Дева и Меч


Дева и Меч

Роман-фентези


повествует о жизни и приключениях

вымышленного персонажа Девы Лореанны.
Читатель окунётся в мир интриг, предательства,
любви, коварства, и настоящей преданности.
На примере персонажей романа –
главной героини Лореанны и верных ей людей,
читатель сможет заглянуть внутрь себя,
чтобы понять свой внутренний мир..


За основу романа взяты реальные события,
произошедшие в 15-м столетии.
Освещена столетняя война между Францией и Англией, её финал.
Где на арене боевых действий появилась Святая Дева из Лорена,
известная миру как Жанна Д’Арк,
изменившая весь ход событий, и как следствие,
всей истории Франции и Англии.
В романе образ Жанны Д’Арк выведен как образ Девы Лореанны,
созвучный по аналогии со Святой Девой из Лорена.
Франция в романе звучит как «Храния», Англия как «Артия»,
Париж – «Пармия», Орлеан – «Корнеан», Брион - «Руан».
Все имена, персонажи и города в романе - вымышлены! 
Любые сходства случайны.
Главная идея и задача романа –
показать события того времени в совершенно
новой фантазийной версии,
читатели сами это поймут в процессе прочтения текста.
Авторы надеются на то, что, помимо
повествования событий в романе,
и заложенного в нём смысла для осознания, 
читатель откроет для себя
новое видение всего происходящего в его жизни.
Идея романа - раскрыть сущность любого человека,
который сможет и захочет определить свой путь,
предназначенный свыше, способствующий исполнению
ведущей роли судьбы на примере героини романа.
Беря во внимание её Веру, самоотверженность
и героический Дух, который вёл её
к окончательной победе над врагом. 




Приятного Вам прочтения, уважаемые читатели!





 
  Молодая, очень красивая девушка сидела, сосредоточенно размышляя, одна ночью у костра. Ей не спалось, хотя это было крайне необходимо. Вокруг неё, до самого горизонта, простирался необъятный травяной луг, на котором разместились сотни походных палаток. В воздухе стояла тишина и спокойствие. Пахло дымом костров, солдатской кашей и цветами, в изобилии растущими на этом безмятежном лугу. Как будто и не было никакой войны.
  Возле каждой палатки горел костёр, по кругу которого расселись уставшие от битвы воины. Сегодня днём они всем войском взяли небольшой городок, очистив его от захватчиков. Сейчас они отдыхали, - кто-то спал в палатке, кто-то пошёл за водой к реке, но большинство солдат предпочитали греться у костров, есть кашу, и пить горячий чай, закусывая сухарями.
Мимо девушки иногда деловито проходили солдаты с дровами, котелками для воды. Никто её не беспокоил. Она была одета в тёплое шерстяное платье, на ногах - походные шнурованные сапоги. Ночи к сентябрю стали холоднее, поэтому жаркое пламя костров прогоняло сырость, стоящую в воздухе, согревая собою людей. Оно являлось жизненной необходимостью в таких условиях.
К её костру, который уже почти догорел, подошёл пожилой воин. Он притащил дров для девушки. Не говоря ни слова, подбросил в огонь пару поленьев, - те весело затрещали. Учтиво спросил:
- Ты позволишь присесть рядом? Не помешаю?
Девушка приветливо улыбнулась:
- Конечно, можно, Габриэль! Присаживайся.
Подошедшего человека девушка очень хорошо знала. Это был старый офицер, отвечающий за снабжение армии всем необходимым. Уже третий год пошёл с тех пор, как она познакомилась и сдружилась с ним, на третий день после турнира, устроенного Королём в столице. Этот опытный воин находился на королевской службе вот уже двадцать пять лет. До этой странной, непонятной войны долго служил на флоте боцманом, был закалён во многих боях. Смелый, бесхитростный и понятливый, Габриэль отличался ещё одной особенностью: он знал множество занятных историй из воинской жизни.
Он умел так увлечь собеседника описанием подробностей событий прошлого, а также своей манерой говорить, что даже высшие офицеры войска частенько внимательно слушали его рассказы. Житейская мудрость интенданта сочеталась с покладистым характером, скромностью и добрым нравом. Многим были интересны рассказы Габриэля. Все они были взяты из реальной жизни, ему даже не приходилось привирать о своих подвигах, как это делают некоторые вояки.
Бывший моряк присел на бревно. Седые усы его свисали на тёмно-зелёный мундир, и от этого при свете костра он чем-то напоминал доброго лесного отшельника. Они часто общались вдвоём, и не только у костра, но и в многочисленных походах.
- Расскажи что-нибудь, Габриэль! - девушка оживилась.
- Рассказать, говоришь, дочка? Ты и так уже многое знаешь из моих рассказов… А что ещё ты хочешь услышать? - проронил офицер, глядя на разгорающийся костёр.
Девушка уже привыкла к такому обращению. Он с самого начала называл её дочкой, просто и понятно. Другие называли её иначе. Наверное, это было правильно, - у Габриэля в провинции жила любимая жена, два сына и три взрослых дочери. Одна из них удивительным образом напоминала ему сидящую напротив красавицу.
- Я знаю, что ты когда-то служил на флоте. Можешь мне рассказать кое-что интересное из морской жизни?
- Могу, почему бы и нет, милая! - оживился воин.
Только ему одному была позволена со стороны девушки такая вольность в общении.
– Только я хотел бы тебе рассказать кое-что поинтереснее…
- И что же? - девушка приготовилась слушать, подперев руками прелестную головку.
- Ты что-нибудь слышала о золоте пиратов? О несметных сокровищах, скрытых глубоко в пещере?
- Нет! - удивлённо вскинула брови девушка, - расскажи, пожалуйста!
- Ну, тогда слушай, дочка…
Как ты знаешь, войну против нас развязал Король Освальд. Но мало кто знает, из-за чего на самом деле она началась… Все думают, что из-за казни Грэгори, по крайней мере, так принято считать. Будто бы герцог был главой пиратов, грабил и убивал наших купцов, и потому был схвачен и приговорён. Но настоящую причину этой казни скрыли от народа…
- И какова же причина? - спросила девушка, с явным интересом в голосе.
- Причина не только в казни… Что ты знаешь об этом, милая? Она таится гораздо глубже…
- Что значит глубже? Я помню, мне в детстве рассказывали эту историю про казнь, - задумчиво промолвила девушка, - только в ней много непонятного. Люди говорили, что наш королевский суд вынес приговор пирату Грэгори, после чего его казнили… Вскоре после этого началась кровопролитная война. Вроде бы как из-за мести Освальда. Но я почему-то до сих пор не верю этому! Как можно идти войной на соседей только из-за смерти одного-единственного преступника?! Даже если это твой брат?!
- Ты права, дочка. Даже Короли не устраивают таких войн из-за одного человека. Освальд и Грэгори – братья. Но мстить за брата тысячам людей, которые к его наказанию не имеют никакого отношения, - это уже просто жестокость и бессердечность какая-то! Тем более, со стороны помазанника Божьего! Насколько мне известно, причина крылась именно в золоте пиратов. А ещё в непростых отношениях между братьями.
С реки вдруг резко подул холодный ветер.
- И что же это за история? - девушка встала, пересела поближе к огню, чтобы погреться.
- История непроста, ох, как непроста… Начну издалека. Как-то раз к Освальду ко двору тайно прибыли посланники из другой страны. Пять человек. С ними пришёл ещё один высокий, худой человек. По моим скромным сведениям, его называли странным именем, - вроде бы Субень, как-то так… Все они были одеты в чёрные одежды, ниспадающие до пят. Ходили упорные слухи, что эти люди умеют управлять монархами, как им нужно. Не знаю точно, но, судя по сведениям из Артийского дворца, вероятнее всего, прибывшие являлись какими-то жрецами, совершающими определённые магические ритуалы…
- Магия?!? Жрецы в чёрном? Габриэль, откуда у вас эти сведения? Ведь Артийцы наши враги!
- Милая! Я три года не мог тебе этого сказать, по причине того, что не имею на это права. Но сегодня открою тебе то, чего не знают даже наши командиры. Мой старший сын - Андре, вот уже шесть лет находится на службе у короля Освальда, в качестве его личного камердинера…
- Что-о-о?!? - удивлённо воскликнула девушка, - вот уж не ожидала такого поворота! И вы раньше молчали?
- Погоди, девочка моя, не горячись! Дело в том, что мой сын – лазутчик, шпион в стане врага, давно внедрённый в окружение Освальда, и потому его сведения бесценны! Об этом тайном задании знают всего три человека: наш военный министр Ульрих, отвечающий за безопасность Хрании, его заместитель Артуан, ну, и конечно, я. Андре почти всегда находится при Короле, многое слышит и запоминает. Вот откуда эти сведения!
- А-а, теперь ясно! Прости, пожалуйста… Продолжай, Габриэль, мне всё это очень интересно! - извинилась красавица, поправляя свои золотистые волосы.
- Так вот, милая! Прибывшие к Освальду посланцы говорили с ним долго, около трёх часов. Беседа их проходила в отдельной, потайной комнате. Андре знал о существовании этой комнаты. Поэтому он заранее проделал небольшую дыру в стене за портьерой, чтобы можно было подслушивать разговоры Короля. И замаскировал её тканью под цвет портьеры. Этот его шаг был сопряжён с риском, ведь во дворце повсюду стражники. Но сын справился с этим, пользуясь своим положением камердинера.
- А каким образом ваш сын передаёт сведения? Это же опасно!
- Никакой опасности, дочка! Среди Артийских купцов есть один наш человек, который переправлял письма министру и мне лично через цепочку своих гонцов. У Короля Освальда очень слабая тайная служба безопасности, набранная из его друзей, маркизов и баронов. Они не профессионалы в этом деле, и не смогли отследить эти письма. Их больше волнует жалованье, чем интересы страны… К сожалению, на земле пока ещё правит золото, а не совесть и правда…
- Понятно. Знакомая картина. Я слушаю дальше. Так о чём они говорили? - девушка внимательно посмотрела на Габриэля. В её глазах был заметен подлинный интерес к этой теме.
Офицер пошевелил палкой дровишки в костре и продолжал:
- Дальнейший разговор между Королём и посланцами сводился к следующему: им нужен был от Освальда особый человек, - храбрый, отчаянный и мужественный, способный на поступки. Они готовы были даже заплатить за такого…
- Для чего? – не поняла златовласка.
- А для чего, ты сейчас поймёшь! Они сообщили Королю, что этот человек непременно должен быть его другом или, на худой конец, приближённым. Или же дальним родственником. Гости намекнули Королю, что этот человек может совершить много разных подвигов, и принести ему, Королю, огромные сокровища.
- Каким образом? Откуда сокровища? - не унималась девушка. Её разбирало любопытство.
Кроме этого, ей нравился голос бывшего боцмана, - таинственный, грубоватый, с некоторыми нотками иронии.
- Откуда, не знаю, я лишь передаю тебе содержание их разговора. То, что услышал Андре за портьерой. Король спросил у этого Субеня, о каких сокровищах идёт речь? Тот обошёл этот вопрос. Сказал, что у них есть целая ватага бывших разбойников, которые решили стать воинами, но никто из них не мог возглавить эту ватагу. Им нужен был лидер, человек с очень сильным характером, волевой и сильный, но с королевским покровительством, чтобы дело выгорело.
- Какое дело?! - глаза девушки загорелись.
- Я так понял, что жрецы хитрили. Явно о пиратах не говорили, но намекали о том, что в море ходит полно всяких судёнышек, в том числе отчаянных пиратов. В общем, они дали понять Освальду, что созданная им морская компания во главе с его человеком может навести порядок на море, контролируя денежные потоки пиратов. А проще говоря, они предложили Королю грабить самих пиратов под видом королевского сторожевого флота, отбирая у них все их сокровища, направляя их в казну.



- Грабить пиратов?!? - воскликнула девушка, - это что-то новенькое!
- Вот, вот, именно грабить их! Брать на абордаж, сражаться и забирать всё! Смысл их разговора сводился к этому.
- И что же дальше? Освальд согласился?
- А дальше было следующее - жрецы предложили за сильного лидера, будущего командира готовой ватаги два миллиона дукатов.
- Ого-го! Хорошая цена! Но для чего жрецам, или этому магу, как его там, Субеню, понадобился такой командир?
- Наверное, они играли в какую-то свою тайную игру. Нам неизвестную, поэтому и пришли к Освальду за помощью. Но теперь я-то уже знаю всю подоплёку этой истории, так сказать, всю правду, - кто, кого и зачем подставил под удар?..
- Подставил? Кто и кого?... - не утерпела девушка.
- Погоди, милая, не спеши. Об этом дальше. Я только-только начал. Сейчас начнётся самое интересное!...
Костёр разгорелся с новой силой.
В этот момент к ним подошли два офицера, знаками давая понять, что она сейчас им нужна.
Девушка встала с бревна:
- Арни, что случилось? – повернувшись к интенданту, она попросила:
- Подожди немного! Я сейчас…
Офицеры отвели в сторонку девушку. Они о чём-то недолго поговорили, после чего девушка вернулась к костру:
- Продолжай, Габриэль! Дела, понимаешь… Так на чём мы остановились?
- На самом интересном! Когда жрецы предложили Освальду огромную цену за отчаянного, сильного храбреца, тот спросил:
«У меня есть такой человек! Я дам вам его. Но что я буду за это иметь, помимо двух миллионов?»
Субень ответил так:
«Ваше Величество, есть возможность за год взять двести миллионов дукатов».
«Очень хорошо!! Но каким образом это возможно?» - спросил Король, мысленно потирая руки.
«Судите сами - в трёх морях, где ходят наши, Артийские торговые корабли, там же ходят и Хранийские шхуны, а также корабли ещё четырёх стран. По нашим сведениям, в этих же морях на разбойном промысле находятся около трёхсот крупных пиратских шхун. Команды на этих посудинах состоят из отъявленных головорезов, которым терять нечего. Они прекрасно понимают, что их ждёт - или виселица, или жизнь, полная золота, связей и возможностей нормально жить и никого не грабить. На последний вариант надеются все пираты, но мало кто из них понимает, что такие случаи - большая редкость. Так вот, если найдётся лидер нашей команды матросов, он возглавит ваш сторожевой флот, и за год вполне реально можно оставить без полной добычи около семидесяти кораблей пиратов. При этом никто из них не останется в живых! Простой подсчёт показывает, что хорошая добыча с одной пиратской шхуны составляет от двух с половиной до трёх миллионов дукатов. Вот вам и двести миллионов! Помимо всего, у многих пиратов есть тайные пещеры на островах. Они прячут там гораздо большее количество золота, которое тоже может быть вашим! Это сотни миллионов! Над выяснением местоположения этих островов и пещер сейчас работают наши люди, засланные к пиратам».
«Но, позвольте, господа, ведь золото пиратов добыто нечестным путём, оно принадлежит тем людям, которых ограбили. Не думаете ли вы, что его необходимо вернуть владельцам?» - отвечал Освальд.
На этот вопрос жрец отреагировали так:
«Ваше Величество! Как правило, этих владельцев при крупной добыче уничтожают сами пираты, так что возвращать это золото будет некому! Гораздо лучше направить его на благо страны, отобрав у пиратов. Решайтесь! Два миллиона дукатов у нас с собой, в сундуках. Это плата за ваше покровительство. Где ваш отчаянный человек?»
Король задумался. Последовал ещё один вопрос:
«Сколько у вас людей? И сколько кораблей?»
«Четыреста человек готовы в бой. И четыре самых лучших боевых фрегата, с полным вооружением. Нам нужен только предводитель».
«Хорошо!» - Король, наконец, решился:
«Давайте ваши два миллиона! Завтра же у вас будет такой человек, я его специально к вам пришлю».
«Где гарантии того, что ваш человек - сильный лидер, который нам нужен? И кто это?» - спросили с опаской жрецы.
«Вам мало моего королевского слова?!» - гневно воскликнул Король, - «Я же сказал, что завтра вы получите его, со всеми нужными бумагами и моей печатью!»
Жрецы дали знак слугам, и те скоро занесли два тяжёлых сундука, поставив перед Королём.
«Откройте их!» - Освальду не терпелось увидеть вожделенное золото. Он, как и все короли, был непомерно жадным. Слуги открыли сундуки, каждый весом по сто килограммов. Внутри играла манящим блеском гора крупных золотых монет. Сундуки были наполнены до самого верха.
«Здесь ровно два миллиона! Можете пересчитать».
Освальд жадно смотрел на золото, не отрывая глаз.
Затем, опомнившись, приказал слугам:
«Казначея ко мне! Живо!»
Обернувшись к жрецам, он сказал:
«Пока не пересчитаем, вы не уйдёте. Придётся вам подождать».
«Мы согласны. Пусть ваш герой завтра прибудет в таверну «Жареная куропатка», мы там будем ждать его».
«Договорились!» - Король был весьма доволен нежданной прибылью. Его казна уже трещала по швам.
Скоро прибыл королевский казначей с двумя мальчиками-помощниками. Это был худой тип, с цепким взглядом и костлявыми руками. Они втроём пересчитывали всё золото, складывая его по сто монет в специальные холщовые мешочки с сургучными печатями.
Спустя два часа жрецы ушли.
Освальд, обдумав все шаги, позвал писаря, и повелел тому написать верительную грамоту и сопроводительное письмо на имя одного барона. Когда бумаги были готовы, Король приложил к ним свою печать.
Ещё через полчаса он приказал запрягать карету, и с пакетом документов отправился в путь.
Спустя два часа он подъехал к замку своего брата, герцога Грэгори.
Тот принял его неохотно. Но, несмотря на это, Освальд обнял брата. Позже, за ужином, он разъяснил ему всю схему королевского сторожевого флота, с возложенной на него особой миссией:
«Брат! Ты смелый, крепкий воин, равных тебе в битвах нет! Твои лидерские качества на высоте. Послужи же Артии верой и правдой! Вот бумаги, подтверждающие твои полномочия. Представься им от меня, как барон Генрих Ардель, мой вассал. Верительная грамота с твоим новым именем прилагается. Никто из них тебя никогда не видел. Запомни! Никто из этих жрецов не должен знать, что ты мой брат! Я вижу, ты совсем закис в своём замке, тебе бы мечом помахать, да силу свою испытать! Представился отличный шанс, и заработать, и в бой людей повести, как ты это любишь!
Можешь даже взять себе даже какое-нибудь грозное прозвище. Прижми хорошенько этих пиратов, и вытяни из них всё, что сможешь! Жрецы намекали на какие-то пещеры, где полно золота, вот и выясни, где находятся эти пещеры. Когда мы сможем найти эти сокровища с твоей помощью, тогда наша власть усилится, и Артия станет ещё сильнее!»
Грэгори, высокий сильный мужчина с властным взглядом, ответил Королю:
«Я постараюсь, Освальд! Сделаю всё, что в моих силах. Ты же знаешь, как я умею командовать людьми. И прости меня за Элизабет».
«Ну, вот и хорошо! Я знал, что ты меня не подведёшь!» - Король побыл ещё немного у Грэгори, и спустя час отбыл обратно к себе во дворец.
На самом деле Освальд в глубине души ненавидел своего брата за то, что тот пять лет назад отбил у него, Короля, такую прелестную красотку, о которой любой мужчина мог только мечтать! Эту молодую девушку привезли ему, как гостью, из одной северной страны. Освальд сразу же в неё влюбился, как мальчишка, и на второй день сделал её своей первой фавориткой, чем вызвал чёрную зависть остальных девяти. У Короля Артии были серьёзные планы на эту девицу, он искренне хотел на ней жениться и сделать её Королевой. Девушка происходила из очень знатной семьи. По этой причине он пока её не трогал, всячески обхаживал, преподносил дорогие подарки.
Как мужчина он рожей он не вышел, и потому брал девушек силой королевской власти и полным обеспечением при дворе. Потому и завёл себе для услад девять молодых красавиц. Но северная белокурая гостья затмила их всех умом и красотой!
Зато брат его, мужественный и волевой Грэгори, пользовался большой популярностью у женщин. Стоило ему появиться на королевском балу через неделю после появления Элизабет, - так звали новую фаворитку, - как он сразу же обратил на неё внимание. Их познакомил сам Освальд, на свою беду. Девушка также обратила внимание на стройного, сильного рыцаря. Они танцевали вместе несколько раз, обмениваясь милыми улыбками. Король, видя всё это, вознегодовал, ревнуя, но виду не подал, затаив злобу на брата.
А ещё через три дня Элизабет ушла гулять в королевский сад с несколькими служанками, и бесследно пропала… Её искали три дня, но всё безуспешно. Затем расстроенный Король объявил награду тому, кто её первым найдёт. Были задействованы лучшие шпионы, чтобы выследить пропавшую девушку. И вот, только спустя три месяца, один из шпионов сообщил Королю, что Элизабет, оказывается, благополучно и в полном здравии живёт в замке у его брата. Никто не знал, какие рычаги поиска включил этот шпион, но он её нашёл! Естественно, он и получил от Короля обещанную награду.
Освальд был в ярости! Как это так, - его родной брат позарился на будущую Королеву! Неслыханно!!
Прибыв тотчас же в замок Грэгори, он потребовал разъяснений.
На что герцог невозмутимо отвечал:
«Дорогой Освальд! Элизабет сама изъявила желание быть со мной, ты ей как мужчина не нравился! Мы с ней во время танцев обо всём договорились. Потому я и послал за ней карету в тот день, когда она пропала из дворца. Она отвлекла служанок, села в мою карету за пределами сада, и её привезли ко мне. Через неделю мы сыграли свадьбу, извини, не позвал тебя. Теперь Элизабет моя жена. И для неё исчезновение из дворца было спасением, - некоторые твои фаворитки испугали её, обещая прирезать. Так что ты опоздал, дорогой мой братец!»
«Могу я увидеть её?» - застонал Освальд.
«Это исключено. Она сама не желает видеть тебя. Все твои подарки, - кольца, ожерелья, - в этой шкатулке, забери, они ей больше не нужны».
Король, скрипя зубами от злости, выскочил из замка, сел в карету и уехал, несолоно хлебавши.
С тех пор он мечтал отомстить брату, но не знал, как? И вот, наконец, представился отличный случай! Освальд надеялся, что его братца где-нибудь в стычках на море убьют сами пираты. Освальд же в отсутствие ненавистного брата тем временем постарается похитить милую прелестницу из его замка.
Не знал Король о том, что через год Элизабет родила сына от Грэгори, а сама умерла при родах! Никому не сообщив о своей утрате, уединившись у себя в замке, он скорбел по своей любимой. Сына своего он отвёз в дальнюю провинцию, подальше от королевских шпионов. Прекрасно понимая, что его сын, тоже королевской крови, может представлять прямую угрозу для Освальда.
Верные люди герцога, которые взяли сына на воспитание, имели большое поместье, свою охрану и неплохой доход с нескольких деревень. К тому же Грэгори привёз им сундучок с алмазами - обеспечение сына на ближайшие десять лет.
Пристроив ребёнка в надёжные руки, герцог успокоился. Он затворился у себя в замке, никого не желая видеть. Целых четыре года о нём ничего не было слышно, он больше не показывался ни на балах, ни на королевских приёмах, ни на людях. Без любимой жены ему жить не хотелось. Он часами сидел у могилы Элизабет, оплакивая любимую…
Теперь, спустя четыре года, его душевные раны немного затянулись, терять ему было нечего, и он решил пойти навстречу предложению своего брата.
На следующий день Грэгори прибыл в таверну, познакомился с жрецами, представившись как барон Ардель. А ещё через неделю он лично возглавил четыре фрегата вместе с командой, предоставленные ему жрецами-магами в полное распоряжение.
- А дальше? - златовласая девушка искренне хотела продолжения занимательной истории.
- А дальше, дочка, было вот что: в течение целого года герцог Грэгори, возглавляя Артийский королевский сторожевой флот, уничтожил пятьдесят семь пиратских шхун! Золото потекло рекой в Артийскую казну. Он пополнил её запасы на сто двадцать миллионов дукатов. Но Освальду этого было мало, он хотел неограниченной власти!
В это же время на его фрегат прибыли те самые жрецы. Один из них, тот самый Субень, уединившись с бароном Арделем в отдельной каюте, сообщил герцогу нечто такое, после чего тот вышвырнул всех жрецов на берег, даже не желая с ними дальше разговаривать.
Он теперь уже сам строил свои собственные корабли, нанимал большую команду матросов, и был хозяином самому себе. Но герцога пока держало только слово, данное брату, именно оно не позволяло нарушить уговор…
Как раз тогда я служил в королевском флоте Хрании, и был в курсе всех событий, происходящих тогда, благодарю своему сыну-шпиону… - Габриэль замолчал.
- Но эта история ещё не закончена! - с жаром воскликнула девушка. – Как же так получилось, что Грэгори стал жестоким пиратом, убивал наших купцов, грабил торговые суда?! Собственно, из-за этого его и казнили! Об этом знают все!
- Это ложь, моя милая! Грэгори был человеком чести, в отличие от Освальда, и никогда бы не пошёл на такие действия! Его очень хитро и ловко подставили под казнь! И знаешь, кто?
- Кто?! - у девушки удивлённо расширились глаза.
- Его же братец, Король Артии, вместе с чёрными жрецами во главе с Субенем! Вот кто!
- Вот это да!! Ну и семейка! Но как они это сделали?!
- Я уже говорил тебе о том, дочка, что герцог выкинул жрецов с фрегата. После этого случая они прибыли к Освальду, рассказав тому, что якобы барон Ардель, его вассал, он же неуловимый «Гроза» вдруг сам стал жестоким пиратом, возомнившим себя свободным от его королевской власти.
Мой сын умудрился подслушать весь разговор Короля с жрецами, и вот что он узнал в подробностях: со слов жреца Субеня, который уединялся с герцогом в каюте, он якобы тайно сообщил Грэгори, что их разведчики, внедрённые год назад в пиратскую среду, якобы нашли пиратский остров.
В глубине этого острова находится огромная гора, внутри пещера, в которой хранится золота и серебра на сотни и сотни миллионов дукатов. Лазутчики сумели раздобыть даже точную схему расположения острова и пещеры.
Субень сказал, что понадобится десять больших кораблей, чтобы всё это золото погрузить и вывезти в Артию. Далее жрец предложил Грэгори такой вариант событий - он, как предводитель сторожевого флота, со своими кораблями помогает жрецам вывезти сокровища. Жрецы захотели взять половину всей пещерной добычи.
«Гроза пиратов», он же мнимый барон Ардель, услышав о несметных сокровищах в этой пещере, якобы загорелся желанием, имея столько золота, свергнуть Освальда, и захватить его трон.
Жрец, конечно, бессовестно врал Освальду. Один из приближённых матросов случайно узнал правду от самого герцога. Оказывается, это сам Субень предложил Грэгори свергнуть Освальда, потом казнить, после чего барон сможет стать королём. Вот тогда он и выкинул жрецов на берег, помня о том, чей он брат.
Королю Освальду всё это донесли с точностью до наоборот. Переврав все факты на свой лад, жрецы добивались одного - своей неограниченной власти!
Играя на алчности Освальда, жрец предложил вывезти все сокровища из пещеры, значительно пополнив ими Артийскую казну. Себе жрецы запросили половину, - пять фрегатов, полных золота. У жадного Освальда заблестели глазки, когда он услышал от жреца сумму свыше миллиарда золотых дукатов. Очень уж хотелось ему заполучить огромные сокровища!
Но при этом жрец поставил три непременных условия: первое - нужно сделать так, чтобы люди поверили в то, что герцог Грэгори является не просто грозой пиратов, но сам является жестоким главой пиратов, грабителем торговых суден, и ненасытным убийцей несчастных торговцев. Второе условие шокировало даже Освальда - жрец потребовал, чтобы три Хранийские крепости - Корнеан, Лакерен и Брион, - принадлежали Артии.
«Вы с ума сошли, Субень!! Это же лучшие Хранийские крепости-города! Они нам не отдадут их просто так. И зачем они вам понадобились?»
«У нас есть там свой интерес…» - ушёл от прямого ответа жрец.
«Вы предлагаете идти войной на Хранию, чтобы занять эти города? Или как? Мы с Хранийцами вроде как в мирных отношениях».
«Придётся, Ваше Величество, пойти нам навстречу, соблюдая наши условия. Война так война, ничего не поделаешь. Периодически между многими странами возникают войны, за сферы влияния, за власть, за золото… Причин возникновения войн множество, и что из того? Не забывайте, вы получите за это огромные сокровища! А с ними и возможность захватить всю Хранию! Старый Король Фердинанд очень болен, скоро покинет этот мир. Его сын - повеса Бастиан, он любит только женщин, балы и приёмы. Хотя благодаря королевской крови он может стать хорошим монархом. Но он не боец, не полководец, войны как таковой не будет, - у Хранийцев нет сильного войска, да и предводителя сильного тоже нет. Так что, снарядив за небольшую часть пещерного золота мощную армию в сто тысяч воинов, вы без труда займёте всю Хранию за месяц-другой! И получите в сотни раз больше власти, влияния и женщин. Говорят, хранийки очень красивы!.. Вы себе там найдёте сотни красавиц. Никто не посмеет противостоять нам! Золото – это власть! А на трон Хрании мы посадим нашего человека».
«Кого же?!» - Король Артии ужаснулся диким масштабам жреца. Тем не менее, его самого в первую очередь интересовала власть и золото. Предпоследняя фраза жреца пришлась ему по душе.
«Герцога Брунгаста, - мы его хорошо прикормили, он уже приручен, и будет делать то, что мы ему скажем. Благодаря нашим усилиям он уже сейчас является правителем Корнеана. Но служит он нам, за золото, естественно!»
«Но каким образом вы всё это сделаете?» - удивился Освальд.
«Очень просто. Предоставьте свободу действовать нам. Мы придумали идеальную схему. У нас в наличии есть несколько захваченных пиратских кораблей, которые мы разукрасим точно так же, как и корабли вашего брата Грэгори…»
«Как вы сказали - Грэгори! - в ужасе воскликнул Король Артии, - что вам известно о нём?»
Страшная догадка промелькнула в голове у Освальда.
«Ваше Величество! Не считайте нас тупыми баранами, которых можно так легко одурачить. Мы навели справки, и узнали, кто такой барон Генрих Ардель, - его просто не существует! Ни поместья, ни замка, ни-че-го!! Мы заинтересовались, кого же вы нам подсунули? Подключили всех шпионов, и через два месяца интенсивных поисков нашли замок вашего брата, которого вы сами решили подставить под удар из-за красавицы Элизабет. Теперь мы знаем всё: что «Гроза пиратов» - ваш родной брат Грэгори, что у него родился сын, и даже о том, что жена его Элизабет, которую вы хотели сделать Королевой, умерла пять лет назад от родов. Её могилку мы также нашли - недалеко от замка…»
«Что-о-о??? - не помня себя, вскричал Король, вскакивая с кресла, - что вы сказали?! Элизабет умерла?!!?»
«Да, Ваше Величество, как это ни прискорбно, но это так…» - невозмутимо отвечал жрец.
У Короля Освальда за прошедший год было много забот, связанных с поступлением золота в казну. Потому у него так и не нашлось времени, чтобы похитить свою любовь из замка, - он-то был свято уверен, что она жива.
От охватившего всё естество горя он обхватил голову руками, лицо его потемнело, подобно грозовой туче. В следующий миг Король зарыдал. Для него в этот миг всё рухнуло, всё опостылело, весь мир! Он только что потерял ту, которую хотел просто любить всю жизнь!!!
Жрец терпеливо ждал. За стеной через дыру внимательно слушал весь разговор Андре.
Наконец, Освальд успокоился:
«Чего вы хотите?» - упавшим голосом спросил он.
«Первый шаг – повторю: мы разукрасим точно так же наши четыре корабля, как и корабли вашего брата, повесим те же флаги. Мы зря времени не теряли, и за этот год нашли двойника вашего брата. Просто копия, не отличишь! Этот двойник будет нападать по нашему приказу на торговые суда Хранийских торговцев, убивать их всех, захватывать ценный груз, - восточные шелка, жемчуг, пряности, специи, - соль и особенно красный перец, который ценится на вес золота, собольи и лисьи меха с Севера. Его доля в этих грабежах оговорена. Мы владеем достоверными сведениями о таких грузах, направляющихся к берегам Хрании.
Многие люди будут уверены в том, что это дело рук неизвестного, но грозного пирата! Мы же со своей стороны широко распустим слух по всей Хрании, что в море орудует некий глава пиратов, предводитель по кличке «Гроза», который и является убийцей всех торговцев. Наш двойник - опытный, неуловимый пират, боюсь, что ваш брат с ним не справится! Нам хватит года, чтобы все купцы дрожали от страха при одном только имени «Гроза». Спустя год мы по своим каналам сообщим командирам Хранийского флота, где и как можно поймать неуловимого пирата, который маскируется под флагом вашего королевского сторожевого флота. Командиры наверняка клюнут на эту приманку, и герцог Грэгори будет схвачен. На самом деле, ваш брат уже не жилец на этом свете! Многие морские разбойники имеют на него зуб за уничтожение пятидесяти семи шхун, мечтая убить его! Так что, рано или поздно он погибнет в бою, или от кинжала какого-нибудь засланного на фрегат наёмного пирата-убийцы. Вы же сами хотели его смерти, не так ли, Ваше Величество? Элизабет тому причина, вы знаете. Так не всё ли равно, как он погибнет, - в море, при стычке с очередными разбойниками, от кинжала убийцы, или в петле на главной площади Хранийской столицы?»
«О чём вы таком говорите?» - недоумевал Освальд, - «Вы хотите сдать его Хранийцам?»
«Именно так, Ваше Величество! Это и есть третье наше условие: не просто сдать! Нужно сделать так, чтобы Грэгори казнили именно как главу пиратов! Хотя на самом деле он ни в чём не будет виноват! Но доказать свою непричастность к грабежам и убийствам он не сможет, - у нас уже есть готовых двадцать пять свидетелей, которые подтвердят вину герцога. Вместо него будет грабить двойник, которого никто не сможет поймать. Мы выделили тому самые быстроходные фрегаты, нападать он будет только ночами, и только на корабли торговцев, где мало охраны! Тем более, что внешний вид сторожевых фрегатов лже-Грэгори будет отвлекающим манёвром для торговцев.
В такой ситуации ваш брат нам очень поможет своей смертью».
«Каким же образом?» - устало спросил Король.
«А таким! Вам необходимо будет как-то оправдать перед всеми причину военного нападения на соседнее королевство. Грэгори захватят в море Хранийские командиры, практически без боя арестуют его. Затем отвезут на королевский суд, и герцог будет приговорён к казни. Вы пошлёте в Пармию накануне казни трёх баронов, с предложением якобы от вашего имени выкупить вашего брата. Но Король Фердинанд, будучи по своей природе справедливым и честным монархом, конечно, откажет им. Мы уверены в этом! Отошлёт их обратно в Артию, после чего герцога казнят. У вас будут развязаны руки, и вы, будто бы из-за мести за брата, пойдёте войной на Фердинанда. Мы всё продумали до мелочей!»
«А вы не предполагаете того, что за этот год Грэгори поймает и уничтожит вашего двойника, и весь ваш план рухнет?»
Жрец рассмеялся:
«Во-первых, Грэгори со всех сторон окружён нашими людьми. Он даже не подозревает о том, как плотно мы его обложили шпионами. Во-вторых, его двойник, который служит нам, будет нападать на торговые суда только ночью, очень далеко от вашего брата. А в-третьих, все без исключения письма, адресованные герцогу Грэгори, перехватывают по пути наши лазутчики, изменяя их содержание в наших интересах, так, как нужно нам. Поэтому его переписка полностью под нашим контролем. Ваш брат и знать-то не будет о существовании двойника! Ну как, вам нравится наш великолепный план?» - жрец усмехнулся.
Король Артии смотрел во все глаза бессовестному и жестокому жрецу:
«Вы настоящее чудовище, Субень!! Вы начали страшную и опасную игру! Я так понял, что у меня нет выбора. Но всё, что вы придумали, это ваша личная ответственность, не моя! Учтите, я умываю руки. Мне нужно только много золота. Именно поэтому я соглашаюсь на все ваши условия, и даже на войну с Хранией, хотя мне эта затея не по душе. Когда мы можем поплыть к этому острову, чтобы забрать все сокровища?»
Жрец отвечал:
«Хоть завтра! В бухте на рейде стоят десять наших лучших боевых фрегатов, от вас нужно только тысячу боеспособных, крепких воинов. Отдайте приказ военачальникам выделить часть вашего войска для выполнения задачи, и мы тотчас же отправимся за сокровищами. Капитаны и всё командование фрегатов состоит из наших людей. Они ждут только сигнала».
«Хорошо! Тысячу воинов вы получите. Завтра же отправляйтесь за золотом в эту пещеру. Сколько туда дней пути?»
«Один день, Ваше Величество! Всё готово к отплытию. Чтобы погрузить всё золото на корабли, понадобится ещё один день. Через три дня мы привезём вам огромные сокровища! Но помните о наших условиях!»
«Я помню! Поскольку дал вам слово. Жду вас через три дня с золотом! Постойте! – Король вдруг как-то засомневался, - а если на этот остров вдруг неожиданно нагрянут пираты - хозяева сокровищ, что вы будете делать? Они же просто так не отдадут золото, значит, будет бой! Это вовсе нежелательно, я не хотел бы терять понапрасну своих солдат…»
«Успокойтесь, Ваше Величество! Этот вариант мы тоже предусмотрели. Во-первых, настоящих хозяев сокровищ всего двое – Астан и Бруно, их-то мы направили по ложному следу. В ближайшую неделю они будут далеко от острова, милях в трёхстах. Наши лазутчики на их посудинах хорошо подготовлены, они позавчера предложили главарям план по захвату трёх крупных торговых судов, и те сейчас на пяти шхунах, на полных парах, несутся в указанное место. В самой пещере находятся всего двадцать пиратов, охраняющих сокровища, нейтрализовать которых не составит особого труда с тысячей воинов. Я уверен, они сразу сдадутся! Но даже если предположить, что все пять шхун Астана и Бруно появятся на острове, то им никак не справиться с целой тысячей обученных королевских воинов, у них на шхунах всего двести человек. Впятеро меньше, чем у нас. Они же не полные идиоты, чтобы сражаться с превосходящими силами! Но это исключено, боя не будет, уверяю Вас. Мы всё тщательно спланировали!»
«Прекрасно! Тогда действуйте!» - Король встал, давая понять, что аудиенция закончена.
Жрец удалился.
В следующие два часа Освальд отдал приказ своим генералам, чтобы те выделили тысячу отборных воинов жрецам.
…Ещё через сутки эскадра из десяти фрегатов подошла к острову. На кораблях оставили четыреста человек, остальные шестьсот вместе с жрецами направились к пещере. В руках у Субеня была точная схема расположения пещеры.
Когда они вошли внутрь, их встретили несколько стрел, выпущенных охраняющими пещеру. Но, слава Богу, ни одна из них не попала в цель. Лишь одна стрела задела плечо одного из королевских воинов. Разбойников окружили полукольцом, предлагая им сдаться. Те поняли, что проиграли, побросали оружие. Двадцать сдавшихся пленников связали и отправили на фрегаты под конвоем. Оставшиеся начали выносить сокровища наружу.
Пещера поражала своими размерами и содержимым. В ширину около сорока метров, и в глубину сто метров. На всём этом пространстве беспорядочно, горками валялись золотые и серебряные кубки, оружие с драгоценными камнями на рукоятках, жемчужные ожерелья, монеты, украшения. Кое-где, среди золотого сияния виднелись массивные сундуки с висячими замками. Всё это награбленное пиратами добро восхищало глаз и поражало воображение!
  Субень жадно смотрел на сокровища, - по его скромным подсчётам, здесь было собрано богатств на сумму не меньше, чем на миллиард золотых дукатов!!!
Как и предполагал жрец, погрузка на фрегаты всех сокровищ заняла весь день. Нужно было тащить их от пещеры до берега около километра. Шестьсот воинов потрудились на славу, и к вечеру полностью гружёные золотом корабли подняли якоря, и покинули бухту острова. Всё обошлось без жертв и приключений.
Габриэль остановился, переведя дух.
- А что было дальше? - девушка восхищённо слушала служивого, - она впервые слышала от него такой подробный интересный рассказ.
- Сейчас, дочка… Мне немного зябко, пойду, принесу чаю. Ты будешь?
- Да, пожалуй, не откажусь…
Через несколько минут офицер вернулся. В руках у него дымились две больших кружки с цветочным чаем. Его угостили воины, сидящие за соседним костром. Он подал ей кружку:
- А дальше, дочка, всё было очень просто… - отхлёбывая глоток ароматного напитка, продолжал Габриэль, - сокровища благополучно привезли к туманным берегам Артии глубокой ночью. Освальд лично присутствовал при разгрузке пяти фрегатов.
Когда половину груза по улицам спящего города перевезли во дворец, сложив в подвалах, Король восхитился размерами даже такого количества золота. Он никогда раньше не видел ничего подобного! Почти весь подвал заполнился до самого верха сокровищами пиратов.
«Боюсь, что всё золото сюда бы просто не поместилось!» - подумал он. Королевские подвалы по своей площади были втрое меньше размеров пещеры.
Перед самым отплытием, на прощание, жрец Субень обратился к Королю:
«Ваше Величество! Судя по количеству, которое вы получили сегодня, сокровищ у вас в подвалах теперь на сумму не меньше полумиллиарда! Пересчитайте его, и увидите сами! К тому же, я думаю, трофеи, полученные от будущей войны, умножат вашу казну как минимум в три раза!
Ваше Величество! Убедительно прошу Вас не забывать о нашем договоре! Ваше право как Короля наслаждаться всеми правами монарха. Мы же позаботимся о том, чтобы Вы ни в чём не нуждались, и укрепим Вашу власть, как помазанника Божьего! В этом и заключается наше служение.
Завтра же мы подбросим ложные сведения Хранийским капитанам о местонахождении вашего мнимого барона, его задержат как «Грозу». Мы отдельно вам сообщим, когда герцог Грэгори будет арестован. Только после этого вы сразу направите своих баронов к Фердинанду, чтобы обеспечить себе причину начала войны. У вас будет идеальное алиби для этого! Якобы из мести… Нам нужен Корнеан, Лакерен и Брион, помните? Это наши главные цели! О добытом золоте никому ни слова, хотя я почти уверен, что где-то эти сведения могут просочиться к Хранийцам. Мы приняли все меры предосторожности, прибыв ночью, но и у стен есть уши... Как только герцога казнят, вам следует в течение месяца собрать сто тысяч воинов. Затем погрузите половину войска на корабли, и переправьте через пролив. Оставшуюся половину переправите позже, через неделю. Начните захват Хрании, а дальше мы вам скажем, что делать»…
«Я всё понял… Всё будет сделано, как мы договорились», - промолвил Король, понимая, что попал в капкан, расставленный жрецами. Выбраться из него будет крайне тяжело. И хватает же им наглости говорить о том, что они заботятся о моей власти?!
Единственным утешением для него являлось наличие огромного количества золота в его казне.
Субень и его жрецы в эту же ночь вместе с оставшейся половиной сокровищ отбыли к себе.
Через день оно было перегружено в хранилище одного из замков жреческого ордена, который возглавлял сам Субень.
«Война так война… - удручённо думал Освальд, сидя на рассвете в своём кабинете, - как я мог так легко попасть в сети к этим ненасытным ловцам невинных душ, которые под видом служения Богу служат лишь своим корыстным целям!»
Днём, отдав распоряжение казначею о тщательном пересчёте сокровищ, Король решил отдохнуть.
Только через три дня были подсчитаны все сокровища. Для этого казначею понадобилось тридцать помощников.
Когда казначей подбил весь баланс, озвучив Королю общую сумму нежданного богатства, тот от потрясения чуть не рухнул со своего трона.
«Ваше Величество! У вас в казне сокровищ на сумму в семьсот миллионов золотых дукатов! Поздравляю!»
«Это больше, чем предполагал жрец! Совсем недавно сумма в сто миллионов казалась мне сказочным богатством! А тут семьсот! Да с таким огромным количеством можно будет скупить пару королевств, подмяв их под себя!» - восхищённо подумал Король.
Казначею он тут же приказал:
«Выделить сегодня же всей тысяче воинов, которые помогли нам привезти золото, миллион дукатов, - каждому по тысяче. Они это заслужили, но предупредите, что если кто-либо из них расскажет кому-то о золоте, будет казнён со всей его семьёй и близкими!»
«Будет исполнено, Ваше Величество!»
Казначей удалился, подобострастно изгибая спину.
Спустя два дня прибывший гонец привёз письмо. Распечатав его, Освальд прочитал:
«Милостивый государь! Вчера Грэгори арестовали. Скоро суд. Отправляйте ваших баронов. Дальше вы знаете, что делать! С почтением - жрец Субень».
Король вызвал трёх приближённых баронов к себе. Они были отличными переговорщиками в щепетильных вопросах политики королевства. Он приказал им:
«Уважаемые господа бароны! Мой брат Грэгори вчера арестован в Хрании. Скоро состоится суд. Его могут казнить. Завтра же вам срочно необходимо сесть на корабль и пересечь пролив. После чего вы отправитесь в Хранийскую столицу, к Королю Фердинанду, с предложением о выкупе. Два миллиона дукатов повезёте с собой в сундуке. Все нужные бумаги, ваши верительные грамоты, карета с тройкой лошадей уже готовы. С вами отправляются в путь тридцать солдат. Их задача - охранять вас по дороге. На все ваши расходы, на пропитание и проживание солдат я выделяю ещё десять тысяч. Казначей вас уже ждёт. Вам всё понятно, господа?»
«Слушаемся, Ваше Величество! Всё будет так, как Вы повелели!» - бароны откланялись. Выйдя из тронного зала, они направились к казначею.
Ещё через сутки вместе с охраной послы сошли на Хранийский берег.
По пути в Пармию, проезжая через лес, бароны внезапно подверглись нападению большого отряда разбойников, которые раздели их до нижнего белья, отобрав у них золото для выкупа герцога, все верительные грамоты, оружие и лошадей. Охрана послов и один барон были перебиты в короткой схватке, двое других, раненые, каким-то чудом успели скрыться в лесу.
Не могли знать эти доверчивые послы, что за ними внимательно наблюдали люди жреца, как только они вышли на берег. В пути за послами на расстоянии скрытно следовали на лошадях шпионы жреческого ордена. Разбойников в лесу заранее подготовили доверенные люди Субеня, пообещав им целых двадцать пять тысяч золотом. Огромное богатство для разбойников за одно рядовое нападение! Ещё один сундук, почти с двумя миллионами дукатов жрецу был совершенно не лишним, его интриги и подкупы требовали больших расходов …
…Спустя три дня к дворцу Хрании подошли каких-то два нищих оборванца, грязные, измученные и дурно пахнущие.
Попытались объяснить стражникам, что они будто бы посланники Артийского Короля к Хранийскому.
Их поначалу хотели прогнать вон, но вышедший из ворот начальник стражи был заранее предупреждён гонцом от жрецов о том, что должны прибыть послы. Он передал их капитану королевской стражи. Тот сопроводил послов к старому Королю Фердинанду.
Послов Короля Артии предварительно обмыли, одели в одежды, подобающие их положению. Через час состоялась аудиенция с Королём, который был в неведении относительно плана жрецов. Предложение выкупа за герцога Грэгори Король отклонил, беря во внимание все его известные преступления. Послы даже не успели назвать сумму выкупа.
Старый монарх, уже много лет неважно себя чувствовал. Короля мало что интересовало, кроме его здоровья и покоя. Но, несмотря на своё состояние, он был совершенно непреклонен:
- И как вы себе это представляете, уважаемые бароны? По вашим словам, я должен отпустить человека, который, будучи моим двоюродным племянником, братом Короля Освальда, носящий титул герцога, опозорил свою честь, возглавив шайку пиратов, и два года грабил и убивал наших торговцев под именем Гроза?! Сколько жизней на его совести? Кто посчитает? По нашим данным, в стычках с пиратами за последние полтора года погибло от его разбойных нападений более двухсот наших славных торговцев, солдат и офицеров. Кто будет кормить их семьи, кто вернёт жёнам их мужей, матерям их детей?! Вы, что ли?..
Мой ответ - нет! Герцог будет повешен за свои преступления против Хрании! О выдаче его не может быть и речи!
Старый Король был справедлив и богобоязнен, чтил закон. Подданные его любили за честный нрав и любовь к народу.
- Но позвольте, Ваше Величество, мы приехали сообщить вам о том, что сам Король Артии обещает за своего брата очень хороший выкуп в миллион золотых дукатов…
- Нам не нужны никакие выкупы, у нас достаточно своего золота в казне, – отвечал Фердинанд, - вы толкаете меня на предательство своих подданных! Предлагаете оставить убитых вашим герцогом не отомщёнными? Преступник должен быть наказан, несмотря на то, что он брат Короля и мой родственник! Приговор обжалованию не подлежит, так и передайте Освальду! Перед Богом все равны, и герцог, и крестьянин, и Король! Наказание за такие преступления для всех одно - смерть!
- Наш Король не простит вам казни своего брата… - отвечали посланники, - берегитесь, Фердинанд, может начаться война!
- Мой указ уже подписан, и обжалованию не подлежит. Мы никого не боимся… Наша вера и честь важнее предательства, и войной нас не запугать!... С нами Бог и Его справедливость!
Всего хорошего, господа бароны!
С этими словами старый Король сильно закашлялся. Он отдал распоряжение проводить посланников до порта и посадить на корабль.
После чего, поддерживаемый под руки двумя пажами, покинул тронный зал, тяжёло дыша. Стражники проводили посланников до выхода, где их ждал эскорт охраны Хранийских воинов и запряжённая карета.
Бароны так и не смогли получить желаемого ответа от Фердинанда. Спустя неделю они уже стояли перед своим Королём Освальдом, докладывая о том, что Грэгори был казнён, пока они добирались до Артии. Не подозревали бедняги о том, что Король сам принимает участие в этом гнусном спектакле предательства собственного брата.
Отпустив баронов, Освальд Артийский приказал собирать большое войско и идти войной на Хранию… Этим самым он выполнял указания жрецов. Ещё через месяц, поздно ночью, на Хранийский берег тайно высадилось огромное войско Артии в количестве сорока тысяч человек. При полном вооружении.
Королю Освальду понадобились не меньше двухсот фрегатов, чтобы перевезти лишь половину войска. Именно так на самом деле началась многолетняя война между двумя соседними королевствами, моя девочка! - произнёс Габриэль, заканчивая свой рассказ.
Его глаза излучали мудрость и понимание.
- Необычная история! - произнесла девушка, вставая, - захватывающая, и главное, правдивая! Что ж это за Субень такой? Какой негодяй, а?! Вы не знаете его?
- Нет, милая, не знаю! Судя по всему, тёмная лошадка..
- Ну, я думаю, в любом случае я очень скоро узнаю, что это за тип!... И тогда ему несдобровать!
Благодарю тебя, милый Габриэль, теперь всё встало на свои места. Скоро рассвет, надо пойти немного отдохнуть. Доброй ночи!
- Доброй ночи, милая!
Они разошлись, каждый в свою сторону.
…Засыпая, девушка вдруг вспомнила саму себя маленькой, как она пошла в лес за грибами и нашла там старинный меч. Уставшая, она быстро заснула, мысленно вернувшись в то далёкое детское время. Во сне перед ней вереницей пронеслись события десятилетней давности… Она вспоминала тот день, с которого всё началось, и определился предначертанный ей судьбой великий путь...




