06. Схематоз де Моску́, "Тсудоку" (21+)


06. Схематоз де Моску́, "Тсудоку" (21+)
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. «ТСУДОКУ»

Очередное утро наступило, как всегда, внезапно. Медведь в детстве на ухо - и то более ожидаемый и продуманный момент. Хотя единоразовый эффект от его вальгусной пятки сказывается позже всю жизнь. А утро, как ты к нему не готовься, наступает каждый раз нежданно-негаданно. И ему пофиг, встал ли ты до будильника, вовремя или не ложился спать вообще. Умеет, чертеняка, ежедневную мутотень преподносить, как: «Сюрприиииз!» А, вроде, всё так хорошо начиналось...
За окном ещё не успело полноразмерно рассвести, как Студенику разбудил настойчивый телефонный звонок. Не открывая глаз, Макс нащупал аппарат и заученно свайпнул по экрану, благо поставить телефон с вечера на зарядку он благополучно забыл и всю ночь он так и пролежал на прикроватной тумбочке.
- Привет! Помнишь, ты как-то исполнял моё желание? Ну, за то, что я съездила с тобой на шоппинг... Ты тогда ещё сказал, что рыбка ты пока что ещё не золотая, а лишь слегка так, позолоченная. Вспоминаешь?
- Ну да, было что-то такое... - не отрывая голову от подушки, сонно пробормотал в трубку Максим.
- Так вот. Насколько я знаю, позолоченная гуппи втихую получила деньги от Ковальчука и превратилась в аквариумного мавра. А знаешь ли ты, что если золотую рыбку положить на сковороду, то количество желаний автоматом может увеличиться до пятидесяти? И только, когда мавр сделает своё дело, он сможет спокойно уйти?
- Что ты хочешь всем этим сказать? - Максим аж резко открыл глаза и приподнялся на локтях.
- Максим, я сейчас нахожусь в Казани, и тебе очень нужно со мной встретиться. Уловил мою мысль? Если я подъеду к тебе сейчас, тебя это устроит?
- Нет! - Максим резко присел в кровати от такого кавалеристского нахрапа Марго, - Через час. В кофе-зоне булочной на Ботанической...
- Ну, смотри, ты сам так решил...
Не дожидаясь прощальных слов, Макс повесил трубку и рухнул назад в подушки. Очередная попытка начать жизнь с чистого листа оборвалась чуть раньше, чем Разум, Сарказм и Оптимизм успели от неё отмазаться. Минут пять побуравив взглядом потолок, Максим снова сел в кровати и уставился в зеркало трюмо. В помятом со сна отражении, наблюдая за его дряблым телом и слабыми попытками его Разума подобрать слова, ехидно улыбалась Привычка. Интеллект, поскребя по сусекам зачатки самого себя, в итоге покрутил пальцем у виска и предложил зачать новые. Собрав в кулак завалявшиеся со вчерашнего вечера крохи потенциала, Максим ответил ему тем же.
- Но сусеки лучше всё-таки побрить, - вмешался Оптимизм. - И если ты, как и всю эту историю с Марго, вновь надумаешь умничать, то делай это, пожалуйста, молча. Иначе для меня сегодня тебе вновь повода не будет.
Тут же вмешался Сарказм, и проглотив порцию крепкого чёрного юмора, замер в ожидании кофе, разумного ответа и распродажи грузинского коньяка в винном маркете за углом.
- А, впрочем, делай, что хочешь! Но помни, если долго всматриваться в бездну чужого идиотизма, можно и самому тупануть... Береги себя!.. - махнули все трое то ли на прощание, то ли на него и отправились навстречу мечте. Каждый своей...
Максим нехотя спустил ноги с кровати и посмотрел на экран телефона. До будильника оставалось ещё целых тринадцать минут.

- Марго, к чему эта вся аквариумистика? - он появился в условленном месте с опозданием на добрых двадцать пять минут.
Как и положено в «адскую пятницу», перед выходными все судорожно пытались сделать всё, что находилось в забитии на протяжении недели, а потому город стоял в пробках. «Надо было радоваться себе жизни вместе со всеми в метро», - корил себя привыкший быть пунктуальным Максим. - «Ну, или лечь ещё поспать, пока не рассосётся. Хотя, какой у меня сейчас выход? Метла? Ковёр-вертолёт? Телепорт?»
- Ты про что? - не поняла его вопроса «с колёс» Марго.
- Золотые рыбки, мавры...
- А ты не догадываешься? На, держи! - Марго протянула Максиму свой телефон. - Посмотри, посмотри. Там есть одно очень любопытное видео! Про то, как одна бабка жарит некую золотую рыбку. И если ты не сделаешь меня владычицей морской, то я сделаю тебя звездой популярных сетевых видеохостингов. То-то же ты забронзовеешь в лучах мировой славы! Аж до образования хрустящей корочки!..
Макс взял аппарат и молча ткнул на «воспроизведение». Видео было снято со спины. На экране присутствовала женщина в мужском деловом костюме, демонстрирующая камере пристёгнутый массивный резиновый детородный орган, и стоящий на четвереньках задом к камере мужчина в женском нижнем белье. В последнем Макс без долгих сомнений сразу же опознал себя. Женщина, которой, определённо, могла быть только Марго, повернулась к камере спиной, будто примериваясь, немного поелозила в кадре своей пятой точкой, потом резко притянула мужика к себе за бёдра и начала делать возвратно-поступательные движения бёдрами.
Максим смотрел на происходившее на экране не силах оторвать взгляд. Спустя несколько минут всё было закончено, мужик обессиленно упал лицом в подушки, из динамиков телефона зазвучал елейный женский голосок: «Ну, Симочка! Стоит ли теперь так смущаешься? Ты прям, как красна девица после первой брачной ночи. Между прочим, в твоем возрасте все реальные мужчины делают это!»
- Мне кажется, достаточно, - всё это наблюдавшая за бурной мимикой Макса Марго выхватила телефон у него из рук. - Так вот, рыбка ты моя золотая. Я знаю, что Ковальчук уже выплатил тебе часть денег за проект и должен выплатить ещё, но теперь мне этого будет явно мало, хватит только на то, чтобы выкупить его долю в своей московской квартире. Но если к Ковальчуковским деньгам за проект мы приплюсуем продажу твоей московской квартиры на Михалковской и бизнеса в Казани, который ты пока что перепишешь на Игоря... - будто что-то усиленно считая в уме, она повесила театральную паузу. - Думаю, этого нам с твоим сыночкой будет достаточно. Квартиру в Казани, так и быть, можешь оставить себе. Я же не зверь делать из тебя вагабунда! Хотя, признаюсь, мысль интересная... Ну так что? Ты меня понял?
