ЗУБ ДАРЮ!


ЗУБ ДАРЮ!
ЗУБ ДАРЮ!
Мама Ивана умерла, когда он был совсем крошкой, слишком маленьким ребенком, чтобы ее хорошо запомнить. Дядя Петя остался с сыном на руках и растил его один, с помощью сердобольных родственниц, соседок по общежитию и жен друзей.
Портрет мамы Ивана висел в комнате на самом видном месте. С цветной фотографии, сделанной в фотоателье, улыбалась молодая голубоглазая девушка со светлой челкой, распущенной ветром.
Когда Ваня, случалось, капризничал, ныл как девчонка, или в детском саду воспитательница жаловалась, что сын никому не давал спать в тихий час, дядя Петя показывал на портрет и грустно вопрошал:
- Что сказала бы мама? Она бы так огорчилась!
Для Ивана это было наказанием хуже отцовского ремня.
Соседи же жалостливо вздыхали, когда Ванька разбивал коленки, падал в лужи или болел:
- Бедный малыш! Понятно – растет без матери, - и гладили Ваньку по голове, угощали чем-нибудь вкусным.
А вредная бабка Нина всякий раз, когда Ванька озорничал, грозно ругалась:
- Вот погоди, пострел, найдется и на тебя управа! Вот женится отец, приведет мачеху, а уж она-то – не родная мама! Она-то возьмет тебя в ежовые рукавицы!

*** *** ***

Как это часто случается с молодыми мужчинами, однажды дядя Петя решил жениться. Наша компания уже знает, что его невесту зовут Марина, для нас тетя Марина. И в эту пятницу дядя Петя привезет ее на дачу, чтобы познакомить со своей мамой, с сыном и со всеми соседями и друзьями.
Дядя Петя попросил мою маму помочь приготовить праздничный стол. Мама согласилась, и уже в четверг в нашей кухне тушилось мясо в чугунном сотейнике, томилась в бочонке капуста, целые килограммы фруктов и овощей были безжалостно порезаны для десертов и салатов.
Тем временем бабушка Ивана занималась еще более важными делами: она готовила к приезду гостьи и дом и внука.
Легко ли навести стерильность в небольшой летней кухне, где нет воды и газа – только буржуйка, и в недостроенном доме, где еще пока не возвели внутренние перегородки и двери? Уверена – многие бы просто растерялись от такой задачи. Многие, но только не наши мамы и бабушки.
Бабушка Ивана вымыла полы и окна, перестирала с синькой и крахмалом все покрывала и скатерти. Свежими занавесками закрыла не только окна, но и дверные проемы, украсила все комнаты украсили букеты живых цветов – садовых и полевых.

Если с домом управились сравнительно легко, то подготовка ребенка к встрече с его новой мамой оказалась на грани последних бабушкиных сил.
Ванька терпеть не мог мыться. Искупать его без крика на всю улицу получалось только у отца. Бабушка же всегда готовилась к этой процедуре заранее: крепко запирала на щеколды окно летней кухни, заранее грела воду и готовила тазы, - а после буквально заманивала в кухню Ваньку. Вырваться из бабушкиных рук немытым у него еще ни разу не получилось.
В связи с особыми обстоятельствами, бабушка запланировала особо жесткую экзекуцию новой мочалкой и дегтярным мылом. Вопреки обыкновению, за все мучения Ваньке обещали шоколадку, и – о чудо! – мальчик отправился мыться почти добровольно.
Мы с Наташкой в качестве группы поддержки притаились за дверью.
- Ой, вода горячая! – раздавались из кухни жалобные вопли, - Зачем ты, бабушка, кипяток из ведра добавила! Ой, а вода холодная!
И еще через минуту:
- Ой, у меня ноги чешутся! Мыло в глаз попало!
Раздался громкий и гулкий шлепок мокрым полотенцем – и наступила долгожданная тишина.

*** *** ***

Мы с Наташкой помогаем бабушке: идем за ней и осторожно несем кастрюли и миски с едой. За нами – руки по швам, спину держи ровно! – семенит Иван.
Мы с Наташкой все еще в обычной повседневной одежде. И все равно, идти надо очень осторожно, внимательно глядеть себе под ноги, чтобы не уронить угощение.
Ванька одет в новую, ослепительно чистую и наглаженную до хруста матроску, темно-синие шорты до колена, белые гольфы и новые сандалии. Страшно испачкать обновки, и мальчик передвигается, как деревянная марионетка на шарнирах.
- Я сам как жених, - жалуется Ванька.