 В королевстве Храния жила-была девочка. Звали её просто - Лореанна. Она была трудолюбива, весела и жизнерадостна, очень красива и мила, с ладной фигуркой. У неё были большие синие глаза, широко открытые на мир, и золотисто-русые волосы. Она любила собирать грибы, ягоды, мечтая хоть немного научиться понимать язык зверей и птиц.
Жила девочка в небольшом поселении вместе со слепой бабушкой, некогда знатные родители малышки погибли от рук разбойников, поместье разорилось, девочку забрала к себе на воспитание её бабушка, когда той было всего три годика.
…Лореанну часто одолевало смутное предчувствие какой-то большой беды, которое может вскоре случиться с её страной.
И вот как-то раз, когда ей исполнилось десять лет, она шла по своему поселению, и навстречу ей попалась соседка:
- Лореанна, дитя моё, ты слышала новость?
- Какую, тётя Марта?
- Всё поселение только и говорит об этом!… Артия пошла войной на наше королевство… Говорят, что это месть Короля Артии за казнь его брата, герцога Грэгори, которого казнили неделю назад в Пармии за то, что он был пиратом и грабил наши торговые суда… Наш Король честен и справедлив, разбойник получил по заслугам.
- Война с Артией??.. Когда это случилось? – тревожно спросила девочка.
- Поза-позавчера, в среду… Наш Принц спешно собирает войско, но силы Артийцев втрое превосходят наши. Боюсь, как бы нас не завоевали, - говорят, захватчики очень жестоки и безжалостны.
За эти три дня Артийцы захватили значительную территорию нашего королевства, они убивают, грабят, насилуют, не щадят никого, - ни стариков, ни детей, ни тем более взрослых мужчин, все дома сжигают, а красивых девиц угоняют в плен, вывозят в порт и продают на Восток в наложницы…
…Смотрю я на тебя, - продолжала тётя Марта, - ты становишься такой красавицей! Не дай Бог тебя постигнет участь тех девочек, что попадают в плен, в лапы этих зверей в обличии человека.
Побереги себя и бабушку, жаль, что на юге у вас никого нет из родных, - можно было бы уехать прямо сейчас, не дожидаясь беды.
Уже бывали случаи, когда наши Хранийки мужественно противостояли захватчикам, и несколько врагов были отравлены девушками… Что теперь-то будет с нами, войско Артийцев уже в трёх днях пути от нашего поселения?! Хоть в чащу леса беги подальше от всех, лучше погибнуть от диких зверей, чем испытать такой позор…
Лореанна задумалась. Ей всего-то пошёл одиннадцатый годок, бабушка слепая, а выживать-то как-то надобно, что может предпринять в этой ситуации она, хоть и неглупая, но хрупкая на вид девочка?
С этими мыслями она поблагодарила тётю Марту за сообщение, а сама, задумавшись, пошла в лес, за грибами и ягодами. В их небольшом домике всё равно почти нечего было есть. Несколько сухих лепёшек, немного крупы, да сушёные яблоки, вот и весь провиант. Так что грибы и ягоды давали хоть какое-то разнообразие в пище, благо, их в лесу было видимо-невидимо!
Зайдя в лес, девочка стала собирать дары природы в корзинку. Вот ей попались первые подберёзовики, затем пошли белые, маслята и моховики. Постепенно углубляясь в лес, увлёкшись сбором красавцев на толстых ножках, девочка не заметила, как забрела в совсем глухую чащу. Она казалось, позабыла обо всём, наслаждаясь тишиной и красотой леса.



Густые корявые буреломы, чёрные овраги, пугающие своей таинственностью, нагромождение больших деревьев с плотной листвой и кронами создавали полумрак в этой части леса, и у Лореанны появилось ощущение того, что сейчас должно что-то произойти… В ветвях густых крон деревьев пели птицы, филины громко ухали в глубине леса, где-то в траве стрекотали весёлые кузнечики, слышно было кваканье лягушек с ближайшего болота… Лес манил естеством и своей красотой.
Она медленно продвигалась вперёд, внимательно вглядываясь в окружающий полумрак. Вдруг мимо её уха со свистом и визгом пролетела летучая мышь, и тут же зависла вниз головой на ближайшей от Лореанны ветке огромного дуба…
Девочка была не пуглива, но от неожиданного появления «летуньи» она оступилась, при этом зацепившись за ветку, скрытую во мху.
В следующий миг она уже падала, кувыркаясь, в глубокий овраг. Корзинка выпала из рук, весь грибной сбор рассыпался, и через пару мгновений Лореанна уже лежала на дне оврага с исцарапанными в кровь руками.
Отдышавшись, она поднялась на ноги, посмотрела на свои ранки, и подумала:
«Ничего, пустое, - царапины быстро заживают…» Затем отыскала корзинку и стала собирать рассыпавшиеся по дну оврага грибы. Некоторые из них, в момент падения девочки, откатились на несколько футов. Она поочерёдно их собирала, думая только о том, как бы порадовать бабушку вкусным грибным супом. Внезапно перед её глазами в густой траве что-то тускло блеснуло.
Девочка поставила корзинку на землю, разгребла руками траву, и перед её взором предстала такая картина: в неглубокой нише, присыпанный мхом и ветками, лежал чудесной работы боевой меч, как будто новый!
Клинок его был испещрён сплошными мудрёными значками и какими-то надписями. На рукоятке блестел большой красный камень.



С первого взгляда было видно, что меч этот - ручной работы, и стоить может очень дорого! Но Лореанна о цене даже не думала, - она восторженно держала в руках подарок судьбы! Оружие оказалось на удивление лёгким. Но самое интересное и восхитительное заключалось в следующем: как только она взяла его двумя руками и немного приподняла над землёй, клинок тут же засветился еле заметным голубоватым свечением!
В сумерках густой чащи это было особенно видно. Девочка положила меч обратно на землю, - свечение потухло. Лореанна очень сильно удивилась этой великолепной находке…
Кое-как выбравшись из глубокого оврага, прихватив свою ношу, она отправилась искать дорогу домой. Долго ходила она по лесу, и, в конце концов, забрела в ещё более глухую чащу, где буреломов и упавших веток было гораздо больше, чем раньше. Идти стало намного труднее. Сплетённые, низко нависающие ветки деревьев как бы нарочно тормозили её продвижение, цепляясь за одежду.
Трижды девочка застревала в этих ветках, но благодаря найденному оружию, она с лёгкостью отсекала их и шла дальше. Лореанна уже порядком устала.
«Как бы я пробиралась без меча в таком лесу? - подумала она. - Что это за глухая чаща? Я такой не припомню… Сюда и врагу-то страшно будет соваться… Да и что ему тут делать? Никого нет вокруг…» - так думала девочка, как вдруг почувствовала еле уловимый запах дыма.
«Очень хорошо! Дым есть, значит, там и люди должны быть! Пойду-ка я туда».
Она без колебаний устремилась прямо на этот запах. Через несколько минут из чащи вынырнул небольшой, но красивый, покрытый соломой домик, на крыше которого из трубы сочился столбик сизого дыма. Заметно было, в окнах домика горел свет…



«Вот откуда дым! Интересно, кто здесь живёт?»
Подойдя к двери, она постучала. Никто не ответил. Она ещё раз постучала. В ответ – тишина…
Тогда Лореанна решила открыть дверь и заглянуть в лесное жилище. Потянув ручку на себя, она довольно легко отворила дверь и зашла внутрь…
  Удивительные вещи предстали её взору! Со стороны леса домик казался маленьким и неприметным. Внутри он оказался просторным и высоким, в несколько комнат. По бревенчатым стенам были развешаны какие-то рога, мечи, ножи, клыки на связках, пучки трав, чеснока, лука, странные маски, и масса других вещей, назначение которых ей пока было неизвестно…
В углу дома стояла большая белая печь, разукрашенная снаружи замысловатыми знаками, - в ней весело горел огонь. Посредине центральной комнаты стоял широкий, крепкий стол, на котором Лореанна увидела ковш с водой, миску, ложку, большой нож, краюху хлеба, три огурца, пучок зелени, солонку, горшочек с мёдом и дымящийся чугунок с крышкой, из которого чем-то вкусно пахло. Вокруг стола в ряд были расставлены стулья с высокими спинками. Всего шесть. Только тут девочка сообразила, что проголодалась. Окликнув ещё раз хозяина, для порядка, и не дождавшись ответа, она подошла к столу, присела, положила корзинку на соседний стул, Меч приставила к нему, открыла крышку чугунка. Оттуда повалил пар. Внутри оказалась гороховая каша с небольшими кусочками грибов. Она не выдержала, - голод взял своё, - присела, положила себе в миску несколько ложек каши, порезала один огурец кольцами, отломила кусочек хлеба и принялась уплетать за обе щеки вкусную пищу. Через пару минут с кашей было покончено, Лореанна почувствовала ощущение сытости, и тут её сморило в сон. Захватив свою ношу, она прошла в соседнюю комнату, оружие сунула под кровать, корзинку поставила на пол, а сама прилегла, укрылась одеялом и тут же уснула…
  Снился ей какой-то бой, большое войско, горящие глаза офицеров, она сама, уже взрослая и сильная, с Мечом на белом коне, какие-то белые и синие знамёна… Затем приснился королевский двор, тюремная башня, после неё огромный костёр, рядом с ним жрецы в чёрных одеждах, палач с факелом в руке, и жуткий запах подпаленного человеческого тела…
…Очнулась она от чьего-то прикосновения. Открыв глаза, увидела, как над ней склонился незнакомый старик. Седая борода его ниспадала до пояса, взгляд был мудр, чист и светел.
- Проснись, милая! - старик легонько тормошил девочку за плечо, - кто ты и откуда? Как сюда попала?
- Я собирала грибы в лесу, заблудилась, и пришла к вашему дому. Простите меня, я очень проголодалась, и съела немного каши из чугунка.
- Ничего страшного. На здоровье!
- Я из поселения, что около реки на краю леса. А зовут меня Лореанна.
Услышав это имя, старец переменился в лице:
- Ты - Лореанна? - переспросил он, - удивительно, тебя мне сам Бог прислал!
- Чего же тут удивительного, дедушка? - окончательно проснувшаяся девочка села на кровать.
- А удивительно то, милая, что мне тебя предсказали, когда я был совсем молодым.
- Как это? – не поняла девочка.
- А вот так… - и дед принялся рассказывать:
«Мне было двадцать пять лет, когда я только начинал учиться магии. Именно тогда внезапно, как бы из ниоткуда явилась в дом к моим родителям странная седая старуха. Она впоследствии многому меня научила. У неё были глубоко посаженные, внимательные глаза, которые, казалось, смотрели мне прямо в душу. Старуха долго разговаривала со мною наедине»…
- Что же она вам сообщила, дедушка? - с нетерпением спросила Лореанна.
Старец присел на стул напротив кровати:
- Она сказала мне, что когда я стану великим магом-отшельником, и буду жить в глухом лесу, начнётся большая война. В день, когда я получу это известие, ко мне в дом явится Великая Дева со священным Мечом, которая эту войну остановит и даже выиграет!! Я буду обязан многому научить её… Вот я и размышляю, - не ты ли та Дева?
- Дедушка, ну какая же я великая? Я ещё маленькая… Дедушка, смотрите, я сегодня нашла вот это, - и Лореанна осторожно достала меч из-под кровати.
Старец отшатнулся… Удивление и восхищение было написано на его лице.
- Это тот самый Меч! - он бережно взял его на руки, разглядывая узор, - тот самый, который сто лет назад древние маги вручили славному воину Радегасту! После его гибели Меч куда-то исчез, многие пытались его найти, но тщётно. Он заряжен особой энергией Добра и Справедливости, чёрные жрецы боятся именно этого Меча! И жаждут его заполучить! Никто из них не знал, куда его спрятали слуги Радегаста…
- Где ты нашла его, дитя моё? – удивлённо воскликнул старик.
- Здесь, в лесу, недалеко…
- Всё верно! Значит, ты и есть та самая Дева, о которой мне предсказала старуха! Ну что ж, значит, это именно тебя я ждал почти полжизни! Я всегда верил и знал, что ты появишься… Будь у меня, как дома, живи со мной!..
- Дедушка, я бы с удовольствием осталась у вас, но в поселении осталась моя любимая бабушка, у неё, кроме меня, никого нет… Бабушка слепая и очень старенькая, ждёт меня, без меня она не выживет. Я часто хожу в лес за грибами, ягодами и травами. Это основная наша пища и спасение.
- Тебе опасно возвращаться к себе в дом, - за тобой уже началась охота, но ты ещё не знаешь об этом…
- Как это - охота? - не поняла девочка, - меня, что, хотят убить?!? Кто?!?
- Чёрные жрецы, моя милая! Они также знают о пророчестве, поэтому ищут Великую Деву. Но волшебный лес скроет тебя от их глаз. Оставайся здесь, у меня. Нам предстоит несколько лет прожить вместе. Тебе следует многому научиться.
- А как же бабушка? Я не могу оставить её одну!..
- За неё будь спокойна, - завтра же мой человек поедет за ней и привезёт её сюда.
- Это правда? - радостно воскликнула девочка, вскакивая с кровати.
- Правда, правда… Тебя неспроста занесло в этот лес, именно ко мне. Тебя вели! И привели куда нужно - прямо в мой домик! Скажи-ка мне, милая, где находится ваш дом?
- У мельницы, второй справа… А кто вёл?
- Ты узнаешь об этом в своё время… Завтра же утром я пошлю своего человека за твоей бабушкой. Можешь не беспокоиться…
Лореанна села обратно на край кровати и вся засветилась, как солнышко. На коленях у неё лежал священный Меч, она ласково поглаживала его рукоятку.
- А Меч этот - твой, раз именно ты нашла его, - произнёс старец, - он будет служить только тебе! Никто не сможет прикоснуться к нему, кроме того, кого он выбрал!
- Ты же, дедушка, прикасался?
- Мне можно, а больше никому, до поры, до времени… Позже ты сама всё поймёшь.
  Запомни! Тебе необходимо освоить искусство владения этим Мечом, и потоками своей энергии, а самое главное, познать свой путь… Но для того, чтобы обрести все эти знания, тебе просто необходим тот, кто изучил все тонкости боевого искусства, раскроет твой скрытый воинский дух, чтобы он засиял на всю страну…
- И кто же этот «тот»? - спросила чересчур любопытная девчушка.
- Посмотри внимательно, - он перед тобой!
Тебя неспроста Небесные силы привели ко мне в дом… Домик-то волшебный, непростой…
Снаружи вроде маленький, а внутри, как видишь, просторный. Сейчас, если хочешь, отдохни. Когда проснёшься, загляни в печь, там сама найдёшь, что поесть. А мне срочно нужно ненадолго отойти, решить вопрос, как привезти твою бабушку. Положись на волю Всевышнего! Ложись.
Старец ушёл, а девочка вновь легла на кровать, больше ничего не боясь, и погрузилась в сладкий, безмятежный сон…
Снилось ей, будто она разговаривает с настоящим Принцем, а тот, улыбаясь, кивает ей головой. Ещё снилась золотая корона у него на голове, усыпанная драгоценными каменьями, его огромная свита во время коронации, крики ликования толпы…
Но при этом девочка заметила, что у нового Короля за спиной виднелась какая-то зловещая тень, чёрная-пречёрная, как будто кто-то неизвестный, очень злобный и жестокий, стоял за ним… Очень не понравилась девочке эта жуткая тень, она вздрогнула во сне от гнетущего ужаса… «Какой-то странный сон…» - проскочила невольная мысль в её голове.
Вдруг сон резко изменился, - она увидела огромное войско, звон мечей заглушал крики умирающих, вокруг всюду летали стрелы. Увидела, как она, Лореанна, в боевых мужских доспехах, с сияющим Мечом в руке, гарцуя на белом коне, кричит: «В бой, мои воины, в бой!!..»
Не просыпаясь, Лореанна почувствовала, как у неё за спиной вырастают огромные, прекрасные крылья, и она летит над землёй!
В момент этого чудесного полёта там, внизу, на земле много людей кричали в небеса: «Слава Лореанне!»
Девочка сладко спала, ей нравился этот полёт.