- Марго, прошу меня извинить, я на минутку... - стараясь оставаться зрительно безучастным, Макс резко встал из-за стола и, отойдя в проход к туалетам, набрал номер следователя. «Здравствуйте, Марат Юсуфович! Это Студеника беспокоит. Не подскажете, как обстоят дела с возбуждением уголовного дела по происшествию в моей квартире... Да... Конечно... Завтра? Конечно, смогу... Да, буду в отделе... Ровно в десять ноль-ноль... Спасибо, Марат Юсуфович! До свидания...»
- Марго, - обратился он к ней, вернувшись за столик. - Это очень серьёзные требования. Мне нужно определённое время, чтобы всё подготовить. Так... Давай прикинем... По деньгам... От Ковальчука мне ещё ничего не поступало, здесь пока ждём... По бизнесу в Казани... Мама появится ближе к концу следующей недели. Без неё, как ты понимаешь, мы ничего переоформить не сможем... К тому же деньги всё равно упадут на счёт арх-бюро, так что здесь мы сможем объединить эти два процесса... Что у нас осталось? Гендоверенность на продажу квартиры... Этот вопрос, наверное, самый лёгкий. Начнём, пожалуй, с него. Но я выпишу её тебе только взамен на оригинал видео. Сейчас идти к нотариусу я не готов. Нужно собрать пакет документов... Мы сможем с тобой встретиться, ну, скажем, завтра, по этому поводу?
- Что ж.... Меня это вполне устраивает. Давай попробуем действовать по-твоему...
- Значит, договорились. Место встречи я назову тебе отдельно. А теперь, Марго, прошу меня извинить. У меня, благодаря тебе, образовалось очень много неотложных дел...
- Давай-давай, пчёл! Арбайтен, нихт капитулирен! А то, как удовлетворять лесбиянку-мазохистку, знают все, а вот как сделать приятное обычной женщине не знает и она сама. Не знаешь, где мне взять понтов, чтобы жить стало проще?
- Что ты сказала?... - уже в дверях обернулся к ней Максим.
- Ничего-ничего... Трахен зи битте, милый. И всё будет «натюрлих» унд «дас ист фантастищ»...

Как ни крути - всё в нашей жизни имеет свои очертания и границы. Каждое событие имеет отправную точку и горизонт. Иногда нам кажется, что он так далеко... Мы изо всех сил стараемся найти самую верную дорогу к нему. Не пренебрегаем удобными тропками, не гребуем, если на шоссе «пробка». Стараемся прожить событие как можно ярче и безболезненнее. Именно прожить событие. Как волкодавы, стиснув зубы, вгрызаемся в наилучшие его исходы на своём пути вперёд... И? Что на выхлопе? Горизонт событий ведь ещё не конец...
Вернувшись со встречи в кофейне, Максим весь оставшийся день посвятил подготовке бумаг по договору с Ковальчуком, чтобы сдаваемый им от имени арх-бюро Студеники проект любая экспертиза, состоись она или нет, могла безоговорочно признать оригинальным. Необходимо было внести корректировки таким образом, чтобы они составляли более десяти процентов от версии, находящейся в распоряжении Марго. И с этим, в принципе, особых проблем не было. Гордость, самостоятельность и самореализация - наше всё! Да и кто будет под микроскопом изучать тома его документации, тем более от корки и до корки?
Достаточно длинная фраза «купить книгу, но не дочитать её до конца» по-японски умещается в одно хитрое словечко - «тсудоку». Пока подстёгиваемый мантрой «Мы - профессионалы. Мы работаем до тех пор, пока в нас нуждаются» профессионализм Максима на автомате делал за него всю необходимую работу, в голове его обладателя крутились и потихоньку выстраивались в единую логическую цепочку события, приведшие его к текущему положению вещей. Внезапное появление проекта, сообщение в «Однокашниках» «Знакомься, твой сын», из ниоткуда вплывший Митрошин, неопознанная поначалу в упор Марго, вальяжный Ковальчук, аморфный Игорь, обозначившая себя в конце концов сама Марго... Снова Марго? В особенности Марго! Ведь именно она смогла так ловко всколыхнуть в Максиме всё то, что он так тщательно прятал в себе со времён студенческой юности. Как оказалось, в основном от самого же себя... «Так дайте же мне эту «тсудоку», где у вас тут «Жалостливая книга!?» - под конец немо кричал он, ощущая себя ничтожным просителем в пункте раздачи отношений. «Почему на сигаретах пишут «Слепота», «Бесплодие», «Импотенция», а на отношениях нет? Почему мы бываем слепы, а потом страдаем душевной импотенцией, сердечной фригидностью и непроходимостью мозга? Не потому ли, что среди нас есть особая каста, каста Раздающих. Они раздают всё - вайфай, листовки, газеты, люли... Среди них же есть и особая должность - Раздающий отношения. Вот как раз и есть основная масса вопросов... В статусах учёток соцсетей любят писать: «В каждой женщине живет стерва, дура, ведьма, ангел и прекрасная принцесса. Что разбудишь, то и получишь»... Женщина тоже может разбудить в мужчине всякого. Дон Жуана там, или Дон Кихота... Недавно ученые обнаружили вообще особый вид женщин, которые могут будить в мужиках даже Дона Педро... Но чаще всего женщина будит в мужчине зверя, а потом сокрушается, почему это вдруг в результате её усилий проснулся зайчик и убежал. Хотя логичнее всего было бы разбудить в мужчине мужчину. Кстати, а как разбудить в женщине только лишь женщину, если стерва думает только о себе, дура не думает ни о чём вообще, ведьма злая, ангел витает в облаках, а принцесса привыкла к слугам? Здесь всё просто и, одновременно, очень сложно. Достаточно тупо не быть Доном. Получается далеко не у каждого, потому как в некоторых кроме «Педро» и будить-то, по большому счету, некого... Но ведь и Педрами по итогу становятся не все... А я? Неужели мне раньше так сложно было сделать камин аут самому, не дожидаясь в этом помощи Марго? Сложно было признаться, что я - меньшинство. Ведь, в отличии от меня, целых восемьдесят один процент населения планеты не умеет завязывать галстук».

