Дед мститель. гл. 5-1 Интриги вокруг смотра


ИНТРИГИ ВОКРУГ СМОТРА (публикуется с сокращениями)
Евгеньева вызвал замполит УВД.
-Виктор Александрович. В МВД будет проводиться смотр художественной самодеятельности. Что у нас сделано для того, чтобы не оставаться в стороне от общественной жизни.
-Мы товарищ майор выезжали с семьями на концерт Ротару в Уфу.
-Ты давай дурака не включай. Значит так, тебе в ближайшее время предстоит из числа милиционеров отдела охраны создать вокально-инструментальный ансамбль и представить его на смотр.
-Товарищ майор, а из других подразделений нельзя создать ансамбль. У нас ни инструментов, ни музыкального руководителя в отделе охраны нет.
-Нет инструментов и руководителя, значит будут. Не нравится моё поручение, вон бог, а вот порог, в народном хозяйстве безработицы нет. Для чего мы тебя там целого старшего лейтенанта держим. И меня с этой проблемой не донимать ни днём, ни ночью. Сроку на всё месяц.
Расстроенный Евгеньев пришёл к мотоциклу, где его ожидал дед Кузьма.
-Петрович ты песни петь можешь?
-Если нальют могу. Что там случилось Вить?
-Да вот велели бригаду певунов набрать и балалайками их обеспечить, иначе надерут холку.
-Ну, если надо, то и я спою.
-Да нет Петрович, тут молодые таланты нужны.
Личному составу было объявлено о наборе в вокально-инструментальный ансамбль отдела охраны. Как ни странно, желающих поиграть и попеть в свободное от службы время, было больше чем достаточно, но выяснилось, что одного желания мало. Ни одного инструмента, даже самого завалящего в отделе охраны не было. Милиционеры, уставшие от однообразия, начали приносить из дома кто гармошку, кто гитару, кто балалайку и вечерами собираться в ленкомнате. Некоторые приходили с жёнами. Но неорганизованное пение зачастую превращалось в посиделки с выпивкой и их пришлось прекратить.
В конце концов собрали кучу музыкального хлама, но как всё это приспособить для смотра без музыкального руководителя никто не представлял.
Начальство сверху торопило, при всём том не давая ничего для развития музыки.
-Ничего путного мы на этих гармошках не сыграем, нужны настоящие инструменты,- сказал деду как то вечером замполит.
-Значит нужно найти, у моей бабки сепаратор часто ломается, так она за неимением нового идёт к соседям побираться. Так и выходим из положения.
-Поехали Петрович побираться.
Сели они на железного замполитского «коня» - мотоцикл «Урал» и поехали по домам и дворцам культуры города. Однако и там все жили на голодном пайке. Никто не хотел делиться даже вышедшими из строя музыкальными инструментами, а уж о том, чтобы отдать что-то стоящее даже не было и речи.
Всё культурно-просветительское начальство вдруг в одночасье возомнило себя богами. На просителей смотрело свысока, едва ли не сплёвывая им под ноги. «Нет у нас инструмента» - был везде ответ.
Наконец наступил день, когда просить стало больше не у кого.
-Ну, Витя что делать будешь,- спросил дед у замполита за очередной партией в шахматы.
-А ничего. Сегодня доложу, что инструменты никто не дает. Пусть утверждают репертуар под гармошку и балалайку.
-Ты не спеши лапы кверху поднимать. Я по своему деревенскому клубу знаю, полно у них инструмента по складам запрятано, да тяжело с ним расстаться. С кровью тоже вырывали где-нибудь в райисполкоме.
-Петрович, ты давай не лечи меня. Если что придумал, говори, а если так пузыри попускать, то лучше вон над партией думай, мат тебе корячится.
-А я так думаю, раз в клубе есть инструмент, то пусть эти клубные начальники его сами и принесут.
-Ну-ну, говори.
-У нас в стране любят что?
-Что у нас любят в стране?
-Пьянствовать у нас любят. А сейчас у нас кто?
-Не кто Петрович, а что.
-Как раз кто. Горбачёв у нас и его эта, из-за которой мы в магазинах с тобой маемся?
-Антиалкогольная компания.
