,
                                                                Алмазной благородностью светились.
                                                                И  юность,  закалённая  учёбой,
                                                                В  день  завтрашний  вонзаясь,
                                                                Новейших  знаний  насыщаясь,
                                                                Мужала   дерзкой,  рьяной  силой,
                                                                Всё  разузнать,  постичь,  вкусить,
                                                                И  Высшей  воле  истово  служить.
                                                                                          IX
                                                                В свои неполных ..адцать лет,
                                                                Я был  отлично  подготовлен, 
                                                                Любой  естественный  предмет,
                                                                В пределах книжных был усвоен,
                                                                Пять  иностранных  языков,  
                                                                Да, каллиграфия  значков,
                                                                Что  мастер  Ли  понять учил,
                                                                Я кистью  иероглиф  выводил.
                                                                В таком  году мы целый  месяц,
                                                                В  стоящем  таборе  живали,
                                                                Цыганских  хитростей  смекали. 
                                                                И вороной, гривастый  жеребец,
                                                                Меня  носил  по  полю  птицей,
                                                                Давая  волей  насладиться.
                                                                                          X
                                                                В  лесной  глуши  и  на  реке,
                                                                Мы  следопытами  скитались,
                                                                В крестьянском праведном труде,
                                                                Пожить  недельку  не  гнушались,
                                                                И  цену  хлеба  с  детских  лет,
                                                                Как  родовой,  святой  завет,
                                                                С  серпом  сверкающим  познал,
                                                                И  колос  благодарно  целовал.
                                                                Люд  деревенский  уважая,
                                                                Дворянским  саном  не  кичась,
                                                                С достойной властностью держась,
                                                               Умом  и  сердцем  понимая,
                                                                Богатство  государства на  века, 
                                                                Куёт  народная  рука.
                                                                                  XI
                                                               Сплав  воли, веры  и  любви,
                                                               В  несокрушимый  монолит,
                                                               С годами  креп в  моей  груди,
                                                               И  верил  я,  мне  предстоит,
                                                               Духовных братьев  строй сомкнуть,
                                                               Алмазной  гранью  в  нём блеснуть,
                                                               Сквозь  тернии,  юдоли  пройти,
                                                               Свой  дар  Отчизне  принести.
                                                               Лета  младые, -- корень  жизни,
                                                               Чем  глубже  в знанья он врастёт,
                                                               Тем  полновеснее  раскинет,
                                                               Талант  созревшие  плоды.
                                                               И семя  вдохновенья  заронив,
                                                               Твореньем  новым  одарит.
                                                                                   XII
                                                               Во  благо  мне,  наставник  Ли,
                                                               Смысл  разъяснял  всех  упражнений,
                                                               Бесценны, те  поясненья  были,
                                                               И с множества  мудрейших  поучений,
                                                               Мне  притча  нравилось  о  том,
                                                               Как  пожелавши  стать  учеником,
                                                               Послушник  целый  год  усердно,
                                                               Дом  прибирал  коленопреклонённо,
                                                               И  через  год  он  попросил,
                                                               Начать  разучивать  приёмы, 
                                                               И боевой  освоить  стиль  борьбы,
                                                               На что  учитель дзен  и  предложил,
                                                               Ходить  по  кромке  вдоль  татами,
                                                               Оттачивая  стремление  шагами.
                                                                                     XIII
                                                               Слова  учителя  вводя  в  закон,
                                                               И  зная  важность  прилежанья,
                                                               Был  юноша  всецело  поглощён,
                                                               Достичь  в  учении  признанья.
                                                               И с утренней, и до  ночной  звезды,, 
                                                               Под  тучами  колючей  непогоды,
                                                               Сосредоточенно  шаг  отмеряя,
                                                               Ходил  послушник  устали  не зная,
                                                               И  через  год,  вновь  попросил,
                                                               Усилить,  усложнить  заданье,
                                                               И  мастер,  в  горное  ущелье,
                                                               Ученика  препроводил,
                                                               И через пропасть скальной кручи,
                                                               Велел  по  балке  перейти.
                                                                                  XIV
                                                               Есть  грань  невидимая  бытия,
                                                               За  внешней  стороной  явлений.
                                                               Опасности  рассудком  обходя,
                                                               Порой  по  воле  заблуждений,
                                                               Впадая  в  иллюзорный  плен,
                                                               Теряем  путеводный  свет,
                                                               И  ложны  цели  выбирая,
                                                               Впустую  силы  распыляя,
                                                               Всё  ждём, что  Божия  рука,
                                                               Суровой,  властною  десницей,
                                                               Иль  распроклятой  смоковницей,
                                                               Подвинет  властно,  свысока,
                                                               Сомнений  путы  разорвёт,
                                                               И  здравость  духа  принесёт. 