За работой и самокопанием время пролетело незаметно, за окнами стемнело. Часы показывали начало одиннадцатого. Вся документация была скорректирована, в электронном виде подписана, прожжена на диски и отправлена вместе с уведомлением о нелегитимности проекта Марго срочной курьерской службой на адрес офиса Ковальчука в Москва-сити. Максим валялся в кровати и перед запланированными на завтра встрече с Марго и визитом к следователю не знал куда себя деть. Зебени в очередной раз задержалась по делам офиса, и образовавшееся свободное время тянулось, как вонь по штанам. Под настроение он включил музыку и достал бутылку настоянного на можжевеловых ягодах, кардамоне и землянике джина. С тех пор, как Зеби начала жить с ним под одной крышей, коньяк он как-то предпочитал обходить стороной. Кубовидная бутылка потихонечку пустела, из колонок стереосистемы лился старорежимный немецкий хард-рок. «Ай’м стилл лавинг ю-у», - подпевал настроенный атмосферой этого вечера на романтический лад Максим низкорослому патлатому солисту хит времён его школьных дискотек. Внезапно нахлынули воспоминания, вскорости переросшие в настойчивую жажду общения. Не зная, как себя ещё выплеснуть, Максим принёс в спальню ноутбук, включил и начал перебирать контакты в приложении для видеосвязи. «Этот контакт в офлайне... Сюда звонить уже по времени поздно… Здесь уже год, как разругались…», - бормотал он себе под нос, выискивая жертву для своей внезапной коммуникабельности… В итоге решил пойти проторенным годами путём - вызвал на видеоконференцию старую проверенную в боях знакомую по институту, которая после развода с Марго подставила ему дружеское плечо и декольте собственной жилетки. С тех пор, как она в очередной раз вышла замуж, виделись они достаточно редко, исключительно, когда припрёт. А с тех пор, как у неё начались проблемы и в этой в семье, их пересечения носили почти всегда лишь исключительно виртуальный характер.
Максим протянул руку к телефонной трубке и запустил мессенджер. Несколько раз он то начинал писать «Привет», то вновь стирал текст своего сакраментального сообщения. В конце концов скинул заранее обусловленное: «Есть работа. Можете говорить?» На экране появилась галочка серого цвета - сообщение отправлено... И пошли секунды томительного ожидания. Когда поверх неё легла серая вторая "Сообщение доставлено", то внезапно подкатили сомнения... «А быть может быть зря? А вдруг Зебинисс узнает?» Но что сделано, то сделано. Максим вышел с телефоном на кухню и одна за другой выкурил пару сигарет. Глянул на телефон. Цвет галочек сменился с серого на зелёный. Сообщение прочитано, и ожидание потянулось вновь. Когда подогретые джином эмоции начали шкалить, как у влюблённого школьника - аллилуйя!!! - «...печатает текст...»
- Привет!
- Можешь?
- Да, конечно!
- Тогда, как всегда, по видео...
- Ага.
- Сейчас, до ноутбука только дойду...
- Давай, я пока что переоденусь...

Стучаться в дверь... Мы можем тихонечко, чтобы не разбудить малышню, постучаться к соседу, с целью одолжить инструменты. Предупредительно и кротко к начальнику, чтобы попросить о заслуженном повышении или идя на добровольную порку. К врачу, чтобы с замиранием сердца ждать: «Результаты Ваших анализов говорят о том, что дело сдвинулось в нужную сторону». Да мало ли дверных конструкций. «Стучаться в двери» - это не столько удары кулаком об определённый пратикабль, сколько понятие. Жизнь сводит нас и разводит. С ума и по-чёрному. Мы открываем людям двери в свой мир, своё сердце, свою душу. Они входят, осваиваются. Приносят что-то своё, подстраиваются, пытаются что-то переделать под себя. Некоторые остаются навсегда, а некоторых мы просим закрыть дверь с обратной стороны. Или, что ещё хуже, захлопываем её прямо перед их носом. «Идите в зад через дверь назад». И они пополняют низшую касту, касту «Стоящих за дверью». Иногда, осознав свои ошибки и жутко соскучившись, они робко стучатся в нашу дверь снова. Это огромная смелость, надо отметить. И тут уже наше право - открывать им или нет. Это наша жизнь, наши сердце и душа. Если в нас живёт Прощение, то мы смело можем открыть свою дверь человеку снова. Но открыть дверь и впустить есть две большие разницы. Прощение не безгранично...
Если вы, по прошествии времени, вновь оказались перед той же самой дверью, подумайте - а имеете ли право на стук... Но... Несмотря ни на что - делайте попытки и стучите в закрытые перед вами прежде двери! Начните робко. Ведь вам могут быть не рады. В глазок же вас однозначно увидят? И, если не прогонят, стучите следом смелее. Это - не унижение, это - унужнение. Это нужно именно вам. И то, что вы нуждаетесь в Прощении, поверьте, второстепенно. Если уж вы оказались перед знакомой до мельчайшей трещинки дверью, значит вы нуждаетесь, в первую очередь, в конкретном человеке. Стучите и вам откроют... Сделайте попытку пополнить ряды касты «Вошедших». Пусть и вторично. А потом... Не думайте о количестве вод для вхождения, стоя перед закрытой дверью. Никто не знаком с этим Потом, чтобы искать в себе силы вовремя остановиться, ведь не зря же касту «Стоящих за дверью» называют ещё и кастой «Неприкасаемых»...

Максим вернулся в спальню и нажал на кнопку видеовызова. Гудки тянулись и тянулись. «Может в мессенджере была не она? Может муж отвечал вместо неё? Неужели эпикфейл?» Ответили гудка с седьмого.
- И снова здравствуй! Слышала, у тебя проблемы? По городу ходят слухи, что ты вновь спутался с Маргаритой? Вроде как, ты уже даже отец её сыночка? - вызываемая сторона в коротеньком пеньюаре из искусственного шёлка с места в карьер включилась в разговор, от сердца у Максима резко отлегло.
- Ну да, было такое… Задала мне тут жизнь загадку… Прямо целую книжецу судоку подсунула… Знаешь, из серии «Возьми с собой в дорогу» или что-то по типу того…
- Женщина, Максим, может быть хоть энциклопедией судоку, но никогда женщина не может быть тсудоку, книгой которую купили, начали читать и вскоре забросили. Ибо недочитанная женщина, как оставшееся с вечера в бокале вино. Вроде и праздник закончился, и повода никакого нет, но она всё равно рано или поздно, но попадётся тебе на глаза. И тогда уже выбор будет стоять за тобой, вылить содержимое бокала в раковину, либо утолить им свою жажду и долго морщиться от вяжущей рот кислоты. Увы, умение усмирять свои инстинкты дано далеко не многим.
