Странное письмо


Странное письмо
Странное письмо.

Жёлтый велосипед Сипа стоял в дальнем углу спортивного магазина и ждал друга. Верного друга. С которым можно будет лететь с горы и подставлять ветру переднее колесо. Катиться по шоссе и по грунтовым дорожкам. Делать привалы возле озёр и рек.
Он мечтал о путешествиях: солнечные лучи будут путаться в спицах его колес и сам он будет похож на маленькое жёлтое солнце. Велосипед представлял, как они с другом обгоняют прохожих и те с завистью смотрят им вслед.
А пока он с завистью смотрел на велосипеды, которые нашли своих хозяев и навсегда покидали магазин. «Где же ты, друг? Неужели я так и буду стоять в этом ужасном месте, никому не нужный и забытый? Во мне столько нерастраченной любви и нежности… Столько силы… Я красивый, верный, надёжный. Я никогда не подведу тебя, если ты захочешь стать моим другом», – Сипа уже второй лето стоял в этом магазине и надежды на счастье потихоньку начинали таять.

Понедельник был хмурым и пасмурный. Тяжёлые тучи- заполненные водой до краёв- собрались на разговор. Если мирно не договорятся, то начнётся драка с громом и молниями. Сипа уже видел такое. В прошлом году тучи так скандалили, что повредили коробку с красными флажками и в магазине целый день не было света.
«Ещё один день придётся потерпеть»,– думал жёлтый велосипед, – « Если в солнечный день ко мне не подходят, то сегодня и подавно никто не придёт. Это жизнь, Сипа. Она не мятная конфета. Пора тебе это уяснить».

Может велосипед и дальше бы грустил, размышляя о несправедливости бытия, но услышал голос менеджера Виктора и превратился в большое ухо.
– Вы пришли по нужному адресу. У нас огромный выбор велосипедов. На любой вкус и цвет, так сказать… Вы подбираете для спорта? Есть горные велосипеды, для фристайла, гоночные…
– Мне для работы, – ответил нежный голос.
– Понимаю. Дача, огороды, перевозки… Есть мощные модели, с возможностью везти прицеп. Сейчас все подберём! – энергичный голос Виктора стал громче, он вёл клиента туда, где стоял Сипа.
– Я ничего не буду возить. - Возразил милый голос. – Я на нём буду ездить. Вы покажите куда мне пройти и я разберусь!
Это был шанс. В такой пасмурный день жёлтый велосипед мог и должен был произвести впечатление. Сипа приосанился, распрямил плечи, щёлкнул звоночком, послушал какой получился звук, стряхнул пыль с колёс (уборщица тётя Надя забывает протирать ее) и стал ждать Друга.

Другом оказалась худенькая девушка. Она внимательно рассматривала велосипеды и, казалось, совсем не слушала менеджера Виктора. Витя бегал вокруг девушки, взмахивал руками, будто собирался взлететь, и рассказывал о достоинствах двухколесных машин.
О Сипе продавец ничего не сказал. Вроде и не стоит здесь жёлтый велосипед. Или он приведение… или невидимка. Так обидно стало Сипе, так горько, что звякнул он звоночком – привлекая к себе внимание.
Девушка сняла с головы бейсболку и посмотрела на жёлтого звонаря. А потом подошла и положила маленькую смуглую ладошку на руль. У Сипы закружилась голова, он уже любил эту девушку всем шестерёнками. Если она уйдёт, ему дорога только на свалку.
Велосипед попытался прижаться к возможному другу, потерял равновесие и почти упал.
– Что ты, дружочек?! Не падай. Ты такой красивый! Жёлтый, как лютики на лугу. — Девушка крепко держала Сипу и улыбалась. — Я определилась. Беру этот велосипед.
— Не спешите! – Виктор снова взмахнул руками- крыльями. — Вы ещё не все модели посмотрели. Я покажу вам новинки, где соотношение цены и качества вас просто поразят! А это старая модель, и…
— И я её забираю. Ты не против, Лютик?
Сипа был « За». Он был согласен на всё: поменять имя, колеса, окрас – лишь бы она была рядом.

Девушку звали Лиза Овечкина. В прошлом году она закончила школу. Баллов для поступления в институт не хватило, а платно учиться возможности не было.
Лиза устроилась работать почтальоном и для доставки писем в отдалённые деревушки ей нужен был надёжный двухколесный помощник. Так Сипа стал почтальоном.