...На следующий день в домик старца привезли бабушку Лореанны. Радость девочки была безгранична! Она очень любила её, ухаживала, кормила, и часто они вдвоём беседовали на разные темы. Вот и сейчас старушка обрадовалась, успокоившись, что внучка рядом, они опять вместе и в безопасности.
Бабушку поселили в одной из комнат. Старец сказал, что она будет жить здесь столько, сколько понадобится, - скорее всего, до полной победы над Артийцами.
- А у нас с тобой, милая, с завтрашнего дня начинаются занятия. Тебе же нужно освоить Меч, и не только? Ты готова? – спросил дед.
- Да, готова! - с радостью ответила девочка.
- Значит, так, Лореанна… Меня зовут Кайден. В нашем народе это имя означает «Воин». Буду учить тебя сражаться по-настоящему!
Умение владеть Мечом – первое наше занятие. Меч необычный – он напитан личной энергией Радегаста. Поэтому перед тем, как овладеть искусством боя, используя Священное оружие, тебе нужно научиться обращаться с этой энергией, заложенной в нём.
Ладно. Всё это начнём с завтрашнего дня. А пока помоги мне с дровами…..
…С утра Кайден натопил печь, в доме стало уютно и тепло. На дворе немного похолодало. Несмотря на это, они с Лореанной начали занятия, как и обещал старец.
Каждый день он учил её держать Меч, грамотно отбивать и наносить удары, в том числе обманные, учил серьёзным захватам и приёмам рукопашного боя, на случай, если оружие выбьют из рук. Учил владеть собой, управлять своими скрытыми возможностями.
Каждый боевой элемент Лореанна отрабатывала сотни и сотни раз, чтобы довести его до совершенства.
Старец учил её сражаться с помощью обычной палки, посоха, копья, топора, кинжала и просто голыми руками. Учил также держать щит и правильно им пользоваться. Отдельные занятия были посвящены сетям:
- Запомни, внучка, сети бывают рыбацкие, бывают охотничьи, а бывают боевые. С помощью боевых сетей противника можно накрыть, обескуражить и свалить с ног, а там делай с ним что хочешь… - говорил при этом мудрый лесной отшельник.
Спустя три месяца старец начал учить Лореанну искусству ясновидения, яснослышания, воинской стратегии, умению общаться с людьми, вниманию и сосредоточенности. Девочка схватывала всё на лету, как будто для этого была рождена. Довольно быстро она научилась держать Меч, наносить точные удары, овладела техникой обманных ударов. Она училась, и одновременно, в свободное от занятий время, помогала Кайдену по хозяйству. Топила печь, готовила пищу, ходила за водой к лесному роднику, а также в лес за грибами и ягодами.
Училась врачеванию, используя целебные травы.
Они пекли хлеб из муки, которую старец давно привёз с мельницы, - несколько мешков. Соль и растительное масло дед добывал в поселении, в обмен на засушенные грибы и целебные травы.
________________________________________

…Так, в заботах и занятиях, прошло четыре года. Лореанне исполнилось четырнадцать лет. Она подросла, окрепла.
Русо-золотистая её коса спускалась до пояса, черты лица и фигуры девочки сформировались, образуя восхитительную красоту!
Глядя на неё, сердце радовалось у старика Кайдена. Не зря он её учил, ох, не зря!



Эта девочка ещё покажет врагам, кто есть кто в Хрании! Огонь боевого духа, горящий у неё в глазах, уже сейчас производил сильное впечатление, а что же будет тогда, когда он разгорится в полную силу?!?
Как-то раз зимним вечером они вдвоём сидели у тёплой печи и тихонько разговаривали, - бабушка спала в своей комнате, за окном вьюга пела свои унылые снежные песни…
- Знаешь ли ты, Лореанна, что в твоём теле живёт Дух Творца?
- Как это?
- Да, именно так! Бог присутствует во всём, что нас окружает! Он повсюду, в лесах, морях, воздухе, плодах, животных, птицах, насекомых, в каждом человеке. Но не каждый может воспламенить в себе эту искру жизни, чтобы она ярко освещала ему путь, и всем тем, кто окружает этого человека. Стоит человеку свернуть с предназначенного свыше ему пути, как полностью меняется его судьба, и судьбы всех, кто находится с ним рядом. Дух Бога находится в телах всех людей в виде энергии. Те, кто сумеют зажечь в себе этот внутренний Свет, становятся посланниками Всевышнего в своих Народах…
- Как это возможно? - спросила Лореанна.
- Возможно… - ответил Кайден, - только в том случае, если Душа человека чиста. Этот путь тернист, и не каждый следует путём чести и совести. Лишь тот может пройти по нему, кто имеет крепкую веру. Ты же, моя девочка, рождена, чтобы доказать делами свою веру в Творца! Великий дар в тебе настолько силён, что иногда я даже удивляюсь, - как может такая чистая, мощная энергия удерживаться в твоём хрупком теле?
- Дедушка, объясни мне, почему ты считаешь, что именно я - посланница Бога?
- Милая! Я это знаю! Думаю, ты и сама это чувствуешь… Каждый человек для чего-то рождён, только он сам должен понять, для чего? Для этого достаточно слушать своё сердце…
 Девочка, глядя на огонь в  печи, задумалась…
­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­_________________________________

…Однажды Лореанна пошла к роднику с двумя вёдрами. Спустившись вниз, под гору, она стала набирать воду, как вдруг почувствовала, что за спиной у неё кто-то стоит. Обернувшись, она чуть не зажмурилась - две светящиеся фигуры в золотом сиянии предстали перед ней.


- Лореанна, не бойся! Мы не причиним тебе вреда.
- Кто вы? – спросила с некоторой опаской девочка, преклонив перед ними колени.
  Чувство страха в ней в этот миг растворилось.
- Мы - Посланники Всемогущего Света! Пришли сообщить тебе, в чём будет состоять твоя судьба и твой Путь.
- И в чём же? – она уже догадалась, кто говорит с ней.
- Четыре года назад, в подходящий момент мы тебя привели к Мечу, а затем ты с нашей помощью сразу нашла дом Кайдена. Это наш человек, он служит Свету. Его задача - научить тебя. Твоя задача - справиться после обучения с целым войском Артии, изгнать их навсегда из пределов Хрании. Осталось ещё три года, и ты будешь готова к выполнению своей миссии. Слушайся во всём старца…
С этими словами фигуры исчезли, как будто растворились в воздухе.
Придя в дом, она рассказала Кайдену о случившемся.
Тот улыбнулся:
- Значит, ты на верном пути! Тебя ведут Высшие Силы. Главное, будь уверена в этом, что бы ни случилось…
______________________________________

Спустя неделю после встречи у ручья Лореанна сидела у окошка, дожидаясь Кайдена. Рано утром он куда-то ушёл, с загадочным выражением лица. Дева это заметила, когда старец покидал подворье.
В полдень на дворе раздалось призывное конское ржание. Девушка выбежала из дома – Кайден держал за поводья прекрасного гнедого коня.
- Вот, моя милая, привёл нам нового друга, взял у знакомых на время. Надо же тебе научиться овладеть навыками верховой езды.
Девушка, не скрывая своей радости, засияла от счастья, полностью охватившего её.
Настоящий живой конь стоял рядом, шевеля губами, косясь на неё огромными любопытными глазами!
- Подойди, погладь его. Травы рядом с нашим домом хватает, жить будет в хлеву.
- Как его зовут? - Лореанна уже гладила коня за ушами. Тот зажмурил глаза от удовольствия, принимая ласку Девы.
- Его имя - Артакс. Он ещё совсем молодой, ему всего два года. Но всадника уже знает. Мой друг из поселения подсаживал своего младшего сына, чтобы тот не боялся седока.
- Артакс, какой ты милый!... – Лореанна продолжала гладить коня.
- Ладно, моя хорошая... Отпусти его, пусть пасётся. Смотри, он уже проголодался, видишь, как косится на лужайку, глаз не отрывает. Поутру начну обучать тебя держаться в седле.
Девушка отпустила Артакса, тот спокойно отошёл на полянку и стал безмятежно щипать сочную траву.
В течение последующих полутора месяцев она научилась управлять конём, пускать его в галоп, владеть на скаку мечом и копьём и многому, многому другому… Лореанна буквально всё схватывала на лету, и через определённый старцем срок она уже отлично владела оружием и верховой ездой. А также научилась срубать ветки мечом на полном скаку, представляя в своём воображении врага, топчущего и грабящего её родную землю.
- Запоминай всё, девочка моя! – нежно глядя на Лореанну, произнёс её мудрый учитель. - Ты в основном на коне будешь направлять свои войска… Так что все наши занятия пойдут тебе только на пользу.
Спустя два месяца дед отвёл коня обратно в посёлок, к хозяину, затем вернулся в лес, где они продолжили занятия.
_____________________________________

­­Жестокая война Артийцев против Хранийцев продолжалась, старый Король уже лежал в беспамятстве и мог в любую минуту умереть от тяжёлой болезни.
Назревал вопрос, - кого в случае его смерти выбрать следующим Королём Хрании? Законных претендентов на престол было двое:
Сын Короля Принц Бастиан был труслив и безмятежен. Молодому и амбициозному Принцу было наплевать на то, что идёт война, и люди в его стране голодают, - он любил веселиться на пирушках и балах.
Герцог Брунгаст, двоюродный брат Принца, поддерживал из страха Артийцев, его мало волновали интересы Хрании.
Народ он обложил большими налогами.
Брунгаст без боя сдал Артийцам самый крупный и доходный город королевства после Пармии – Корнеан. Во всём королевстве его считали изменником и предателем. Выбить его из сильной крепости Корнеан было до сих пор невозможно. Королевские войска Хрании, измотанные многолетней войной, уставшие и полуголодные, не представляли особой опасности для многочисленной армии Короля Артии. Силы были слишком неравными...
Старый король Хрании, Фердинанд, медленно угасал уже много лет. Всем было ясно, что как только он умрёт, по завещанию престол перейдёт к его ветреному и безответственному сыну Бастиану, которому недавно исполнилось двадцать пять лет.
Молодой Принц пока ещё не был коронован, по причине того, что его Отец всё ещё был жив.
У Бастиана росла уверенность в том, что после кончины Отца он, несомненно, станет Королём.
Пытаясь любыми путями укрепить свою власть за счёт верности придворных старому Королю, он заранее заставлял своих вельмож преклоняться перед ним как перед его Отцом-Королём, намекая этим, что именно он – законный наследник престола.
Вбивая в их умы, вроде как ненавязчиво, но устойчиво, будущий статус своей неограниченной власти.
Принц часто закатывал знатные и дорогие пиры и балы, несмотря на то, что на полях страны велись ожесточённые бои с неприятелем.
Полководец из этого Принца не вышел, - он сам доверял больше своим военачальникам, чем самому себе. Вся казна страны находилась в распоряжении этого легкомысленного Принца вот уже семь лет. За это время она порядком истощилась.
Многие  вельможи и военачальники Хрании были против захвата страны чужим Королём. Их не устраивали действия его вассалов, поэтому война приобрела затяжной характер.
Артийцы заняли несколько десятков городов, разграбили их, дошли до поселения, где раньше жила Лореанна с бабушкой.
В  их пустующем доме поселились вражеские солдаты.
В густую чащу леса они боялись соваться - бывало немало случаев, когда там находили убитых солдат, - кого стрелами поразили, кого мечом, кого топором. Так сказать - сходили в лес за грибами…
После этих случаев Артийцы боялись ходить в лес, даже группами.
Люди поговаривали, что где-то в непроходимых зарослях скрывается большой отряд вооружённых крестьян, который постоянно убивал захватчиков, оказавшихся в лесу. Свидетелей, видевших их, не было. Если бы Хранийцы знали, что все эти нападения были делом рук смелой, хрупкой девушки, то весьма удивились бы! Это просто Лореанна тренировалась на врагах, оттачивая своё мастерство и совершенство…
__________________________________

Прошло ещё три года. Занятия со старцем продолжались. Кайден учил Лореанну грамоте, этикету, концентрации воли, и многим премудростям, которые ей необходимы были в предстоящие годы. Она прекрасно справлялась с заданиями, ведь её учитель был весьма мудр и проницателен.
Получать знания от такого человека она почитала за честь и счастье!...
За прошедшие семь лет обучения девочка-подросток превратилась в девушку ослепительной красоты!



  Формы её тела округлились, налившись живительными соками. Годы обучения у мудрого старца дали отличные плоды, - Лореанна стала настоящим бойцом, - смелой, отчаянной и прекрасно владеющей воинским искусством, особенно своим Мечом Судьбы.
Она также полностью освоила искусство ясновидения, стратегию ведения боя, правила придворного этикета.
Научилась контролировать свои чувства, мысли и эмоции, а также использовать свой звонкий голос с командной интонацией.
Глядя на свою воспитанницу, Кайден искренне радовался. Она ему стала как внучка, жаль было с ней расставаться. Но великая миссия девушки звала её за собой - старец не имел права препятствовать ей. Собственно, ради неё он и готовил девушку долгих семь лет…
…Бабушка Лореанны несколько дней назад тихо и незаметно покинула этот мир во сне. Они с дедом схоронили её по старинному обычаю - на полянке сложили большую кучу дров, положили сухонькое тело старушки на неё. Лореанна поднесла горящий факел, дрова быстро вспыхнули.
Огонь сделал своё дело, и через некоторое время от тела бабушки осталась лишь кучка пепла.
- Ну, вот и всё… - тихо промолвил Кайден, - её душа оставила эту землю и вознеслась к Небесам, минуя чистилище, с помощью огня.
Лореанна надеялась, что за доброту бабушки Душа её обретёт Рай.
После, собрав пепел, они переложили его в заранее подготовленный глиняный кувшин, и здесь же, под ближайшим деревом, выкопав лопатой углубление у ствола, девушка с любовью и признательностью присыпала кувшин землёю, сверху положив небольшой памятный камень…
Древний ритуал погребения был завершён.
Старец, наблюдавший за прощанием девушки с бабушкой, негромко позвал её, и они, не торопясь, молча прошли в дом.
- Хватит горевать!... Нас с тобой ждут великие свершения. Лореанна, внучка! Теперь ты готова идти к Принцу. Помни, чему я тебя учил. Ты не простая девушка, ты - посланница самого Бога! Только никому об этом не говори, даже самым близким людям, которые у тебя очень скоро появятся. Поговори с Принцем, докажи ему, что ты способна на многое, и он даст тебе войско в управление. Ты возглавишь его. Офицеры и солдаты, завидев в тебе не только красавицу, но и ощутив твою обретённую мудрость, узрят в тебе своего Полководца. Пойдут за тобой беспрекословно, преданность и верность их будет безгранична! Верь мне, и будь уверена в себе! Прими свою судьбу, предназначенную тебе свыше...
Дальнейший твой путь укажет тебе сам Творец! Мы лишь инструменты, исполняющие его Волю. Хочу предупредить тебя – Принц уже считает себя Королём, и он устроит тебе испытание… Выдержишь его – получишь войско. Не выдержишь, - тебя с позором изгонят из дворца.
- Какое испытание, дедушка Кайден?
- Я не могу тебе этого сказать - оно покрыто тайной... Испытание он готовит тебе особое - для того, чтобы проверить, - на самом ли деле ты та самая предсказанная Дева, или самозванка? Единственное, что имею право подсказать, - в этом испытании тебе помогут мои уроки ясновидения, которые дадут тебе возможность чувствовать и осознавать Волю Всевышнего внутри себя.
А сейчас давай приготовим тебя в путь…
Завтра на рассвете я тебя провожу до опушки, потом ты выйдёшь из леса, пойдёшь в Пармию, столицу королевства, прямо к дворцу Короля. Меч забирай с собой, никогда не расставайся с ним ни на секунду! Для твоего оружия я специально пошил вот это, - и старик достал из-за печи кожаные ножны.
Лореанна примерила - Меч идеально в них лёг, как будто там и родился!
- Да, и вот ещё…
Кайден достал свёрток, и протянул ей.
Лореанна аккуратно развернула его - её глазам предстала свежая льняная рубаха и кожаный плащ.
- Примеряй!
Девушка надела на себя рубаху - она пришлась впору. Рубаха скорее напоминала длинный, до пят, балахон, но она оказалась очень практичной и удобной. Осталось только пояс повязать.
Сверху она примерила широкий плащ.
- Видишь, в плаще есть капюшон и два больших кармана по бокам, - он надёжно скроет твоё лицо и Меч от слишком любопытных глаз.
Кайден ещё раз оценивающе окинул взглядом её фигуру:
- Отлично! Ну, вот ты и готова, красавица моя!
- Дедушка! Скажи мне, а как меня пропустят во дворец? Никто ведь меня не знает…
- За это не беспокойся, - ещё год назад доверенные люди по моему указанию начали распускать слух по всей стране. Особенно среди придворных Короля, - что очень скоро, в течение года, ко двору придёт священная Дева-воин, спасительница Хрании, которой Принц предоставит войско, и она встанет во главе его. Благодаря этому враг будет сокрушён, и с ней вместе Принц обретёт славу победителя.
Поэтому, не переживай, Принц уже заранее подготовлен, он заинтересован в этой Деве, и все придворные только и ждут её появления. Этой Девой являешься ты, - поэтому наверняка без особых препятствий пройдёшь во дворец. Тебя, вероятнее всего, встретят приближённые Принца. Единственная тайна для них - никто точно не знает, когда ты появишься, но ждут тебя каждый день…
Через пять дней ты уже будешь разговаривать с будущим Королём. Ты всё поняла?
- Я поняла, дедушка…
- Ну, раз так, то ужинать и спать…
________________________________________

Ранним утром, ещё затемно, они собрались в путь. Кайден положил ей в котомку несколько лепёшек, кусок сыра, сушёных грибов. Лореана прикрепила на бёдра ножны с Мечом, затем надела льняную рубаху и подпоясалась. Со стороны вовсе не было заметно, что у этой красавицы под плащом находится настоящий боевой Меч.
Они вышли из домика, и долго шли по лесной тропинке.
Вокруг заливались трелями птицы, ухали филины и совы, перекликались кукушки по всему лесу.
По дороге они разговорились. Лореанну все эти годы интересовал один вопрос, который она никак не решалась задать старцу…
Сейчас пришло, наконец, время для него:
- Дедушка, а как Меч Радегаста попал в этот лес?
- О-о, это давнишняя история. После последней битвы Великого воина Радегаста его Меч был спрятан слугами вначале на мельнице в двадцати милях отсюда. Но чёрные жрецы выследили местонахождение Меча. Тогда слуги Великого воина, исполняя его волю, под покровом ночи тайно вывезли оружие в этот лес. Никто не знал, где они его точно спрятали, только двое слуг. Один из них пришёл ко мне и сообщил, что Меч спрятан в надёжном месте, и ждёт нового хозяина, - смелого воина. Чёрным жрецам нужно было, во что бы то ни стало, добыть это оружие, так как знали они, что именно священный Меч дарует огромную силу своему хозяину! Только не знают о том, что Меч может служить лишь добру, попав в руки злодея, он тут же его уничтожит! Когда ты взяла его в первый раз, ты что-то увидела?
- Да, дедушка! Он засветился! С тех пор он светится всегда, когда я к нему прикасаюсь…
- Вот тебе и ответ… Злу Меч служить не может.
Знай, в минуты большой опасности во время битвы Меч этим свечением прикроет тебя от ранений… В твоих руках он будет живым и непобедимым!
 Они замолчали. Старец вёл Лореанну потайными лесными тропками, знакомыми лишь ему одному.
 Через час они вышли на большую поляну.
- Здесь мы расстанемся, девочка моя... С этого момента ты - особый воин, и тебе по судьбе написано прекратить кровавую войну, изгнав захватчиков с нашей Родины. Помни всегда и везде о главном - только твоя любовь и великодушие, проявленные к людям, сделают то, чего не смогли сделать военачальники и вельможи Хрании - выгнать врага с нашей земли и установить мир… Также помни - тёмные силы не  дремлют. А теперь ступай, здесь осталось немного, и ты выйдешь из леса. Да, и вот ещё… Возьми с собой вот это, - и Кайден что-то вложил ей в руку.
  Она раскрыла ладонь – на ней блестели семь золотых монет…
- ?!?! – Лореанна изумлённо открыла рот.
- Мои старые припасы. Этого тебе хватит на постой при харчевнях, путь не близкий. И ещё много останется. Можешь взять коня. Встретятся враги на твоём пути, - руби их без жалости, как я тебя учил! Обычно они ездят на лошадях по трое-четверо, для тебя это сущие пустяки. Ты одна теперь стоишь добрых двадцати вражеских воинов. Но больших скоплений войск старайся избегать! Иначе тебя могут пленить верёвками или сетями, и тогда будет очень тяжко вырваться…
- Я поняла, дедушка, я справлюсь! Благодарю тебя за всё!
- Будет тяжело, - зови меня трижды, и я сразу же приду на помощь! Моя душа за тебя в ответе перед Небесами, потому всё, что в моих силах, я сделаю для тебя обязательно!
Они крепко обнялись, старец взял её голову в свои руки, и прислонил свой лоб к её лбу:
- Получи мою Силу, милая! Эта сила - оберегающая… Будет защищать тебя повсюду… - а затем тихо добавил:
- Благословляю тебя на бой с тёмной силой…
Да пребудет с тобой Сила Творца!
И опустил ей капюшон на лоб, скрыв за ним её лицо…
Девушка зашагала в сторону поселения. Слёзы стояли у неё в глазах. Как ей не хотелось покидать Кайдена! Но судьба звала вперёд, надо было идти.
Старец долго стоял на лесной тропинке, пока её фигурка не скрылась из виду в густой зелени леса…
Он думал о том, как трудно будет ей одной, - маленькой, хрупкой и на первый взгляд такой беззащитной девушке.
Ей предстояло завоевать доверие Принца, военачальников и всего войска. Но она справится! Ведь не зря прошли эти долгие семь лет.
И теперь она - очень сильный и обученный воин!




  Весь день Лореанна шла по просёлочным дорогам. Проголодавшись, приседала в сторонке от дороги, и подкреплялась припасами, которые заботливый Кайден предусмотрительно положил ей в дорожную сумку.
Затем следовал короткий отдых, после которого она отправлялась дальше в путь.
К вечеру девушка добралась до одной из придорожных харчевен.
Войдя внутрь, не снимая капюшона, она увидала в тусклом свете масляных фонарей такую картину: трое стражников пили вино за одним из столов. Они громко хохотали, отпуская сальные шутки, поглощая поджаренное на углях мясо, зычно отрыгивая, - копья стояли у стены, на каждом из них сверху были нахлобучены шлемы. Их мечи свисали с поясов.
Остальная публика не представляла никакой опасности, - обычные путники, купцы, бродяги, ремесленники, - сидели за разными столами и просто ужинали. Если не обращать пристального внимания, то её смело можно было принять за молодого юношу, странствующего в одиночку.
Усевшись за стол, подозвав хозяина харчевни, Лореанна заказала хлеба с молоком и сыра.
Тучный хозяин с масляными, заплывшими жиром глазками презрительно уставился на неё:
- Платить-то чем будешь?



  Лореанна достала из сумки золотую монету и показала ему:
- Вот… Этого хватит, надеюсь, на ужин и ночлег?
Хозяин удивлённо оскалился, глазки его загорелись. Он изменил свой надменный тон на заискивающий:
- Этого даже много, уважаемый господин… Ночлег и ужин стоят всего два дуката. А здесь все сто будет. Придётся вам сдачу дать.
- Скажите, у вас конь есть? Могу ли я купить его?
- Конь найдётся… Три полновесных золотых, и он ваш, уважаемый путник.
Лореанна намеренно говорила грубоватым голосом, дабы не выдать себя, что она - девушка.
В тусклом свете харчевни вряд ли кто смог бы разглядеть её хорошенько.
- После ужина пойдём, глянем на коня. Он будет со сбруей?
- Да, уважаемый. Сбруя входит в эту цену.
- Хорошо. Неси ужин.
…Плотно подкрепившись, девушка подозвала хозяина и вручила ему один золотой. Тот уже приготовил сдачу – целую пригоршню серебряных монет. Вместе с кошелем.
Затем она попросила показать ей коня.
Они спустились вниз, в конюшню, и хозяин вывел из стойла в коридор замечательного вороного коня. Тот пыхтел, раздувал ноздри, нетерпеливо бил копытами о землю, - в нём чувствовалась сила и молодость. Лореанна подошла поближе, потрепала его по холке, оценила зубы жеребца, сильные ноги. Этот конь как будто был рождён для неё!
- Хороший конь! - и ласково погладила его по гриве, - держи три золотых за него, - он стоит этого!
Хозяин, обрадованный такой удачной сделкой, взял монеты, думая про себя, что наконец-то избавился от необузданного животного, с которым никто не мог справиться до этого дня…
После чего учтиво спросил:
- Чего ещё желает господин?
- Я хочу отдохнуть. Идём, покажешь мне комнату. Накормите коня. Рано утром я отправляюсь в дальний путь.
- Идёмте за мной, господин.
Повернувшись левее, хозяин коротко обронил:
- Ты знаешь, что нужно делать…
Стоящий рядом конюх, пожилой, плечистый человек с жилистыми руками, слышал весь разговор. Он молча кивнул головой хозяину и увёл коня вглубь конюшни.
Вернувшись обратно в харчевню, хозяин взял свечу, и по дугообразной скрипучей лестнице они вместе поднялись наверх, прошли по широкому длинному коридору, в конце которого хозяин открыл ключом небольшую комнату.
Лореанна тут же вошла, закрыла дверь, и прилегла на кровать.
В тёмном углу жалобно попискивали крысы, запах плесени и спёртый воздух бил в нос. Но усталость её была настолько сильна, что девушка, не обращая ни на что внимания, даже не заметила, как её сморил глубокий сон…
________________________________________

Наутро, проснувшись с первыми лучами солнца, Лореанна встала, умылась, и спустилась в конюшню.
Её не покидало ощущение какой-то странной тревоги. Нетерпение и желание поскорее покинуть харчевню и достигнуть дворца заставило её отказаться от завтрака.
Конюх одной рукой чистил бок вороному коню щёткой, а другой подкармливал его. Тот хрустел яблоками, мотая гривой, скорее всего, от нетерпения.
- Ваш конь, сударь! - конюх подал ей поводья.
- Благодарю вас! - Лореанна легко вскочила на коня, который, сразу же почувствовав уверенного седока, повиновался, к удивлению наблюдавшего за ней конюха и вышедшего на крыльцо заспанного хозяина харчевни.
Благо, уроки старца для неё не прошли даром.
Через несколько мгновений всадница уже выезжала из ворот конюшни. Хозяин таверны, видя такой оборот дела, устремился к ней навстречу, практически почти преградив путь коню своим тучным телом. Жадный, как и все хозяева постоялых дворов и харчевен, он никак не желал лишаться дополнительных монет в счёт завтрака.
- Доброе утро! Уважаемый господин, вы даже не позавтракали?..
- Некогда мне. Прощайте, благодарю за коня.
Боковым зрением Лореанна увидела, как на другом конце конюшни спешно собирались в путь те трое вчерашних стражников, распекая конюха:
- Эй, ты, пошевеливайся, давай скорее! Чего ты там возишься? - покрикивал на него один из стражников, поигрывая мечом.
- Подпругу ещё укрепить нужно… - вяло отвечал конюх.
Двое других, более толстых, лоснящихся от жира, подгоняли его:
- Эй, ты, как там тебя, бурдюк с вином! Ты скоро подашь наших лошадей? Мы торопимся в путь, у нас ещё есть важные дела.
- Сейчас, сейчас… - и конюх начал выводить коней на подворье.
Лореанна уже покидала двор, выезжая на тракт, но краем уха ещё слышала перепалку конюха и стражников. Ей показалось, что акцент у них какой-то чужой. Отбросив эти мысли, она пустила коня в галоп. Давненько она не сидела в седле. С тех пор, как старец учил её.
…Проскакав добрых три мили подряд, Лореанна отпустила поводья и конь, захрипев, перешёл сначала на рысь, а затем пошёл шагом.
Ехали они так недолго, может быть, минут десять. Вдруг девушка услышала сзади громкий топот копыт. Её конь тревожно фыркнул, заморгал огромными глазищами, - они в этот миг налились кровью, и, косясь назад, понёсся вперёд, как ужаленный.
- Стой! - натянула поводья Лореанна, - куда тебя понесло, дружок?!?
Конь убавил свой пыл и вскоре остановился.
Топот приближался.
Девушка оглянулась, - прямо к ней неслись во весь опор какие-то всадники.
Присмотревшись, она узнала в них тех самых троих стражников, которые утром в спешке покидали харчевню. На всякий случай она нащупала правой рукой под плащом рукоять своего Меча, крепко сжав её.
Всадники приблизились.
- Эй, путник! Кто таков будешь? Именем нашего Короля, слезай с коня и покажи нам своё лицо!
- Что вам нужно? Зачем вам моё лицо? - дерзко, с вызовом отвечала всадница, намеренно огрубляя голос.
- Мы ищем беглеца из крепости. По приметам ты очень похож на него… Слезай с коня! Немедленно!
Это приказ!



- И не подумаю! Вам надо, вы и слезайте… Кто вы такие, чтобы мне приказывать?!
- Сними капюшон, повелеваем тебе! - громко крикнул самый толстый из них.
«Будь что будет! Сниму капюшон, а то они не отстанут…» - подумала девушка, и резким движением сдёрнула капюшон, обнажив копну золотистых волос, искрящихся на солнце.
- Девка! Ей-Богу, молодая девка! - стражник помоложе, приближаясь к ней, вытаращил глаза от удивления, поражённый её красотой, - это не господин, а всего лишь девчонка! Она, не торгуясь, купила коня. У неё много золотых монет, мне хозяин шепнул.
Остальные двое с угрожающим видом подались вперёд:
- А ну-ка, давай их все сюда! И коня сейчас нам отдашь, как миленькая!
Лореанна резким движением выхватила Меч, подняла его вверх, грозно спрашивая:
- Вы кто такие? Кто дал вам право грабить путников?
- Мы-то… Мы - Артийцы, а вот ты кто? Уж не из войска ли Хранийцев девка?
- Ах, Артийцы! Прекрасно! Вы-то мне и нужны! - выкрикнув боевой клич, она стремительно бросилась на них.
  Стражники опешили, - такого поворота событий никто из них не ожидал!
 Но было поздно! Меч яркой молнией засиял в руках Девы, - удары его были мощными и безжалостными. В течение нескольких мгновений Дева повергла наземь двоих стражников.
Одного проткнула Мечом насквозь, - тот захрипел и сполз с седла. Второму точным ударом отрубила голову…
Третий, самый толстый, испугавшись, упал с коня и тут же, вскочив на ноги, с дикими воплями начал убегать от разъярённой девушки. Он уже понял, что девушка непроста, и, вероятнее всего, отлично обучена, и сейчас он пытался спасти свою шкуру…
Лореанна настигла его в три конских прыжка и нанесла сокрушительный удар беглецу по голове. Тот рухнул, заливаясь кровью, и через мгновение затих на траве.
- Это вам за наших стариков, матерей и детей, за наши сожжённые дома! - выкрикнула она, осадив коня, победоносно оглядывая поверженных врагов…
После чего, нисколько не сожалея о том, что сделала, спрыгнула с коня, вытерла Меч о траву, вскочила обратно, и, пришпорив своего нового друга, быстро поскакала прочь…
Она прекрасно помнила слова Кайдена:
«Встретятся враги на твоём пути, - руби их без жалости, как я тебя учил!»
Спустя три часа Лореанна подъезжала к небольшому городку. В целях безопасности девушка полями и лугами объехала поселение стороной. Лишние глаза и уши ей были ни к чему.
К вечеру добралась до следующей таверны. Здесь было спокойно, никаких стражников, народу совсем мало, всё больше путники. Девушка попросила хозяина накормить и напоить коня, а сама отправилась спать, даже не поужинав.