- Ну, это чтиво я прочитал от корки до корки… Вроде бы… И весь этот схемотоз закончился... Точнее я выскользнул из него. Без убытков. Для себя... Марго теперь забудет про моё существование. Она уже почти мне не звонит и не пишет, не приезжает... – Максим сделал очередной дринк и продолжил. - Вот... Одного никак понять не могу... Какая сволочь капнула ей, что меня можно было на бабки развести? Как его вычислить? Из общих знакомых, кроме Вовки Митрошина, пожалуй, никого не осталось... Кто женился, кто «замуж» ушел... Кого отстрелили ещё в лихие девяностые... Кто? Найду, падлу - своими руками горло раздавлю...
- Не стоит... Жизнь это за тебя сама сделает сама, и красивее, чем ты даже можешь себе представить... Кстати, глядя на фотки Михтялёвой в соцсетях, можно сразу было сделать вывод об её отрицательном ай-кью. Неужели, жёлтая водичка в голову ударила? - с явной подколкой в голосе спросила его она.
- Ну, ты же в школе училась, помнишь, наверное, что тело человека на восемьдесят процентов состоит из воды? Так что технически все мы просто беспокойные огурцы! Я, к примеру, длинноплодный…- Макс многозначительно рассмеялся.
- Знаешь, с тем, что человек есть единое целое, категорически не согласны патологоанатомы, а огурцы, независимо от их калибра в любой салат одинаково крошатся. Если я правильно поняла твой намёк, то мне сейчас не до этого. Я просто не понимаю, как ты мог на неё повестись? Я как услышала, что у вас с Марго всё по новой, сразу в соцсети полезла. Специально посмотрела - на всех последних фотографиях она выглядит, как латентная лесбиянка… Неужели так глаза застлало и сам не заметил?
- А что, у неё есть последние фотки в соцсетях?
- А как же! Весь «Постограмм» усыпан просто. «Я с сыночкой», «Мой Максик», «Мама, папа, сын - вместе до седин» …. Тьфу!
- Извини, не знал… Так о чём мы? – постарался съехать с больной для собеседницы темы Максим.
- Михтялёва, хоть убей, не производит впечатления мегамозга, за любой её историей обязательно должны стоять ещё и третьи лица. Кто-то должен был придумать ей всю эту схему твоего разводилова, до деталей прописать сценарии поведения, дать ответы на вопросы. Банально, рассказать, где с тобой можно «типа случайно» пересечься… Д, в конце концов, просто сказать ей, что у тебя есть или в будущем будет реальное бабло, что игра стоит свеч…
- Блин, точно! Фактически параллельно с ней на меня тогда вышел Володька Митрошин с предложением поучаствовать в этом самом московском проекте, будь он неладен! Мы же однокашники, а весь институт уже тогда носился с моей цитатой, что пердеть - оно же всегда проще, чем рискнуть обосраться. Вот он меня и взял «на слабо»!
- Чебурек ты мой прошлогодний!.. – с деланным сочувствием среагировала на такое «открытие» Максима собеседница.
- А что? У меня самый замечательный возраст! Ведь сейчас я готов ко всему: в собес, в депрессию, на тусу, в кабак, на море, на пенсию, в декрет, в запой, - растягивая гласные и глотая согласные возразил ей Максим. - Не находишь? По крайней мере, если девушки до сих пор смеются моим шуткам, значит я не разучился нащупывать у них точку «Гы»! - пьяно расхохотался он в микрофон гарнитуры. - Так, стопэ, подожди... У меня входящий на телефоне, «Вспомни говно – вот и оно!» … Минутку повиси на звонке, сейчас отвечу и вернусь…
Максим отключил камеру с микрофоном, снял гарнитуру и поставил видеоконференцию на удержание. На дисплее телефона светился номер Володьки Митрошина.
- Макс, привет!
- Володя? Как ты?
- Да ничего, вроде полегчало слегка. Вот из реанимации в интенсивную терапию переводят…. Телефон уже отдали, завтра койку освободят. Звоню тебе поинтересоваться, как у тебя дела, дорогой…
- Ну, это хорошо… И у меня к тебе много вопросов поднакопилось, но для начала, Володя, скажи мне, пожалуйста, за что ты со мной так?
- Не понял…
- Не понял он! Сейчас я тебе всё доходчиво объясню….
И Макс так долго и с чувством орал на Володьку, что тот ненароком взял и ляпнул ему:
- Да, дорогая...
Максим мигом осёкся. «Неужели Марго и Вовке рассказала о том видео?» - все остальные, ещё минуту назад казавшиеся гиперактуальными претензии мгновенно отошли на задний план, Макс даже слегка протрезвел.
- Что? Что ты сказал, Володя? Можешь повторить? – после минутной паузы переспросил Митрошина Студеника, но связь предательски оборвалась.
Он пробовал было перезвонить, но ответом ему были лишь автоответчик: «Абонент находится вне зоны действия сети». «Ничего, завтра его переведут в интенсивку, и мы продолжим». Макс надел гарнитуру, сделал ещё глоток джина, включил видео и микрофон и вернулся к видеозвонку.
- Да, я здесь. А ты точно уверена в её ориентации?
- Все девушки однажды сами становятся теми мужчинами, за которых когда-то мечтали выйти замуж. Просто мужикам всегда нужно держать свои обещания. Я, в отличие от некоторых, свои держу при себе и никому ничего не обещаю. К тому же, всё, через что проходишь, готовит тебя к тому, что ты просил.
- Ну... А что я просил? Чтобы меня взяли замуж, что ли? На момент, когда мы были с ней вместе, у меня никаких подозрений не было. Просто, закончив все свои дела на игле одобрения, Марго попыталась пересесть мне лицо. Сесть на шею и нассать за шиворот... А вот сейчас... - Макс задумался на и после очередного «дринка» продолжил, - Сейчас понимаю, что она реально «розовых» кровей, а мужики для неё... как бы это сказать, по приличнее... очередной плюсик для достижении собственных целей…
- Плюсик - это когда два минусика встают друг другу поперек горла. Когда женщина научится делать куни себе сама, мужчины станут ей окончательно не нужны, ведь куннилингус - единственный вид сексуального наслаждения, который она не может доставить себе самостоятельно...
- Но это вполне может ей сделать другая такая же «домечтавшаяся» женщина?
- Ты абсолютно правильно меня понял! Кстати, мой благоверный в четверг уезжает к своим родителям. Мы решили взять паузу в отношениях. Дети у бабушки. У тебя никаких мыслей по этому поводу не возникает?