-Вооооот. Эти клубные начальники только днём такие шустрые и наглые, а по вечерам пьянствуют. Сам несколько раз видел. Просто нужды не было понапрасну людей притеснять. А сейчас раз они инструменты зажали, да ещё и пьянствуют, то самое время на них протоколы оформить. А за это им на следующий день будет грозить отлучение от сиськи. Они же работать ни один не любят. Им хоть маленьким, но начальником дай побыть. Они после того как протоколы на них составят, все в очереди утром у твоего кабинета будут стоять и на коленях тебя просить взять хоть что-нибудь для твоего этого…
-Ансамбля. Молодец Петрович. Только проблема, как мы узнаем, что они решили отметить день работника культуры.
- А ты Вить отправь меня как подменного сторожа в любой дом культуры. И как они соберутся, я сразу сообщу. А дальше ты знаешь что делать. Давай говори, откуда начнём?
-А давай с ближнего начнём, или наоборот с дальнего, нет лучше с самого богатого.
-Ты Вить анекдот слышал про старого и молодого бычка.
-Опять похабщина Петрович?
-На ней стоим. Слушай, да на ус мотай. Два быка пасутся на взгорке, молодой и старый, а внизу на лужайке пасётся стадо коров. Молодой бык старому говорит – «Слушай старый бык, давай быстренько-быстренько спустимся вниз и осеменим вон ту пеструшку. Нет, отвечает старый бык. Ну, тогда быстренько-быстренько спустимся вниз и осеменим вон ту чернушку. Нет, отвечает старый бык. Ну, тогда быстренько-быстренько спустимся вниз и осеменим вон ту белянку. Нет, отвечает старый бык. Мы сейчас медленно-медленно спустимся вниз и осеменим всё стадо».
-Молодец Петрович. Всех их к ногтю. Пусть кооперируются и набирают нам инструменты. Иначе пойдут коровам хвосты крутить.
Уже этим вечером дед сидел в доме культуры местного строительного треста. На свою беду в этот же вечер коллектив этого очага культуры, после работы, отмечал одному из сотрудников день рождения в кафетерия этого же дома культуры, прямо в десяти метрах от стола охранника. Люди были культурные и поначалу вели себя тихо, но позже расслабились. Послышались громкие шутки, смех и песни.
Дед, дождался, пока люди потеряют бдительность и захмелеют, а потом позвонил замполиту.
Уже через десять минут ошарашенная внезапным появлением сотрудников милиции местная богема писала объяснительные.
Неприступный замполит, вызванный милиционерами чуть позже, лично опрашивал участников застолья. Первыми были опрошены наименее значимые люди.
В какой-то момент зашёл дед и спросил:
-Виктор Александрович, звонил начальник, спрашивал машины вытрезвительские подавать?
-Кузьма Петрович, зайди чуть позже, а начальнику передай, что я перезвоню, как закончу писать протоколы на нарушителей антиалкогольного закона.
После этих слов напряженная тишина в помещении, сразу стала гнетущей. Люди замкнулись.
Сразу после этого был составлен протокол на директора дома культуры, и он был отпущен из кафетерия. Работа с остальными продолжалась, но никого больше никуда не отпустили.
Дед со скучающим видом смотрел в окно, за которым стояли две патрульные машины отдела охраны.
Наконец, директор дома культуры, ходивший в раздумьях по фойе, подошёл и присев на стул напротив охранника, спросил:
-Извините. Кузьма Петрович, могу я вас попросить об одной услуге?
-Слушаю.
-Меня зовут Юрий Васильевич. Я вижу вы в неплохих отношениях с вашим начальством.
-Ну, вроде есть такое.
-Понимаете, у нашей сотрудницы сегодня юбилей. Приглашать домой это очень накладно, а здесь мы хотели по-быстрому её поздравить и разойтись. А как на грех …ну вы меня понимаете.
-Я понимаю. Но замполит у нас взяток не берёт. Так что договориться не получится.
-Ну, может там, какое культурное мероприятие…я не знаю. Понимаете, нас завтра всех уволят с работы. У нас семьи. Некоторые коммунисты, этим вообще хана. Из партии попрут. Трагедия. Может поговорите.
-Ну, какие мероприятия в милиции. У них там одни усиления службы. Да и не он придумал рейды. Его начальство прислало. А вы тоже умные, устроили гульбище. Окна открыли. Забыли, какой век на дворе?
-Ну, попробуйте Кузьма Петрович. Очень вас прошу,- чуть не плача умолял директор.
-Хорошо,- сказал, наконец, дед,- посидите здесь.