6 дней в неделю Лиза и Сипа доставляли газеты и письма адресатам. Иногда – это были адреса в 2-3 деревушках, а бывало – все 9 деревень надо было объехать и раздать корреспонденцию.
Друзья любили свои маршруты. Они проезжали красивые места: берёзовая роща, речушка с деревянным мостом, искусственное озеро, где разводили рыбу и поля с цветущей гречихой.
Возле речки Чёрной делали привал. Лиза доставала бутерброды, рассматривала штампы на письмах и рассказывала жёлтом другу, что знала о городах. Глубинка глубинкой, а Осиповы, например, получали письма из Парижа. Это такой город, где живут французы. Они поют Марсельезу, любят сыр и лягушачьи лапки. А в деревне Петухи живёт баба Зина, она переписывается с подругой детства, которая живёт в Индии.
« Желтый» слушал Лизу и от счастья сиял ещё ярче. За месяц он узнал столько нового и интересного, что мог написать "энциклопедию путешественника".

Сегодня Сипа резво катил по проселочной дороге, позванивая на ухабах. Все письма и газеты доставлены, оставалось одно письмо. Оно было адресовано Лизоньке. Просто имя, без фамилии и отчества. Откуда отправлено письмо разобрать не удалось: оттиск штампа смазан, обратного адреса нет. Ехать не очень далеко: через дубовую рощу, на хутор Гам. Раньше на хуторе стояло 4 дома; один – родителей и три -женатых сыновей. Живёт ли кто в Гаме сейчас Лиза не знала, но письмо надо отвезти.

Дубовая роща осталась позади. Сейчас Сипа поднимется на горку, повернёт направо, проедет луг, где раньше стояли пчелиные домики и окажется в Гаме. На хуторе было очень тихо. Лиза слезла с велосипеда, сняла босоножки и покатила друга-держа за руль. Ноги по щиколотку утопали в пыли и за девушкой тянулся пудрово- пыльный шлейф . Сипа внимательно смотрел под ноги, чтоб вовремя остановиться и не дать Лизе пораниться. На домах висели номера – 1/А, 1/Б, 1/В и 4. Получатель Лизонька жила в доме 4.
Сипа остался у калитки сторожить босоножки, а Лиза вошла во двор. Кусты сирени и белой акации создавали приятную узорчатую полутень. Теплые камни садовой дорожки вели её к настоящей русской усадьбе. На окнах резные свежевыкрашенные наличники, три ступеньки и Лиза уже на веранде. Ящика нигде нет.
Лиза постучал в дверь. Тишина. Девушка стала искать место для письма, потом решила засунуть его повыше за дверной косяк. Встала на цыпочки, бедром задела дверную ручку и дверь приоткрылась.
— Здравствуйте! Есть кто живой? – Девушка заглянула в дом. — Я принесла письмо для Лизы. Не знаю куда положить, а ящика почтового у вас нет.