- Четверг? Четверг — это не-до-пятница, пятница - не-до-суббота, а понедельник – это уже пере-воскресенье. В сухом остатке у нас остаётся суббота… А в следующую субботу у меня… Ой, извини! Я тебе перезвоню…
Максим вышел из программы видеоконференций. В замке входной двери провернулся ключ и в прихожую вслед за пакетами из супермаркета вошла Зебениса. Он быстро спрятал в тумбочку гарнитуру, переместил файл с записью недавнего разговора в «Корзину», на всякий случай, очистил её содержимое, после чего захлопнул крышку ноута и с плечами залез под одеяло.
- Зебенисс, это ты? – крикнул он в сторону прихожей.
- А ты ещё кого-то ждал? Тогда я, пожалуй, поеду… - игриво отозвалась из прихожей та.
- Я тебе поеду! - Максим вылез из-под одеяла и, шаркая тапочками, вышел в прихожую на встречу девушке.
- А с кем это ты там разговаривал?
- Зебинисс, дело в том, что, когда тебе глубоко за тридцать пять, хочешь ты того или нет, но жизнь становится похожей на суспензию, и совсем не обязательно, что лечебную, - издалека начал Макс. - В ней, при полном отсутствии близких друзей, причудливо перемешаны частицы тебя, твоей второй половины, ваших с ней оставшихся знакомых, а также вторых половин этих самых оставшихся знакомых. И всё это, как пауки в банке. И вроде, как с благой целью. Вроде, спасение ради спасения. И у каждого есть скелеты в шкафу. И все уже давно нашли оправдания. И для себя, и для своих поступков. И все себя убедили: всё, что бы ни было - во благо, а всё, что не делается - к лучшему. Суспензия между ободком призрачного «да» и донцем туманного «против», а всё вместе этот бокал - жизнь... Понимаешь?
- Я? Не очень! А ты?
- Что я?
- По какому поводу ты у нас такой нарядный?! Или твой завтрашний поход к следователю уже отменяется?
- Не...нет...
- Тогда по какому поводу банкет?
- Ну, я ждал тебя, засиделся и не заметил, как джин сам по себе закончился...
- Так! Помоги мне с сумками и сразу в душ! Но для начала выпей таблеток десять активированного угля. Где у тебя в доме аптечка?
- А то ты не знаешь!
- Ладно, сама разберусь. Потом я тебя плотно покормлю и спать. Завтра окна в транспорте от тебя потеть не должны, и хорошо бы, чтоб голова у тебя была светлой и чистой!
- Слушаю и повинуюсь!
- Давай за углём и в душ, а я тебе пока что юфахаш сварю. Штучек пятьдесят, думаю, в самый раз... Чтоб на последний глядеть, а не первом сидеть.
- Что... Что ты мне сваришь? - с пьяных глаз не допонял Максим.
- Юфахаш, маленькие пельмешки с бараниной. Татарские. До «кияу пельмэне» ты ещё не дорос. Это, всё-таки, пельмени для жениха, а вот юфахаш тебе в самый раз будет.
- Ну, юфахаш, так юфахаш, - стараясь не перечить Зеби, охотно согласился Максим. - Если понравится, буду стараться заслужить от тебя и «кияу пельмэне» ...
- Будешь пить в одиночку, не видать их тебе, как собственных ушей, - фыркнула девушка, надела фартук и покопавшись в аптечке, протянула Максиму блистер сорбента.
Макс выковырял чёрные кругляши таблеток, в три приёма с помощью минералки пропихнул их в себя, после чего разложил содержимое принесенных Зебенисс пакетов по полкам холодильника и направился в ванную. Контрастные струи воды в конце концов сделали своё дело, и к позднему ужину он вышел уже изрядно посвежевшим. На столе дымилась тарелка маленьких ароматных пельменей из тонкого теста в крепком бульоне, приправленном мелко нарубленным луком и укропом. Юфахаша было так много, что казалось, воткни в него ложку - стоять будет.
- Зеби, будь милостива! Я столько не съем!
- Макс, это не обсуждается. Ешь! Я пока поставлю твой телефон в прихожей на зарядку и постелю себе в большой комнате на диванчике...
- Но Зебенисс...
- И никаких «Но»! Я не собираюсь полночи слушать твой пьяный богатырский храп. Головой надо думать перед тем, как что-либо делать! Спокойной ночи! Кстати, где твой телефон?
- Должно быть... в спальне... на одеяле...
- Макс, я тебе удивляюсь! Ты, ко всему прочему, ещё и, когда жуёшь - разговариваешь! М-да... До «кияу пельмэне» расти тебе ещё и расти... Ладно, доедай и ложись. Я попозже зайду на кухню и проверю. И не дай Бог, ты попробуешь меня наколоть! Завтра с утра кофе тогда тебе будет не в чашку, а в постель! Аривидерчи!

Где-то в начале пятого выпитое накануне ожидаемо дало о себе знать, и хотел Макс того или нет, но физиология вытащила его из-под одеяла и потащила в уборную. Проходя мимо кухни, в темноте он краем глаза заметил висящий в воздухе огонёк одиноко тлеющей сигареты. «Пить надо меньше!», - машинально потёр он всё ещё слипавшиеся со сна глаза. Огонёк не исчез, а начал плавно двигаться вниз-вверх. Максим вошёл на кухню и включил свет. За обеденным столом в одиночестве сидела Зебениса и курила. Взгляд её был упёрт в лежавший прямо перед ней его мобильный телефон. «Никогда раньше не видел Зеби курящей…», - про себя подумал Студеника, а вслух поинтересовался:
- Зеби, у тебя что-то произошло?
- У нас... Звонили из Москвы. Тебе… - после небольшой паузы, всё также смотря в одну точку, ответила она. - Я пыталась тебя разбудить, но это было бесполезно. Звонили вновь и вновь, и, в конце концов, я решила ответить. Ты не будешь сердиться на меня за это?..
- Конечно нет! А кто звонил? Зачем? Тебе кто-то сказал что-то обидное? Это была Марго?
- Нет... Митрошин умер. Владимир, не знаю как по отчеству….
- Как… умер? Я же с ним только вчера разговаривал. Вечером. Его ещё должны были из реанимации в интенсивную терапию переводить… Почему позвонили именно мне не сказали?
- Сказали, что в его записной книжке не было записано ни одного имени-фамилии, только номера телефонов. Обзванивали всех, с кем он общался после того, как ему вернули аппарат… Боже, как это всё нелепо!..
- От чего он умер?
- Гипогликемическая кома. Врачи вовремя не заметили... И его больше нет... - на своей волне продолжала девушка.
- Как? Из-за чего?