…Ранним утром её разбудили чьи-то сдавленные крики. Выглянув в окно, она увидела, как трое каких-то оборванцев тащили упиравшуюся девушку в хлев, стоящий на заднем дворе. Двое затыкали ей рот, третий приставил длинный кинжал к горлу несчастной. Дева моментально всё поняла. Схватила свой Меч, бегом спустилась по лестнице, выскочила во двор, быстро направившись к хлеву. Дверь была закрыта изнутри. Лореанна просунула Меч в щель, резким движением скинула засов, пинком открыв дверь.
  Оказавшись внутри, девушка увидала, как один из нападавших держал наготове свой кинжал, нависнув над несчастной, остальные, зажав рот молоденькой девице, пытались её раздеть.
- Отпустите её! - закричала Дева, - пока прошу по-хорошему!
- Да что ты говоришь? – здоровый малый с кинжалом бесстрашно двинулся на неё, - гляньте, ещё одна нашлась! Везёт нам сегодня на девок… а как будет по-плохому?
  Один из раздевавших девушку зло съязвил:
- Подрежь ей язычок, Джон!
- Сейчас узнаешь, как не по-хорошему, сволочь… - Дева, сжав зубы, направилась к нападавшему. Меч в её руке вдруг начал излучать необыкновенное золотистое сияние. Оно в тот же миг достигло глаз наступавшего, тот вскрикнул от боли, бросая на пол оружие:
- Она меня ослепила! Я ничего не вижу, братцы, отпустите её… - и упал на сено под ногами.
Перепуганные насильники сразу же отпустили девушку и забились в угол. Та с умоляющим видом бросилась к Лореанне, спрятавшись у неё за спиной.
- Кто вы такие? Советую говорить правду!
- Мы бывшие разбойники… Не убивай нас, мы хотим жить! Бес попутал, мы уже два года не знали женщин, - дрожа от страха, пролепетали злодеи, - прости нас!..
Лореанна  презрительно взглянула на лежащего. Тот стонал от боли, катаясь по полу.
- Этот уже получил своё… А вас я проучу, чтобы впредь неповадно было нападать на беззащитных девушек!
- К-к-как проучишь?
- Выходите во двор, там и узнаете! - прошипела Дева, пропуская их к выходу.
  Те быстренько выскочили наружу. Дева за ними. Поднятый шум разбудил людей, в том числе хозяина таверны. Постояльцы выбежали во двор как раз в тот момент, когда Лореанна вышла из хлева вместе с девушкой. Злодеи оказались между двумя огнями - с одной стороны, неизвестная им защитница с мечом в руке, а с другой стороны, - стоявшие полукругом люди. На крики собралось около двенадцати человек.
- Что случилось?! - тревожный хозяин приблизился к Деве.
- Загляни внутрь, - там третий лежит, - негромко ответила она ему.
  Затем обратилась к стоящим:
- Люди! Вот эти злодеи затащили девушку в хлев, понятно, для какой цели… я хочу их проучить! Как вы думаете, какого наказания они заслуживают?
- Убить подонков! - раздались крики, - растерзать!
- Нет! Я их накажу по-своему. Ненавижу насилие!
Повернувшись к разбойникам, она приказала громовым голосом:
- Руки!!
Те, словно догадываясь о чём-то, спрятали руки за спиной, пятясь назад. И уткнулись спинами в полукольцо стоящих людей. Один из постояльцев, крепкий мужчина, по виду ремесленник, схватил одного за шиворот, подтащил к Деве:
- Могу помочь подержать этого гада!
- Подержи, мил человек… Я повторяю,- руки ко мне вытянули!
- Не надо! Только не это! - до них дошло, наконец, что эта дикая пантера с ними сотворит.
- Ничего не знаю. Руки!!! - третий раз, уже гневно, произнесла Дева.
  В этот миг она молниеносно развернула Меч и нанесла вертикальный удар по рукам одного из них в районе запястья. Отрубленная кисть, брызгая кровью, отлетела в сторону, расставшись с рукой. Раздался дикий вопль. Следующий удар наискось Дева нанесла второму разбойнику прямо между ног. Тот, заливаясь кровью, тоже завопил. Ей хватило двух взмахов Мечом, чтобы наказать мерзавцев.
- Вот так будет справедливо!… - Лореанна обвела глазами сцену, коротко бросив стоявшим:
- Им не помогать! Пусть сдохнут, как собаки!
Поверженные Девой в пыль корчились от боли, ползали по двору, умоляя о пощаде.
Люди на подворье, не успев опомниться, наблюдая за воздаянием, удивлённо стояли с разинутыми ртами. Дева между тем, не теряя времени, вывела из стойла своего коня, вскочила на него. Постояльцы вместе с пострадавшей девушкой ринулись к ней:
- Как твоё имя? Кто ты? - их восхищённые голоса говорили о правильности её действий.
- Лореанна, я дева-воин! - коротко бросила она, и, развернув коня, резко поскакала прочь…
Вслед ей неслись обрывки возгласов и крики:
- Лореанна, ты молодец! Так и надо!...
Но девушка уже почти ничего не слышала. Впереди у неё была чёткая цель – королевский дворец и встреча с Принцем.





…Вместо пяти дней её путь сократился до двух. Благодаря коню Лореанна быстро добралась до Пармии.
Столица королевства ещё не была осаждена Артийцами, война проходила в северной части страны, а этот большой город стоял на юге.
Въехав через северные городские ворота, девушка спросила дорогу к дворцу Принца. Жители подсказали ей, как туда добраться. 
Очень скоро она остановилась у ворот дворца. Спешившись, девушка привязала коня к столбу. Четверо стражников преградили ей путь копьями:
- Кто такая? К кому идёшь?
- Меня зовут Дева Лореанна, я прибыла к Принцу по важному делу! – смело отвечала девушка, нисколько не сомневаясь в себе.
- По какому такому делу? - недоверчиво спросил один из стражников, грузный малый устрашающего вида. Широкие, чёрные усы его топорщились в разные стороны.
Видать, его не впечатлила эта нахальная девица.
- Посмотрите на неё, - выкрикнул он, глядя на остальных стражников, - сразу к Принцу просится! Да кто ты такая?!? - презрительно посмотрев на Лореанну, выкрикнул стражник.
- Кто я такая, вам знать необязательно… А суть дела я расскажу лично Принцу или главному министру! - уверенно глядя в лицо стражнику, спокойно ответила девушка.
«Вот ведь какая наглая и самоуверенная девка! - подумал старший стражник, - а впрочем, кто знает, вдруг она и впрямь важная персона?...»
Вслух же произнёс:
- Прежде мы обязаны доложить во дворец о твоём прибытии, напрямую пускать не велено! Придётся подождать, пока за тобой придут, чтобы понять, что ты за птица такая… - процедил сквозь зубы королевский страж, смачно сплёвывая на землю.
Пока стражники отдавали приказ стоящему неподалёку посыльному, девушка с любопытством осмотрелась вокруг. Раньше она даже и помечтать не могла о том, что когда-нибудь сможет увидеть, а тем более попасть в жилище самого Короля!
 Высокий, с небольшими башенками, королевский дворец представлял собой действительно внушительную картину: небольшая река, преграждавшая путь, массивный мост над ней, висевший на толстых цепях, вёл к крепким воротам, зубчатые каменные стены с бойницами, за которым виднелось множество более мелких башен, с конусовидными шпилями, вонзающихся в небо острыми иглами…



Даже издалека было заметно, что дворец строился не один год, настолько он был красив и величественен!
«Достойное жилище для правителя страны…» - отметила про себя Лореанна.
Ждать пришлось недолго, - к ней уже приближались двое придворных вельмож, весьма элегантного вида, - в красных камзолах, расшитых золотыми узорчатыми нитями, в кружевных белоснежных сорочках, в синих бриджах с полосками на боках. На ногах у них красовались изящные, вычищенные до блеска, башмаки.
По всем признакам было явно видно, что эти вельможи - приближённые самого Короля. Один из них был постарше, это было заметно по выражению глаз и по морщинкам, другой - гораздо моложе, из чего девушка сделала вывод, что старший, вероятнее всего, или какой-то барон, или же сам главный министр.
- Что вам угодно, сударыня? - учтиво и даже как-то заискивающе спросил один из них, тот, кто старше, подойдя ближе, с любопытством и явным интересом разглядывая красивую молодую девушку.
- Доложите обо мне Принцу! Я знаю, как одолеть Артийцев и покончить с войной!.. - выпалила Лореанна одним духом.
Глаза её горели каким-то неощутимым, но явным огнём, девушка всем своим видом внушала уважение, а непоколебимая интонация её голоса ясно говорила о том, что она действительно знает что-то очень важное…
- Громкое заявление! Однако, милейшая девица, не кажется ли вам, что вы ошибаетесь? - заносчиво ответил другой вельможа, скривив губы в усмешке.
- Погоди, Артуан… Не горячись раньше времени. Какие сведения вы привезли Принцу? – спросил первый.
- У меня срочное донесение, касающееся стратегии для полной победы. Вы только доложите, а он сам решит…
- Ладно, милейшая, мы доложим. Как вас представить?
- Меня зовут Дева Лореанна, я прибыла издалека.
- Как вы сказали, - Лореанна?!? - переменился в лице первый вельможа.
Артуан при этом имени побледнел, как полотно, и, не понимая сам, что с ним происходит, невольно склонился перед ней в поклоне.
Стражники, наблюдая эту картину, встали навытяжку с окаменевшими лицами, как по команде.
Могучая, непонятная им сила исходила от этой, хрупкой на первый взгляд, девушки.
- Да, сударь, именно так меня нарекли отец с матерью… - просто и бесхитростно ответила Лореанна.
- Это меняет дело. Идёмте немедленно с нами.
Они жестом показали ей следовать за ними.
- Погодите минутку… - Лореанна немного замялась.
Она не знала, как правильно выразить мысль в этой ситуации.
- В чём дело? – обернулся к ней вельможа постарше.
- Я здесь не одна.
- А с кем же?
- Вот привязан мой конь. Как быть с ним?
- О-о, дорогая Лореанна!... Это вообще не проблема.
Обернувшись к стражникам, он коротко и внятно приказал:
- Отведите коня нашей гостьи в королевские конюшни, и скажите конюхам, что хозяйка его - важная персона. Пусть хорошенько его почистят, покормят отборным овсом, и определят в лучшее стойло!
- Будет исполнено, господин министр! - грузный стражник с усами, тот, который поначалу презрительно отнёсся к Деве, теперь решил загладить свою вину перед ней, и проявил должное рвение.
Он мигом отвязал коня и повёл его вглубь двора.
Министр обернулся к Лореанне:
- Теперь вы довольны? Конь ваш будет в целости и под присмотром.
- Благодарю Вас, господин министр! – слегка поклонилась Дева, - да, теперь всё хорошо.
Они продолжили свой путь.
Пройдя через мост, все трое вошли в центральные ворота дворца, затем пересекли площадь и подошли к широкой лестнице с ажурными перилами, ведущей внутрь. Поднявшись по ней, они очутились в роскошном помещении:
- Вот здесь, в первом зале, вам придётся ещё немного подождать, Принц очень скоро вас примет, - повелительным жестом, не скрывая уважения, указал на роскошный диван главный министр, приглашая девушку присесть.
Министр с помощником Артуаном удалились.
Принц, услышав о долгожданной посетительнице, воскликнул:
- Зовите её скорее! …Впрочем, погодите, Ульрих, пусть немного подождёт, у нас для неё приготовлен небольшой сюрприз. Нам нужно подготовить его. Пригласите её чуть позже.
Главный министр поклонился Принцу и ушёл за девушкой.
Здесь необходимо отметить, что в этот день в королевском тронном зале проходил приём многих гостей, из разных стран.
В числе приглашённых на очередной расточительный пир Бастиана были посланники соседних королевств, со своими жёнами, маркизы, бароны, военачальники, придворная свита, и фаворитки Принца. Всего в огромном зале находилось около двухсот человек.
Принц позвал одного из своих приближённых, местного маркиза:
- Мариус! Одевай мою мантию и садись на трон, - изображай из себя Короля. Я же надену твои одежды. Ты знаешь меня много лет, и сто раз видел, как я веду себя на троне. Скорее всего, эта девушка настоящего Принца никогда в глаза не видела. Посмотрим, сможет ли она узнать, кто же Принц на самом деле, или ошибётся?...
Судя по слухам, она обладает каким-то особым даром, - год назад приходил один старый волшебник и рассказывал мне о необычной Деве-воительнице, равной которой нет во всём королевстве! Если она узнает меня в толпе придворных, то пройдёт это испытание с честью, если признает в тебе, Мариус, Принца, то прогоним её с позором!
- Слушайте все! – Принц обернулся к гостям, - сейчас сюда войдёт Дева по имени Лореанна, которую мы давно ждём, о ней вы уже много раз слышали. Делайте вид, что на троне настоящий Принц, почтительно склоняясь перед Мариусом.
В это время я затеряюсь среди придворных в зале, пусть она попробует узнать меня… И если эта особа не та, за которую себя выдаёт, а самозванка…
В любом случае, мы развлечёмся этой сценой!
Толпа придворных одобрительно загудела в знак согласия, - всем пришлось по вкусу такое приключение, их одолевал неподдельный интерес к новой девице, которая вот-вот появится в зале.
Присутствующих обуревало непреодолимое любопытство, - неужели предсказанная Дева реально существует?!?
- О, Ваше Величество, как вы мудры! - воскликнула одна из прелестных фрейлин, - такой сюрприз могли придумать только Вы! – в её голосе чувствовалась нотка нескрываемого подхалимства.
- Не время сейчас петь дифирамбы, моя милая, пусть свершится Воля Божья…
…Наконец-то Лореанну пригласили в тронный зал. Множество свечей, горящих в канделябрах, поначалу ослепили её своим ярким светом, но ненадолго.
Девушка быстро справилась с собой. Она действительно никогда в жизни не была в королевском дворце.



В глубине зала возвышался резной, из красного дерева, позолоченный трон, на котором восседал Принц, а вокруг неспешно прохаживались многие вельможи в роскошных одеждах, всякий раз кланяясь, проходя мимо трона…
Королевский розыгрыш начался…
Ученица Кайдена поначалу направилась к трону, но по пути, внимательно приглядевшись к «Принцу», она вдруг засомневалась в его подлинности.
С каждым шагом её сомнение усиливалось всё больше и больше. Наконец, почти дойдя до трона, она остановилась в нескольких шагах от Мариуса.
- Ну, здравствуй, девица-красавица! – изогнул бровь лже-принц, - подойди же ко мне, поприветствуй своего повелителя, как полагается…
Ноги его в белых башмачках покоились на красной бархатной подушечке.
Лореанна молча, долго, в упор смотрела на самодовольного человека, сидящего на троне, который, по её ощущениям, явно переигрывал. В кои-то веки он сидит на троне самого Принца и все перед ним кланяются! Ухмылка его не ускользнула от внимания девушки, а сердце ей тихо сказало: «Это не Принц… Ищи его, он где-то в зале. Ты узнаешь его, обязательно узнаешь! От этого зависит твоя судьба…»
- Сударь, простите меня великодушно, но я почему-то склонна считать, что вы не тот, за кого себя выдаёте…
Все затихли. В зале повисла гнетущая тишина. Но длилось это не более четверти минуты.
Маркиз побледнел при этих словах, чем выдал себя окончательно, вселив уверенность в предчувствии девушки.
Златовласка медленно повернулась спиной к «Принцу», лицом ко всем придворным. Ропот изумления и напряжённого ожидания прокатился по рядам гостей:
- Она не поклонилась Принцу!? Как это так?!? – загудел зал, - возможно, она не самозванка… а может, самозванка… но девица нахальная… а глаза у неё какие, горят, как факелы… - со всех сторон понеслись сдавленные шепотки.
В то же самое время, вроде бы и виду не подав, все гости, как ни в чём ни бывало, прохаживались по залу, шелестя платьями и звеня шпорами, но всё же украдкой наблюдая за таинственной гостьей.
Девушка молча начала передвигаться по залу, внимательно вглядываясь в окружающие лица.
Её запылённая одежда, - подарок Кайдена, ниспадающая до пят, тихонько шелестела по полу, надёжно скрывая от посторонних глаз священный Меч.
Наконец, она остановилась напротив какого-то придворного, одетого вовсе не по-королевски. Он, скорее, был похож на какого-нибудь барона или маркиза, судя по одежде. Этот придворный мило болтал с тремя девицами в уголке. Те смеялись.
Глаза Лореанны вдруг просияли:
- Ваше Высочество! – тихо произнесла она, склонившись перед ним в низком поклоне.
Все ахнули, мгновенно столпившись вокруг неё и настоящего Принца.
- Вы ошибаетесь, сударыня, я вовсе не Принц… - сконфуженно, с еле заметными, но всё-таки повелительными нотками в голосе, произнёс тот.
Эта интонация выдала его с головой.
Гостья повторила:
- Ваше Высочество, я точно знаю, что это Вы! Приветствую вас! – и она вновь почтительно склонилась перед ним. В глазах у неё блеснули слезинки.
Принц немного помолчал, выдержал значительную паузу, взял её за локоть:
- Встань, дитя моё! Как ты узнала меня? Я же в одежде маркиза… - и, обернувшись, восторженно воскликнул, обращаясь к гостям:
-Она узнала меня! Удивительно, но узнала!!! Это та самая предсказанная Дева!!!
Все присутствующие гости, замерев от восхищения, смотрели на Деву.
- Здравствуй, Лореанна! - Принц принял позу, достойную его положения, - мы слышали о тебе много раз. Теперь я вижу, что ты и есть та самая Дева-воин, которую мы ждали. Извини нас за небольшой спектакль - нам же нужно было убедиться, что ты не просто девушка с улицы… Наше испытание ты прошла достойно!
- Ваше Высочество! Я прекрасно понимаю вас, - направляясь сюда, я как будто знала и чувствовала, что нечто подобное может произойти. Можно сказать, что я была готова к такому приёму. Вы спросили, - как я вас узнала? Узнала, и всё… Важен результат!
Принц взял её под руку и направился к трону.
- Снимай мантию, Мариус… Дева тебя не признала за принца, наверное, ты плохой актёр…
- Ваше Высочество, простите меня, я не справился с этой ролью… - смущённо пробормотал маркиз, стаскивая с плеч королевские одежды.
Они обменялись, переоделись каждый в своё. После чего Бастиан величаво воссел на трон.
Все гости почтительно склонились перед ним.
Наступившую тишину первой нарушила Лореанна:
- Ваше Высочество! У меня к вам лично есть важное дело, касающееся Артии, а также исхода войны с ними.
Бастиан встал:
- Дорогие гости! Мы с Девой удаляемся на совещание, а вы развлекайтесь. Музыку! - повелел Принц.
Придворные музыканты заиграли мелодию танца.
- Нам сюда, - он увлёк Лореанну к себе в кулуары, отворив боковую дверь.
- Мы будем очень заняты. Нас не тревожить! - повелел Принц подошедшему главному министру.
…О чём говорили Принц и Дева, можно только догадываться… Для всех гостей их разговор остался тайной…
Они общались добрых три часа. Лореанна убедила молодого наследника престола в том, что сможет освободить от захватчиков крепость Корнеан, взять в плен изменника Брунгаста, и тем самым ускорить коронацию Бастиана.
- Ваше Высочество! В народе ходят слухи, что он метит на ваш законный престол.
- И этот предатель - мой двоюродный братец?!...
Не-е-т!… Он заслуживает самого сурового наказания, возможно, даже казни! Если это предательство будет доказано! - гневно воскликнул Принц, - чего удумал, - свергнуть меня! Наверное, и казнить задумал, чтобы занять моё место на троне. Не бывать этому! Всё королевство взбунтуется!
- Вы правы, Ваше Высочество! Когда я добиралась до вас, то многое слышала о его коварстве и жестокости. Говорят, у него в замке видели несколько десятков голов, насаженных на копья. Это были те несчастные, кто осмелился обвинять герцога в предательстве, таких он незамедлительно без суда казнил… Он считал их своими врагами. Но его враги – наши друзья!
- Ах, он мерзавец! - стиснул зубы Бастиан, - ничего, ничего, доберутся наши солдаты и до него…
Эти новости ускорили решение Принца взять под своё личное покровительство Деву Лореанну, и в конце разговора он пообещал утром отдать под её командование тысячу воинов. Больше всего на свете Принц боялся потерять трон, а с ним и власть…
Вдруг он увидел под плащом Девы рукоять Меча.
- Вы пришли с Мечом?!?
- Я не должна расставаться с ним ни на миг. Это Священный Меч Великого Радегаста.
- Я могу его посмотреть? Дайте мне Меч!
- Ваше Высочество! Конечно же, я дам вам его, но…
Простите меня, я должна вас предупредить, его может взять в руки только тот, кого он выбрал. Боюсь, как бы Священный Меч вам не навредил.
Не стоит рисковать…
- Мы же все думали, что Священный Меч - это легенда! О нём в народе ходит столько слухов и сказок. Оказывается, он у тебя! Каким чудом ты его заполучила?
- Я нашла его в лесу семь лет назад… Он меня выбрал, чтобы я служила вам, Ваше Высочество, и освободила Хранию, - просто сказала девушка, -теперь он принадлежит мне. Вместе с ним мы сокрушим вражескую армию, опираясь на силу вашего войска и преданность Вам.
Лореанна вытащила Меч, взяла его двумя руками и приподняла на уровне груди. Лезвие заиграло, засияло голубым, ярким свечением.
На лице у Принца появилось удивление и восторг одновременно. Он не верил своим глазам:
- Позвольте мне попробовать взять в руки это чудо?
- Почему же нет?… Позволю. Только помните, о чём я вас предупреждала, Ваше Высочество. Его реакцию на ваши руки я знать не могу…
- Как надоело мне это «Ваше Высочество»!... – поморщился Принц, - зови меня просто - Бастиан. Теперь мы друзья! - он с нетерпением протянул руку к Мечу.
Дева вручила оружие молодому наследнику, - он взял, свечение тут же погасло, Меч завибрировал, затрясся в его руке. В испуге он бросил его на пол.
- Что это такое? Что за странный Меч? Может, ты ведьма какая, и заколдовала его? - градом посыпались вопросы из уст будущего Короля.
Лореанна рассмеялась:
- Во-первых, я вас предупредила, Бастиан! Во-вторых, какая из меня ведьма? Что за выдумки? Меч светится только в моих руках и не причиняет никакого вреда. Я ведь предупреждала, что он сам выбирает себе хозяина, - этот Священный Меч с характером…
- Ладно, Лореанна! На том и решим, – завтра же у тебя будет своё маленькое войско.
Бастиан трижды хлопнул в ладоши. Вошёл слуга:
- Чего прикажете, Ваше Высочество?
- Позвать ко мне полковника Арни!
Спустя пару минут вошёл высокий статный человек средних лет в тёмно-зелёном мундире:
- Слушаю Вас, Ваше Высочество!
- Слушайте мой приказ, полковник! Перед вами Дева Лореанна. Повелеваю вам со своей тысячью солдат встать под её начало! Завтра она примет над вами командование.
- Будет исполнено, Ваше Высочество! - полковник, браво звякнув шпорами, изящно преклонил голову и удалился.
Принц обратился к девушке:
- Ты не будешь возражать, милая Лореанна, если мы завтра перед всем городом устроим небольшой турнир, на котором ты покажешь, на что способна? Мои лучшие воины будут сражаться с тобой на потешных мечах и палках. Чтобы никто не погиб… Сейчас каждый воин на счету.
- Как Вам будет угодно, Бастиан… - отвечала Дева с поклоном.
- А сейчас отдыхай, набирайся сил. Немедленно пошлю глашатаев в город - сообщить всем о завтрашнем турнире и твоём появлении. Множество народа придёт на центральную площадь, чтобы увидеть тебя… Надеюсь, ты справишься на турнире с нашими воинами? Кстати, за тобой будет наблюдать твоя тысяча солдат. Вместе с твоими офицерами и полковником Арни. Должны же они понять, кто поведёт их в бой? После турнира ты примешь над ними командование.
- Как пожелаете, Ваше Высочество…
- Вот и хорошо.
  Он хлопнул в ладоши. Вошёл слуга.
- Проводите нашу гостью в лучшие покои!
- Слушаюсь, Ваше Высочество! – слуга склонился в почтительном поклоне.
Обернувшись к Деве, Принц мягко произнёс:
- Прости, у меня много важных государственных дел, дорогая… Сейчас тебе покажут твои покои, где ты можешь отдохнуть.
С этими словами он удалился, оставив её одну со слугой.
Сын Короля бессовестно врал Деве, - никакие важные дела его не ждали! На самом деле он торопился на свидание с новенькой хорошенькой фрейлиной, которую привели во дворец буквально три дня назад. Принц сразу заприметил её красоту, оставил её при дворе, и сегодня как раз решил поразвлечься с ней. Лореанна своим нежданным визитом немного оттянула вожделенные часы пребывания Принца с новой прелестницей, но это не помешало ему вновь вспомнить о ней…
Слуга проводил Лореанну в просторную, богато обставленную, светлую комнату. На столе уже были приготовлены напитки, яства и фрукты. Но девушка настолько устала, что лишь бегло взглянула на изысканные блюда и, даже не прикоснувшись к пище, сразу повалилась на кровать и уснула сном праведницы...




На следующее утро её разбудил полковник Арни:
Учтиво поклонившись, он предложил:
- Пройдёмте, миледи! Принц ждёт Вас к завтраку. Затем состоится турнир. Всё уже готово к его проведению.
На завтраке присутствовало шестнадцать человек - Принц, маркиз Мариус, Лореанна, министры, сановники, военачальники, и несколько фавориток Бастиана. Разговоры велись о войне, о коварстве и жестокости Артийцев, о предстоящем турнире.
- Я сегодня же даю Деве Лореанне тысячу солдат! - гордо и хвастливо сообщил всем Бастиан, - но вначале она покажет себя на турнире, - на что она способна. Против неё будут биться несколько наших лучших воинов.
- Ой, как интересно! - воскликнула одна из хорошеньких фавориток, - давно я не была на турнирах.
- Милая Киприда! Этот турнир будет необычным, я это знаю… - проговорил Принц, цепляя вилкой запечённого в мандариновом соусе омара, - никогда ещё в нашем королевстве не сражалась молодая девушка с опытными бойцами. Это будет впервые! Лореанна, ты готова к бою? Хорошо отдохнула?... – глядя прямо в глаза девушке, спросил, улыбаясь, сын Короля.
- Да, Ваше Высочество, я готова! Не волнуйтесь, я оправдаю ваши ожидания. Меня учил лучший мастер.
- Кто же, если не секрет?
- Этого я Вам сказать не могу… - простите меня, - я дала слово мастеру, что никому не назову его имени. Пусть это пока останется тайной.
- От Принца не может быть никаких тайн! - раздражённо отвечал Бастиан, - …впрочем, ты права, - если дала слово, то должна его сдержать.
- Одно я могу обещать, мой Принц, - добавила Лореанна, - что этот человек сам появится на праздничном пиру, посвящённом нашей победе над Артией, когда это, без сомнений, свершится, и все узнают, кто он.
- Даже так! Отлично! Значит, остаётся только одержать победу…
На этом разговор закончился. Гости молча доедали изысканные яства, которые бывают только на королевских столах…

________________________________________

…Всю ночь шли приготовления к турниру.
Поутру на центральной площади города собралась большая толпа горожан и гостей королевства.
На площади было специально устроено просторное ристалище для турниров, посыпанное слоем песка, шириной в сорок метров, огороженное верёвками в два ряда.
С одного края были трибуны для простонародья, с другого – величественная трибуна для Короля и знатных вельмож.
Для Лореанны выделили богатую карету, в которой её доставили к ристалищу.
От доспехов она отказалась, зная о том, что они будут только мешать в предстоящем бою. Ей нравилось биться налегке. Она затянула пояс потуже на мужском офицерском камзоле, который подобрали для неё специально ради турнира.
Дева была уверена в себе, как никогда! Она собрала все свои силы, и решила, что обязательно одолеет королевских воинов. Иначе ради чего её семь лет обучал опытнейший Мастер?
Протрубил сигнал к началу. На трибунах, покрытых синим бархатом, восседал сам Принц со свитой и его гости. Все собравшиеся взволнованно ждали начала боя.
На ристалище вышел здоровенный глашатай и трубным голосом прокричал на всю площадь:
- Уважаемый, досточтимый Принц! Уважаемые гости и горожане! Сегодня впервые в истории королевства пройдёт особенный турнир. Молодая Дева-воин Лореанна будет сражаться с пятью опытнейшими воинами одновременно, они не раз одерживали победы на турнирах. Как обычно, в турнире будет использовано деревянное оружие: мечи, шесты, кинжалы и сети. Никто не должен погибнуть!
Правила таковы: победителем будет считаться тот, кто устоит на ногах от ударов в течение получаса, поверженным будет считаться тот, кто упадёт на землю. Бой будет потешным, без крови. Побеждённые воины тут же покидают ристалище и больше в бой не вступают.
Итак, начинаем! Выбор оружия за участниками.
Лореанна увидела рядом с ограждением сложенные на траве деревянные мечи и кинжалы, а также сети. Подойдя к этой куче, она выбрала меч и кинжал. Немного подумав, прихватила сеть, заткнув её за пояс. С другой стороны подошли пять крепких воинов. Они также выбрали себе оружие и встали наизготовку, поглядывая на Деву.
Прозвенел гонг. Солнце уже встало и светило ей в спину.
«Добрый знак, - солнце за мной, - не будет слепить в глаза…» - подумала Дева.



- Начали! – протрубил глашатай.
Пятеро воинов одновременно наступали на неё, щурясь от солнца. Сложены они были прекрасно, - сильные, решительные, мускулистые. Да-а, Принц слов на ветер не бросал, - это были действительно отлично обученные воины, причём из той тысячи, которая была обещана ей Бастианом.
Девушка внезапно почувствовала невероятный прилив сил, - ведь недаром старец часто говорил ей, что вся сила поверженного врага переходит к победителю.
Лореанна вдруг вспомнила свою недавнюю стычку с Артийцами, которых она уложила насмерть в течение минуты на просёлочной дороге. Значит, в ней сейчас, помимо её мастерства, присутствовали силы тех трёх стражников, а также всех поверженных Артийцев, которые попадались ей в волшебном лесу за последние семь лет.
Она встретила воинов смелыми выпадами. Один из них, не выдержавший натиска Девы, свалился в песок от одного точного удара мечом в грудь. Его тут же унесли слуги.
Четверо других продолжали наступать, как бы изучая её манеру вести бой. Лореанну окружили полукольцом. Внезапно двое из них стремительно бросились к ней в лобовую атаку, выставив мечи вперёд. До них оставался буквально метр, как вдруг Дева кувыркнулась, поднырнула между их ногами, грациозно выплыв с тыла, тут же молниеносно развернулась и мощным ударом сзади поразила мечом в спину одного из воинов. Тот от неожиданности покачнулся и….. упал! В тот же миг она набросила сеть на другого вояку и закрутилась вихрем вокруг своей оси, держа руку с концом сети вверху. Спелёнатый сетью юноша запутался и также рухнул на землю. Осталось двое.
Откуда-то сбоку она почуяла предстоящий удар, увернулась от него и бросилась противнику на шею, проведя тайный, особый приём ближнего боя, - свою правую руку она провела у него под рукой, одновременно сделав крутой захват шеи, и тут же повалила его на землю, оседлав верхом, подобно тому, как всадница оседлывает коня.
Мощный крик восторга прокатился по толпе, люди восхищённо наблюдали за странным и стремительным боем. Принц, весь багровый, с горящими глазами, привстал на балконе своей трибуны и напряжённо подался вперёд, сузив глаза. Он наконец-то начал понимать всю силу этой необычной Девы…
Полковник Арни, не отрывая глаз, внимательно наблюдал за поединком. Глядя на Лореанну, в нём начала отступать обида на Принца, что его, боевого офицера, командира лучшей королевской гвардии, Бастиан решил отдать под командование девушки, пусть и напророченной. Оценив её великолепное боевое мастерство на ристалище, он готов был ей подчиняться.
Пятый, последний воин, растерянно покрутил головой, услышав крики, и тут произошло нечто из ряда вон выходящее! Сам не понимая почему, он упал перед ней на колено, бросив оружие, и крикнул в исступлении:
- Она Великий Воин! Люди, она Святая!!!
Низко склонив голову, стоя на колене, капрал обратился к Деве:
- Я побеждён твоим мастерством без боя!
Лореанна вскочила с поверженного четвёртого воина, который корчился от боли на песке, подошла к стоящему на колене капралу, улыбнулась и положила деревянный меч ему на плечо. Затем наклонилась к нему и прошептала: «Встань, воин, ты же мужчина! Я тебя научу так же драться, как и я, только встань и признай своё поражение».
Воин встал, он не мог сдержать слёз восхищения, поднял глаза и увидал её совсем близко от себя, затем опять встал на колено, и в горячем порыве припал к её рукам, неистово целуя их.
Вероятнее всего, он сразу в неё влюбился - настолько сильный огонь пылал в его глазах!
Лореанна растерялась, - ещё никто в жизни не целовал ей рук…
Она подняла молодого человека с песка. Тот склонился перед ней в низком поклоне и обратился к Принцу:
- Ваше Высочество! Эта Дева - Великий Воин! Я никогда не видел ничего подобного, поэтому почту за честь и буду счастлив под её командованием сражаться против любого врага! Вы все наблюдали за тем, как Дева за несколько минут справилась с четырьмя лучшими моими разведчиками. Это умные, бывалые, опытнейшие солдаты, прошедшие закалку в боях! Меня же лично она настолько сразила своим мастерством и красотой, что я невольно был побеждён без боя!
…Капрал Сидмон был командиром подразделения разведки полка Арни. Опытный, бесстрашный воин. Неоднократно был награждён самим Принцем.
Принц Бастиан встал, бледный, как полотно, - такого он ещё никогда не видел, - и начал медленно и громко хлопать в ладоши, в знак признания Девы победительницей.
Внезапно Сидмон подхватил Лореанну на руки, и, словно пушинку, поднял высоко над головой. Дева только сейчас поняла, насколько он силён:
- Вот наша спасительница, её послал к нам Бог!
Лореанна не ожидала такого поворота событий, такого триумфа, - толпа ликовала, отовсюду неслись крики из тысяч глоток:
- Лореанна спасёт нас! Лореанна - Спасительница!
Воин пронёс её по всему кругу ристалища и поставил на землю напротив трибуны Бастиана.
Все замолчали, как по команде. Принц заговорил в полной тишине:
- Великолепно! Грандиозно!! Ты удивила всех нас, Дева! Отныне ты - командующая тысячей воинов! Принимай своё войско…
И он жестом указал на стройные ряды конных воинов во главе с полковником Арни, в окружении двух капитанов и восьми младших офицеров.