                                                                                   XV
                                                               Пугает высота  убийственным паденьем,
                                                               У  края  бездны  тело  цепенеет,
                                                               Страх  смерти  тяжким  испытаньем,
                                                               Познать  даётся,  кто  преодолеет.
                                                               Риск  безрассудства, крест  судьбы,
                                                               Сжигая  за собой  исходные  мосты,
                                                               И  страждущей  достигнув  цели,
                                                               Даст Бог, поймём, в чём  преуспели.
                                                               Но  и  слепой  бывает  зрячим,
                                                               Когда  опасности  не  чуя,
                                                               На  ощупь,  в  темноте  ступая,
                                                               Такой укажет  путь, что  многим,
                                                               Губительным  на вид  предстанет,
                                                              И через  пропасть  всех  утянет. 
                                                                                    XVI
                                                               Во  след  слепому  мастер  вторил,
                                                               -- Ты  целый  год  по  узкой  кромке, 
                                                              С  утра  до  сумерек  ходил,
                                                              Теперь  по  балке  втрое  шире,
                                                              Робеешь  в  полдень  перейти,
                                                              Страх  леденящий  извести,
                                                             И каждый шаг, что смертью дышит,
                                                             От  воли  несгибаемой  зависит.
                                                             И  волю  нужно  воспитать,
                                                             Среди  обыденной  рутины,
                                                             Найти  сокрытые  пружины,
                                                             Что формируют силу, стойкость,
                                                             Упорство,  выдержку  дают,
                                                              Иную  суть  вещей  несут.
                                                                                XVII
                                                              Да,  страх, защитный  оберег,
                                                              Склонить главу не значить струсить,
                                                              Когда  без  чести  жизни  нет,
                                                              То  в  схватке  лучше  умереть,
                                                               И с Божьей  силой, грозный меч,
                                                              Взмахнуть, сметая иго  с плеч,
                                                              В кровавой  битве  обретаем силы,
                                                              Покорность  тянет в рабстве  жилы.
                                                              И  помни,  жизнь  ведь  не  одна,
                                                              Умрёшь  героем,  вновь  родишься,
                                                              Всесильной  молнией  промчишься,
                                                              Врагов  добьёшь  своих  сполна,
                                                              За  горло  дьявола  возьмёшь,
                                                              Любовь  вселенскую  спасёшь.
                                                                                    XVIII
                                                             Мой братец Павел, - славный малый,
                                                             Ученьем  ум  не  занимал,
                                                            Лоск  этикета  в  век  галантный,
                                                            С  дворянской  сытостью  впитал.
                                                            Бывало  сидя  в  кабинете,
                                                           При  тусклом  канделябров  свете,
                                                           Разложит  пачки  ассигнаций,
                                                           Златых  монет  и  глаз  кошачий,
                                                           Ведёт  азартный  пересчёт,
                                                           Купюр  хрустящих  миллион,
                                                           Всегда  хотел бы  видеть  он,
                                                           И  с  малых  лет  был  убеждён,
                                                          Став  взрослым  денег  нагребёт,
                                                          И  всех  в  богатстве  превзойдёт.
                                                                                 XIX
                                                          Но в целом, брат был  молодец,
                                                          Пусть и лентяй,  но  цель имел,
                                                          Его  на  должности  отец,
                                                          В  чинах  достойно  преуспел,
                                                          Доход  с  поместий  экономил,
                                                          Мануфактурный  цех  присвоил,
                                                          В союзе  с  гильдией  купцов,
                                                          О росте  ратовал  товаров,
                                                          И  алчный  Павел  собирался,
                                                          Семьи  богатство  умножать,
                                                          Навар  финансовый  снимать,
                                                          Поток, что б  денежный  стекался,
                                                          И  возвышал  всевластный  трон,
                                                          Под  колдовской  монетный  звон.
                                                                                   XX
                                                          Сестрёнка  брата, - Лизавета,
                                                          В  семье  жемчужиной  росла,
                                                          Всегда,  как  кукла  разодета,
                                                          Слегка  надменна,  весела,
                                                          Глаза  насмешливые  льдинки,
                                                          Под  снисходительность  улыбки,
                                                          Лукаво  знали  наперёд,
                                                          Какая  роль нас в жизни  ждёт
                                                          Имел  я  счастье, с  принцессой
                                                          Па  танцевальных  изучать, 
                                                          Склоняясь  ручку  целовать,
                                                          Букетик  с  утренней  росой, 
                                                          На  подоконник  положить,
                                                          Пажом,  мечтая  ей  служить.