Он оправил китель и подошёл к кафетерию, где писались протоколы и постучал в дверь. Выглянул милиционер. Через несколько секунд вышел замполит. Дед что-то прошептал ему, показывая на свое место. В ответ по фойе раздалось громкое «Вон» и дверь захлопнулась.
-Вот видите,- удручённо сказал вернувшийся «парламентарий»,- ладно хоть в лоб не дал.
-Что же теперь делать? Завтра меня уволят, завтра меня уволят,- обречённо, как заклинание бормотал директор.
-Вы вот что,- вселяя надежду, сказал дед,- у них там смотр какой-то я слыхал. Может у вас какая гитарка есть, или барабан?
-Да хоть два барабана, хоть три,- воспрял духом директор,- скажите что надо. Всё равно завтра и меня на помойку выкинут и барабаны никому нужны не будут.
-Я вам ничего не скажу. Вы вот что. Напишите бумагу на имя нашего начальника Серова, что можете помочь милиции какими-нибудь инструментами. Только совсем дерьмо не предлагайте, а то еще и начальника разозлите. А пока вы пишете письмо, Виктор Александрович пусть пишет про вас.
-А можно я приглашу худрука? У неё как раз сегодня юбилей.
-Вы фамилию скажите я сам схожу.
-Завгородняя её фамилия. Полина Владимировна.
Дед подошёл к двери, аккуратно постучал и, засунув голову внутрь кафетерия сказал:
-Там Завгороднюю срочно к телефону просят.
-Завгородняя идите, но только к телефону,- раздался голос замполита.
Директор и худрук ушли в кабинет и через минут пятнадцать принесли деду официальное письмо, где предлагали в порядке шефской помощи музыкальные инструменты согласно перечню.
Дед написал записку «Женя через пятнадцать минут позвони по номеру 21-57-33, скажи, что ты Серов и срочно вызови замполита к себе», отдал записку Житкову и отправил его к «начальнику».
Через условленное время телефон на столе охранника зазвонил. Дед вызвал замполита. Тот собрал все бумаги и уехал, обещав позже вернуться. Директор обрадованно благодарил деда.
На следующий день музыкальные гении отдела охраны Парфёнов и Осипов придирчиво отбирали инструменты предложенные «Шефами». Инструменты были хоть и старенькими, но вполне пригодными.
Попросив на раздумья неделю «предприимчивые» милиционеры по этой схеме переловили весь городской бомонд на праздничных застольях после работы, получив тем самым доступ к огромному количеству музыкальных инструментов пылившихся за ненадобностью на складах. Уже через неделю бухгалтерия отдела охраны приходовала «шефскую помощь» в виде гитар, барабанов, усилителей и микрофонов, а из ленкомнаты доносились звуки электронной музыки.
Пришёл дед Кузьма на репетицию. Послушал.
-Играете вы ребята так, как лебедь раком щуку…не нравится мне.
-Мы вообще-то милиционеры Петрович, ответил Осипов. Нам бы кого с музыкальным образованием найти, да где его найдёшь.
-Поехали со мной Витя, пусть они бренчат,- сказал дед вошедшему замполиту, будем музыкального командира им добывать.
Ни слова не говоря замполит вышел вслед.
В доме культуры Строителей директор Юрий Васильевич только что проводил двух приятелей, приняв с ними граммов по двести коньяка и думал уже вернувшись в кабинет немного добавить для ясности ума. В это время к «храму» культуры им возглавляемому подъехал милицейский мотоцикл с дедом Кузьмой и замполитом.
Поняв, что незаметно уйти не удастся, директор изобразил на растерянном лице радушную улыбку и пошёл на встречу «дорогим гостям».
-Что случилось дорогие товарищи,- спросил он, протянул руку, на всякий случай, держась в стороне, чтобы коньячное амбре от него исходившее не попало на гостей,- как ваш смотр?
-Юрий Васильевич нужна ваша помощь,- без предисловия сказал дед,- вот благодаря вам ансамбль есть, а играют кто в лес, кто по дрова. Не дадите нам свою Завгороднюю дней на пять-десять.
-Не вопрос. Вы зайдете или…лучше подождите, там как раз такой раздрай,- директор поторопился в здание.
-Да лучше ты её сюда вынеси, а то очередное попоище застанем,- смеясь сказал замполит, имея в виду алкогольный перегар исходившей от директора.
Уже через полчаса миловидная Полина Владимировна во всю командовала музыкантами в ленкомнате отдела охраны, а неразлучная пара поехала к замполиту УВД.