Принц продолжил:
- Слушайте, мои славные воины! С сегодняшнего дня эта, для Блага рождённая Дева, будет вами командовать.
Четверых лучших бойцов она только что повергла на землю, а пятый сам признал её превосходство над ними.
Этим она доказала всем нам, что и в настоящем бою она будет только побеждать!
Последние слова Бастиана утонули в многотысячном крике горожан:
- Слава Лореанне! Слава Деве!! Слава!!!...




 Весь последующий день Лореанна знакомилась со своими воинами и офицерами. По их горящим глазам она отметила, что практически всё войско восхищалось ею, но никто этого явно не показывал, только глаза выдавали их.
В конце дня она позвала своих офицеров на военный совет. В одном из залов дворца находился большой, круглый стол для совещаний, - за ним и расположилась Дева со своими новыми подчинёнными.
- Я скажу только самое важное, - начала Лореанна, - завтра же мы выступаем в поход. Идём на север, к тем городкам, которые заняты Артийцами. Насколько мне известно, они успели завоевать двадцать пять мелких городков и пять крупных.
Ближайший из них, Рандегем, находится в шестидесяти милях отсюда. Мы быстрым маршем дойдём до линии обороны, прорвём её массированным ударом, соединившись с теми нашими войсками, которые удерживают оборону, и пойдём вместе освобождать этот город. У кого из вас есть карта той местности, где проходит линия обороны?
- У меня есть! - один из офицеров встал, вытащил скрученную в трубочку карту, развернул её и положил на столе перед Девой.
Карта, сделанная на пергаменте, отличалась высоким мастерством художника, - на ней очень подробно были указаны леса, реки, дороги, поселения, города и небольшие городки. Красным пунктиром была обозначена линия обороны.
- Та-ак, очень хорошо! - Дева пристально рассматривала карту, - офицеры обступили её плотным кольцом, - вот здесь, в лесочке, мы оставим резерв – триста человек на лошадях.
Лореанна возбуждённо перемещала небольшую указку по карте.
- А здесь, - она переместила указку правее, показав на лощину рядом с лесом, - мы будем наступать.
В этом месте нас меньше всего будут ожидать. Разделимся на три части, - первая - полукольцом, осторожно и как можно тише заходит слева, прикрытая вот этим холмом, вторая - клином, справа, по ложбине. Задача третьей, центральной части войск, - отвлечь противника и неспешными действиями вызвать удар на себя. Как только войска противника ринутся вперёд, мы ударим с обоих флангов одновременно, и одним мощным ударом подавим противника, захватив его в кольцо. Сигналом к наступлению послужит стрела, выпущенная вверх, на её конце прикрепят красную ленточку, благодаря которой сигнал будет виден нашим войскам. Он послужит знаком для решительного броска. Как только противник окажется в кольце, в дело вступят лучники, расположенные позади наших основных сил. Они направят свои стрелы в самый центр вражеских войск.
Благодаря целенаправленному, организованному удару мы мгновенно уничтожим значительные силы противника, внеся панику в их ряды.
В созданном нами кольце Артийцам практически невозможно будет остаться в живых - со всех сторон на них будут лететь огненные стрелы.
Проще говоря, картина вырисовывается следующая – в момент основного броска центральный фланг наших войск спровоцирует своими действиями их преследование, симулируя испуг и отступление.
Фланг резко атакует противника, после чего сразу разворачивается и уходит к лесу, рассыпавшись на десятки. Этот манёвр - отвлекающий, Артийцы обязательно погонятся за нашими солдатами!
На окраине леса их будут ожидать спрятавшиеся в кустах и на ветках деревьев три сотни лучников, готовые встретить Артийцев градом стрел, и тогда им некуда будет деваться. Мы же в это время с левого и правого флангов неожиданно берём в кольцо основные силы противника, довершая исход боя огненными стрелами, сея дополнительную панику и страх от огня среди уцелевших врагов.
Помимо всего, наша конница первым же ударом внесёт панику в их ряды, следом пойдёт пехота, и победа нам обеспечена.
- Отличный план! - одобрительно разом загудели офицеры, - мы раньше так не воевали…
- Это называется стратегия, - о чём-то задумавшись на миг, негромко промолвила Дева, - после того, как уничтожим зажатые в кольцо войска противника, соберём остатки наших регулярных войск, и без
промедления быстрым маршем пойдём брать город… Часть пехоты оставим, они займутся пленными.
______________________________________

 Вороной конь, которого она приобрела в таверне, остался в конюшнях Короля. На верхушку копья она прикрепила небольшой треугольный флажок со своим родовым гербом. Такие же красовались на щите и нагруднике её доспехов, на наплечниках по одной лилии. Она помнила его с детства, её бабушка бережно хранила кусок старой ткани, это было единственным напоминанием о величии некогда её Рода, который преданно служил Королю. Меч на гербе символизировал преданность Короне, две лилии - родство с королевской семьёй.



 Девушка, облачённая в новые, на удивление очень лёгкие, но в то же время крепкие доспехи, с боевым шлемом на голове выглядела изящно и устрашающе. Доспехи, изготовленные за два дня королевскими мастерами, были подготовлены специально для неё, – это был подарок Принца Бастиана. Вложенный в ножны Меч был приторочен наискось к седлу, таким образом, чтобы всегда был под рукой, - вытащить его она могла мгновенно.
   К вечеру они добрались до места боевых действий, не привлекая к себе внимания.
 Лореанна ночью рассредоточила свою гвардию по заранее подготовленному плану, чтобы утром нанести сокрушительный удар по врагу. Они успешно взяли в кольцо около двух тысяч Артийцев, и в течение короткого времени огненные стрелы поразили большую часть войск противника.



Артийцы, погнавшиеся за центральным флангом, попали под обстрел лучников, расставленных в укрытии по контуру поля битвы.
В живых осталась не более четвёртой части вражеских солдат, количеством около пятисот человек. Их атаковали с двух сторон регулярные войска, завязался жаркий бой, перевес был на стороне Хранийцев. Те потеснили Артийцев к лесу, раздробив их на мелкие группы, из укрытий летели стрелы по врагам, часть из них в панике начала убегать, не понимая, что происходит.
Всех их позже выловили, взяв в плен.
Весь бой длился около трёх часов. Достижения были грандиозными! Войско Лореанны уничтожило две с половиной тысячи вражеских воинов, а регулярные войска Короля, державшие оборону до наступления её гвардии, добили оставшихся пятьсот недругов, не считая двухсот человек пленённых.
Собравшись после боя, они подсчитали свои потери, - с их стороны погибло в бою всего пятьдесят человек, благодаря гениальному полководческому дару Девы и разработанному ею плану ведения боя.
Всё случилось точно так, как и предполагала Лореанна во время военного совета в Пармии.
Эта её первая битва доказала Принцу, войскам, народу Хрании, да и самой Лореанне, что она действительно была послана Богом, и что лучшего полководца на тот момент в королевстве не существовало.
Дева спешно собрала совет, состоящий из десяти офицеров её гвардии, к которым присоединилось ещё двадцать выживших Хранийских офицеров из уцелевших регулярных войск Короля, державших оборону на подступах к столице Хрании.
К прибытию Лореанны и её гвардии их оставалось в живых не более семисот человек, большая часть из которых были ранены.
Не подоспей она вовремя, возможно, войска противника уже осаждали бы стены Пармии.
Дева обратилась к уцелевшим прибывшим офицерам:
- Как случилось, что из четырёх тысяч вас осталось всего семьсот человек?
На что командующий войсками Короля ответил:
- Мы воевали по старинке, выстроив свои войска напротив войск противника. Били в лоб, наши ряды быстро таяли под массированным натиском превосходящих втрое сил Артийцев. Вчера, в последнем сражении, мы были почти сломлены, нас раздробили на несколько частей, мы держались до последнего, уже не надеясь на помощь. И тут подоспели вы, слава Богу!
- Вы располагаете сведениями, сколько войск противника в захваченном Рандегеме?
- Точное количество нам неизвестно, но судя по донесениям лазутчиков, их может быть не более трёх тысяч. Учитывая то, что благодаря вам сегодня уничтожено порядка двух с половиной тысяч Артийцев. По нашим сведениям первоначальное число захватчиков составляло около семи тысяч. Количество потерь противника при нашей обороне нам неизвестно.
- Необходимо узнать наиболее точно, сколько Артийцев осталось в гарнизоне Рандегема. Надеюсь, генерал, вы понимаете, насколько важен сейчас вопрос полного освобождения города? – произнесла Дева, устремив свой пристальный взгляд прямо ему в глаза.
- Конечно, понимаю… Мы в полном вашем распоряжении!
- Хорошо. В таком случае мы нанесём неожиданный и решительный удар, но его ещё нужно подготовить. Мы должны постараться добыть как можно больше сведений о расположении войск противника в Рандегеме, его количестве и резервах. А пока идёт подготовка, отправьте раненых в Пармию…
Впервые увидев Деву, услышав её чёткие, внятные команды, в сочетании с мягкой, женственной манерой говорить, офицеры сразу прониклись к ней симпатией, переходящей в удивительную и трогательную преданность.
Их всех тронула эта молодая, смелая девушка, которая огнём своих глаз сумела так скоро покорить их сердца.
В итоге на совете было решено присоединить к войску Лореанны оставшуюся часть регулярных войск в количестве ещё пятисот уцелевших воинов.
Таким образом, войско под командованием Лореанны уже насчитывало тысячу пятьсот воинов.
Перед тем, как объединиться с гвардией Девы, офицеры спросили у своих солдат, желают ли они пойти под её начало. Солдаты единодушно выразили своё согласие и полную готовность следовать за Девой, куда ей будет угодно.
Для того, чтобы поднять дух воинов, отважная Лореанна выехала ко всему войску верхом на коне.
Вытащила свой Меч, который засиял в её руках, что не лишний раз доказало присутствующим её избранность.
Высоко подняв Священное оружие над головой, она звонким, сильным голосом прокричала, обращаясь к солдатам:
- Воины Хрании!!! Мы здесь для того, чтобы очистить нашу Родину от врага! Артийцы оккупировали наши земли, издеваются над нашими женщинами, детьми и стариками, убивают наших мужчин… Они заслуживают изгнания или смерти!
Я, Дева Лореанна, именем Принца и во славу Единого Бога, призываю вас биться до последнего, пока враг не побежит или не будет разбит! Я с вами, воины, до конца, до победы!!! Вы со мной?!?
Многотысячный крик ликования пронёсся над большим войском:
- Мы с тобо-о-й!!!... Мы с тобой до конца!!!... Ты послана Богом! Веди нас, Дева, мы готовы!
Видя отважную златовласую красавицу, воины вдохновились её речью, и готовы были действительно идти с ней до победы в этой нелёгкой затяжной войне.
Вдохновив войско, Дева направилась к корпусу офицеров, которые стояли в сторонке:
- Здесь, на линии обороны, нужно оставить сотню наших воинов, - их позже пополнят разрозненные войска Короля, из окрепших раненых и новобранцев. Они будут нашим резервом.
- Мы сейчас же идём на Рандегем! - гарцуя на лошади, она отдавала приказы, - сбор через полчаса…
Солдаты, несмотря на то, что после тяжёлого сражения прошло не более четырёх часов, не успев хорошенько отдохнуть, безропотно двинулись в путь. Шли достаточно быстро, и к вечеру они достигли стен Рандегема.
Это был небольшой, но хорошо укреплённый город.
Высокие стены его с зубчатыми бойницами отлично выделялись на фоне закатного неба.
 Начало смеркаться. Войско Девы разбило шатры и палатки в ближайшем лесу, с таким расчётом, чтобы дозорные из города не смогли их обнаружить. Дева рассчитывала на внезапность и неожиданность.



  Лореанна позвала к себе в шатёр офицеров:
- Скажи-ка мне, Арни… - задумчиво обратилась она к полковнику, который сильно привязался к Деве за эти три дня, - есть ли в этом городе наши люди? То есть, я имею в виду тех, которые исполняют роль лазутчиков во вражеском стане?
- Да, есть, Лореанна, и не один! Их двое, - жена винодела и хозяин самой большой харчевни по имени Паскаль.
- Как называется харчевня? - спросила Лореанна.
- «Летящая стрела». Её знают все в городе.
- Хорошо. Чем они могут быть нам полезными?
Арни продолжал:
- Они владеют многими ценными сведениями о войсках противника, так как их заведения находятся неподалёку от ратуши, и все высшие офицерские чины Артийского войска заходят в харчевню пообедать или поужинать.
После изрядной порции вина их языки развязываются, они выгоняют всех посетителей из харчевни, сыплют золото на стойку, болтают всякое, в том числе и о своих планах. Они даже не подозревают о том, что придурковатый на вид хозяин харчевни на самом деле умнейший и хитрейший наш лазутчик, который находится на службе у Короля вот уже двадцать пять лет.
А винодел обеспечивает своей продукцией рядовой состав войска Артийцев. Солдаты также неимоверно болтливы. Жена винодела, – милое создание по имени Луиза, частенько посещает харчевню, пополняя запасы вина. А также берёт там продукты в обмен на вино. Хозяин харчевни передаёт ей необходимые сведения о планах Артийцев, их численности.
Луиза мила и обходительна, никому из врагов в голову не приходит, что эта женщина – ходячий кладезь памяти, - она запоминает всё, что слышит и видит, на много лет вперёд. Спроси у неё, к примеру, о чём-то, что было десять лет назад, она способна в точности пересказать все подробности! С нею лично знаком старый Король Фердинанд. Лет десять тому назад, при первом же знакомстве она удивила его своей простодушной красотой. Произошло это тогда, когда наш Король посетил Рандегем. Он обратил внимание на Луизу как на девушку, но был весьма изумлён её умом и смекалкой, когда она почтительно, и в то же время наивно, дала понять Королю, что у неё есть жених…
Арни передохнул и продолжал:
- Министр, с подачи Фердинанда, обратил на неё особое внимание, и с тех пор она верой и правдой служит своему Королю и королевству. В мирное время Луиза указывала на бунтовщиков. Во время разразившейся войны она готова рисковать своей жизнью ради свободы Хрании. Эта женщина очень сильна, мудра и хитра, несмотря на свою миловидность.
Она часто носит продукты своей матери, которая живёт за городом, но при необходимости может посещать её чаще, для того, чтобы передать нам нужные сведения вовремя. Лесная дорога, по которой она ходит, находится недалеко от нашего расположения. Луиза настолько примелькалась у Артийцев, что не вызывает у них никаких подозрений, - к ней уже даже привыкли.
Мы получаем сведения от нашего связного Пьера. Это пастушок, племянник Луизы, очень смышлёный мальчишка. Он также не вызывает никаких подозрений. Частенько наведывается к тётке. Мы сейчас можем послать гонца за ним, чтобы он проник в город и сообщил Луизе, чтобы та, не медля, ещё до утра прибыла в наше расположение.
Знает Луиза многое, - и количество вражеских воинов, и места проживания их офицеров, и расположение оружейных складов…
- Откуда у вас, Арни, такие подробные сведения? - удивлённо спросила Лореанна.
- Наши лазутчики хорошо работают, а у меня просто хорошая память.
 - Такая же, как у Луизы? – улыбнулась Дева, с некоторой хитринкой во взгляде. Чувствовалось, что она испытывает симпатию к этому статному офицеру.
- Нет, миледи, у неё лучше.
- Всё, что вы рассказали, полковник, нам очень пригодится. Насчёт мальчишки вы правы, - задумчиво произнесла Лореанна, - необходимо дать знать немедленно нашим людям в городе, что наше войско уже стоит под стенами Рандегема, и постараться сделать так, чтобы Луиза оказалась здесь к утру. Я надеюсь, она всё подробно нам расскажет, - о том, какая обстановка в городе?... Пошлите сейчас же гонца к пастушку!
- Будет исполнено, миледи!
   Арни вышел из шатра, передал гонцу приказ Главнокомандующей найти Пьера, чтобы тот отправлялся к тёте, - её хочет видеть Дева.
Посыльный вскочил на коня и галопом помчался выполнять приказ.
 Прибыв в деревню, он разыскал мальчишку:
- Пьер! Отправляйся немедля в город к тёте. Вчера наши войска разбили Артийцев. Мы уже в лесу перед городом. Ты слышал о Деве Лореанне?
- Конечно! – глаза пастушка удивлённо раскрылись, - кто же о ней не слышал?!? Тётушка Луиза мне много о ней рассказывала…
- Так вот, именно она возглавила наше войско и ей срочно нужно видеть твою тётю. Необходимы сведения о гарнизоне противника.
- Я всё понял. Передам! – ответил мальчишка.
- Запомни пароль, когда войдёте в лес завтра утром: Голубка. Отзыв от часовых – Ястреб.
Гонец вскочил на коня и вскоре скрылся из виду.
Мальчишка-пастушок, получив указание от гонца, сразу же направился в город.
Через два часа он уже стоял перед домом Луизы.
Осмотрел пустынную улицу…
Только возле дома горшечника, возбуждённо жестикулируя руками, о чём-то  спорили два пьяных солдата.



  Пьер постучал в дверь. Послышался скрип досок, Луиза заспанным голосом спросила:
- Кто там?
- Тётушка, это я, Пьер! Открывайте скорее.
Луиза приоткрыла дверь, тревожным голосом сказала:
- Заходи быстрее! Что случилось?..
- Тётушка, наши войска уже в лесу, под городом! Вам срочно нужно отправляться в путь, - вас ждут. Войска Артийцев разбиты вчера, нашими солдатами командует сама Дева Лореанна!
- Что?!? – изумлённо воскликнула Луиза, - сама Дева?!
- Да, тётя… Я её лично не видел, меня нашёл гонец из войска, передал приказ, и я примчался к вам.
- Я поняла. Сейчас городские ворота закрыты, часовые не выпустят, да и опасно идти ночью… Рано утром пойдём, у нас есть несколько часов. Ты пока приляг, отдохни. А я соберу корзину в дорогу.
Мальчишка прошёл в маленькую комнатку, закрыв за собой полог. Прилёг на топчан и сразу уснул. Луиза, пройдя на кухню, положила в корзину свежий пучок зелени, немного сушёной рыбы, и десяток пирожков с яблоками, испечённых накануне.
_____________________________________

…На ранней заре они с племянником вышли из города и направились к лесу. Пройдя около мили, они увидели затаившихся среди деревьев двух дозорных солдат.
- Стой, кто идёт?
- Голубка.
- Ястреб. Проходите, вас ждут.
Луизу и пастушка один из дозорных проводил к Лореанне в шатёр. Состоялся разговор между Девой и женой винодела:
- Сколько Артийцев стоит у вас в городе? – спросила Дева.
- Около двух тысяч солдат. Главная казарма находится в северной части города, хорошо охраняемая. Офицеры расквартированы в городе, все в разных местах. Днём солдаты устраивают небольшие погромы и бесцельные шатания по городу. Почти всегда пьяные…
- Вы можете набросать план города? Вот перо и бумага. А также сообщить нам адреса тех домов, где квартируют офицеры?
- Да, могу! Это всего семь домов, в каждом из них живут по двенадцать офицеров.
Луиза взяла перо, нарисовала карту города. Потом перечислила адреса, писарь аккуратно их записывал. Пьер во все глазёнки наблюдал за диалогом Лореанны и тёти. Он был счастлив только от того, что находится в шатре девушки-легенды!
Дева взяла карту в руки, долго и сосредоточенно смотрела на рисунок. Затем, повернувшись к жене винодела и её племяннику, улыбнулась:
- Вы нам очень помогли, дорогие Луиза и Пьер! Эти сведения для нас оказались очень ценными. Благодарим вас!
После чего обняла вначале Луизу, потом пастушка. Мальчик даже не мечтал о таком, - что Дева будет его обнимать…
В порыве чувств он решился сказать:
- Миледи! Мы только о вас и думаем! О вас и  вашем войске…
На эти слова Дева ответила:
- Ну что ж, это укрепляет наши силы! А войско не моё, а королевское. Просто я им командую. Можете идти. Берегите себя!
Тепло распрощавшись с разведчиками, она повернулась к трём старшим офицерам, стоящих рядом:
- Я думаю, взять этот город будет не так уж трудно, - произнесла Дева, обращаясь к стоящим рядом трём старшим офицерам, - главное, застать их врасплох. Лучше всего это сделать ночью.
- Да, но как мы войдём в город тихо и незаметно? Ведь часовые могут поднять тревогу.
- Я предлагаю вот что, - совершенно серьёзно отвечала Дева, - мы снарядим в город передовой отряд наших лучших воинов в количестве ста человек, переодетых крестьянами. Они под видом обоза, доставляющего в город провиант, беспрепятственно, не вызывая особых подозрений, провезут в телегах оружие. Под одеждой у каждого будет спрятан клинок на всякий случай.
Задача отряда - войти в город ближе к ночи, и когда совсем стемнеет, тихонько снять всех часовых, - у ворот и сторожевых башен, особенно у казарм.
Отдельно следует блокировать появление офицеров, желательно их перебить. Если не получится нейтрализовать офицеров, запереть двери их домов снаружи. Без командного состава противник наш будет напоминать стадо безвредных овец, которых порезать не составит особого труда.
Когда всё будет готово, лучшие воины из отряда, переодетые в Артийских стражников, откроют ворота, и наше войско тихо, без шума войдёт в город. Под покровом ночи обезоружит всех солдат и офицеров. Возьмём их в плен, а там видно будет…
__________________________________________

...Всё произошло именно так, как было запланировано Лореанной, - за ночь весь вражеский гарнизон Рандегема был обезврежен и взят в плен.
Кто-то из Артийцев под покровом ночи успел унести ноги, но большую часть застали врасплох. Сопротивление противника было настолько слабым, что справиться с ними не составляло особого труда. Большая часть гарнизона с вечера была мертвецки пьяна. Все, кто успел взять оружие в руки, были уничтожены. Остальные пленены. К рассвету город принадлежал Лореанне.
Наутро взятых в плен шестьсот Артийцев вывели за город, и построили на поляне. Их окружила огромная толпа горожан, жаждущая мести.
Воины-Хранийцы, окружив плотным кольцом пленных, копьями преграждали путь толпе. Невдалеке стояли в ряд три сотни хранийских лучников, держа наготове своё оружие.
Все ждали Деву. Наконец она появилась на белом коне, с высоко поднятой головой, в левой руке она держала копьё с развевающимся штандартом, на котором виден был её родовой герб.
Неспешно подъехав к врагам, она оценила это жалкое зрелище: измятые, с полупьяными и испуганными рожами, Артийцы прятали свои глаза.
Большинство из них были наспех одеты в свою форму. Многие стояли в нательном белье… Те, которые от неожиданного нападения не успели даже взять оружие в руки, - так и попали в плен.
Наконец Дева заговорила:
- Вы грабили, насиловали наших девочек и женщин, убивали наших мирных жителей, вы покрыли себя позором, который смывается только кровью!
Вы захватчики, безжалостные и жестокие, но прежде всего вы - воины. Массовой резни я не допущу, тем более безоружных людей…
Повелеваю вам именем Хранийского Короля, - снять с себя вашу амуницию, бросить её на землю, а самим в одном нижнем белье разбежаться в разные стороны максимум по два человека, а не группами…
Передайте вашему Королю Освальду и баронам Артии, что Дева поступила с вами великодушно, - не стала вас убивать, хотя вы того заслуживаете, а просто отпустила вас.
Отправляйтесь к себе домой, к своим родным и близким, и забудьте дорогу в Хранию!
Запомните, если вы вернётесь, на нашей земле вас будет ждать только гибель, и более ничего!
Следующий раз прощения не будет! У вас есть полчаса, чтобы скрыться с глаз наших долой…
Если мы заметим, что вы убегаете группами, получите стрелы вдогонку от наших славных лучников. Стреляют они метко. Время пошло!
Если кто не успеет убежать, - тому смерть!
Что тут началось! Обезумевшее войско Артийцев стало лихорадочно снимать с себя одежды. Кто-то запутался в своих же штанах, упав на землю, кто-то яростно сдирал с себя форму, злобно ругаясь. Всем хотелось жить!
Наконец, через несколько минут, под свист и улюлюканье сотен горожан, вражеские солдаты бросились врассыпную со всех ног…
Прошло ещё пять минут. Вытоптанная ногами поляна, где стояли Артийцы, опустела…
К Деве подъехал на коне полковник Арни:
- Зачем вы отпустили их, Лореанна?! Это же наши враги!
- Они долго не протянут без денег, без одежды… В любом поселении их закидают камнями или прогонят. В ближайшие ночи они могут замёрзнуть в лесу от холода и голода. Выживут лишь сильнейшие.
Я определила им наказание самое верное - пусть их карает Бог, природа и люди.
Много горя принесли они на землю наших предков, так пусть же сами узнают, что такое горе, когда у тебя ничего нет…
Ты думаешь, лучше было бы казнить их всех? - и Дева выжидающе глянула на офицера.
- Не знаю… Наверное, вы правы, приняв такое необычное решение… - задумчиво промолвил Арни.




  Через час войско Хранийцев под командованием Лореанны выдвинулось в путь, - освобождать от врага следующие города.
В Рандегеме оставили гарнизон из сотни воинов для поддержания порядка. Маловато, конечно, но таково было решение Главнокомандующей. Она пообещала, что война скоро закончится, и Храния полностью будет свободна от Артийских захватчиков.
…В последующие месяцы войско Девы нанесло сокрушительные удары по городам Анзегем, Винзене, Берсенем, Урталла, Хельзелле, Хальтерт, Лейкене… Всякий раз, прежде чем атаковать, она присылала письменный ультиматум Артийцам – покинуть город добровольно! Если враги не подчинялись этому требованию, начинался штурм. С приграничных городов Халевалле, Ольсенде и Лакойе войско Артийцев добровольно сняло осаду и оставило позиции.
  С каждым освобождённым городом её войско росло за счёт новобранцев из местного населения, и к концу сентября достигло пятидесяти тысяч солдат! Со всех концов королевства к ней стекались добровольцы, - крестьяне и ремесленники, добровольно пожелавшие биться с ненавистными Артийцами до полного освобождения своих земель.
Вновь набранные из пополнения войска, вдохновлённые пламенными речами Девы-Воительницы, беспрекословно подчинялись её приказам. В армии царила идеальная дисциплина и повиновение.
  Многие из них своими глазами видели, как бесстрашная Дева, показывая на своём личном примере, во время битв первой отважно врезалась в гущу противника, поражая своим сияющим Мечом врага насмерть. При этом сама Дева оставалась нетронутой, - её ни разу не зацепила ни одна вражеская стрела, не коснулся ни один Артийский меч… Какая-то неведомая, волшебная сила оберегала её в битвах, и воины стали боготворить свою Деву!
О ней в народе уже слагали десятки легенд, - безграничная отвага и смелость, а также её красота покоряли всех, с кем она встречалась.



Слава Лореанны росла как на дрожжах, летела по стране впереди неё! При въезде в очередной город к ней навстречу выходили почти все горожане, усыпая её путь цветами, кричали ей Славу Великую и пели гимны в её честь…
Состоятельные горожане считали за счастье предоставить ей на постой свой дом. Что бы Дева ни пожелала, доставлялось ей незамедлительно, хотя она ничего не просила для себя лично, довольствуясь малым. На первом плане для неё было её войско.
Всё, что предсказал старец Кайден, начинало сбываться!...
За эти месяцы Лореанна возмужала, окрепла в боях, превратилась в грозную для врагов победительницу!
__________________________________________

…Прошла недолгая зима. В этот период военные действия с обеих сторон утихали по причине морозов. Войска отсиживались в тёплых деревнях, землянках и шатрах, дожидаясь оттепели; ночами согревались горячим чаем, а днём устраивали зимнюю охоту. Очень часто Лореанна засиживалась у костра с отличным войсковым рассказчиком по имени Габриэль. Это был интендант войска, бывший боцман. Сразу же после королевского турнира они хорошо сдружились. Он был единственным человеком в войске, кто называл девушку только одним словом: «Дочка!» Габриэль знал великое множество различных историй из жизни Королей, и великолепно владел искусством их рассказывать. 
Лореанна зимой зря времени не теряла...
Каждый день она устраивала на снегу двухчасовые игры-обучения на мечах, копьях, сетях и палках.
Многих солдат и новобранцев она лично обучала владеть мечом, обманным ударам и рукопашному бою.
Этой же зимой ей попался на глаза тот самый молодой капрал по имени Сидмон, который пал перед нею на колено в Пармии, и первый из всех назвал её Святой… Этого парня она обучила особенно тщательно, выполнив данное ему обещание во время турнира.
После такой подготовки он стал одним из лучших воинов, в дальнейших боях демонстрируя своё мастерство и выходя победителем в стычках с врагами… В благодарность впоследствии он не отходил от Девы ни на шаг, добровольно став её телохранителем, оберегая днём и ночью своего Полководца. Лореанна нисколько не возражала, ей была приятна искренняя преданность этого солдата.
Наконец, пришёл долгожданный апрель. Закапало с крыш, птицы вновь запели свои чудесные песни, солнышко светило всё ярче и ярче, и войска вновь начали свои действия. А ещё через два месяца, когда всё стотысячное войско Хрании перешло под командование Священной Девы, наступил день великой радости!
Гонцы постоянно докладывали Принцу о победах Девы.
Принц был искренне рад новостям, - он был доволен, что именно она возглавила всё его войско… Значит, он в ней не ошибся! Теперь Бастиан мог спокойно устраивать свои балы, не думая о войне. Его полностью удовлетворял тот факт, что благодаря Деве он обретал славу Принца-Победителя. Поэтому намеренно именно он первым дал добро, и своим указом назначил Лореанну Верховным Главнокомандующим, чем снискал к себе уважение подданных и приблизил день своей коронации…




Тем временем чёрные жрецы Артии вынашивали свои коварные планы. Их очень беспокоила слава Лореанны, но более всего её Меч, который даровал владельцу огромную власть и силу!
Жрецы решили добыть этот Меч любой ценой, - предательством, подкупом, тайной магией, как угодно, лишь бы он попал к ним.
Свою магию они уже использовали в полную силу, но их заклинания оказывались бессильны перед непробиваемой стеной, оберегавшей Деву.
Они недоумевали: "Что это за могущественная незримая стена?… Кто за ней стоит?"…. Чёрные маги об этом знать не могли, но видели, что эта преграда - упругая и светлая, и не только не пропускает, но и нейтрализует любые попытки навредить Деве!..
Чего только маги ни перепробовали, но всё было напрасно… Великая сила стояла за Лореанной! Маги Артии впервые столкнулись с подобным могуществом.
 И они решили сделать ставку на герцога Брунгаста, зная о его непомерной жестокости и властолюбии. Прибыв к нему в Корнеан, тайно встретились в его замке. Долго убеждали герцога выделить им золото для подкупа некоторых приближённых вельмож Принца Бастиана.
Задача подкупа заключалась в том, чтобы навести смуту в его близком окружении, распустив слух, что Лореанной управляет дьявол. По их мнению, невозможно было Деве в свои восемнадцать лет являться таким Великим Полководцем.
Брунгаст, презрительно глядя на жрецов, заявил:
- А что я буду с этого иметь, служители культа? Какой мне интерес к этой Деве? Да, она побеждает вместе с войском Принца, но наши силы превосходят их в несколько раз! Зачем мне оплачивать сплетни об этой Деве? И не забывайте, я Храниец!
- Милорд! - отвечал Верховный жрец Цубей, - Вы, как двоюродный брат Бастиана, по своему происхождению имеете полное право на престол. Не исключён вариант возвести вас на трон Хрании!
Если мы сможем убедить всех, что Принц заодно с ведьмой, а значит, тоже служит дьяволу, его начнут презирать и ненавидеть! Вы же, герцог, можете стать законным Королём Хрании! Трон скоро будет свободен. Но для этого требуется золото…
- Сколько монет нужно для этого? - прямо спросил Брунгаст.
- Около двух миллионов дукатов…
- Два миллиона?! Вы с ума сошли! Не многовато ли?
От неожиданности герцог даже вскочил со своего высокого кресла, напоминающего трон. Уже давно в своих мечтах Брунгаст видел себя на королевском троне, а Бастиана мечтал увидеть повешенным. 
- Это немного, милорд. Бароны особенно дорого стоят. Тем более, необходимо пустить слух между простыми людьми, а это, как вы понимаете, недёшево. Народ в первую очередь интересует золото, свобода их интересовала тогда, когда они были захвачены. Теперь же многие начинают думать о своей личной выгоде, а не о верности Принцу и Деве. Помимо всего перечисленного, нужно платить провокаторам, шпионам, исполнителям. Наш Принц, как вы знаете, глуп и непомерно алчен. Его интересуют только пирушки и красивые девушки, - организация пиров требует немалых расходов. Нашими слухами мы внесём смуту среди придворных, пошатнём в них уверенность. Посеем в их сердца сомнения… о том, что разгульный Принц трона недостоин. Покажем, насколько велика его любовь к Народу Хрании… или всё же к беспечной жизни? Игра стоит свеч!
- Ладно, жрец… - согласился герцог, - делай своё дело, я сейчас же выпишу распоряжение казначею выдать вам нужное количество золота…
Верховный Артийский жрец поклонился и покинул зал Брунгаста, направившись к казначею. Цубей даже не предполагал, какими сокровищами на самом деле обладал Брунгаст, а то бы наверняка запросил за свои услуги гораздо больше.
…Здесь необходимо добавить, откуда у герцога бралось золото в огромных количествах.
Всё дело в том, что, когда он перешёл на сторону Артии, то предложил Королю Освальду такой вариант событий:
Он, герцог Брунгаст, помогает Артийцам одерживать победы на территории Хрании, взамен он требует себе крепость Корнеан в полную собственность, а также свою половинную долю от грабежей Хранийских городов. Когда Артийцы одержат победу, то возведут его на Хранийский престол. Наступит мир, и герцог будет платить пожизненно дань Артии.
Король Освальд согласился на такие условия.
Так герцог получал оговоренную половину добычи, в его Корнеанский замок начали поступать десятки телег  с награбленным добром. За прошедшие семь лет войны у него в подвалах скопилось золота и серебра на сумму более двухсот миллионов золотых дукатов!!!