- Предполагают, что у него был диабет на начальной стадии. Кома, скорее всего, наступила в результате сильного стресса… Представляешь, спасти его могла самая простая конфета, но рядом с ним не было никого, кто бы мог её засунуть ему в рот…Представляешь, самая простая шоколадная конфета. «Петушок» или «Птичье молоко» ... А теперь он уже... Не птица… - её плечи затряслись, по лицу Зебени потекли слёзы.
- Ну-ну… Успокойся… Давай, туши сигарету, я сейчас по делам на минутку отлучусь, и мы с тобой пойдём спать. Я тебя обниму и всё у нас будет в порядке. Договорились?
- Да, спасибо! - постаралась унять рыдания девушка.
Когда Максим вернулся, Зеби сидела всё в той же позе, взгляд её был направлен всё в ту же точку, и в её руке тлела очередная сигарета.
- Э, нет, дорогая! Так у нас дело не пойдёт! Ну-ка, обними меня за шею… Да, вот так…Сигарету в пепельницу… Оп! А теперь - спать, - Максим на руках отнёс девушку в спальню и уложил на кровать.
Она залезла под одеяло, повернулась на бок и приняла позу эмбриона, Максим выключил свет, лёг рядом поверх пододеяльника и обнял её за плечи. «Спи, моя девочка… Утро вечера мудренее. У нас в запасе ещё есть несколько часов, и мы должны с тобой попробовать выспаться. Утром взойдёт солнышко и мир вокруг заиграет совсем другими красками. Спи, моя маленькая…»

Когда Зебени уснула, Максим потихонечку, чтобы не дай Бог не разбудить её, встал, оделся и вышел на кухню. Из головы никак не шли детали вчерашнего телефонного разговора с Митрошиным. Макс молча пил кофе и курил, курил, курил… Зачем он сорвался и так орал на него? По всему выходило, что Володькина смерть могла быть и на его совести... От этого на душе Студеники всё сильнее и сильнее точили когти одинокие бродячие коты. Чтобы хоть как-то заглушить бравшие его голову приступом мысли, Максим включил телевизор и, как только стрелки часов показали восемь утра, по последнему входящему набрал номер больницы:
- Доброе утро, я по поводу вашего пациента, Владимира Митрошина...
- Молодой человек, извините, а Вы кем ему будете?
- Друг, коллега...
- Извините, но подобного рода информацию мы даем только близким родственникам. Обращайтесь к ним, друг и коллега... - и трубка разразилась режущими слух похлеще опасной бритвы короткими гудками...
«Каждый день я начинаю жизнь с чистого листа. Периодически меняю рулоны...» - вещал тв-ящик... Максим выключил телевизор и настежь открыл форточку, чтобы хоть как-то развеять туман, что безраздельно властвовал в воздухе его кухни и у внутри его черепной коробки, но настойчивые попытки совести взять его рассудок измором всё никак и никак не прекращались. Он настолько ушёл в свои мысли, что и не заметил, как заспанная Зебени вошла на кухню и присела за стол рядом с ним.
- Максим, если ты думаешь, что смерть это - тьма, смело могу предположить, что ты глубоко ошибаешься.
- Ой, Зеби, это ты? Извини, я не заметил, как ты вошла... Почему ошибаюсь?
- Потому, что с обратной стороны никогда не присылают мейлы и смс. Не звонят. Нет особого мессенджера для связи с ушедшими. И если тебе кто-нибудь когда-либо скажет, что тот или иной чародей или медиум способен стать эдаким мессенджером-проводником, то не верь. Всё это так наивно и безосновательно.
- О каких экстрасенсах ты говоришь? Причём это здесь?
- Вот именно, что не при чём. Когда-то мне приснилось, что на самом деле, в нашем мире нет ничего основательнее полёта души. Однажды она прилетает именно к тебе. Случайна или нет именно эта душа - спроси там, когда придёт время. Если, конечно, вопрос на тот момент тебе будет всё ещё актуален. И также неожиданно она вдруг расправляет крылья и покидает тебя. Пусть прощание не всегда лёгкое. Это уж зависит от тебя самого. Как примешь, как уважишь... Как дорогого гостя или как отвратительную тебе бродяжку.
- Но ведь и все встречи с нами случаются не просто так... Я вот, спустя уйму лет после института, встретился с Володькой. Благодаря ему засветился в Москве. Так или иначе, но заработал денег. А чем это всё закончилось? Я наорал на него, а теперь его нет...
- Встречи... Странные события эти встречи... Они приносят с собой кучу всякого барахла - новости, опыт, шоколадные конфеты, сплетни, радости, горести... Да всего и не перечислить. Но почему-то они имеют дурацкую привычку - заканчиваться и оставлять вместо себя своего заместителя - Прощание... Развеиваясь, как утренний туман или сигаретный дым, твоя краткая встреча с душой длиною в жизнь превращается в прекрасный полёт, оставляя людям, любившим тебя, верящим в твою звезду горький напиток пустоты. И подаёт его Прощание. Всегда степенное, в тёмном фраке, белых перчатках и почему-то не повязанном галстуке-бабочке, заставляющем отвлечься от скорбных мыслей... Так и с Володькой. Только твоя встреча с ним была куда короче. Поэтому, давай, проветривай кухню... Накурил - хоть топор вешай, и давай! Давай жить дальше! Наша-то с тобой Встреча ещё своё Прощание не позвала! Кстати, тебе сегодня с Михтялёвой прощаться, ты не забыл?
- Нет. Блин, я обещал назначить ей место встречи… Надо позвонить, но что-то голова с вчерашнего совсем не варит. Совсем старый, видимо, становлюсь…
- А ещё ты скромный, - рассмеялась в ответ Зебени… - Не наговаривай на себя. Со всеми бывает, не у всех проходит. Сейчас что-нибудь придумаем. Во сколько у тебя следователь?
- В десять…
- Так... - Зебени открыла на телефоне сервис онлайн-карт. - А в каком отделе?
- Мы с тобой живём в Вахитовском районе? Значит в Япеева, на Большой Красной…
- Ну, это значительно облегчает задачу… - девушка ткнула несколько раз в экран телефона. - Так, смотри. Там напротив есть американский гриль-бар. Я сейчас закажу там на без пятнадцати десять столик на твоё имя, а ты давай, собирайся. Времени осталось не так уж и много… Да! Я бы на твоем месте, ещё бы позвонила Коростелёву, попросила, чтобы он тебя сопроводил, самому тебе со вчерашнего за руль пока что не стоит. И подстраховал на случай, если что-то вдруг пойдёт не так…
- А что, что-то может пойти не так?..