                                                                                XXI
                                                          Сколь Лиза ни была  прелестна,
                                                          Её  душевный  перламутр,
                                                          Сиял,  как  снежная  вершина,
                                                          Как  женской  гордости  редут,
                                                          Любуясь  феей  златокудрой,
                                                          Я  грезил  юною  мечтой,
                                                          Любовь  волшебную  найти,
                                                          Свой  компас в жизненном пути,
                                                          Желанья  наши, - наша  слабость,
                                                          Мечтой  заветною  влекут,
                                                          Усердья,  рвенья  придают,
                                                          Иллюзией  потешат  малость,
                                                          Во  сне  покажут  счастья  воз,
                                                          А  наяву,  так  с  гулькин  нос.
                                                                              XXII
                                                         Желаниям  свойственно  сбываться,
                                                         Коль,  свыше  нам  они  даны,
                                                         Но  если  в  целях  ошибаться,
                                                         Усилья  будут  все  напрасны,
                                                         Талант  божественный  иссякнет,
                                                         В  пустую,  время  пропадёт,
                                                         И  вместо  царского  дворца, 
                                                         У  старого  окажемся  крыльца.
                                                         Но смысл в любых есть начинаньях,
                                                        Среди  мирских, никчемных  дел,
                                                        Найдётся  крохотный  задел,
                                                        И  истина  откроется  в  исканьях,
                                                        Когда  в  душе  воздвигнешь  храм,
                                                        Мир  упадёт  к  твоим  ногам.
                                                                          XXIII
                                                        Прекрасна  юность  бесконечным,
                                                        Простором  жизни  впереди,
                                                        Неутомимым  и  бесстрашным,
                                                        Желаньем  всё  познать,  пройти,
                                                         Стезёю  славных  поколений,
                                                        Испить  страданий,  наслаждений,
                                                        И  превзойти  устои,  блага,
                                                        Во  имя  следующего  шага. 
                                                        Взойдя  на  пик  преклонных  лет,
                                                        Нажитый  скарб  обозревая,
                                                        Невзгоды  в  счастье  превращая,
                                                        И  воплощаясь  в  негасимый  свет,
                                                        Признаем,  нам  дана  награда, 
                                                        Мы  в  юности  остались  навсегда.
                                                                            XXIV
                                                       На  бал  у  дяди  в  Рождество,
                                                       Съезжалось  много, местной  знати,
                                                       Младым  наследникам  сё  торжество,
                                                       Ждалось  подобно  благодати,
                                                       Им  стол  отдельно  накрывали,
                                                       Бисквитным  тортом  угощали,
                                                       И  бала  светский  церемониал,
                                                       Здесь  пыжась, каждый  соблюдал.
                                                       Пять  лет  назад  в  наш  круг  вошла,
                                                       И  Лизе  стала  самой  близкой,
                                                       А  мне  пленительной  мечтой,
                                                      Из  рода  знатного,  Полина,
                                                      Увы,  как  я, она  была  бедна,
                                                      И  к  сожаленью,  тоже  сирота.
                                                      …………………………………………….
                                                      ……………………………………………..
                                                            ГЛАВА   ВТОРАЯ.
                                                                            L
                                                     Радушно  дядя  меня  встретил,
                                                     Без  многословья,  по-мужски,
                                                     С  дороги  баньку  предложил,
                                                     И  в  услуженье,  для  подсказки,
                                                     По всем  делам, вплоть до меню,
                                                     Девицу  горничную  Маню,
                                                     Служанкой  шустрой  прикрепил,
                                                     И  вольность  всякую  разрешил.
                                                     Маняша, в  двадцать  лет  солдатка,
                                                     С  опекой  дядюшки  жила,
                                                     Сынишку  малого  растила,
                                                     И  с  безмятежности,  достатка,
                                                     Лицом,  как  маков  цвет  сияла,
                                                     И  кротостью  монашки  умиляла. 
                                                                               II
                                                     Заняв  две  комнаты  пристроя,
                                                     Разложив  вещи  по  углам,
                                                     Хотел, уж,  было  для  покоя,
                                                     Прилечь  на  кожаный  диван.
                                                     Как в дверь тихонько  постучали,
                                                     И  нежным  голоском  позвали,
                                                     -- Извольте в баньку, веник  ждёт,
                                                     И  пар  на  каменке  поёт.
                                                     Как  говорил  мне  мастер  Ли,
                                                     Предвидеть  ход  событий  можно,
                                                     Но  знать,  нам  точно  не  дано,
                                                     Как  быстро  мы  достигнем  цели,
                                                     Что  в  тайниках  судьбы  лежит,
                                                     И  кто  судьбу  нашу  вершит.