Брунгаст смог бы без труда скупить весь королевский двор в Хрании и Артии, и управлять ими, как ему бы хотелось, но всё чего-то выжидал. И вот, наконец, дождался, - появился шанс заполучить вожделенную корону, - всего за каких-то жалких два миллиона!...
Несмотря на огромные богатства герцога, сам Корнеан голодал, как никогда, - не мудрено, - ведь жители города для Артийцев были чужими, и кормить их никто не собирался…
Тысячи людей умирали в Корнеане от голода и болезней. Долгая вражеская оккупация подкашивала силы горожан, но они всё ещё умудрялись как-то выживать.
Согласно договорённости с герцогом-предателем, жрецы получили от него нужную сумму, и начали действовать…
 Жрец Цубей прошёл многолетнюю школу лицемерия, в предательстве и интригах ему не было равных. Это был настоящий профессионал своего дела. Единственное, что его интересовало по-настоящему, это безграничная власть! Поэтому он и скрыл правду от Брунгаста, как всегда и со всеми это делал. Ему не нужна была ни Дева, ни глупые, напыщенные и самодовольные короли, ни даже горы золота или сокровищ! Жрец развязал эту войну специально, подставив герцога Грэгори, играя на ненависти Освальда к своему брату. Подлинной причиной этой войны был Священный Меч, дающий неограниченную власть, согласно древней легенде. Жрецы охотились за ним уже больше ста лет! Невозможно было вычислить, где находится Меч и у кого,- нужно было выманить его владельца из укрытия. Это можно было сделать только с помощью войны. Ради цели овладеть мечом Цубей стал одержимым, не брезгуя ничем, чтобы добыть его!...





 Наконец, наступил день, когда королевское войско под командованием Лореанны в полном составе подошло к стенам Корнеана.
Все полученные сведения от лазутчиков стекались к штабным офицерам, и после тщательного анализа они докладывали подробно обо всём Деве.
Офицеры доложили о составе войск в городе, расположении лучников на стенах, их количестве, и укреплении крепостных стен…
Получив все необходимые сведения, Лореанна, склонившись над картой Корнеана, внимательно рассматривала укрепления крепостных стен. Подперев голову руками, напряжённо размышляла.
  Ещё с утра она в подзорную трубу изучила высоченные стены города, и маленький червячок сомнения закрался в её душу: «Крепкий орешек…» Вдруг мы не сможем преодолеть эти мощные стены? И потерпим поражение?
Лазутчики утверждали, что крепость неприступна, и что взять её двадцатиметровые стены ещё никому не удавалось!
Вот и сейчас, выслушав офицеров, Дева ясно понимала, что в этой ситуации нужна какая-то совершенно немыслимая военная хитрость. Стены очень высоки, взять их будет крайне тяжело, учитывая то, что на головы осаждающих будут лить сверху горячую смертоносную смолу, со стен градом полетят камни. Сотни вражеских лучников, расположенных на стенах, с малыми потерями смогут отразить атаки наступающих Хранийцев меткими выстрелами. Преимущество всегда на стороне тех, кто находится сверху. Если штурмовать стены с лестниц, то её смельчаки будут обречены на верную смерть.
Лореанна не могла допустить бессмысленной гибели своих солдат, которые ей доверяли во всём!
Для неё каждый воин был дороже золота.
Она, как настоящий Полководец, готовила такую стратегию битвы, при которой риск потерь был сведён к минимуму!
Вот и сейчас перед ней встала дилемма, - как взять Корнеан и в то же время избежать больших потерь?
Всецело отдавшись размышлениям, она полностью ушла в себя. Пока ничего дельного в голову не приходило...
Она даже не заметила, как ей принесли горячий чай и пару булочек с вишнёвой начинкой, - их специально для неё готовил войсковой повар.
Лореанна отрешённо отпила чаю, не прикоснувшись к булочкам, её незаметно сморил сон.
Вошедший в это время офицер с докладом увидел, что Дева уснула прямо на карте, за рабочим столом.
Выйдя из шатра, он тихо приказал часовым никого не впускать внутрь, ни в коем случае не тревожить Лореанну три-четыре часа, чтобы дать возможность отдохнуть ей хоть немного.
Всё близкое окружение Девы знало о том, что ей достаточно даже очень короткого времени для сна, чтобы к ней вернулись необходимые силы.
В такие моменты обычно к ней приходили верные стратегические решения, все об этом знали и никогда её не беспокоили.
Порой ей хватало нескольких мгновений, а иногда она могла проспать два-три часа, что в последние дни было большой редкостью. Всех удивляло, откуда Дева черпает свои силы?
Вот и сейчас офицер отдал приказ усилить охрану у шатра, также в радиусе ста метров прекратить все громкие разговоры и звуки.
- Дева спит… Лореанна отдыхает… - прошелестел шёпот по рядам солдат, и те тихонько удалились подальше от шатра, уважая сон своего Полководца…
Прошло около двух часов.
Лореанна проснулась бодрая, заметно отдохнувшая. Мозг был ясен и чист. Во время сна к ней пришло точное и правильное решение, как им взять крепость.
  Вызвав старших офицеров на военный совет, Дева, сияя голубыми глазами, уверенно посмотрела на них:
- Господа офицеры! Я нашла решение этой сложной задачи, как нам взять неприступные крепостные стены с наименьшими потерями.
Но прежде всего, мне хотелось бы выслушать ваши мнения по поводу взятия Корнеана. Я должна принять единственно верное решение, опираясь на все возможные предложения, чтобы не упустить ни одной мельчайшей детали.
- Может, приставить длинные лестницы и взять стены штурмом… - начал было один молодой офицер.
- Отпадает сразу! – сказала Дева, как отрезала, - слишком много наших солдат глупо погибнет при этом… Мне дорог каждый из них! Надеюсь, вам тоже?!
   Заговорил второй офицер:
- Мы обложили крепость со всех сторон, - мышь не проскочит! Будем держать осаду, пока у неприятеля не закончатся припасы. Голод заставит Артийцев сдаться.
- Во-первых, у Брунгаста полные закрома провизии, своих солдат и себя он прокормит не менее года, на простой же народ, и их голодную смерть ему наплевать, а мне нет! Не забывайте, что простые люди, - это наши осаждённые соотечественники, и столько времени нам терять нельзя! Я не вижу смысла в длительной осаде. Пока мы здесь будем стоять целый год, многие жители там умрут! - и она показала рукой в сторону Корнеана, - нужно взять его в ближайшие дни!
- Что ещё, предлагайте? - и Дева выжидающе взглянула на своих подчинённых.
- Остаются крепостные ворота, - но они очень крепкие, - чтобы пробить их тараном,нужно человек тридцать-сорок. Бить нужно будет долго, за это время лучники сверху перестреляют всех наших. Кроме того, их могут закидать камнями, или кипящей смолой облить со стен… - задумчиво произнёс Арни.
- И что же получается? У вас всего три варианта, из которых ни один не годится? Так, что ли? - Дева, интригующе улыбаясь, с мягким укором окинула взором собрание офицеров.
Те виновато опустили головы.
- Да не вешайте вы так носы, господа офицеры! - вдруг весело и задорно воскликнула она, - мне, как всегда, во сне пришло правильное решение!
- И что же мы будем делать? - с надеждой воскликнули офицеры.
- Прежде всего, ответьте мне на один вопрос: есть ли у нас в войске симпатичные игривые девушки?
- ?!?!! - на лицах офицеров застыло изумление.
- Вы - наш Великий Полководец, поэтому мы полностью вам доверяем, как бы ни были удивительны ваши решения!
Лореанна никак не могла привыкнуть к такому неприкрытому восхищению ею:
- Не называйте меня так, прошу вас! - попросила она, - я знаю, что всё войско называет меня именно так, но я лишь выполняю свои обязанности. В нашем узком кругу для вас я просто Лореанна. Договорились? И называйте впредь меня на «Ты». Многим из вас я в дочери гожусь…
Офицеры смущённо переглянулись:
- В любом случае мы вправе и обязаны проявлять к вам почтение, как к нашему Полководцу. Простите нас за дерзость, уважаемая Лореанна! Вы же знаете, что любой ваш приказ мы исполним беспрекословно… Если не возражаете, мы хотели бы узнать, для чего вдруг понадобились именно игривые девушки?
На что Лореанна загадочно ответила:
- И не просто игривые, а хорошо танцующие под бубен и свирель, очаровательные, прекрасные создания, которые вскружат голову кому угодно!
На Востоке таких девушек называют гетайрами, - они способны на всё что угодно, лишь бы была одержана победа.
- У нас в войске только мужчины и юноши… - заговорили было офицеры.
Но Дева их перебила:
- Знаю. Поэтому вот вам моё задание - по окрестным поселениям найдите двадцать таких девиц - непременно красавиц, которые умеют хорошо говорить, отлично танцевать и смогут выполнить важнейшую миссию в истории освобождения Хрании от захватчиков.
- Но как они попадут в… - начали вновь офицеры, всё ещё не понимая до конца затею Лореанны.
  Та продолжала:
- Погодите… Это ещё не всё. Найдите в тех же селениях знахарей, у них можно раздобыть сильнодействующее сонное зелье, и десять музыкантов, которые будут помогать красавицам исполнить то, что нужно.
- Кажется, мы начинаем догадываться, к чему вы клоните, - сказал за всех офицеров Арни…
- Сначала вы их найдите, а затем я вам расскажу свой план, - отвечала Дева.
- Для этой цели возьмите из войсковой казны столько золота, сколько потребуется, и снарядите поисковый отряд с телегами и охраной. Возьмите сотню воинов, этого будет достаточно. Все окрестности мы уже освободили от неприятеля, поэтому поиск нужных девушек не будет сопряжён с опасностью. Да, и ещё - возьмите с собой трёх войсковых лекарей, которые разбираются в травах, - они должны будут проверить действие сонного зелья. На все поиски даю вам пять дней. Этого, надеюсь, вам будет достаточно?
- Более, чем достаточно, Лореанна… - ответил опять за всех полковник Арни.
- Действуйте! - коротко приказала Дева.
…Через пять дней задание было выполнено. Посланный на поиски отряд прибыл с нужными людьми.
Двадцать красавиц, десять музыкантов, на вид вполне безобидных, предстали перед Девой.
Рядом с ними стояли три лекаря, каждый из них держал в руках ёмкость с мутновато-жёлтой жидкостью. По-видимому, это было то самое сонное зелье, которое требовалось…
Лореанна неторопливо оглядела прибывших, предварительно оценивая возможности девушек по их внешнему виду.
В шатре также находились штабные офицеры.
- Знаете ли вы, зачем мы вас вызвали? – наконец заговорила Дева.
Она встретила их в восхитительном красном платье до пола, подпоясанная широким золотистым поясом, на котором видны были вкраплённые драгоценные камни. На голове у Девы красовалась тонкая, изящная диадема с красивым орнаментом.



- Нет… - вразнобой отвечали девушки, - нам только сказали, что мы нужны Вам для важного дела…
- Теперь внимательно слушайте и запоминайте! За этими стенами - сорок тысяч вражеских воинов во главе с предателем и изменником герцогом Брунгастом. Ваша задача - попасть в город под видом странствующих артистов с противоположной стороны города. Вы войдёте через Северные ворота. Всё должно выглядеть настолько реалистично, чтобы Артийцы даже не смогли заподозрить вас в подлоге. Вы будете выглядеть как настоящий бродячий театр. Поэтому к вам будут приставлены профессиональные акробаты и шуты, чтобы не вызвать никаких подозрений.
Северные ворота не годятся для штурма, они слишком узки, а также рельеф местности совершенно не подходит для нападения, из-за болот по краям дороги, тем более, что северная дорога ведёт в соседнее королевство. Мы намеренно предварительно снимем видимые посты с той стороны, чтобы вы могли проникнуть в город беспрепятственно, не привлекая внимания врага.
Далее вам необходимо попасть к герцогу Брунгасту в замок на пирушку и постараться завоевать его расположение.
К герцогу пойдут всего восемь девушек, с ними вместе восемь смельчаков – шутов и музыкантов. Четверо из них - это наши лучшие воины в качестве скрытых убийц, переодетые в шутов. Их обучала лично я. А ещё четверо – профессиональные музыканты.
Дело очень опасное и трудное, но от него зависит судьба Корнеана и судьба всей Хрании!
Остальные двенадцать девушек разобьются по парам и постараются попасть к высшим военачальникам на приём под видом танцовщиц, соблазняя их своей наигранной доступностью.
Основная задача, - подсыпать им в вино сонное зелье, чтобы они заснули. Когда вы это сделаете, постарайтесь взять в плен герцога Брунгаста, любым подходящим способом нужно вынести его сонного из замка!
В это же время другие девушки должны будут подсыпать зелье стражникам, стерегущими главные, Южные ворота. Как мне доложили, их всего семь, включая офицера.
Сделать это нужно незаметно для всех, иначе вас всех казнят! Тут нужна смелость и сноровка, - улучив подходящий момент, подсыпьте зелье в питьё герцогу, придворным и военачальникам. Когда все они уснут, наши акробаты откроют изнутри ворота города, и мы с войском ночью тихо войдём в Корнеан. Дальше будет видно, - или бой, в случае тревоги, или мы возьмём город без шума, как это было прежде… Наши силы превосходят противника втрое. Для связи друг с другом при вас будут несколько мальчишек-посыльных, которые сообщат вам, когда нужно действовать. Сигнал о том, что ворота открыты, - тройной взмах факелом, это сделает один из акробатов, взобравшись на стену над главными, Южными воротами. Всё понятно?
- Понятно! - дружно ответили девушки.
- Да, и ещё… Чтобы наш план был застрахован, после того, как вы пройдёте через Северные ворота в город, сотня наших лучших воинов-разведчиков ночью спрячется недалеко, в камышах около дороги. Двое из вас с одним воином, переодетым в музыканта, вернутся обратно к Северным воротам. Вы должны опоить стражников, их там немного, с этой стороны нападения не ждут.
Когда они уснут, откроете ворота и впустите наших разведчиков, переодетых в форму Артийцев. Знаком для них будет служить тройной протяжный крик совы. Часть разведчиков займут место стражи у ворот, а наш музыкант наденет форму Артийского офицера.
Остальные разведчики разойдутся по городу, чтобы нейтрализовать ночную стражу и занять её место.
Десять лучших воинов, не привлекая к себе внимания, проберутся к Главным воротам, и будут ждать неподалёку, пока не появятся танцовщицы, чтобы помочь им устранить стражу.
Замолчав на мгновение, улыбаясь, Лореанна продолжила:
- Ну, а теперь, девушки, станцуйте нам, покажите, как вы это умеете! - попросила Дева.
- Как, прямо здесь?!  - изумившись, спросили девицы.
- Да, прямо здесь! Мне же нужно увидеть, как вы танцуете? Музыканты, начинайте!
 Чарующие звуки заполнили пространство шатра, и девушки закружились в обворожительном танце, соблазнительно покачивая бёдрами. У офицеров округлились глаза - перед такой грацией и красотой не устоит никто!
Дева осталась довольна.
Затем она повернулась к лекарям:
- Вы проверяли зелье? - спросила она у них.
- Конечно, уважаемая Лореанна! Оно прекрасно работает, - несколько мгновений, и человек, выпивший его, валится с ног, желая только одного - спать!
- Выяснили, каков точный состав у зелья?
- К сожалению, нет, досточтимая Дева! Знахари, которые его изготовили, никому не рассказывают своих секретов… Единственное, что нам удалось узнать, - в состав зелья входит большая доза белладонны, - это растение, как известно, обладает сильным усыпляющим действием.
- Этого достаточно… - задумчиво произнесла Дева, - аккуратно разлейте зелье по двадцати маленьким пузырькам и раздайте их девушкам. Идите, готовьтесь в путь… Через час - общий сбор.
- Слушаемся! - и лекари удалились вместе с девушками и музыкантами.
Отдав ещё различные важные распоряжения офицерам насчёт акробатов и сотни разведчиков, Дева вышла на поляну и огляделась. Смеркалось.
Её войско, расположенное в миле от города, готовилось к решающей битве в этой войне. Повсюду горели костры, воины чистили коней и своё оружие, приводили в порядок одежду и доспехи. Тысячи палаток и шатров до самого горизонта представляли внушительное зрелище!
Но во всей этой грандиозной картине, во всём этом кажущемся хаосе снующих туда-сюда воинов и офицеров чувствовалась мощнейшая дисциплина!
Какой-то незримый, но сильный, объединяющий всех стержень духа присутствовал во всём войске. Знала бы Лореанна, что суть этого стержня - беззаветная Любовь и уважения к ней как к Полководцу, причём красавице, чей взор, пламенный и нежный, даровал при встречах солдатам удесятерённую силу! Каждый из них готов был умереть за неё и за Хранию!...
Её мысли прервал чей-то голос:
- Уважаемая Лореанна! Вам послание из крепости.
Она обернулась. Перед ней стоял один из офицеров. Он держал в руках с виду обычную стрелу. Это было тайное донесение от шпионов, которое доставила пущенная стрела с городских стен. Как смеркалось, стрелу выпускали из лука за пределы города, в лагерь войска. Отличалась она цветом оперения. В ней было всего одно чёрное перо.
Дело в том, что в Корнеане уже давно жили и действовали несколько Хранийских шпионов. Они добывали необходимые сведения. Дева знала о способе передачи стрелой посланий, и заранее приказала установить контакт с осведомителями.
Сейчас она читала донесение, где содержалось всего три слова:
«У Брунгаста сегодня в полночь пирушка»

…Через час приготовления лазутчиков закончились.
Шуты, танцовщицы, музыканты и акробаты выстроились на поляне возле шатра Девы. Смельчаки представляли собой весьма интересное и пёстрое сборище. На задание были отобраны лучшие войсковые балагуры и шутники, которые за словом в карман не полезут. Их переодели в настоящих шутов, - цветастые лоскутные одежды, с колпаками на головах, на каждом из них звенели маленькие бубенчики. Девушки сами по себе были прекрасны и безупречны! Их красота сводила с ума, а если добавить к этому отличные шёлковые цветные платья, то вряд ли кто-то заподозрит в них шпионок. Милые, бесхитростные лица танцовщиц излучали игривость и весёлость, вызывая определённые желания… Мужчины-Артийцы были весьма падки на женщин, именно на это и рассчитывала Дева.
Она ещё раз придирчиво оглядела потешное войско, оценивая музыкантов по их одежде, - камзолам, шляпам с перьями, коротким сорочкам и смешным бриджам. Без смеха нельзя было на них смотреть!
Лореанна невольно улыбнулась, подавив в себе нарастающую волну хохота, переведя взгляд на «шутов».
- Теперь самое главное, друзья мои! По нашим данным, Брунгаст очень любит пирушки, особенно если в них участвуют красивые девушки. Как раз сегодня к нам поступило донесение из крепости, - у него в замке намечается, за час до полуночи, знатная пирушка. У вас есть ещё четыре часа, чтобы успеть на неё попасть.
Каждому из вас сейчас выдадут специальные Артийские пропуска в город, шёлковые малиновые лоскутки, - их изготовили наши умельцы… При въезде в город с вас потребуют плату за въезд, - обычно она составляет полдуката с человека. Казначей войска выделит на всех сто дукатов, - этого хватит с лихвой, чтобы въехать в город, к тому же, танцовщицы, не имеющие своих денег, могут вызвать подозрение. Дадите при въезде стражникам не полдуката, а по целому дукату с каждого – Артийцы жадные, охочи до дармовых денег. Их мытарь будет очень доволен такой прибылью…
Теперь внимание! К вам на въезде обязательно подойдёт Артийский офицер, потребует пропуск, вы покажете ему письмо для герцога – он не осмелится вас задерживать.
Лореанна бережно достала из ящика стола свиток:
- Вот это - искусно сфабрикованное послание Брунгасту от его близкого друга, барона Кренье, который очень хвалит танцовщиц и посылает их в качестве подарка для пирушки герцога. Барон живёт в сорока милях отсюда, и на днях наши воины перехватили от него письмо, адресованное герцогу. Наш войсковой писарь, владеющий особым искусством, подделал почерк барона так, что и не отличишь от оригинала. Это лже-послание от барона сделано идеально, - именно ради той цели, которую я наметила, - взять в плен самого Брунгаста. Он обязательно клюнет на эту наживку, и допустит вас к себе на пирушку.
Этот свиток, по сути, ваш пропуск в замок! По-другому вы туда попасть просто не сможете. Берегите его… - с этими словами она передала письмо одному из надёжных музыкантов, самому безобидному на вид.
Тот спрятал документ в футляр с инструментом.
- За вами - три крытые телеги, в точности такие, какие обычно бывают у бродячих артистов. Садитесь в них, и с Богом! - сказала Дева.
Напутствуя девушек на опасное дело, она совершила особый ритуал передачи силы, - подошла к ним и приложила свой лоб ко лбу каждой из них со словами: «Пусть ведёт и бережёт вас сила Высшая!»
Затем достала свой сияющий Меч, опустила его попеременно трижды на плечи каждой из девушек, после на голову. Тот же ритуал она проделала с воинами.



- Теперь с вами моя защита и сила моего учителя, через Меч сила Великого Радегаста будет оберегать вас! Ступайте! Когда полностью стемнеет, вы уже войдёте через Северные ворота в город. Зелье в пузырьках будет при каждой из вас, спрячьте его хорошенько.
Дева обратилась к акробатам:
- Помните о тройном взмахе факелом?
- Да, Лореанна, как только откроем ворота, вам тут же будет дан сигнал.
Девушки забрались в телеги, и они тронулись в путь. Трое возниц были из местных крестьян, которые хорошо знали город.
Вслед этой необычной процессии ещё долго, задумчиво смотрела Лореанна, пока они не скрылись из виду…
_______________________________________

Спустя два часа девушки вместе с воинами беспрепятственно попали в город.
При въезде в город некоторые из красавиц игриво выглянули из телег, специально начали строить глазки Артийским стражникам, стерегущим ворота. Это входило в план Лореанны. Те загорелись желанием поближе рассмотреть девиц и попросили их выйти к ним. Из первой телеги вылезли семь танцовщиц, из второй - пять.
- О-о, да тут целый девичий цветник! - воскликнул один из стражников, заглядываясь на них, - у вас есть пропуска?
- Мы едем к Брунгасту! У нас письмо к нему, - отвечали девушки, показывая свои лоскутки.
Затем, немного подумав, произнесли:
- Не переживайте, у герцога сегодня пирушка, у вас она тоже будет. Ближе к полуночи мы к вам заглянем и попируем славно! Готовьте вино и закуску. Мы хорошо вас повеселим, а там видно будет, что с вами делать… - и девицы игриво послали стражникам полные огня взгляды.
Те попытались потискать девушек, но их порывы прервал внезапно выросший за спинами стражников офицер:
- Что здесь творится?! Почему девицы, откуда? Кто вы такие? - посыпался град  вопросов.
Один из музыкантов спрыгнул с телеги, подбежал к офицеру и показал свой пропуск, затем протянул свёрнутый в трубочку свиток:
- Мы направляемся к герцогу на пирушку. Это рекомендательное письмо от барона Кренье. Если вы нас задержите, вам не сносить головы, мы специально торопились, чтобы вовремя на неё успеть.
Офицер побледнел, - это было заметно при свете факелов, укреплённых на шершавых боковых стенах. Он прекрасно знал, чем может закончиться препятствие с его стороны. В лучшем случае его разжалуют, в худшем герцог самолично вызовет его на допрос, а затем без жалости прикажет казнить. Все знали о крайней жестокости Брунгаста.
Поэтому, бегло пробежав глазами послание, он вернул его музыканту и коротко приказал стражникам:
- Пропустить!
 Телеги тронулись с места. 
 У офицера в мыслях вдруг закрались сомнения: "Что-то здесь не так..."
 Он резко крикнул вдогонку:
- Стойте!
Процессия остановилась.
Один из шутов, выглянув из окошка, спросил:
- В чём дело, господин военный? Что-то не так? Наши пропуска не в порядке?
- Как вам удалось пройти сквозь окружение?
  Одна из красавиц ответила, выглядывая из-за спины шута:
- Мы встретили всего четырёх солдат, которым пришлось отдать целых десять золотых дукатов, которые сторицей надеемся заработать у герцога на пиру. Мы простые бродячие актёры, и ваши войны нас совершенно не интересуют! Мы не представляем никакой опасности ни для них, ни для вас, господин…
 Начальник стражи с уставшим видом ещё раз окинул придирчивым взглядом балаган, махнул рукой, подумав про себя: «Пусть герцог сам с ними разбирается…»
Вслух же произнёс:
- Хорошо. Езжайте.
Через десяток метров их остановили мытари. Рядом с ними стояли несколько высоких, свирепых стражников с копьями в руках.
- Въезд в город платный! - заявил маленького роста пухленький человечек с маслянистыми, бегающими глазками.
Это был главный мытарь города. Он требовал полдуката за каждого проезжающего.
Один из шутов воскликнул:
- Нас сорок человек, едем на пирушку к герцогу. Мы сильно задержались в пути, и очень не хотим пострадать за опоздание. Вот вам по дукату за каждого, только, пожалуйста, не задерживайте нас, ваша милость!
- О, вы чрезвычайно добры, сударь! - пухлый человечек принял кошелёк, в котором зазвенело золото. Тяжесть содержимого говорила сама за себя.
- Въезд оплачен, можете ехать… - произнёс мытарь, и стражники, раздвинув копья, пропустили цветастую процессию.
По дороге в замок двенадцать девушек незаметно сошли, - четверо из них отправились обратно к воротам, - соблазнять стражников, с ними пошли три музыканта и четверо акробатов. Остальные восемь танцовщиц, зная точные адреса военачальников, разбрелись по городу, разбившись на пары. Безупречный, хоть и опасный план Девы начинал воплощаться в жизнь.
В течение следующих двадцати минут лошади довезли оставшихся девиц до замка, где волшебный пергамент вновь оказал своё магическое воздействие, - при виде важного документа стражники пугливо возвращали его обратно, лишь увидев печать барона на нём, не чиня процессии ни малейших препятствий.
…Герцог их принял сразу, завидев таких красавиц. Свиток его мало интересовал, он бегло просмотрел его и бросил на пол. Этот самоуверенный похотливый толстяк больше интересовался девушками, чем письмами различных мелких баронов, которые возомнили почему-то себя его друзьями. Он давно уже привык к подхалимству своего окружения, и мало обращал внимание на такие мелочи.
Беспечное поведение герцога было очень на руку всем девушкам, - бдительность Брунгаста была усыплена красотой танцовщиц.
Веселье началось! В течение двух часов подряд девушки танцевали перед герцогом и его гостями, которые от вина и других чрезмерных возлияний уже были изрядно пьяны.
Пришло время добавить сонное зелье, чтобы не вызвать подозрений по поводу массового сна гостей. Подлить его в кувшины с вином не составляло особого труда.
Девушки сделали так - пятеро из них увлекли герцога на танец в середину зала, а одна из трёх танцовщиц тем временем быстрым, незаметным движением подлила в золотой кубок Брунгаста сонное зелье. После чего все трое пустились в танце по залу, чтобы незаметно подлить зелье, по возможности, в большее количество кувшинов, стоящих на столах.
Никто и внимания на них не обратил во всеобщей кутерьме.
Музыканты старались вовсю. Они играли мелодию за мелодией. Рожки, свирели, барабаны и лютни, - всё сплелось в чарующих звуках воедино, образуя атмосферу праздника. Шуты развлекали гостей шутками и плясками, вызывая взрывы хохота. Этим самым они отвлекали внимание присутствующих от тех девушек, которым нужно было подлить зелье.
Танцующие девушки, зная своё дело, всё пытались увлечь герцога, а тот с безумно горящими глазами пытался поцеловать хоть одну из них в весёлом порыве танца.
Наконец, устав отплясывать, Брунгаст подошёл к столу, поднял свой кубок и выкрикнул:
- За милых красавиц, которых мне прислал на радость барон Кренье! Надеюсь, и ночка сегодня будет у меня превосходная!... – герцог залпом осушил кубок до дна.
Через пару мгновений он грузно рухнул в своё кресло, голова его упала на стол прямо в тушку недоеденной индейки. Послышался раскатистый храп.
Шуты и музыканты переглянулись с девушками. Те мгновенно оценили ситуацию:
- Герцог устал и хочет спать! - выкрикнула одна из танцовщиц.
Два шута, оказавшиеся рядом, подхватили спящего Брунгаста под руки.
- Где у него спальня? - спрашивали девушки, пытаясь растормошить одного из гостей.
Большая часть зала погрузилась в беспробудный сон. Остальные, изрядно пьяные, шатаясь, бродили между столами.
Офицер охраны герцога, который находился за ближним столом, услышав вопрос, поднял тяжёлую от хмеля голову, показал рукой куда-то вправо и произнёс заплетающимся языком:
- Несите его туда… И останьтесь с ним на всю ночь. Герцог нам ещё понадоб… - не успев договорить, он рухнул головой  на стол прямо между блюдом с крабами и запечённым поросёнком, от которого осталась всего половина.
В этот момент городские часы пробили два раза.
- Уже два часа ночи! – тихонько произнёс один из шутов, обращаясь к своим, - нужно спешить! До рассвета войско должно войти в город…
Они занесли вялого герцога в спальню, за ними устремились три танцовщицы. Повалили его на роскошное ложе. Тут в дело вступили мужчины:
- Красавицы вы наши! Умницы! - полушёпотом произнёс рослый, светловолосый воин, исполняющий роль шута, - теперь этот мерзавец у нас в руках. Нужно срочно вынести его из замка. Но как?!
- Давайте завернём его в один из ковров и вынесем, как подарок от герцога... – предложила одна из девушек.
- Стражники могут заподозрить неладное… - их тут очень много, боюсь, мы со всеми не справимся…
- У нас же есть волшебный свиток! - воскликнула одна из красавиц, - а там написано: одари их золотом и коврами за их искусство!
- В принципе, такой вариант был бы возможен…
Вынести ковёр в открытую, не таясь, и погрузить его в телегу. Но этот боров слишком толст, чтобы мы могли спрятать его в ковре!
- Погодите! - шёпотом произнесла одна из девушек, - у меня появилась одна идея!
- Какая? Говори скорее! Время идёт, а войско Девы ждёт сигнала!
- Давайте переоденем его в шута, и вынесем как будто нашего, но мертвецки пьяного… Скажем стражникам, что герцог нас отпустил. А шут наденет ливрею лакея, который якобы нас выводит из замка. Я видела рядом каморку, где полно подобной одежды!
- Отличная идея! За дело! - молвил один из воинов, - принесите нам сюда одежду лакея, - приказал он трём девицам, - а мы здесь быстро его переоденем в шута. Предупредите музыкантов, пусть заканчивают играть, и будут готовы с нами покинуть замок!
Девицы тихо выскользнули из спальни и очень скоро вернулись с ворохом одежды для слуг.
- Как там гости? - спросил один из шутов.
- Спят как убитые… - отвечали девушки, - переодевайтесь. Музыканты готовы.
Белокурый парень быстро переоделся в лакея, герцога облачили в одежды шута, нахлобучили ему колпак по самые брови, ножницами срезали ему бороду, и тот стал похож на сильно небритого, пьяного в стельку паяца.
После чего вся процессия, минуя пиршественный зал, вышла в коридоры и направилась к выходу. Пьяного герцога тащили под руки два музыканта. Благополучно добрались они до выхода, где их остановили трое стражников. Недалеко стояла их телега со спящим на козлах возницей.
- Кого тащите? - строго спросили они.
- Нашего шута, он малость перепил, - отвечали Хранийские воины, на всякий случай держа наготове клинки, - а нас герцог отпустил и дал провожатого…
- А ну-ка, давайте глянем на этого шу… - не успел произнести стражник, как тут же грузно повалился на мостовую, хрипя и охая. Острый кинжал вонзился ему в спину. Смертельный удар сзади неожиданно нанёс воин, переодетый в лакея.
Двое других стражников не успели при этом и глазом моргнуть, как оставшиеся шуты молниеносно бросились на них и сразили кинжалами.
- Так-то оно будет лучше… - процедили они сквозь зубы, оглядывая улицу. Вокруг было безлюдно и пустынно.
Ряженые оттащили троих поверженных стражников в укромный уголок, а сами погрузили в телегу бесчувственное тело герцога, сели сами, помогая девушкам, и крикнули вознице:
- Пошёл!...