- Я пытаюсь просчитать все варианты. Ты Володьке сам позвонишь или тоже на меня оставишь?
- Сам… - он взял телефон, отправил Коростелёву в «Финале» лаконичное сообщение: «Срочно приезжай. Ничего не планируй. Нужна твоя помощь» и показал экран Зеби.
- Ну, уже хорошо... Иди, тогда, срочно брейся... Володьке до тебя доехать быстро!
- Ага, уже бегу…
Макс ушел приводить себя в порядок, Зебени тем временем позвонила в кафе, заказала столик и занялась его костюмом.
- Макс, ты ещё долго там? Время идёт… - закончив все приготовления, постучалась она в дверь ванной.
- А? Уже почти готов! - через пару секунд открыл дверь Максим. - Сейчас, оденусь только и можно в путь.
- Столик я уже зарезервировала. Звони Марго...
- Может быть по пути? - попытался отвести от её глаз разговор с бывшей Максим.
- Нет, давай-ка сейчас. Я должна быть уверена, что всё идёт по плану.
Максим недовольно вздохнул, но под присмотром Зебени, всё-таки набрал номер Марго: «Привет! Жду тебя ровно в без пятнадцати десять в американском гриле на углу Япеева и Большой Красной, прошу не опаздывать. Это в твоих же интересах... Хорошо… Пока...»
Пока Студеника говорил с Митялевой, на телефон Зеби позвонил Вовка Коростелёв.
- Привет! Сорри, что звоню тебе так рано, но у Макса занято. Можешь передать ему, что я уже стою у его подъезда?
- Да, сейчас…
- Спасибо!
- Да, не за что...
Максим уже стоял в дверях, когда Зеби внезапно прижалась к нему и обняла за шею.
- Максим, я не знаю, зачем ты с ней встречаешься, знаю только почему, и этого мне, поверь, достаточно. Прошу тебя только об одном, пожалуйста, не делай того, узнав о чём, мне за тебя может стать стыдно. Не важно, сегодня, завтра или когда-нибудь потом. Просто, если ты будешь стоять перед сложным выбором, подумай об этом и воздержись, ладно?
- Конечно!
- С твоего позволения, в офис я сегодня не поеду и буду ждать тебя дома.
- Спасибо тебе...
- Удачи!
- До скорой встречи!
Максим вышел из квартиры, спустился на лифте и через минуту сел на заднее сидение автомобиля. записанного за службой безопасности его арх-бюро.
- Привет! Куда едем?
- Американский гриль-бар на углу Япеева и Большой Красной.
- Только не говори мне, что ты дома завтракать отказался, - натужно рассмеялся в ответ Коростелёв.
- У меня там встреча с Марго назначена. Перед походом к следователю.
- Что от меня нужно? – Володька резко сменил тон на деловой.
- Довезёшь меня до места. Сам я вчера перебрал что-то. Высадишь на Япеева, не доезжая до светофора. Дальше я пешком. Типа сам пришёл. Ты же припаркуешься прямо у дверей кафешки. Американский гриль и бар. Я поговорю с Марго и пойду напротив, в следственный отдел. Марго останется в баре. Твоя задача - проконтролировать, чтобы она меня дождалась и никуда раньше времени не сбежала. Из полиции я вернусь в кафе.
- А потом?
- Потом отвезёшь меня домой.
- Я воль, майн фюрер!
- Не ёрничай!
- Можно тебе совет? Возлюби своих врагов, и они сойдут с ума, пытаясь понять, что ты задумал.
- Да ну тебя! Долюбился я уже с Марго...
- Ну что ты сегодня такой серьёзный-то, а?
Максим оставил вопрос без ответа и молча уставился в запотевающее от его дыхания окно.

Когда Студеника вошёл в двери гриль-бара, Марго уже сидела за столиком и пила кофе. Она почти сразу заметила его появление в заведении, привстала и помахала рукой. Макс сухо кивнул в ответ головой, и пройдя в глубь зала, присел рядом с ней.
- Максим, странное ты место для встречи выбрал, хочу я тебе сказать, прямо напротив отдела полиции. Ты что, решил возбудить против меня уголовное дело? Не забывай, обвинить меня в том, что я ещё не совершала, значит подарить мне идею... - вместо приветствия натянула на лицо ухмылку Марго. - Ты документы на квартиру привёз?
- Марго, помнишь, ты как-то говорила, что, благодаря тебе, я стал мужчиной? Благодаря тебе родил сына, вместе с тобой начал строить дом. И не где-нибудь, а в Москве. Мне осталось только посадить дерево, и лучшей кандидатуры для этого, чем ты, я для себя не вижу...
- Нет, я тебе не верю! Ты - блефуешь!
- Хочешь убедиться? Как ты верно заметила, напротив - отдел полиции. Я сейчас позвоню своему следователю, и через пять минут мы продолжим с тобой беседу в другом месте. Окей?
- Так! Что ты от меня хочешь?
- Я предлагаю тебе сделку. Сейчас ты отдашь мне свой телефон и предоставишь гарантии, что копий видео с моим участием ни у тебя, ни у кого другого больше нет. После этого я иду в полицию, пишу забираю своё заявление и приношу его копию отзыва тебе сюда.
- Или?
- Или ты сядешь за кражу и попытку покушения на убийство. Клофелин, знаешь ли не шутка... Вторую статью суд тебе, конечно же, расквалифицирует, но денег на адвоката ты потратишь достаточно, а первой по итогу тебе и так мало не покажется. Покушение исчезнет, а отягчающие к краже появятся. Ну что, я звоню Марату Юсуфовичу?
- У тебя есть скрепка или булавка?
- Зачем тебе?
- Сим-карту вытащить.
- Ничего, приедешь в Москву - восстановишь, а здесь пока новую себе купишь, если понадобится.
- На, держи...
- Спасибо, ты сегодня какая-то особенно понятливая. Ну, я пошёл, а ты жди меня здесь. Смотри, много кофе не пей...
- А ты сегодня какой-то особенно заботливый... - вслед Максу фыркнула Марго, но Максим её уже не слушал.

Дождавшись зелёного сигнала светофора, Максим перешёл дорогу и вошел в здание отдела полиции. Когда он поднялся на второй этаж и нашёл нужный ему кабинет на часах было уже пять минут одиннадцатого. Он осторожно постучал и попробовал было открыть, но дверь оказалась запертой. Макс недоумённо посмотрел на табличку. Всё верно, «Следователь Ягупов М.Ю.» «Странно... Что же, посижу, подожду. Торопиться мне сейчас некуда…»
Минут через десять подошла одетая в униформу молодая девушка. Она достала из сумочки ключ, открыла замок и вошла в кабинет. Это сбило Максима с толку ещё больше. Немного погодя, он осторожно заглянул вовнутрь и поинтересовался:
- Здравствуйте, а Марат Юсуфовича где можно увидеть?..