Мы видим, как возле ворот Ванькиного дома останавливается машина. Непривычно смущенный дядя Петя открыл дверцу и помог гостье выйти. Мы ахнули.
Это была и в самом деле НЕВЕСТА. Высокая, тоненькая, с рассыпанными по плечам кудрявыми белокурыми волосами и огромными серыми глазами.
- Смотри, какая блузка – вся в кружевных рюшах, - прошептала Наташка.
- И юбка с воланами, - кивнула я.
Мы с Наташкой обе вздохнули от зависти: на шее у девушки сверкало ожерелье из настоящего крупного жемчуга.
- Белоснежка! Настоящая Белоснежка! – тут же окрестили мы гостью.
- А вот и мое потомство! – громко гаркнул над ухом дядя Петя и поставил Ваньку прямо перед гостьей.
Иван смотрел куда-то в сторону и ковырял ногой песок. Честно говоря, у него был такой дурацкий вид!
Видимо, Белоснежка тоже растерялась и не знала, что сказать.
- Надеюсь, мы с тобой подружимся, - натянуто улыбнулась она и вдруг спохватилась, - Да! Мы с папой привезли тебе подарок.
В коробке оказался заводной радиоуправляемый катер. Такой может и пруд переплыть!
Ванька молчал, держа подарок на вытянутых руках.
- Что надо сказать?- строго спросил дядя Петя.
- Спасибо, - прошептал сын.

*** *** ***

Весь праздничный вечер Иван не отходил от Белоснежки. Для детей накрыли специальный столик с лимонадом и пирожными, но Ванька сидел по левую руку от тети Марины, прижавшись плечом, и слушал, как она играет на гитаре, перебирая струны тонкими ухоженными пальцами.
- Влюбился, - хихикали мы с Наташкой.
У нас уже есть дела и поважнее: мы вместе поливаем клубнику раствором золы и в процессе трогает языками дырочки во рту, в том месте, где совсем недавно выпали молочные зубы.
- Настоящее детство кончилось, - вздохнула моя мама и спрятала мой молочный зуб в шкатулку, - Сохраним на память.
Наташкин же зуб остался у нее и лежит в кармане, в спичечном коробке.
Десна во рту нежная и очень мягкая, трогать ее языком – одно удовольствие. Взрослые обещали, что совсем скоро на этом месте вырастет новый зуб, коренной. Он, кажется, уже лезет… Во всяком случае, появился какой-то бугорок…
- Папа за тетей Мариной ухаживает, и я тоже хочу, - заявил с порога появившийся Иван, - Она хорошая.
- Здорово! – обрадовались мы, - А как ты будешь ухаживать?
- Цветы ей буду дарить, подарки разные, - объяснил Иван, - Ухаживать – это делать женщине приятное. Так папа говорит.
- Цветы-то мы нарвем, не вопрос, - задумались мы, - Не вопрос. А дарить что? Что она любит?
- Солдатиков, оружие и все такое – не любит точно, - рассуждал Иван, - Женщины любят все красивое. Браслеты, кольца…
- Наверное, они очень дорого стоят, - Наташка всегда отличалась практичностью.
- Моя мама говорит, что взрослым приятно получить от нас то, что мы сделали сами, своими руками, - я нашла выход из положения.

Сказано – сделано. Мы тут же провели инспекцию нашего игрушечного хозяйства. Нашли набор бусинок из серии «Сделай сам!», несколько перламутровых пуговиц, пластмассовую ромашку от заколки, несколько цветных лоскутков. Неожиданно обнаружился стеклянный игрушечный кувшинчик от посудного набора, второй сапожок куклы Даши и тот самый подсвечник, которого обыскалась мама.
Все вместе мы собрали для Белоснежки браслет на резинке и смогли прикрепить к нему ромашку. Из лоскутков сшили маленькую сумочку, у которой одна сторона получилась бархатная, а другая ситцевая. По краям пришили перламутровые пуговицы – вышло просто шикарно!
Еще мы решили подарить кувшинчик тете Марине, ведь он такой хорошенький, что точно понравится любому.