…Молодая девушка Шарлотта, двадцати четырёх лет от роду, сидела в тюремной камере башни вот уже целый месяц. У неё были густые каштановые волосы, высокий лоб, ясный взгляд. Титул баронессы ей достался от рождения. Она вспоминала, как много приключений ей пришлось пережить за последние три года! У неё были многочисленные связи с сильными мира сего, с наследным Принцем, баронами, маркизами и герцогами. Баронесса осуществляла срочную доставку королевских писем в отдалённые концы страны, вела переписку с теми людьми, которые могли решить дальнейшую судьбу королевства…
  Девушка мысленно вернулась на месяц назад, когда она попала в эту мерзкую сырую камеру…
…Баронесса ранним утром следовала в дорожной карете по пути в Пармию с важным письмом для придворного барона. Внезапно в лесу карета остановилась, её грубо выволокли двое прилично одетых мужчин. Нападение произошло настолько неожиданно - Шарлотта даже не успела толком сообразить, что происходит!
С ней был провожатый – молодой человек, которого её любимый шевалье Эдвин приставил к ней для охраны. Этот трус сразу сбежал, испугавшись нападения. От похитителей исходил неприятный, странный, бьющий в нос запах, что не соответствовало их одежде. Молча связав руки девушке, несмотря на её протесты и вопросы, кто они такие, ей завязали глаза чёрной повязкой, затолкали в рот кляп и небрежно закинули в седло лошади. Скакали они около двух часов, рёбра девушки неимоверно ныли от долгой скачки, голова кружилась, она почти потеряла сознание, когда лошадь остановилась, она услышала шипящий, неприятный голос:
- Снимите её, развяжите ей глаза и руки.
От яркого солнца у Шарлотты слепило в глазах, всё тело болело, как будто его побили палками.
Она оказалась в небольшом дворике, на камнях которого с первого взгляда было видно, что убирают его крайне редко. От конского навоза и протухших помоев исходил тошнотворный запах. Девушка поняла, почему от её похитителей так дурно пахло.
Маленький, лысый, неприятный человек в длинном груботканом балахоне, подпоясанный толстой верёвкой, шипящим голосом произнёс:
- Бросить её в верхнюю камеру башни!



Один из похитителей схватил её за локоть, и грубо подтолкнул к двери каменного строения. По винтовой лестнице её бесцеремонно тащили волоком. Второй толкал в спину чем-то тупым. Шарлотте казалось, что она на пути в ад.
Перед ней с неприятным визгом скрипнула открывающаяся решётчатая дверь. Стоявший рядом худой, с длинным носом тюремщик втолкнул её в небольшое овальное помещение.
Дверь со скрипом захлопнулась.
- Отдохните пока, миледи.
И швырнул через решётку кусок хлеба. С ухмылкой добавил:
- Вы, видно, проголодались с дороги, отобедайте. Вина можете отпить здесь, - он пнул ногой деревянное ведро с какой-то мутной жидкостью, стоящее у решётки.
После чего удалился, шоркая по полу своим костлявыми ногами.
Шарлотта осталась одна.
У неё было ощущение, что всё происходящее – странный и непонятный сон.
Она огляделась. Возле стены лежала охапка соломы, и кусок грязной тряпки. Видимо, она служила одеялом.
В помещении было сыро и темно. Свет проникал через узкие щели под потолком башни. Шарлотта устало присела на охапку соломы, у неё в голове промелькнули слова маленького шипящего человечка. Она вспомнила его фразу перед тем, как её сняли с лошади:
- Привезли шпионку?
Девушка поняла, что её, видно, обвиняют в том, что она является шпионкой. Ну, какая из неё шпионка?
Она по-настоящему любила дорогую ей Хранию, и старалась всё делать для того, чтобы её королевство обрело спокойствие и мир.
Все восемь лет войны с Артией она страстно желала одного, - чтобы война прекратилась, и на её земле воцарился долгожданный мир и покой!
К вечеру за ней вернулся худой тюремщик.
Открыл решётку, и с наигранным реверансом проговорил:
- Прошу вас на выход, сударыня. Вас ожидает изысканное общество, которое решит вашу судьбу.
Девушка, не скрывая испуга, подошла к выходу.
Тюремщик, изменив свою позу, грубо толкнул её к лестнице, крикнув в спину:
- Пошла вперёд, артийская шлюха!
От неожиданного толчка Шарлотта упала на каменный пол, ощутила в колене нестерпимую боль. Платье обагрилось кровью, колено было разбито. Волоча ногу, она медленно начала спускаться по лестнице. Тюремщик резко её развернул, брызгая слюной прямо ей в лицо:
- Может, тебя ещё на руках понести? Иди быстрее, если не хочешь, чтобы я тебя спустил с лестницы!
Шарлотту привели в просторное помещение, в котором она увидела сидящего за столом шипящего человечка. В руках у него были чётки из крупных красных ягод. По бокам от него стояли ещё два жреца в таких же грубых рубахах, как и у него, с хмурыми и тяжёлыми лицами.
«Чёрные жрецы!» - промелькнуло у Шарлотты в голове. Она знала, что сила их влияния на монархов велика… и что они управляют ими, как хотят, нанося вред всей стране. Это были страшные, коварные люди, почти  звери! Лучше не попадаться в их лапы.
- Ваши письма у нас в руках, - заговорил толстый жрец.
Он взял с десяток писем со стола и раздражённо подошёл к ней, помахал ими перед её носом.
- Откуда они у вас? – спросила Шарлотта, облизывая пересохшие губы.
- Вы думали, что все вам настолько верны? Нам докладывали о каждом вашем шаге, и к вашему сожалению, мы смогли их перехватить.
Он подвёл её к столу и начал по очереди кидать письма на стол.
- Как видите, большинство вашей переписки нам известно.
Шарлотта не отрывала глаз от писем, она заметила, что действительно, - два или три письма были написаны её рукой. Остальные же письма ей не принадлежали, и очевидно, были подделкой.
Она это поняла по конвертам.
Её послания выдавала небольшая розочка в углу конверта. На её розочке было три листочка, - один из которых выделялся тёмной полоской с правого края. На остальных письмах, показанных жрецом, это выделение цвета отсутствовало, - листья розы были одного тона. Несоответствие в цвете выдало подделку, - если не знать тонкостей, то заметить такую мелочь практически невозможно, только при очень внимательном рассмотрении.
Рисуя розу на конвертах, девушка так делала специально на случай подделки, об этом знали все, кому она писала письма.
Шарлотта гневно посмотрела на лысого:
- Эти восемь писем не мои! Это подлог! Как вы можете такое творить, вы не боитесь, что правда откроется рано или поздно?
- Прежде, чем заявлять о подлоге, вам необходимо это доказать. Думаю, что на это у вас времени совершенно не будет. Нам нужны лишь ваши письма, вот они-то и будут доказательством вашей вины в сотрудничестве с Артийцами.
Ваши два настоящих, безобидных письма докажут оригинальность вашего почерка в тех письмах, где вы пишете врагу донесения.
- Скажите, как вы поняли, что здесь всего два ваших письма, а не все десять? - с нескрываемым удивлением прошипел лысый толстяк с чётками.
- Месье! Дело в том, что за последние три месяца я написала лишь два письма - маркизу и барону, последнее из которых было отправлено полтора месяца назад. Мои конверты побывали в пути, что заметно их выдаёт по не свежему виду, остальные восемь конвертов совершенно новые.
Толстяк резко дёрнулся с места, его чётки в руках неожиданно порвались, рассыпавшись по полу.
Он гневно выкрикнул:
- Вы обвиняетесь в шпионаже и подрыве авторитета нашего наследного Принца! За все свои тяжкие преступления… - он сгрёб в охапку письма со стола, потряс ими в воздухе, - вы приговариваетесь к казни! На этом разговор окончен!.. В камеру её!
Безграничная преданность стране в сочетании с тонким умом Шарлотты привели жрецов в бешенство.
Они прекрасно понимали, что у девушки есть влиятельные покровители при дворе, которые в любой момент могли её освободить из заточения – в этом случае им всем несдобровать. В случае раскрытия подлога они тут же потеряют свои головы, если об этом узнает Принц. «Так вот по какой причине всё произошло так стремительно!» - подумала Шарлотта.
Грубое похищение, по их мнению, должно было меня сломить и запугать. Для этого они устроили весь этот глупый спектакль.
Девушка очень сильно мешала жрецам своими сведениями про их дела, она для них была весьма опасна, поэтому сегодня её так поспешно приговорили к казни. Самое страшное и обидное состояло в том, что её обвинители играли двойную роль, - с одной стороны, они тайно служили врагам, с другой были для всех своими, - «Хранийскими жрецами». Спорить с их аргументами никто не станет, если они предъявят суду письма, и этим оправдают её казнь. Она знала лишь одно, - против неё затеяна слишком грязная и тщательно подготовленная игра, выпутаться из которой практически невозможно!
…В этой безвыходной ситуации поистине можно рассчитывать только на какое-то неслыханное чудо…
Видно, спасения уже не будет…
Но, несмотря на такие невесёлые мысли, её душу не покидала искорка надежды о спасении, ей не давало покоя какое-то непонятное предчувствие, давившее на грудь…
Вот уже прошёл месяц её заточения. Вынесенный смертный приговор так и оставался в силе.
С тех пор её больше никто не трогал и не допрашивал.
Единственным её ненавистным мучителем был худой, рыжий тюремщик, вид которого ей напоминал ходячий скелет, гремящий костями.
Его постоянным развлечением были непрестанные издевательства и оскорбления Шарлотты.
Стражник по имени Анри часто заменял костлявого тюремщика Гюзе, имя которого Шарлотте так же было противно, как и его вид.
Анри же был всегда с ней обходителен и вежлив, это был спокойный юноша лет двадцати-двадцати двух, с русой взъерошенной шевелюрой непослушных кудрявых волос. Когда он появлялся перед ней, лицо его расплывалось в искренней улыбке. Шарлотта поняла, что он, вероятнее всего, влюбился в неё.
Благодаря Анри она не была истощена.
Каждый раз он приносил ей украдкой то мясо, то фрукты, свежий хлеб и вкуснейший квас. Иначе, возможно, девушка не дожила бы до сегодняшнего дня. Худой тюремщик давал ей лишь чёрствый хлеб и вонючую воду. Ей казалось, что ему приказали заморить её голодом. Совсем недавно, когда её мучителя посетил один из стражников, они, напившись дешёвого пойла, громко разговаривали и кричали в каморке тюремщика. Прислушавшись к их пьяным крикам, она расслышала имя «Эдвин». Напрягла свой слух, чтобы не пропустить ни одного слова. К своему ужасу, Шарлотта поняла, что, возможно, это её возлюбленного, отважного шевалье Эдвина, могли схватить и заточить в башне на нижнем этаже. Она вспомнила, что когда проходила по лестнице, видела эту узкую, тесную камеру за толстыми железными прутьями решётки…
На следующий день, как обычно, изрыгая издевательства, перед камерой появился ненавистный  тюремщик Гюзе.
- Ну что, птичка, ворковать тебе осталось три дня. Я надеюсь, тебе понравилось в моей голубятне? Отборное зерно и родниковая водичка ты, голубка, будешь вспоминать и на том свете… Ну и меня, твоего заботливого Гюзе, не забывай…
После этих слов Шарлотта задумалась:
«Всего три дня ей осталось жить… Что же может произойти за это время, чтобы она могла обрести свободу?» С тех пор, как она услышала имя «Эдвин», ей не давали покоя мысли: Что с ним? Жив ли он? Ей казалось, что его заточили в темницу по её вине, и не иначе…Теперь по решению несправедливого суда их повезут на казнь, возможно, вместе с возлюбленным. Неожиданно её размышления прервал шум, доносящийся снаружи сквозь узкие щели её камеры…
На улице стали вдруг отчётливо слышны громкие звуки, звон мечей и неистовые крики толпы…
«Что это такое?!? - недоумевающее думала молодая узница, - …новая пьяная стычка стражников, которые случались нередко, или что?»
  Шарлотта была в полном недоумении, как вдруг она услышала быстро приближающиеся шаги по тюремной лестнице. Не успела она об этом задуматься, как перед дверью в камеру появился Анри.
Влюблённый в неё стражник с пылающими глазами и волнующим голосом негромко, скороговоркой сообщил ей:
- Милая Шарлотта! В городе идёт битва! Дева Лореанна вошла со своим войском!
- Святая Дева? Лореанна?!? - удивлённо прошептала она.
- Да! Она может освободить вас! Простите меня, мне нужно возвращаться, чтобы не заметили моего отсутствия на посту. Я не удержался, чтобы не сообщить вам эту новость! Крепитесь!... Знайте, я не допущу вашей казни, моя жизнь принадлежит вам, и я отдам её за вас, не задумываясь!...
После этих слов Арни развернулся и бегом скрылся в лестничном проёме. Послышались быстро удаляющиеся шаги.
Наступило гнетущее напряжение.
Мысли Шарлотты начали нестись в стремительном потоке:
«Святая Дева Лореанна! Это имя она уже слышала не раз! Оно было на слуху у людей вот уже больше года. Имя, овеянное легендами, будоражило её воображение, - Шарлотта до заключения в башню очень хотела увидеть Великую Деву, но всякий раз какие-то непредвиденные обстоятельства не давали ей такой возможности…
Теперь Святая Дева здесь, в городе, сражается против Артийцев, - победа всегда сопутствовала ей! Сам Бог оберегает и помогает Деве! А это значит, что предчувствие, которое не оставляло меня все эти долгие дни в заключении, возможно, было Божьим благоволением…»
Именно это непонятное предчувствие и надежда на освобождение, придавало Шарлотте сил.
Она понимала, что благодаря штурму города Лореанной у неё появился шанс…
В этот момент её мысли были прерваны скрежетом ключа в замке. Подняв голову, она увидела входящего к ней в камеру барона Фалька.
Этого напыщенного индюка она очень хорошо знала. До этого момента Шарлотта в башне его не видела, поэтому очень удивилась данному визиту.
Она вспомнила, как полгода назад написала одному маркизу при дворе Принца о Фальке. В письме баронесса предупреждала о том, что этот барон - продажный и беспринципный тип, который ради своей выгоды плетёт интриги против тех, кто ему мешает проворачивать его тёмные дела.
За хорошую взятку Фальк всегда готов подвести к эшафоту любого ни в чём не повинного человека, будь-то дворянин или простолюдин.
Барон Фальк, надменно скрестив руки на груди, произнёс холодным тоном:
- Войско Девы нам не помеха, и вас ничто не сможет спасти. Вы гнусная шпионка, и поверьте, мы сможем это доказать. Через три дня в любом случае вы, миледи, будете повешены. Вместе с вашим Эдвином...
У Шарлотты ёкнуло в груди. Сердце сжалось от услышанного имени. Значит, она не ошиблась, - в башню заточили именно её любимого!
Фальк продолжал неуверенным, но настойчивым тоном:
- Так решил королевский суд, и никто не вправе отменить его решение. Я полагаю, что сам Принц, когда узнает о вашей измене, не пожелает вас помиловать, несмотря на ваш титул баронессы. Мы очень хорошо потрудились, чтобы всё выглядело именно так, как нужно нам.
Только теперь Шарлотта поняла, как её жестоко подставили под удар. Тем не менее, она спросила:
- Позвольте, барон, вам сообщить кое-что? Обещайте не перебивать меня.
- Говорите. Обещаю.
- Значит, это именно вы явились инициатором моего ареста и заключения меня под стражу?... Я не спрашиваю, каким образом вы заинтересовали предателей-жрецов, это сейчас совершенно неважно… Меня интересует только один вопрос – как вы могли докатиться до такой жизни?! Я понимаю, что за золото вы готовы продать мать родную, но вы же Храниец! Как вы могли продать свою честь Артийцам?! Они же враги, которые не только поганят нашу землю, но и презирают вас!
Предательство и подлость ими используются лишь для личной выгоды. Поймите же вы, что им безразличны такие люди, тем более, что вы Хранийский дворянин, и никогда не станете Артийцем! Я прекрасно осведомлена из надёжных источников о вашей измене, сударь! Вам, может, и неизвестно… но об этом знают во дворце! Поэтому для вас я не менее опасна, чем вы для меня.
Только вы забыли о том, что есть Божье провидение, Его Великая Воля, и она всегда на стороне Правды! Ваша клевета и ложь в отношении меня к вам же и вернётся, причём довольно-таки скоро!...
Барон, позеленев от злости, не давая сказать ей более ни одного слова, закричал:
- У тебя, шлюха, нет никаких шансов! Как и доказательств! Поэтому болтаться тебе скоро на виселице. Если ты надеешься на то, что эта выскочка Лореанна, вошедшая в город, сможет тебя освободить… Так вот… Мы ей предоставим письма, подписанные твоей рукой, из которых будет ясно, что ты снюхалась с Артийцами, предлагая им свои услуги за золото, изображая из себя патриотку, а сама тайно добывала важные сведения для них.
- Это ложь!!! Письма подложные! И вы это прекрасно знаете…
- А как ты докажешь, что письма не твои?
- Докажу, если на то будет Воля Бога! – спокойным тоном произнесла Шарлотта.
- В любом случае уже всё решено. Приговор обжалованию не подлежит. Мне пора. Готовься к неизбежному. Незачем было тебе соваться в мои дела…
Барон резко вышел из камеры, злобно захлопнув решётку. Тюремщик, ожидавший на лестнице, тут же подбежал и повернул ключ в замке, с довольной физиономией. Благо, хоть на этот раз он не произнёс ни одного звука. Развернулся и побежал вслед барону.
«Будете повешены… Вместе с вашим Эдвином.…» - неприятным звоном в ушах Шарлотты раздавались слова продажного барона… - эта фраза отозвалась болью в её сердце. Даже если и случится быть мне повешенной…только не мой Эдвин! Он же ни в чём не виноват! За что, Боже? Молю тебя, если не меня, то его спаси, моего милого, преданного Эдвина!...
 Эти и другие невесёлые мысли одолевали её в эту ночь… Ей оставалось только мучительно ждать.... Как не хочется умирать в двадцать четыре года, когда только начинаешь жить!... Сильная духом, но в этой ситуации совершенно беззащитная девушка горько заплакала. Она всегда считала себя смелой и отважной, но перед лицом возможно неизбежной казни вдруг её воля ослабела…






…В тот момент, когда телеги с ряжеными благополучно отдалялись от Корнеанского замка с пленённым герцогом Брунгастом, оставшиеся двенадцать танцовщиц в городе прекрасно справились со своим заданием.
Почти всех главных Артийских военачальников, отвечавших за оборону крепостных стен, девушки успешно соблазнили, как и было задумано, опоив зельем. Теперь вояки спали у себя в домах мертвецким, непробудным сном.
То же самое проделали четыре девушки, разбившиеся по парам, - две девушки с одним музыкантом вернулись к Северным воротам, выполнив своё обещание, данное стражникам при въезде. Им не составило никакого труда вывести охрану из строя. Четыре стража и офицер, наблюдая за горячим танцем красивых девушек, успели выпить всего по кружке вина из бутыля, в который заранее было добавлено сонное зелье. Путь через Северные ворота был открыт.
 Один из ряженых подбежал к воротам, отодвинул засов, приоткрыл ворота и трижды прокричал совой. Через некоторое время в город проникли сто переодетых в Артийскую форму отборных воинов-разведчиков Лореанны.
Музыкант надел на себя форму Артийского офицера, начальника стражи. Четверо из вновь прибывших заняли рядом с ним места на посту.
Спящего офицера и его стражников связали и вынесли за ворота. В это время к воротам подъехала крытая телега, в которой находился, переодетый в шута, герцог Брунгаст. Он громко храпел. Одна из танцовщиц, выпрыгнув из телеги, подбежала к «начальнику стражи», с удивлением признала в нём музыканта:
- У нас получилось вывезти Брунгаста! Он в телеге… - радостно сообщила она ему.
- Прекрасно! Вывозите!
Музыкант отдал команду ряженым стражам выпустить телегу и закрыть ворота. Телега выехала и медленно начала удаляться от города, увозя ничего не подозревающего герцога.
Остальной отряд направился к центру, рассеиваясь по городу. Десяток из них устремился, стараясь не попадаться на глаза ночной страже, к центральным, Южным воротам, чтобы подстраховать танцовщиц и акробатов на случай непредвиденных обстоятельств.

________________________________________

…Под звуки флейты и скрипки девушки кружились в соблазнительном танце. Позади них ловкие акробаты проделывали изящные сальто, отвлекая на себя часть внимания стражи. Весёлая процессия приближалась к центральным, Южным воротам Корнеана.
- О-о, смотрите, - девушки!…
Стражники, скучающие на своём посту, обрадовано начали махать руками, зазывая танцовщиц к себе ближе.
- Красавицы! Порадуйте отважных Артийских воинов своим задорным танцем…
Начальник стражи, грузный суровый офицер, вышедший из караульного помещения, направился навстречу актёрам. Подойдя к ним, он грубо произнёс:
- Что-то я раньше вас в городе не видел…
Кружась в танце, белокурая, с развевающимися волосами до самой талии девушка, мягко, раскачивая бёдрами, подплыла к офицеру. Без слов обвила его шею своими нежными руками, провела щекой по его заросшей физиономии и тихим голосом игриво прошептала ему прямо в ухо:
- Пирушка в замке герцога закончилась неожиданно рано…
И после, повернув голову к стражникам, громко, чтобы услышали каждое её слово, выкрикнула:
- Нас прислал барон Кренье в качестве подарка на пир герцога Брунгаста. Эти напыщенные маркизы так быстро напились, что наши услуги больше не потребовались. Мы же привыкли танцевать всю ночь напролёт. Вот и решили, что бравые Артийские солдаты не пожалеют несколько дукатов за наши восхитительные танцы... Или вы так не считаете, офицер? – игриво, слегка касаясь его губами, протяжно прошептала девушка прямо ему в ухо.
При этом она слегка толкнула его своим бедром, налитым юностью и соком, прямо в пах.
От неожиданных действий прекрасной танцовщицы офицер опешил. Выражение его лица мгновенно поменялось – грозную суровость заменила глупая, похотливая улыбка.
- Красавицы! – громко воскликнул он, - видно, мы любимы Богом, раз Он послал вас к нам.
И, нагнувшись к белокурой девушке, офицер нежно, дрожащим от нетерпения голосом, произнёс:
- Для тебя лично, милая, я не пожалею и десяти золотых, если ты останешься со мной до утра…
- Вы слишком мужественны, месье офицер, чтобы я смогла отказать такому отважному красавцу.
Лицо офицера залилось пунцовой краской.
Девушка, танцуя, огляделась вокруг…
Мытарей с охраной не было видно. Действительно, после закрытия ворот они покинули своё место. Это обстоятельство успокаивало.
У ворот находились семеро стражников и офицер. Артийцы надеялись на крепкие ворота, поэтому, видимо, не выставили большего количества охраны, надеясь на казармы, расположенных неподалёку, где были сосредоточены их основные силы.
Девушки начали кружиться в танце перед стражниками, те в восхищении не отрывали от них глаз. Офицер кивком головы поманил белокурую красавицу в караульное помещение около ворот. Та послушно направилась в его сторону. Акробаты, заметив это, начали отвлекать стражников, жонглируя яблоками. Вторая танцовщица призывно завертелась в танце. Никто даже не обратил внимания, как к ним вплотную подошёл отряд из десяти ночных стражей. В полумраке сверкнули кинжалы, стражники рухнули на мостовую.
Ночные стражи оказались переодетыми разведчиками Лореанны.
- Пора подать сигнал факелом! - послышалось из офицерской караулки, - через мгновение белокурая красавица подошла к акробатам, вытирая тонкий клинок от крови, ей не понадобилось зелье, чтобы устранить похотливого офицера.
- Пьер, - обратилась она к одному из них, - видишь верёвку около ворот? Она, как нельзя, кстати. Взбирайся по ней на стену, не теряя времени!
Пьер схватил горящий факел, сунул его под мышку, пламя освещало его спину, и мастерски начал карабкаться на стену.
- Приготовьтесь открыть ворота! - крикнул один из разведчиков.
Пьер уже был на стене. Факел в его руках трижды очертил небо.
Сигнал был принят, и войско пришло в движение.
- А ну-ка, навались! - разведчики без особого напряжения подняли тяжёлый засов, и бросили в сторону. Массивные ворота открылись, - за ними в сотне шагов уже стояло наготове войско Лореанны.
…Передовой отряд, не поднимая шума, потоком устремился в спящий город. Тихо, не звеня оружием и не разговаривая, войско начало входить в город. Улицы были пустынны, встретившиеся на пути от ворот к центру города ночные стражи приветствовали их издалека, давая понять особым жестом, что они свои – разведчики.
  Дева заранее распределила роли каждому из командиров, - кому и куда необходимо продвигаться, чтобы занять основные, ключевые позиции в городе. Поэтому, согласно её приказа, отряды начали заполнять все улицы, направляя свои сотни в разные стороны.
Лореанна молча ехала во главе основных сил по пустынным улицам Корнеана прямо к замку.
Неожиданно на центральной улице вдалеке показался большой вражеский отряд, и в тот же миг запели призывные трубы по всему городу, предвещая тревогу.
Как выяснилось впоследствии, дело обстояло так:
Трое Артийских полковников, не принимавших участия в пирушке Брунгаста, прибыли ночью в замок к герцогу, с донесением о движении вражеских войск. Когда они входили в замок, то заметили отсутствие стражи. Это их насторожило…
Пройдя внутрь, увидели полный зал спящих гостей, которых пытались разбудить, но безуспешно… Брунгаста здесь не было. 
Тогда полковники направились в его покои, решив, что тот уже спит. Обнаружив пустующую кровать и беспорядок в спальне, они сразу же подняли тревогу. По их приказу часовые замка оповестили пронзительными звуками труб весь тридцати-тысячный гарнизон Артийцев, который поднялся по тревоге. Боевые части противника направились в разные стороны города, образовывая полукольцо, чтобы не пустить Хранийцев в замок, поняв, что в город проникли осаждающие.
Лореанна ещё раз доказала свои полководческие способности, обведя Артийцев вокруг пальца, воодушевив всех своей необычной стратегией.
- К бою! - зычно прокричала Дева, и первой ринулась на вражеский отряд, высоко подняв Меч над головой.
Врезавшись на полном скаку в их ряды, она яростно наносила удары за ударами, поражая противника насмерть!
За Лореанной устремились первые триста воинов, сражаясь против неприятеля плечом к плечу с ней. Завязалась жаркая битва! Зазвенели копья, мечи, слышны были вопли раненых и поверженных наземь Артийцев. Не прекращая наносить удары, воинственная Дева обернулась, и крикнула:
- Приказ всем офицерам! Укрепить охрану у главных ворот! Послать людей в замок! Рассредоточить войско по всем улицам! Рубить врага, не жалея сил!
Офицеры, услышав приказ своей любимицы, бросились его исполнять.
Уличные бои в Корнеане длились три часа. Наконец, передовой отряд под предводительством Девы прорвал оборону Артийцев и занял главную площадь около замка.
Такой жаркой битвы город ещё не видел! Со всех сторон неслись крики сотен солдат, теснящих ряды неприятеля. Горожане помогали Хранийцам всем, что попадало им в руки – кольями, топорами и даже камнями с мостовой. В воздухе стоял сплошной гул, - звон мечей, свист летящих стрел, крики, вопли умирающих, - всё слилось воедино…
Количественное превосходство Хранийских войск сыграло решающую роль в исходе битвы. К тому же, захватчики сражались полусонные и обескураженные, не совсем готовые к внезапному нападению. Военачальники Артийцев ломали голову, где же герцог? Сам же герцог в это время мирно посапывал в телеге за пределами города…
На крыши домов Артийцами были расставлены лучники. Те, высматривая тёмно-зелёные камзолы Хранийцев, мелькавшие в  гуще кипучего боя, успешно поражали их  стрелами. 
Дева на белом коне отважно сражалась впереди всех, невзирая на опасность.
Неожиданно копьё попало в её коня, тот стал падать. Спрыгнув с него, она продолжала разить врага в пешем бою. В её руках Меч был, словно живой! Сияя голубым свечением, он сеял вокруг  смерть.
Солдаты, вдохновлённые примером своего Полководца, бились отважно, как герои! 
Лореанна без устали рубила и колола, сила этой хрупкой на первый взгляд девушки невольно поражала воображение! В пылу боя она успевала контролировать всё, что происходит вокруг, мгновенно оценивая ситуацию.
Вдруг её оглушил чей-то крик рядом с ней:
- Дева! Берегись!!! - один из воинов бросился к ней, - он заметил, как с крыши соседнего дома целился вражеский лучник.
В следующий миг этот храбрец заслонил Лореанну от летящей стрелы, преградив грудью ей путь. Стрела, предназначавшаяся Деве, поразила верного солдата прямо в сердце. Лореанна изумлённо посмотрела на своего спасителя, узнав в нём капрала Сидмона.
Вскинув голову, Дева отдала приказ своим находящимся рядом с ней офицерам:
- Нашим лучникам снять вражеских стрелков с крыш! - а сама неистово бросилась в бой.
…В этот момент  одна из стрел, просвистев, попала ей прямо в левое предплечье. Дева резко обломила её, и, невзирая на боль, продолжала биться дальше! Её боевой дух, проявленный в яростном сражении, передался всем воинам. Многие видели, как раненая стрелой Дева рубит мечом налево и направо, и поразились этому необычному явлению. Не каждый мужчина в подобном состоянии смог бы так сражаться! Но скоро силы покинули её. Меч в руках Лореанны дрогнул, она пошатнулась, падая... Воины успели подхватить её на руки, и с трудом вынесли с поля боя в тыл.
Лекарь вытащил наконечник стрелы из поражённого предплечья Девы, кровь фонтаном била из открытой раны.
Тугая повязка и живительная мазь должны были сделать своё дело.
- Слава Богу!.. – произнёс лекарь, - на первый взгляд ему казалось, что рана была не опасна, и заражение минует её.
Девушку уложили на первую попавшуюся повозку и спешно увезли её за городские стены, в свой военный лагерь. У неё начиналась горячка от большой потери крови. Плечо горело нестерпимой болью.
Несмотря на отсутствие Девы, по всем улицам города продолжались ожесточённые бои.
Можно было подумать, что армия Лореанны мстила врагу за её ранение, настолько яростными были их атаки.
К обеду битва была завершена. Королевское войско одержало полную победу. Артийцы, чувствуя своё поражение, падали на колени, бросая оружие, поднимали руки. Разрозненные и слабые вражеские войска, теснимые со всех сторон, вынуждены были сдаться на милость победителей, чтобы попытаться сохранить свои жизни…
Офицеры отлично знали своё дело, - по их приказу солдаты тут же разоружили сдавшихся, отдали приказ заключить их под стражу, выставив многочисленную охрану.
Всего в этой битве пало около двадцати тысяч Артийцев, потери Хранийцев также были немалыми, - смертью храбрых полегло около десяти тысяч воинов… Корнеан был взят! Герцог-предатель пленён, его ожидал справедливый суд…