- Вы Студеника? Максим Валерьевич?
- Да... Я...
- Проходите. Следователь Ягупов заболел. Замещать его временно буду я. Давайте знакомиться, меня зовут Сайфутдинова Наиля Вахитовна, - девушка поднялась из кресла и подалась вперед через стол, предлагая Максиму свою руку для рукопожатия. Почему-то так, как это обычно принято делать для поцелуя. Повинуясь законам инерции, её черные длинные волосы качнулись вперёд. На лицо Максима напахнуло букетом до щемоты знакомого аромата, и перед глазами само по себе всплыло то самое видение на транспортной развязке... Он ехал в крайней правой полосе, а слева чуть притормозив около его машины мимо пронеслась иномарка... Пряный запах, перемешанный с цветочным ароматом, обдал лицо Макса... Он пытался разглядеть лицо незнакомки или запомнить номер её машины, но она унеслась так стремительно, оставив ощущение ускользающей удачи и головокружение от аромата... Поток встал, и ему стало почему-то всё равно - куда он всё это время так спешил и зачем так не замечая вокруг себя ничего бежал...
- Максим Валерьевич, с Вами всё в порядке?
- А? Да, да... Всё хорошо...
- Давайте тогда напишем с Вами заявление о возбуждении в отношении гражданки Михтялёвой-Зарузской Маргариты Павловны уголовного дела по статьям кража и покушение на убийство, и вы можете идти...
- Наиля, извините, забыл Ваше отчество...
- Вахитовна.
- Да, извините, Наиля Вахитовна. Тут такое дело... Мы с гражданкой Михтялёвой достигли, так сказать, досудебного урегулирования. Она вернула мне украденное и возместила моральный ущерб, поэтому претензий к ней я больше не имею, - тщательно подбирая слова, выдавил из себя Максим.
- Ну... Если так... То рада за Вас... - лицо девушки-следователя заметно потускнело. - В таком случае пишите заявления об отказе, и больше я вас не смею задерживать. Образец можете найти вон в той синей папке...
Максим не без труда нашёл в увесистом томе эталонных бумаг, вдетых для пущей сохранности в файлы, нужный ему образец и через пять минут отдал заполненное по всем правилам заявление следователю Сайфутдиновой. Та молча приняла от него исписанный листок бумаги, что-то отметила у себя в компьютере и попросила подождать в коридоре, пока она подпишет и зарегистрирует документ. Максим, в свою очередь, попросил её сделать не одну, а две заверенных копии его заявления, и уже где-то через полчаса положил одну из них с синим оттиском «Копия верна» перед Марго.
- Ну, так как теперь нас с тобой никакие взаимные обязательства не связывают, могу я попросить тебя о маленьком одолжении? - убрав свой экземпляр копии в сумочку, обратилась она к Максиму.
- Всё, что в моих силах...
- Сохрани мне, пожалуйста, лицо. Я на днях устраиваю небольшую вечеринку, и заявлена на ней, как приличная дама. Без пяти минут семейная. Подыграешь мне в этом небольшом спектакле?
- Знаешь, сейчас я ничего обещать тебе не буду. Подумаю и позвоню...
- Куда? Куда ты позвонишь? Мой телефон вместе с сим-картой у тебя...
- Марго, неужели парковочное место зарабатывает в час больше, чем ты? К тому же, если девушка сама хочет секса больше, чем мужчина, то кто должен платить за ужин? Найдёшь способ, как сообщить мне способ связи с тобой!
- Ну, как говорится, начать разговор, секс и утренний подъем никогда не сложно, а вот желание продолжить нужно ещё постараться вызывать! С чего у нас всё сейчас началось? Ты получил моё сообщение в «Однокашниках». Вот туда мне и напишешь. Анонс вечеринки, кстати я уже разместила в своей ленте...
- Если вспомню пароль...
- Вот и поговорили! - Марго резко встала из-за стола и стремительно направилась к выходу. Было слышно, как она смачно выматерилась по пути... - Я тебе приглашение по почте пришлю! Не забывай, муж - это временно, а вот бывший муж - навсегда!
Максим смотрел ей вслед и внезапно поймал себя на мысли, когда они в молодости только встретились, Марго была похожа на божью коровку... В памяти всплыли слова из вчерашнего видео-разговора в части минусового ай-кью Маргариты. «Может минусовое ай-кью - это и не так уж плохо? Люди с высоким коэффициентом интеллекта склонны к депрессиям, суициду, нелюдимости... А таких, как она, ничто не берёт...
Макс переложил телефон Марго во внутренний карман пиджака и задумался...
Схемотоз... Ай-кью... Звучит это всё, как болезнь какая-то… Но сейчас... Сейчас перед ним был жирный таракан, и рука как-то сама по себе непроизвольно потянулась к тапку... «Находишь божью коровку, любуешься, замираешь, когда она щекочет тебе руку... Видишь таракана, и шмяк его тапком! А потом вы будете рассказывать мне, что внешность не имеет значения? Эх, красота ты моя неписанная... Дурнота ты моя немерянная!..»
Из размышлений его выдернул звонок Коростелёва.
- Шеф, она уходит. Какие мои действия?
- Да забей ты на неё, Володя. От неё я всё, что хотел, уже получил. И по полной. Заходи лучше во внутрь, кофейку выпьем…
- Принято, сейчас буду.
Максим жестом подозвал официантку.
- Девушка, будьте добры, два кофе, пожалуйста... Такого, забыл, как называется, в специальном бокале...
- Вам со сиропом "амаретто" и сливками?
- Нет. Пожалуй, чёрный, с ирландским виски и без сахара. В эти игры я, надеюсь, своё уже отыграл...
В голове Студеники, начав собираться воедино ещё после предыдущей встречи с Марго, не прекращали искать свои места кусочки пазла дорисованной сегодня картины накрывшего его разводилова. Из глубокой задумчивости Максима вывел скрежещущий звук медленно отодвигаемого стула...
© 19.06.2019 - 02.07.2019
Свидетельство о публикации №219070201754





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 08.07.2019 Зосима Тилль
Свидетельство о публикации: izba-2019-2589983

Метки: зосима, тилль, схемотоз, триллер,
Рубрика произведения: Проза -> Триллер










1