ДАВЫДЫЧ


ДАВЫДЫЧ

    Июль. Самый жаркий месяц. Для нашего города, города металлургов, этот месяц по накалу страстей и по ожиданиям сравним разве только с Новым Годом и Рождеством.
День Металлурга отмечается в третье воскресенье июля всеми городскими жителями , в большинстве своём в той или иной мере связанными с работой градообразующего предприятия. Это праздник и непосредственно работников металлургического комбината « Уральская сталь», и многих тружеников других предприятий и организаций города, обеспечивающих работу этого гиганта чёрной металлургии. Это праздник всех жителей замечательного Новотроицка. С пятницы до вечера воскресенья не смолкают народные гуляния. Радуют своими талантами местные артисты и приглашённые известные певцы, музыканты, популярные вокальные группы. И апофеозом грандиозного праздника является салют в воскресенье вечером.

     Но речь пойдёт не о самом празднике и не о работниках основных профессий металлургического производства- сталеварах, плавильщиках, а о тружениках вспомогательных служб, тех, кто своим скромным и вроде бы незаметным трудом создаёт все условия для качественной и высокопроизводительной работы основных подразделений любого предприятия.
Вы наверняка обращали внимание, что во многих семьях существует негласное разделение работы на мужскую и женскую. На женщинах: уборка, стирка, готовка пищи, мелкий ремонт одежды… На мужчинах: канализация, электрические приборы и бытовая техника…
Домашняя работа на первый взгляд не видна и как будто всё делается само собой. И очень хорошо, если любая работа делается с душой и качественно. Тогда , например, не стыдно вернуться домой после длительной командировки домой и убедиться, что розетки не болтаются, и выключатели исправно работают, и ножи всё ещё острые. Хотя часто бывает и наоборот-не успел отлучиться из дома, а там всё опять требует оперативного мужского участия. И находятся желающие устранить недоделки в ваше отсутствие. Так что вопрос относительно порядка в доме довольно интересный. И ещё один каверзный момент- вот сделали всё на совесть, всё работает как швейцарские часы, самое время прилечь с интересной книжкой на диван или посмотреть по телику футбол. Но у жены работа постоянная и ежедневная, ей точно скучать некогда. И становитесь вы раздражителем и по сути бездельником в её глазах. И на ваш резонный вопрос» А что делать?» в конце концов следует раздражительный ответ : « Ну, делай, что-нибудь, делай.»И возникает сомнение: « А может действительно проще для семейного спокойствия делать всё тяп-ляп, чтобы всё переделывать по несколько раз и быть постоянно занятым ?» Дилемма..
Ну да ладно, производство не семья ,но и здесь бывают аналогичные ситуации. Итак, вспомогательные службы. Это только так говорят. На самом деле значение каждого подразделения металлургического комбината трудно переоценить. Раз они существуют, значит жизненно необходимы.

     Вот, например, химическая лаборатория, задача которой определить количественный химический состав проб металла, взятых из печи в процессе выплавки марки стали по заказу потребителей,а также провести анализ уже выплавленного металла для подтверждения его качества, то есть получили ли то, что хотели. Не брак ли?
Пробы в лабораторию приносили работники близлежащих цехов, из отдалённых привозили на транспорте, присылали по пневмопочте.

      Промежуток между отбором пробы и получением результата анализа плавильщиком металла должен быть минимальным. Промедление смерти подобно- не праздные слова. Лишнее время нахождения металла в печи приводит к дополнительным финансовым затратам и часто сказывается на качестве готовой продукции. Вот и идёт в лаборатории счёт времени буквально на секунды от поступления пробы до получения результатов анализа. Но это только половина дела: заветные цифры надо передать в цех как можно быстрее. Самый точный, но не доставленный вовремя результат просто бесполезен. Так возникла необходимость создания ещё одной вспомогательной службы, которая осуществляла бы это. На нашем комбинате данную задачу решала АСУП.

     В лаборатории установили телетайпы, по которым передавались результаты анализа химического состава проб металла в сталеплавильные и прокатные цеха комбината. Телетайпы, оборудование не сверхсложное, но капризное. Требовало внимательного отношения. Обслуживал их инженер Красиков.
     Как рассказывал Казаковцев Николай Леонидович, отвечавший за работу в том числе и данного подразделения, он постоянно получал выговор от начальника АСУП А.П.Безденежных. Суть претензий заключалась в том, что в какое бы время он, Арнольд Петрович, не производил обход подразделения, постоянно наталкивался на инженера Красикова, который пребывал в безделье и не рядом с телетайпами.
      Возражения, что телетайпы работают без крупных поломок, не действовали. В итоге «чтобы не дразнить гусей» для отвода глаз на столе постоянно лежали запасные части, детали устройства. Точно, как дома. «Что сидишь, делай что-нибудь!»