                                                                          III
                                                      Радел  я,  веничком  по  телу,
                                                      Морозец  жгучий  пропустить,
                                                      И  на  чело  ушат  со  льду,
                                                      Волной  студёной  окатить,   
                                                      На  лавке  банной  разомлев,
                                                      Слегка  распариться  успел,
                                                      Вдруг дверь предбанника  открылась, 
                                                      И  в  смутном  свете  появилась,
                                                      Волшебной  силы  красота,
                                                      Маняша  голая  вошла,
                                                      Сиянье  млечное  внесла,  
                                                      Во истину  небесна  Афродита,
                                                      Не  в  грёзах  тайных,  наяву,
                                                      Узрел  я  женскую  красу.
                                                                         IV
                                                     С  великодушием  богини,
                                                     Под нос  вплотную  подступив,
                                                     На  плечи  ангельски  ладони,
                                                     Благославенно  положив,
                                                     Чарующе,  так  улыбнулась,
                                                     Что сердце в пятках содрогнулось.
                                                     Единственное,  что  не  преподал,
                                                     Хотя  напутствуя  не  раз  сказал, 
                                                     Монах  Ю Ли, о  женской  ласке,
                                                     Познать  восторг  телесный  нужно,
                                                     Слиянье  плоти,  тоже  дао,
                                                     Объятия  страсти  вроде  схватки.
                                                     Блаженство  неземное  обретёшь.
                                                     Когда  взаимную  любовь  найдёшь.
                                                                              V
                                                      Моя  влюблённость в  небесах,
                                                     Иконой  храма  возносилась,
                                                     И  верность, ей  храня в мечтах,
                                                     В  слепые  поиски  пустилась.
                                                     Мужское  первородное  начало,
                                                     В  животной  страсти  ненасытно,
                                                     Заложен в том  инстинкт  природы,
                                                     Иль  жажда  похотливой  силы,
                                                     Знай, при  стечении  обстоятельств, 
                                                     Кто  отказался,  если  мог,
                                                     Вкусить  сладчайший  пирог,
                                                     На то, без лишних воздыхательств,
                                                     И  согласимся,  кто не без  греха,
                                                     И  женская  натура  сладострастна.
                                                                             VI
                                                    Закутав  торс,  простынкой  свежей,
                                                    Я  как  патриций  восседал,
                                                    И  на  завалинке  за  баней, 
                                                    Трав  разноцветье  вдыхал.
                                                    Свершилось,  плотское  причастье,
                                                    Изведан  вкус  мужского  счастья,
                                                    Досель  неведомую  нежность,
                                                    Далось  воочию  ощутить. 
                                                    Признаюсь  честно,  восхищённо,
                                                    Был  женским  телом  покорён,
                                                    В  ранг  сластолюбца  посвящён,
                                                    Пусть  чреслами  я  возмужал,  но,
                                                    Считать,  что  с  этого  мужчиной  стал,
                                                    Нет,  я  б,  такого  не  сказал.  
                                              ……………………………………………
                                             ……………………………………………..
 





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 143
© 17.07.2019 Василий Бельчев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2595351

Рубрика произведения: Поэзия -> Экспериментальная поэзия


Кейт Миранда       30.10.2019   17:11:25
Отзыв:   положительный
Очень необычное интересное повествование, комбинированное с поэзий. Пахнуло духом Пушкина. Было бы здорово, если бы взаимоотношения ГГ и Маняши были раскрыты более подробно. ))) Такие строки приходят на ум:

Мне Маня баньку истопила,
Воды из речки принесла,
Из кадки бражки пригубила
И обнажённая вошла.
Её проворными руками
Коленопреклонён я был
И невзначай к её усладе
Уста свои я приложил.
Прелестница, исторгнув возглас,
И грациозным своим па,
В чреслах моих воздвигла образ
Александрийского столпа.
Свои деянья приумножив
На Лель вкушающей стезе,
На полок девицу разложив,
Старанье прилагал везде.
Как гой, прибежища алкая,
Я споро влез на перевал,
И здесь коварно завлекая,
Смотрел, прищурившись, Ваал.
Немало тщась деяньем тайным,
Живот на Маню возложил,
И со старанием изрядным,
В усладе долго я удил.
Так сей прелестницей, не скрою,
Последних сил лишён я был,
И страсть бушующей рекою
В теснину влажную излил.
)))
А неплохо получилось! Надо опубликовать... ))
Василий Бельчев       30.10.2019   18:10:50

Спасибо Кейт! Стих у Вас отличный получился, с такой плодотворностью, могли бы и далее продолжить, успехов!
















1