-Товарищ майор,- доложил Евгеньев,- инструменты нашли, музыканты ждут команды. Какие будут указания по поводу репертуара, может что-нибудь современное про любовь?
-Не до вас мне сейчас. Репетируйте всё, потом послушаю и решу,- как от мух отмахнулся от них замполит УВД.
Ансамбль назвали «Ночники», намекая на его связь с ночной милицией.
Неожиданно возникла новая проблема. У милиционеров ансамбля не оказалось единой формы для выступления на смотре конкурсе. Выручил «чёрный старшина», привёз со складов НЗ милицейские кителя, рубашки, галифе и фуражки образца пятидесятых годов. Решение одной проблемы породило две новых. Мало того галифе в бёдрах имели устрашающие выпуклые формы бутылок, так ещё и вся одежда была пропитана импрегнатом и имела неприятный химический запах. Если от второго можно было избавиться, просто прополоскав одежду в горячей воде, то с галифе всё оказалось несколько сложнее. Штаны нужно было ушивать и, милиционеры ушили их, но заузили при этом до неприличия и теперь щеголяли по сцене в штанах «в облипочку».
Отрепетировав несколько современных эстрадных песен, Евгеньев пригласил для утверждения репертуара руководство управления. Приехал замполит УВД. Едва музыканты в своих «концертных костюмах» вышли на сцену, как он взвился как живой заяц на раскаленной сковороде.
-Вы что здесь муды свои обтянули как проститутки? Решили нас чем-то удивить. Немедленно распороть то, что зашили и выйти в нормальном виде.
Вид музыкантов был действительно комичен. Если у остальных как-то всё смотрелось, то Парфёнов худощавый под два метра ростом, выглядел со своими тонкими, обтянутыми ногами как цапля. Причем он ещё и играл на бас гитаре и во время игры делал смешные выПАды в разные стороны, от которых зрителей корчил смех.
Наконец галифе снова имели форму галифе.
-А ну построиться, скомандовал замполит УВД.
Шкодливые милиционеры и тут не замедлили приколоться. Встав в строй, они растянули бутылки галифе максимально в разные стороны. Вид строя получился как у цветной капусты у которой синие листы наплывают один на другой..
-Вы товарищи милиционеры будете перед жёнами выделываться,- прорычал замполит УВД, забывший на своей «огромной» должности, что такое юмор,- а ну встать всем нормально.
Наконец «Ночники» спели «Листья жёлтые», «Льет ли теплый дождь», «Виновата ли я». Большой замполит сидел и с чванливым видом вычёркивал песни из репертуара. Наконец изрёк.
-Ты что Евгеньев не понимаешь, что это смотр патриотической песни. Ну, военное что-нибудь спойте, что вы всё про любовь, да про любовь. Вот где уже эта любовь. Знаешь где я её видел…
-Ну да некоторым и отсюда видно,- ответил с улыбкой Осипов из-за барабанов.
-Что вы сказали товарищ милиционер?
-Это название военной песни товарищ майор,- ответил милиционер, играясь барабанными палочками,- хотите споём про «Крейсер Аврора».
-Надеюсь, кто-то знает «Полюшко-поле»?
-Так точно товарищ майор,- ответил Парфёнов и наиграл мелодию на электрооргане.
-Решено, поёте Поле…

И вот наступил день смотра. В автобус «ПАЗ» загрузили инструменты, милиционеров освобожденных по такому делу от службы, под руководством худрука, Евгеньева и деда Кузьмы как одного из главных организаторов подготовки и выехали в Уфу.
Спели на смотре замечательно и заняли 1 место.
Дед сидел на первом ряду рядом с генералом Поповым, который посадил его с собой и временами о чём то спрашивал.
По возвращении за активное участие начальник отдела охраны выписал всем в том числе и деду премию.
-Ура Петрович. Мы лучшие,- радостно улыбался замполит.
-Что-то Витя мне подсказывает, что рано мы радуемся.
-Да ладно тебе. Всё же хорошо. Вон даже грамоты получили.
Прошло полчаса.
Открывается дверь и с шумом входит напыщенный замполит УВД.
-Молодцы, порадовали. Всех кто играл на смотре, приказом по управлению поощрю деньгами и благодарностями. Это первое. Второе, все эти люди переводятся в городское управление внутренних дел.