    Тут неожиданно Красиков уволился и уехал из города. Для обслуживания телетайпов приняли молодого специалиста. И началось! Парень старался, не отходил от телетайпов, задерживался на работе, а поломки сыпались одна за другой. Пришлось принять ещё одного в помощь. Хоть и претензий формально не было!
Как оказалось, Красиков работал просто, он до тонкостей знал оборудование, индивидуальные особенности каждого телетайпа. И работал на опережение. Где маслом смажет, где крепление подтянет, деталь заменит! Вот всё и работало!
Вот пример ответственного подхода к своим должностным обязанностям! В то время были не редкостью работающие в самых разных подразделениях ветераны войны. Их всех отличало особое отношение к своей работе. Это работники с повышенной ответственностью. На рабочих местах всегда порядок. Неожиданные поломки оборудования – это нонсенс, чрезвычайное происшествие.

     В 1989 году я был назначен начальником Экспресс – Лаборатория Стали. Современная, оснащённая приборами и оборудованием лаборатория занимала 3 этажа 6-ти этажного здания, более 50 человек работали по непрерывному графику в проборазделочной, препараторской, спектральной и химической лабораториях.
Хозяйство немалое и для обеспечения работоспособности оборудования к лаборатории были прикреплены электрик и слесарь. Слесарь фронтовик Дмитрий Давыдович Орлов был мужчина крепкого телосложения. Глядя на его крупные мужские руки нетрудно было представить его в рукопашном бою. Автомат, да и ручной пулемёт, пожалуй, смотрелись бы в его руках вполне гармонично, так же как и гаечный ключ на 30. А вот, например, скрипка смотрелась бы нелепо, инородным телом.
Сразу скажу, о войне он не рассказывал. По крайней мере, я не слышал. Сейчас жалею об этом. Надо было разговорить, но мы всё о работе, поломках оборудования. Иногда о рыбалке.
Он не был уж очень заядлым рыбаком, но каждый выходной с удочками выезжал на свои места на реку Урал. Об улове можно и не спрашивать. В понедельник, он приносил улов на работу и отдавал бесплатно девчатам лаборанткам. Как правило, это были небольшие караси размером с ладошку. С обычную ладонь. Потому, что карась размером с ладонь Дмитрия Давыдовича, или просто Давыдыча, как к нему чаще обращались, потянул бы на 200 – 300граммов. Это уже средний карась, а не мелочь.

     Поколение фронтовиков – это была особая категория работников. Всех их отличала высочайшая ответственность. Сколько раз благодаря Давыдычу лаборатория, и я как начальник, избежали крупных неприятностей.
В проборазделочной неустанно крутились отрезные, заточные (наждачные) и сверлильные станки. С их помощью готовились пробы для спектрального анализа с ровной свежезаточенной поверхностью набиралась стружка для химического анализа .
За состоянием станков следил Дмитрий Давыдович. Он просто подходил и сообщал о проблеме: надо заменить лапку зажима пробы на разрезном, патрон на сверлильном, ремни.
С утра заходил на свой участок, он был в штате ремонтного участка, а не нашей лаборатории. К обеду проблема, как правило решалась, ликвидировалась. Единственно, иногда требовалось подключаться, бить тревогу, если на комбинате не было нужных ремней.

     Дружил Дмитрий Давыдович с мастером по ремонту химических, аналитических весов Егором Фёдоровичем Кожемякиным. Часто ездили вместе на рыбалку. Подшучивали друг над другом.
Однажды, отдав очередной свой улов на работе, Давыдыч рассказал, что нашёл новое, хорошее, удобное место. И поведал: сидел и ловил некрупного карасика. Жара за 30 градусов и он перебрался под деревья. На берегу росли высоченные тополя. Вот под ними он и расположился.
Закинул удочку и сразу же резкая поклёвка, он подсёк и решил, что зацепился за корягу. Но нет, поплавок резко повело. Так и тянули: он на себя, рыба на себя. Хрясь… Слабым звеном оказалось удилище- оно сломалось!
Дмитрий Давыдович, охваченный азартом, лихорадочно размотал вторую удочку и закинул… Хрясь!... Всё повторилось! Он тут же размотал третью, последнюю. Размахнулся… и остановился. Подумал, только приехал, осталось последнее удилище, если сломаю, придётся сматывать удочки в прямом и переносном смысле! И вернулся на прежнее место ловить некрупных карасиков.
Через неделю друзья собрались вместе на рыбалку. Историю с новым местом Егор не слышал. Приехали. Закинули удочки и пошло: один карасика, второй карасика… Где-то через полчаса Егору надоело и он спросил: «Давыдыч, а здесь покрупнее рыба есть?
И тот послал его к тополям. Через несколько минут раздался мат Егора. «Егор, ты чё?» спросил Дмитрий Давыдович. «Удочку сломал», - ответил тот. Буквально следом же вопль Егора: «Ах,ты мать твою … вторую удочку сломал! Давыдыч, одолжи удочку! ».
 Дмитрий Давыдович подошёл к другу, рассказал свою историю и ещё, как потом пару раз пытался поймать хулигана монстра. Результат был тот же. И друзья вернулись к ловле карасиков!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 09.07.2019 Александр Гиммельферб
Свидетельство о публикации: izba-2019-2590411

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1