И тут мы, все трое, узнали, как это тяжело – ухаживать и дарить подарки. Гораздо труднее, чем поливать огород. Еще невыносимее, чем убирать за собой игрушки перед сном.
Тетя Марина сидела на крыльце и кушала клубнику со сливками. Слава Богу – в одиночестве!
Мы, все трое, замерли в шаге от нее. Ноги стали ватными, а язык прилип к гортани.
- Здравствуйте, дети, - приветливо улыбнулась тетя Марина улыбкой Белоснежки, - Вы ко мне?
Вы с трудом выдавили из себя нечто невразумительное. И тут Иван решился.
С отчаянием человека, которому нечего терять, он подошел к Белоснежке и всунул ей наши подарки прямо в руки.
- Это мне? – удивилась тетя Марина, рассматривая наши сюрпризы.
- Это Вам на свадьбу, - обрела я дар речи.
- Ой, свадьба еще не сегодня, - растерялась тетя Марина, - Мы еще только заявление подали.
Никто из нас не понял, о каком заявлении идет речь, но ничего уточнить мы не успели.
- А, подрастающее поколение! – появился дядя Петя. Узнав, в чем дело, он добродушно рассмеялся:
- В сентябре погуляем на свадьбе. Считайте, что я вас пригласил.
Мы чуть не лопнули от гордости.

*** *** ***

Наши родители были очень недовольны.
- Девочки, - сердились на нас мамы, - Нельзя, неприлично так приставать к взрослым людям. Тем более – напрашиваться на свадьбу.
- Мы не напрашивались, - оправдывались мы с Наташкой, - Дядя Петя нас сам позвал.
- Вас пригласили из вежливости, вы уже большие девочки, должны это сами понимать!
Тем временем взрослые вовсю обсуждали предстоящую свадьбу и то, что следует дарить молодым.
- Подарок должен быть оригинальным – раз, - загибала пальцы моя мама, - Дорогим – два.

Мы с Наташкой завидуем Ивану, потому что он уж точно не пропустит папину свадьбу. Ванька же завидует нам, потому что нам о подарке думать не надо.
- Что у тебя есть такое, что не сможет подарить никто другой? – предпринимаем мы мозговой штурм.
Ванька задумался – и вдруг закашлялся, схватился за губы – и выплюнул на ладонь передний молочный зуб.
- Настоящий подарок, - осенило нас.
- Это самое дорогое, что у тебя есть – раз, - я, подражая маме, загибала пальцы, - Никто из гостей зуб на свадьбу не даст, отвечаю. Так что подарок оригинальный – два.

Забыв все мамины наставления, мы положили Ванькин зуб в спичечный коробок, упаковали цветной бумагой и бросились к Белоснежке.
По дороге мы репетировали торжественную речь.
Дядю Петю и тетю Марину мы нашли возле кустов смородины.
- Вот, - на одном дыхании выпалили мы, - Это наш подарок на свадьбу.
- Что это? – удивился дядя Петя.
Мы загомонили вразнобой, и в результате взрослые навсегда уяснили себе, что это наш оригинальный подарок на свадьбу, куда нас с Наташкой не возьмут, потому что нас пригласили только из вежливости – мы уже большие и все понимаем.
Дядя Петя и тетя Марина ошарашенно смотрели друг на друга.
- Я поняла – вдруг заявила тетя Марина, сгребла нас – всех троих – в охапку и громко, заразительно расхохоталась.
Она смеялась и смеялась, раскачиваясь из стороны в сторону, мы же сначала вырывались, а затем принялись смеяться вместе с ней и дядей Петей – долго и радостно, до счастливых слез.

*** *** ***

Осенью мы все – и взрослые, и дети – погуляли на самой настоящей свадьбе, с лентами и куклой на капоте машины, с невестой в фате и кружевном белом платье и женихе при полном параде, с криками «Горько», конкурсами и подарками.
Эта свадьба – первая настоящая свадьба на нашей с Наташкой памяти, - случилась тридцать пять лет назад. Все эти годы дядя Петя и тетя Марина живут счастливой семейной жизнью. У них родилась общая дочка, но к первой годовщине свадьбы родителей Иван уже называл бывшую Белоснежку мамой. 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 11.07.2019 Надежда Семеновская
Свидетельство о публикации: izba-2019-2591887

Метки: рассказы о детях, мачеха, свадьба, подарок на свадьбу,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1