-Это ещё с какого перепуга товарищ майор?- удивлённо спросил Евгеньев.
-А с такого - непорядок, когда такие милиционеры работают в каком-то сраном отделе охраны. Они должны работать в управлении и представлять всё управление. Ишь, придумали название «Ночники». Еще бы «сторожа» назвали. Я им сам название дам.
-Товарищ майор, у вас ведь даже инструментов в управлении нет. А здесь посмотрите у них даже барабанная установка «Амати», орган «Ямаха».
-А инструменты передадите вместе с милиционерами на баланс управления.
Евгеньев замер с открытым ртом от такой наглости, но тут подал с дивана голос дед Кузьма.
-Я может неправильно вмешиваюсь, только инструменты на которых милиционеры играли, получены напрокат и я их после выступления обещал вернуть.
-Ну, вот видишь Евгеньев, у тебя самого нет инструментов, а ещё чего-то там пырхаешься. Поэтому, сегодня же, прислать всех милиционеров в моё распоряжение. Я их на офицерские должности переведу и инструменты им куплю, не ровня тому барахлу, с каким они выступали,- закончил замполит УВД и величественный в своей значимости выплыл из кабинета.
-Ты Петрович понял, что это было. Мало того, что нет больше нашего ансамбля, так ещё и нормальных пацанов забирают из батальона.
-А ты Вить не выпендривайся. А то «Ура, мы лучшие». Вон пробубнели бы как другие со сцены, пивка бы потом попили и вернулись в родное стадо.
-Что теперь говорить, ещё раз убедился в том, что не обязательно драть задницу на ниве службы.
Замполит УВД сдержал слово. К обеду привезли приказ о том, что все милиционеры ансамбля переводятся в управление внутренних дел. Кто в уголовный розыск, кто участковым. Милиционеры рады. Теперь они не сержанты будут, а как минимум младшие лейтенанты.
-Ну что бойцы,- напутствовал их Евгеньев,- видите, как маленький случай делает из маленьких людей, людей побольше и учтите все кто уходят отсюда, уходят навсегда, потому что берут вас с повышением. Обратно если не справитесь пойдёте только на вылет,- замполит рассмеялся,- учтите самая тяжелая работа, это отдел уголовного розыска и служба участковых инспекторов. Там люди домой не ходит, живут на работе. Но делать нечего, раз желаете, удачи вам.
Милиционеры ушли, а Евгеньев и дед Кузьма остались с благодарностями на куче теперь уже никому не нужных музыкальных инструментов.
-Что с этим делать будем Петрович,- спросил замполит, кивнув на барабаны и гитары.
-Знаешь Вить, я по-моему знаю. Пошли со мной. Я тут на днях в одной организации службу нёс. Думаю это единственное место, где инструментам благодарны будут от души.
Через пятнадцать минут они входили в здание детского интерната.
Директор, уже не молодой мужчина, очень обрадовался, когда ему предложили принять с баланса на баланс целый комплект инструментов для музыкального ансамбля. На прощание пообещал в знак признательности даже не менять его название и, оставить как было: «Ночники».
Однако дед Кузьма не был бы дедом Кузьмой если бы не провернул новую акцию от которой почти все стороны этой истории остались довольны. В свободное от службы время он объехал всех директоров Домов Культуры города у кого они с замполитом разжились инструментами. Пригласил Серова и даже корреспондента городской газеты.
А через два дня в актовом зале городской школы интерната вокально-инструментальный ансамбль «Ночники» под управлением миловидной Полины Владимировны Завгородней отыграл настоящий концерт детям школы интерната. Успех был ошеломительным. Дети завалили «артистов» цветами, предположительно сорванными с клумбы родной школы.
После концерта майор Серов от имени отдела вневедомственной охраны и всех домов Культуры города  торжественно передал инструменты в школу интернат.
Радости детей не было предела. Пока Серов заканчивал выступление несколько пацанов уже осваивали барабаны и гитары.
Статья в газете об этом событии затерялась в массе других новостей.

Для тех кто не любит читать - можете прослушать в моем исполнении главы книги "Дед мститель" на Ютубе. ОК. ВК. Фейсбуке. Твиттере. просто набрав "Дед мститель. Евгений Паньшин". Моя электронная почта - panshine@mail.ru





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 13.07.2019 Евгений Паньшин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2592886

Рубрика произведения: Проза -> Юмор










1