Никто не отвечал и почтальон шагнула в дом.
Внутри было прохладно и темно. Может и не совсем темно, но после яркого солнца девушка должна была привыкнуть к другому освещению. Она сделала несколько шагов и остановилась.
– Ау-у! Я вошла! У вас дверь была открыта! – Лиза почти кричала.
— Зачем так кричать?! Вы меня оглушили! – голос за спиной заставил девушку вздрогнуть. За ней стоял мужчина, голый по пояс, с перекинутым на плечо полотенцем. Открытая дверь и солнце за спиной не позволяли рассмотреть лицо.
— Я вас напугал? Извините! Иду с речки и вижу - стоит велосипед у калитки. Думаю, что за гость пожаловал в моё родовое гнездо? А это не гость, а гостья!
— Я вам привезла письмо для Лизоньки, – девушка протянула конверт.
— Так вы почтальон?! – мужчина рассматривал письмо. — Почерк другой… хотите холодного морса? - Он подошел к столику, стоявшему под большим зеркалом, выдвинул ящик, достал письма и стал их изучать.
— Спасибо, не откажусь. А вы передадите письмо Елизавете?
— Видите ли, милая барышня, Елизавета – моя бабушка. Елизавета Яковлевна. И три года назад её не стало. Вот эти два письма мы получили в прошлом и позапрошлом году, аккурат к её дню рождения.
— Значит отправитель не знает, что Лизоньки нет? – девушка заметила, что конверты запечатаны и на них есть адрес отправителя.
— Это старая и не очень хорошая история. Бабушка каждый год получала такое письмо и сжигала, так и не прочитав. А когда её не стало – отец не решился прочесть или выбросить, просто положил письма в стол.
Лиза, привыкнув к полумраку, смогла рассмотреть хозяина дома. Это был совсем молодой человек, среднего роста, с хорошо развитой мускулатурой. В нем было что-то испанское: чёрные густые волосы, смуглая кожа, крепкий подбородок. Только глаза были синими, как васильки в наших полях.
— Я бы не удержалась, наверно, и прочла. Или сообщила отправителю, что некому больше писать,- Лиза смутилась от своей откровенности.
Парень внимательно посмотрел на гостью. Лиза смутилась ещё больше: «Простите. Я глупости говорю».
— Пойдёмте на кухню, я вам морса налью, - засмеялся «испанец», — и давайте познакомимся! Меня зовут Костя, Константин Николаевич Рудый. Я-–без пяти минут хирург.
— А я  Лиза. Елизавета Яковлевна Овечкина. Хотела учиться на провизора, но не набрала нужных баллов. Думаю о заочке, – девушка весело смотрела на Костю. – Я тёзка вашей бабушки и считаю, что надо прочитать последнее письмо.
Костя удивлённо произнёс: «Вы настойчивая девушка…». Лиза выдержала этот взгляд. «Дело в том, что эти  письма от моего несостоявшегося деда. Он бросил  беременную бабушку и исчез. Говорили, что женился на другой. Бабушку, не побоявшись пересудов, взял в жёны Рудый Николай и привёз на этот хутор, где они прожили долгую и счастливую жизнь. А лет 17 назад пришло первое письмо. Я не знаю, что произошло в жизни мужчины и почему он стал ей писать. Это меня не касается. Но вы правы, Елизавета, последнее письмо надо прочитать», – и молодой человек пошёл за письмом.

Письмо.
Здравствуйте, Лизонька! Простите, не знаю Вашего отчества. Я друг Вашего знакомого – Константина Николаевича. Костя умер. Он будто понимал, что скоро уйдёт. Перед смертью дал ваш адрес и просил написать вам прощальное письмо, что я и делаю. Он очень любил Вас, Лизонька. Очень. Каждый день Костя говорил о Вас, вспоминал Вас. Если мы гуляли в парке, то он рассказывал, что Вы любите белые розы. На рыбалке, сидя у костра, говорил, что на небе есть две звезды – Ваша и его. Когда зацветала белая акация, Костя вспоминал о Вашем чудесном голосе, как Вы играли на гитаре и пели: «Белой акации гроздья душистые – ночь напролёт нас сводили с ума…» Не знаю, что между вами произошло ( об этом Костя не рассказывал), но знаю, что он любил Вас всю свою жизнь. Не просто любил, а боготворил.
Простите его, Лизонька, если сможете! И помяните его, моего друга – Костю.
С уважением Андрей Белобородов.
Молодые люди молча смотрели друг на друга.
— Вот видите, и сообщать ничего никому не надо… Грустная история… А мне пора, - Лиза пошла к выходу.
— Лиза, я вас провожу.
«Идёт наконец! Как этот с полотенцем вошёл в дом, я уже всякие ужасы напридумывал. И подъехать к крыльцу не посмел – босоножки Лизины на кого оставлю?!. Сейчас я всё ей скажу, не буду молчать. Привыкла, что я тихий и покладистый!» – разворчался Сипа, глядя на идущих к нему ребят.
— Лиза, мы можем ещё увидеться? Где тебя найти?
Лиза улыбнулась: « Мы уже на ты?! А найти меня можно на почте или в дороге. Но это пешему не очень удобно, я думаю»
Сипа Лютиков стоял возле спортивного магазина и ждал друзей. Костя и Лиза вышли из дверей спортивного магазина что-то оживленно обсуждая. Рядом с Костей ехала двухколесная красавица – жёлтая, сверкающая малышка. Солнце путалось в её спицах и солнечные зайчики разлетались во все стороны. Сипа радостно вильнул задним колесом: «Жизнь хороша, друзья …»
— Веля! – коротко представила жёлтая красотка и посмотрела на Сипу.
12 июля 2019г






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 12.07.2019 Алла Тузенко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2592201

Метки: Письмо, велосипед, одиночество, дружба, мистика,
Рубрика произведения: Проза -> История










1