Дева лежала в своём шатре почти без памяти, при ней находились - лекарь, одна старушка, знающая травы, и её приближённый офицер Арни.
- Кайден! Кайден!! Дедушка Кайден, помоги… - в бреду шептала теряющая силы Лореанна.
Рана не переставала кровоточить, лекарь только и успевал менять повязки, тревога его росла. Плечо девушки окрасилось в тёмно-бордовый цвет, что говорило о заражении. Надежды лекаря, что рана не опасна, рушились...
- Какого-то Кайдена зовёт, - машинально произнёс офицер Арни, - кто такой этот Кайден? Где его можно найти?...
Внезапно перед ними, как будто из тумана, появился старец с длинной седой бородой:
- Кайден, - это я!… - подойдя к ложу Лореанны, склонился над ней. Глаза его излучали безграничную любовь.
- Девочка моя… Как же так вышло… твоё ранение не случайно!... Скорее всего, здесь не обошлось без тёмных сил… Мою защиту, оберегавшую тебя, пробить было практически невозможно простому лучнику! – шептал он.
На мгновение задумавшись, Кайден повернулся к лекарю:
- Где стрела, которой была поражена Лореанна?
Лекарь протянул старцу извлечённый из плеча Девы наконечник.
Кайден взял его в руку, крепко зажал в ладони, закрыл глаза и сосредоточенно затих… Неожиданно, не открывая глаз, он произнёс:
- Выйдите все! Мне нужно остаться с ней наедине… и пока я не дам знать, в шатёр никого не впускать…
- Кто вы такой?! - удивлённо, но уважительно обратился к старцу Арни.
- Я - её учитель Кайден, - ответил старец, - поверьте, сейчас только я смогу ей помочь! Немедленно оставьте нас!
Все тут же без слов покорно вышли из шатра, оставив старика наедине с Лореанной.
Арни строго-настрого приказал охране, - ни под каким предлогом никого не подпускать к шатру, сам же расположился рядом на всякий случай.
Старец понял причину, когда наконечник оказался в его руке. Это была не шальная стрела, а целенаправленный выстрел, поразивший Лореанну. Стрела прошла через магический ритуал чёрных жрецов, что помогло ей достигнуть цели.
Присутствие огромного количества людей, царящая на поле битвы суматоха помогли жрецам нарушить равновесие и выявить брешь в наложенной защите.
Жрецы провели свой ритуал, целью которого была смерть Девы даже от возможной малейшей царапины смертоносной стрелы, отравленной заговором.
Стало ясно, почему с виду незначительная рана вызвала такую горячку… - Стрела была отравлена!
Дева по-прежнему бредила.
Старик возложил на её рану руки, закрыл глаза и затих… Спустя некоторое время девушка очнулась, приоткрыв глаза, увидала Кайдена, на её лице появилась нежная улыбка:
- Дедушка! - слёзы брызнули из её глаз, - как мне тебя не хватало! Как мне было больно!
- Тихо, милая, тихо, скоро всё пройдёт… Ты позвала меня, и вот я здесь. Я помогу тебе.
Лореанна чувствовала, как ноющая боль постепенно отходила от неё. Прошло совсем немного времени, и Деве стало значительно легче. Боль ушла, кровь уже не сочилась, рана буквально на глазах стала быстро затягиваться.
- Пить… очень хочу пить… - прошептала девушка.
- Тебе пока нельзя, милая, потерпи немного, - старец достал из своего кармана большую спелую грушу, выдавил ей на губы сок.
Лореанна жадно начала слизывать живительную влагу. С каждой каплей сока её силы возвращались.
- Ну, как, полегчало? - улыбаясь, спросил Кайден.
- Да, дедушка, да! Мне намного легче, ты как всегда, не прост, - взор Девы прояснился, став осмысленным. Где я? - спросила Лореанна.
Глаза её постепенно прояснялись, щёки начали наливаться румянцем.
- Ты в своём шатре, дитя моё! В бою тебя подстрелили. Ты потеряла много крови. Но сейчас тебе уже ничего не грозит, я дам распоряжение лекарю, чтобы трижды в день он давал тебе бокал старого красного вина, оно поможет восстановить твои силы…
И, посмотрев на неё с наигранной строгостью, произнёс:
- И не вздумай отказываться, - тут же сменив строгость на улыбку.
- Меня ранили? Как это случилось? Не помню… - слабо спросила Лореанна.
- Да, на войне раны неизбежны… - мою защиту, наложенную на тебя, видимо, кто-то из чёрных магов умудрился пробить, чёрная магия очень сильна. В тебя попала отравленная стрела, но, слава Богу, ты выжила, я подоспел вовремя. В бреду ты трижды подряд произнесла моё имя, это и был твой призыв о моей помощи, о котором я тебе говорил, когда мы прощались с тобой последний раз... - Кайден с нежностью и любовью посмотрел на свою воспитанницу.
- Мы победили? – тихо спросила девушка.
- Как ты могла в этом сомневаться?! Конечно, эта победа твоя и твоего войска.
- Сколько полегло в бою наших воинов?.. - В глазах её отразилась тревога…
- Я слышал, десять тысяч…
- О, Боже… Мои славные воины! Почему так много?!
- Могу тебя успокоить тем, что вражеских войск полегло в два раза больше. Остальные сдались в плен. Лежи, лежи, тебе нельзя волноваться, и пока ещё нежелательно вставать.
- Милая! Мне пора. Выздоравливай! - он наклонился и поцеловал её в лоб. - Помни, я всегда с тобой, тебе следует трижды произнести моё имя, и я приду на помощь…
- Дедушка! Я очень тебя люблю, ты бы только знал, как я устала от этой войны… Когда всё закончится, я очень хочу вернуться к тебе в лес, жить как прежде. Я буду заботиться о тебе, а ты меня будешь учить.
Лореанна отпустила его руку и с грустью в голосе произнесла:
- Иди, дедушка… Я справлюсь.
Кайден вышел из шатра, подозвал лекаря и вручил ему пузырёк с каким-то снадобьем:
- Давайте ей пить эти капли каждый час по ложечке. Через сутки она уже встанет, через три дня её рана полностью затянется. Дева снова будет в строю. Для восстановления потерянной крови давайте ей трижды в день бокал старого красного вина с мёдом, её отказы не принимать, вино она не любит.
- Что это? - лекарь с нескрываемым любопытством рассматривал пузырёк.
- Это состав из особых, целебных трав. Восстанавливает любые органы за пару дней, затягивает раны… Пока она не встанет с постели, не оставляйте её одну. А мне пора.
С этими словами старец отошёл в сторону, и как будто испарился. Лекарь в недоумении осмотрелся, - странный старик исчез так же, как и появился…
Корнеан перешёл полностью в руки Хранийских войск. Офицеры заняли замок, назначили нового, временного правителя города из числа верных Королю дворян. Оставили гарнизон из пятисот солдат для охраны города. Тела убитых врагов убрали с улиц, вывезли в поле и сожгли. Пленных Артийцев чуть позже судили, множество из которых были повешены за издевательства над местным населением. Остальных отпустили домой по приказу Главнокомандующей с напутствием никогда больше не возвращаться в Хранию с оружием. Впоследствии был устроен общий погребальный костёр для всех погибших Героев войска. Прощание с ними сопровождалось большими почестями...
________________________________________

…Прошло три дня. Дева поправилась, силы, хоть и не полностью, восстановились, она встала на ноги, - рана её чудесным образом затянулась, и больше не давала о себе знать. Лореанна вновь взяла управление войском в свои руки. Деве жаль было, что Кайден не смог остаться с ней. Утешением для девушки было то, что он вовремя пришёл ей на помощь.
Позвав офицеров, она спросила их, где находится тело Сидмона, который её спас во время битвы… Они ответили, что тело его положили в самый холодный погреб, завернув в саван, зная о том, что Дева захочет с ним проститься лично.
Всему окружению было известно её отношение к этому солдату за его безграничную преданность.
- Привезите тело сюда! - коротко приказала она, и задумчиво добавила, - мы простимся с ним, как с Героем!
В этот момент некоторые офицеры заметили в уголках её глаз блеснувшие слёзы…
Дева мотнула головой, не подобало Полководцу показывать слабость. Она это прекрасно понимала.
Приказ Лореанны исполнили тотчас. Скоро перед шатром положили холодный саван, в котором лежало тело молодого воина, пронзённого стрелой… Дева наклонилась, приподняла покрывало и долго смотрела. Казалось, она хочет запомнить черты его лица навсегда…
Затем поцеловала в лоб на прощание своего верного телохранителя. После чего присутствующие услышали её пламенные слова:
- Вот настоящий Герой! - она знала, что он любил её всем сердцем, и не пожалел своей жизни за эту любовь…
- Прощание с Сидмоном пройдёт торжественно! Войска выстроятся в шеренги. Пусть все поймут, как мы ценим настоящих Героев! Таких бойцов не померкнет слава в веках!
Был возведён высокий погребальный помост, тело воина было торжественно возложено на сложенные брёвна, прозвучал протяжно прощальный звук боевых труб, Лореанна поднесла факел, и Сидмона охватило пламя.
Воздав должные почести, правильным строем войска направились в расположение лагеря.
Лореанна, в окружении офицеров и небольшой охраны, галопом помчалась к своему шатру.
Наблюдая за своими людьми, она понимала, как сильно они устали в битве за Корнеан.
По этой причине Дева отдала строгий приказ:
«Донести до всего войска - отдыхать двое суток, чтобы воины могли привести себя в полный порядок, и набраться сил. Нас ожидает ещё немало славных битв, пока мы не освободим свою родную землю.
По периметру лагеря выставить усиленную охрану, на случай, если Артийцы решат неожиданно напасть на нас».
Офицеры исполнили её волю, и вскоре весь лагерь отдыхал.
Дева тоже решила передохнуть. Слишком тяжёлая битва, гибель многих тысяч воинов, потеря Сидмона, также её ранение, отняло немало её сил, - всё это повлияло на общее самочувствие…
Ей жизненно важно требовался отдых, чтобы собраться с мыслями и решить, как действовать в дальнейшем.
Тем временем десяток знатных людей Корнеана подходили к лагерю. Их встретил дежурный офицер.
Жители попросили его передать их просьбу Святой Деве об аудиенции.
Он им отвечал:
- Подождите… - и отправил одного из солдат к шатру Лореанны.
Вскоре солдат вернулся с полковником Анри.
- Простите, уважаемые, - обратился он к прибывшим, -вы просили аудиенции, но Лореанна сейчас отдыхает. Вы не могли бы придти позже?
- Дело в том, что мы хотели лично просить Деву прибыть в город завтра утром на всеобщий праздник, устроенный в честь её и победоносного войска Хрании. Большинство жителей мечтают увидеть Лореанну, их спасительницу. Господин офицер, будьте добры передать Великой Деве нашу просьбу!
В городе уже идут интенсивные приготовления к этому празднику, - вы же наши освободители! И приветствовать вас вместе с Девой - это честь для горожан!
- Конечно, я передам вашу просьбу! Я уверен, что Лореанна примет ваше приглашение, и завтра утром мы всем войском въедем в город.
Гости, обрадованные, удалились.
Когда Дева проснулась, Анри передал ей просьбу знатных вельмож о празднике в честь её и освобождения города.
На что она ответила:
- Очень хорошо! Этот праздник поднимет ещё более дух нашего войска. Отдых будет настоящим для всех. Нужно не только уметь воевать, но также уметь и веселиться.
Пошлите гонца в город. Мы прибудем утром, ближе к полудню. Да, и ещё, Арни… мой конь пал в битве, раздобудьте мне нового коня к утру…
 Жители Корнеана, узнав о том, что Святая Дева приняла их просьбу прибыть в город, несказанно обрадовались! 
Весть об этом облетела весь Корнеан.
Горожане заметно оживились, они хотели подготовить для Лореанны и её войска поистине торжественный приём.
На большой площади вблизи от замка плотники за ночь возвели пиршественные столы рядами, которые тянулись от края до края.
Люди несли на пиршество все свои припасы: мясо, сыр, вино, сочные фрукты, хлеба, соки, зелень, овощи, ягоды и напитки.
На праздник собрались десятки музыкантов, - приготовления к пиру были в самом разгаре…
________________________________________

Когда Арни вернулся, выполнив распоряжения Лореанны насчёт коня, то застал её в глубоком размышлении…
Подняв голову, она задумчиво обратилась к нему:
- Любезный генерал! Прошу вас, распорядитесь, чтобы узнали об узниках, заключённых в тюремную башню города. Я хочу знать, за что они там находятся, и нет ли там преданных нам людей?
- Миледи! Я полковник! По поводу узников я слышал…
- Нет, мой дорогой Арни! – перебила его Дева, - с этого дня вы Генерал! Правом Главнокомандующей за ваши заслуги я повышаю вас в звании. Отныне вы мой заместитель. Так что там с узниками?
- Я слышал, в заключении только двое. Девушка и молодой мужчина. Нас уверяют, что они - шпионы… Их приговорили к казни, которая должна состояться завтра.
- Шпионы, говорите?… - и Дева задумалась, - когда въедем в город, я хочу их видеть… Тем более, завтра праздник, какая может быть казнь в такой день?
И добавила уже другим тоном, более жёстким:
- Скажите-ка мне, что с герцогом Брунгастом? Где он?
- Герцога захватили в плен, подпоив его, вывезли к воротам, а когда ночью войско вошло в город, его спящего отвезли в наш стан, прямо в телеге. Он в наряде шута до сих пор…
Лореанна рассмеялась:
- В наряде шута, говорите?! Как это получилось?
- По-другому его нельзя было вывезти незаметно.
- Прекрасно! Это именно тот костюм, который он заслужил, - уже серьёзным тоном ответила Лореанна.
Арни продолжал:
- Затем, когда он очнулся, мы перевезли его в городскую башню. Сейчас он в тюремной камере.
- Привезите его сюда, немедленно! Я хочу увидеть его. Где девушки и воины, которые отличились подвигом, захватив герцога?
- Они все здесь, в расположении лагеря, ждали тебя, пока ты поправишься после ранения и встанешь на ноги.
- Позовите их ко мне…
…Двадцать девушек, совершившие почти невозможное, стояли перед Лореанной, с ними вошли те самые воины-«шуты», которые их сопровождали.
Дева-полководец обняла каждую из них, горячо поблагодарила, затем перешла к воинам, точно так же обняла каждого, заглянув им в глаза.
После чего отдала распоряжение офицерам:
- Прикажите казначею выдать всем девушкам по триста золотых, воинам по сто. И ещё, - найдите для девушек в окрестностях или в городе брошенные дома, и отпишите им в собственность , именем Принца, опираясь на мой приказ. Пусть эти дома станут для них родными.
А сопровождавшим их музыкантам и акробатам выразите сердечную благодарность от моего имени, а казначею выдать каждому из них по триста золотых.
- Благодарим вас! - девушки склонились в поклоне.
- Благодарим, Лореанна! – горячо воскликнули шуты.
- Вы будете на празднике? - спросила у красавиц Дева, - или сразу поедете домой?
- Мы хотели бы ещё остаться… - застенчиво отвечали девушки, восхищаясь великодушием Лореанны.
- Хорошо. Тогда отдыхайте… Завтра праздник! Самый крупный город в Хрании освобождён, можно искренне порадоваться нашей победе вместе со всеми жителями города!
Дева, очень довольная, удалилась к себе в шатёр, в окружении преданных ей офицеров. Она сообщила всем о возведении в чин генерала Арни, и здесь же, в шатре, возвела в чин полковника ещё трёх офицеров.
_________________________________

…- Привезли герцога Брунгаста, - сообщил дежурный офицер охраны.
- Введите его! - грозно отчеканила Лореанна.
Герцога под конвоем сопроводили в шатёр.
Брунгаст осунулся за эти три дня, он выглядел как побитая собака, гадая, что его ожидает…
Не привыкло «Его высочество» к тюремной камере, всё больше к роскоши его тянуло… Он же брат самого Принца!
Лореанна долго и пристально смотрела ему в глаза, - тот сразу как-то съёжился под её взглядом, вобрав голову в плечи. Она ещё раз презрительно глянула на герцога, затем уверенно произнесла:
- За ваши преступления против Хрании вы ответите перед Принцем… Я не вправе решать вашу судьбу.
Выйдя из шатра, она сразу приказала отвезти его с усиленным конвоем из ста человек в Пармию, на суд Принца. Что было сделано незамедлительно.
…Через неделю герцога казнили на главной площади столицы Хрании как изменника и предателя. Золото Брунгаста так и не нашли, когда Хранийцы взяли замок после боя, то его подвалы оказались пусты! Эта неразрешённая загадка так и повисла в воздухе…

К утру Лореанне привели нового белого коня. Этот боевой конь был ещё краше и сильнее предыдущего, который, к сожалению, погиб в битве.
Богатая сбруя придавала ему торжественности.
Всенародная любимица легко вскочила на коня, погарцевала немного на нём, и спрыгнула на землю:
- Отличный конь! Как его зовут?
- Гром! - ответили офицеры, - его подарили вам. Мы нашли его у одного известного коневода, решили выкупить. Но коневод с радостью передал его для вас в Дар.
- Прекрасно! Значит, пора на праздник… Горожане нас уже ждут, - повернувшись к Арни, она спросила:
- Готовы войска для торжественного марша?
- Да! Мы можем выдвигаться в путь.
- Прекрасно! Значит, в путь.
Лореанна, вскочив в седло, изящно направила коня в авангард своего войска, где её уже ждали все офицеры.






…Наконец, состоялся триумфальный въезд Девы с войском в Корнеан.
Жители горячо приветствовали свою освободительницу, усыпая путь её следования свежими розами и цветными блёстками. Дева, одетая в новые доспехи, с горящим взором восседающая на белом коне, величаво въезжала в город. В правой руке она держала длинное копьё, на котором красовался родовой герб.
За ней тянулся длинный шлейф огромного войска. Крики тысяч людей, наполненные ликованием и радостью, сотрясали воздух утреннего Корнеана. Всем жителям хотелось увидеть Великую Деву, которая справилась с ненавистным и жестоким герцогом, освободила город от врага.
Процессия двигалась медленно, по главной улице.
В это самое время из боковой улочки выехала повозка с большой клеткой.



В ней везли двух узников из башни - гордо стоящую девушку, и сидящего на полу клетки молодого человека. Их изодранная одежда, измождённый вид и кровоподтёки на лице и всём теле после пыток говорили сами за себя. Только глаза их горели неугасимым огнём надежды… Повозка пересекла птичьи ряды, пустынные в это время, и покатила по улице с постоялыми дворами в направлении центральной площади. Во всех домах ставни были закрыты, и несколько редких прохожих так спешили, что почти не обращали внимания на мрачный кортеж. Один из солдат, сопровождавших узников к казни, пробурчал:
– Похоже, все жители у южных ворот, там, где Дева должна войти в город. Наши судьи могли бы назначить казнь немного пораньше.
– Что ж, придётся поторопиться, чтобы успеть на праздник, – ответил другой.
– Тише! – фыркнул на них ехавший верхом капрал, он был так же недоволен, - слышите, что это?!?
Он поднял руку, повозка остановилась, и все замерли, прислушиваясь…
В южной части города слышался шум многоголосой толпы. Она гудела, как рой встревоженных гигантских пчёл, тогда как в других местах было тихо. Зазвонили колокола соборов. Крики и приветствия усиливались.
- Она уже входит! – возбуждённо вскрикнул стражник.
- Слава Богу! – произнёс другой.
Узница пожала плечами. Она внутри себя не торопила события, но ей хотелось, чтобы вся эта зловещая комедия побыстрее закончилась.
Повозка тронулась дальше, крики толпы приближались…
Вскоре вокруг них уже бушевала восторженная толпа, узники чувствовали себя совершенно одиноко! Никому не было до них дела. Вместе с пожилым капралом и спешившими доставить их к месту казни солдатами, они с Эдвином приближались к своей смерти.
Шум ликования нарастал. Повозка в это время проезжала по краю площади, на которой приговорённых окатила волна оскорбительной радости толпы. Они уже почти выехали с площади. Внезапный протест охватил Шарлотту, - по какому праву она и Эдвин должны умереть, когда на самом деле они, как никто, заслуживают радость победы вместе с ликующей массой людей?!?
В ней вдруг с неистовой силой пробудился инстинкт самосохранения. Шарлотта начала трясти клетку, крепко держась за прутья, и, когда та от яростного порыва зашаталась, собрав все силы, девушка закричала:
– Я не хочу умирать!.. Мы невиновны!.. Невиновны!!!...
Но никто этого не услышал, - вопли толпы заглушили её крики. В мгновение ока площадь была запружена народом. Горожане поспешно разворачивали из окон наружу гобелены, чувствовалась торжественность события.
Повозка внезапно остановилась. Людское море преградило ей путь. Глядя поверх ликующей толпы, Шарлотта увидела недалеко медленно продвигавшийся военный кортеж.
Впереди, на белом коне ехал рыцарь в кольчужном капюшоне на голове. Люди почтительно расступались перед ним.
Сидя в своей клетке, возвышавшейся над толпой, осуждённая скорее почувствовала, чем поняла, что это и есть Великая Лореанна. Её волнение внезапно прошло, и она сама не могла понять почему. Широко раскрыв глаза, смотрела она на ехавшую впереди девушку-полководца.



На ней были красивые доспехи, блестевшие так, словно сделаны из серебра. Одной рукой она держала поводья, в другой - копьё, на вершине которого был прикреплён треугольный штандарт.
По обе стороны ехавшей Девы шли по одному пешему воину. В руках у них развевались войсковые знамёна.
Толпа, подобно растревоженному пчелиному улью, гудела всеобщим ликованием. Со всех сторон неслось:
- Слава Корнеанской Деве! Вовеки Слава! С-ла-в-а!!!
Лореанна вдруг резко сдёрнула со своей головы кольчугу, и прекрасные золотистые волосы снопом искр брызнули на Свет Божий, радуя тысячи глаз восторженных горожан. Толпа взревела вновь, – многие из людей впервые увидели, насколько Дева величественна и красива!...
Среди всего этого восторга узница видела лишь юную прелестную девушку верхом на белом коне, её ясное лицо, короткие отливающие золотом волосы, синие, лучистые глаза.
Мужчины и женщины старались дотронуться до её руки, доспехов, или хотя бы коснуться коня. Она ласково улыбалась всем людям, придерживая Грома, беспокоясь о том, чтобы те не попали под копыта.
Какой-то юноша восторженно махал проезжавшей Деве факелом, случайно зацепил пламенем одно из знамён рядом с ней, - оно загорелось. Лореанна молниеносно схватила загорающийся край знамени резким движением, и, проведя голой ладонью по пламени, затушила его.
Толпа неистово взревела от восторга.
За спиной Девы Шарлотта разглядела барона Яна Корнеанского на гнедой лошади. Рядом с ним степенно и величаво продвигались ещё несколько вельмож, неизвестных её.
Повозка поравнялась с процессией, и взгляд Лореанны вдруг упал на узников в железной клетке, смотревшими на неё умоляющими глазами. Если бы этого не произошло, то Шарлотту и Эдвина могли бы довезти до места казни…
В этот же самый миг Шарлотта встретилась глазами с Великой Девой. Их взгляды пересеклись, подобно молниям, высекая искру мгновенного понимания! Повелительным жестом Дева остановила шествие. До клетки оставалось около десяти шагов.
Лореанна обратилась к Арни, который ехал верхом позади неё:
- Узнай, будь так добр, кто это такие и куда их везут?
Толпа расступилась перед офицером, образовав живой коридор. Жители замерли, воцарилась полная тишина, присутствующие жадно ловили каждое мгновение происходящего. Сейчас, по-видимому, должно что-то произойти. Что-то очень важное для неё! Все люди вокруг это почувствовали…
Дева неспроста остановила шествие.
Арни подъехал к повозке и спросил:
- Куда вы везёте этих несчастных? И кто это?
- Это Артийские шпионы… - отвечал капрал, - они приговорены, мы сопровождаем их к месту казни.
- Мы не шпионы!!! - вдруг закричала Шарлотта, - нас подставил под удар барон Фальк! Он и ещё пять судей продались Артийцам!
- Молчи, негодница! - и стражник попытался ударить её древком копья, но Арни остановил его окриком:
- Стой, мерзавец! Не сметь бить её!
- Меня предупредили о коварстве узницы. Я обязан выполнить приказ - доставить осуждённых на казнь! - боковым зрением стражник заметил, как на белом коне к ним подъезжает очень красивая девушка в доспехах.
- Погоди, Арни, постой, не горячись… - Дева подъехала совсем близко к повозке, - кто отдал приказ их казнить? - учтиво, даже как-то вежливо спросила она у пожилого стражника.
- Королевский суд! Она шпионка, лазутчица, и вскоре её должны казнить, - отвечал капрал.
- Казни не будет! Я вам приказываю, - освободить их немедленно! - и Дева, выжидая, наклонилась вперёд в седле.
Глаза её оставались спокойными и уверенными.
- Никто не может мне приказывать, кроме моего прямого начальства! - не совсем уверенно ответил капрал, смотря на крепких воинов, подъехавших к ней.
- Эй ты, недотёпа! - крикнул ему один из офицеров, - ты что, слепой? Не видишь, кто с тобой говорит?
Лореанна подняла руку, успокаивая своих офицеров, и повторила:
- Вы слышали мой приказ?! Именем Принца Бастиана, повелеваю вам - освободить узников!...
За всей этой картиной внимательно наблюдали тысячи восторженных горожан.
- Ну, как прикажете, миледи! - буркнул туповатый капрал, - только мне нужна бумага, что вы отдали такой приказ, - меня тоже ведь могут казнить за то, что я отпустил их…
Дева обратилась к Арни:
- Где мой писарь?
- Я здесь, миледи! – послышался ответ позади неё.
- Напиши этому капралу мой письменный приказ:
«Я, Дева Лореанна, Главнокомандующий королевским войском, приказываю освободить узников тотчас же! Под мою личную ответственность. Число, подпись, год». Писарь тут же написал отменным почерком текст, присыпал песком. Дева подписала его гусиным пером. Писарь вручил свиток стражнику:
- Этого довольно?
Капрал, по-видимому, был безграмотным, так как, взяв свиток в руки, долго его разглядывал, и даже дважды перевернул вверх тормашками. Он читать явно не умел, но искал нечто другое в документе, это было видно.
- Здесь не хватает печати… - и стражник обескуражено взглянул на Деву.
Он начинал смутно догадываться, кто перед ним, но ему не хватало мозгов, чтобы прозреть. Наконец он робко спросил, уже заискивающим тоном:
- Так вы и есть та самая знаменитая Лореанна? - только сейчас до этого тугодума дошло, кто перед ним стоит.
Толпа вместе с ближайшими воинами безудержно расхохоталась:
- Безмозглый баран! Разуй глаза! – Арни не выдержал, бросив эту фразу в лицо капралу.
  При этом, повернувшись вполоборота к друзьям, подмигнул им.
- Вот тебе наши печати! - с этими словами с десяток добрых воинов вытащили свои мечи, при этом скроив страшные, свирепые рожи.
Они готовы были, казалось, незамедлительно проткнуть насквозь всю его команду… Спектакль был разыгран отлично. Никто из них не собирался убивать ни капрала, ни его подчинённых.
- Мы взяли этот город, значит, мы здесь и распоряжаемся, кто будет казнён, а кто нет… - отвечала Лореанна, смеясь над выходкой своих воинов, - отпустите их.
Стражники, перепуганные таким натиском, и поняв, что дело нешуточное, мигом открыли клетку и выпустили оттуда бледных узников.
Шарлотта с радостным криком бросилась к Лореанне, припав головой к её седлу:
- Благодарим вас, Великая Дева! Вы спасли нам жизнь, и теперь мы обязаны вам своей…
Златовласка мягко подняла голову узницы и спросила:
- Как твоё имя, милая?
- Шарлотта. А это… - мой любимый Эдвин… он капитан королевской гвардии, - и она кивнула в сторону освобождённого узника.
- Вот что, Шарлотта и Эдвин! Полезайте-ка в ближайшую повозку, - когда прибудем на место, расскажете мне всё, как есть.
Её нежный и мягкий взор был обращён к измученной Шарлотте, он излучал только любовь и участие…
Узница, со слезами на глазах от счастья, повиновалась. Солдаты помогли им сесть в повозку, и процессия, как ни в чём ни бывало, продолжала свой путь по утренней, залитой солнцем центральной улице города…
Добравшись до замка, Лореанна сама изъявила желание, чтобы Шарлотта и Эдвин остались при ней. Распорядившись насчёт бывших узников, она попросила привести их в порядок, - все тюремные лохмотья сжечь, их самих отмыть, накормить, и одеть согласно их статусу. Через два часа чистая, умытая и одетая Шарлотта сидела под ветвистым деревом в саду замка и наслаждалась свободой.



Внезапно за её спиной раздался приятный голос:
- О!… Да ты, оказывается, знатная дама!
Шарлотта обернулась.
Лореанна, улыбаясь, смотрела на неё.
Баронесса припала к её руке, покрывая поцелуями:
- Вы спасли нас от смерти! Хвала Небесам, вы появились вовремя!
- Ладно, ладно, довольно, - мягко освободила руки от поцелуев Дева, - чуть позже, за столом, расскажешь мне, - почему ты оказалась в темнице, кто тебя туда упрятал и многое другое? Нам же нужно знать правду, не так ли?
- Да, Великая Лореанна! Обязательно я всё вам подробно расскажу!
…Проведя весь оставшийся день рядом с Лореанной, Шарлотта украдкой наблюдала за ней.
Дева очаровала её настолько сильно, что у Шарлотты захватывало дух от восхищения. Временами Шарлотта даже забывала об Эдвине. Когда же она думала о нём, её охватывало смущение. Память прошлого рисовала ей картины слишком волнующие. Рядом с Лореанной, такой простой и чистой, подобные воспоминания казались ей грехом.
Многие люди в городе считали Деву Святой, хотя она была земной и естественной. Она смеялась искренне и заразительно в минуты веселья, но когда это требовалось, умела гневаться так сильно, как никто из её подчинённых.
В полдень, проходя мимо комнаты Девы, дверь в которую была открыта, она услышала голос Лореанны:
- Зайди ко мне, Шарлотта!
 Девушка вошла, разглядывая комнату.
- Помоги мне, пожалуйста… - попросила Лореанна, и кивком головы показала на доспехи.
Шарлотта, рассматривая одну из латных рукавиц Девы, смущённо спросила тихим голосом:
- Позвольте мне стать вашим оруженосцем?.. Я почла бы за честь служить вам, облачившись в мужские одежды, чтобы не привлекать к себе внимания…
- Мои красавцы-офицеры потеряют голову от такого очаровательного оруженосца! – улыбнулась Дева, – вы слишком красивы и соблазнительны, чтобы жить среди солдат, даже в мужской одежде. Ведь они совсем не ангелы, скорее наоборот, а в вас есть то, что способно пробудить в них худшие инстинкты. Толкнуть их на ссору, например, или вызвать безудержную ревность…
Шарлотта печально вздохнула, но настаивать не стала.
Чуть позже она наблюдала, как Дева гарцует верхом на плацу, готовя солдат к праздничному смотру.
Среди офицеров блестели тёмные доспехи пришедшего в себя Эдвина.
Шевалье до заключения был капитаном королевской охраны, видно, по привычке, да и по полному праву занял своё место рядом с Лореанной. По долгу своего звания он находился рядом с Девой, но, странное дело, Шарлотта не испытывала никакой ревности! Эта девушка удивительно умела гасить всякие чувства, таившиеся в глубинах её души. Шарлотта была убеждена, что, пока молодой человек следует за Лореанной, с ним ничего не случится. Дева внушала безграничное доверие!...
______________________________________

К вечеру, после смотра, состоялся грандиозный пир в честь победы. Люди веселились, ликование наполнило площадь, пели песни и танцевали. В поселениях вокруг города люди тоже праздновали победу, радуясь свободе. Казалось, воздух, - и тот был наполнен счастьем и гармонией. Два дня и две ночи подряд длилось веселье.



У Шарлотты было достаточно времени, чтобы рассказать Деве о продажности судей. Особенно подробно баронесса объяснила все тонкости интриг барона Фалька, который вместе с чёрными жрецами Артии подделывал любые улики в свою пользу.
Так она и попала в темницу, оклеветанная Фальком, а продажные судьи служили ему. От вынесенных ими приговоров пострадало множество Хранийцев, в основном, те, кто поистине был верен Королю.
Когда Дева узнала правду об этих скрытых, подлых изменниках, она вознегодовала! Незамедлительно последовал приказ арестовать барона Фалька и пятерых верховных судей Корнеана.
В ту же ночь их арестовали в собственных домах, разбирательство много времени не заняло, от страха те начали перекладывать вину друг на друга, чем доказали своё предательство и лживость.
На суде Фальк пытался оправдаться текстами писем Шарлотты, но тонкости подделки Лореанне уже были известны. Выслушав обвиняемых, с ненавистью глядя на них, Дева сухо вынесла окончательный приговор:
- Виновен! Виновны! Казнить всех!
Наутро их повесили как предателей и врагов Хрании показательно, на главной площади Корнеана, для того, чтобы все жители запомнили, какая участь, независимо от званий и статуса, ждёт любого Хранийца за предательство.
По иронии судьбы, петля, которую Фальк готовил для Шарлотты, плотно затянулась на его же собственной шее…
______________________________________

Шарлотта за короткое время смогла подружиться с Девой, стала её постоянной спутницей, не отходя от неё ни на шаг. Лореанну устраивало общество бывшей узницы. Всё-таки она тоже была девушкой, но ей всегда хотелось иметь настоящую подругу. Молодая баронесса нравилась ей тем, что обладала острым умом и умением мгновенно анализировать любую ситуацию. Общение с ней очень помогало Деве находить правильные решения.
Лореанна определила её в войско, что позволило девушке находиться рядом с ней не как подруге, а законно, в качестве её личного оруженосца.
Офицеры штаба обрадовались такому милому изящному оруженосцу. Они, шутя между собой, переговаривались:
- В нашем полку прибыло!...
Это были суровые солдаты, - им приятно было наблюдать за красивой девушкой. Также они понимали, что в своём оруженосце их Полководец обрела близкого Друга.
Учитывая знатное происхождение и прежние заслуги шевалье Эдвина, Лореанна решила, что он достоин звания капитана роты её личной охраны. Так волею судьбы любимый Шарлотты находился почти всегда рядом.
Через месяц Шарлотта и Эдвин поженились, - всё войско праздновало эту свадьбу…
________________________________________

…После блестящей победы Хранийского войска над Артийцами при Корнеане, Лореанну впоследствии стали величать не иначе, как «Корнеанская Дева». В то время, пока Великая Дева одерживала победу за победой, изгоняя врага с родных земель, чёрные жрецы плели против неё коварные сети.
Они собирали по крупицам сказанные ею слова, отданные приказы, письменно или устно, слухи и сплетни о ней, которые сами же и сочиняли…
Постепенно шла тщательная подготовка к уничтожению неугодной предателям Воительницы, любыми путями, собираясь использовать для этого клевету… Дева не знала также о том, что всё награбленное герцогом золото чёрные жрецы успели вывезти из города за двое суток до битвы в неизвестном направлении. Убедив герцога, что на всякий случай золото следует хорошенько припрятать в одном из принадлежащих жрецам замков, где его сохранность будет более надёжной, чем в сокровищнице Корнеана. Герцог дал своё согласие, понимая, что в случае захвата города он может потерять все свои накопления.
 Глубокой ночью золото втайне погрузили на двадцать пять повозок. Драгоценный груз в пути охранял отряд из пятидесяти человек. Это были молчаливые, самые доверенные воины герцога. Груз сопровождал Верховный Артийский жрец Цубей.
По пути следования через лес на них неожиданно со свистом напала сотня разбойников, нанятых жрецом. Охрана была перебита. По его приказу золото отвезли в тайное место. За это разбойники получили богатое вознаграждение.
Украденные у герцога сокровища позже Цубей перепрятал с помощью своих «Хранийских» жрецов, в место, известное только им…
Чёрные жрецы готовили для Светлой Девы самую отвратительную мерзость, когда-либо существовавшую на Земле и под Небесами…
_____________________________________

Было раннее утро, окутанное тишиной, в воздухе чувствовалась свежесть. Лореанна, выйдя из шатра, широко раскинув руки, наслаждалась первыми утренними лучами солнца. Эдвин, увидев, что она уже проснулась, направился к ней.
- Шевалье, вы когда-нибудь спите? – улыбаясь, задала вопрос Дева.
Эдвин смутился:
- Да, миледи! Не волнуйтесь за меня.
Рядом из шатра появилась Шарлотта. В руках она держала маленький поднос, на котором, разнося аромат, дымилась чашечка горячего чаю. Лореанне нравилась откровенная забота её оруженосца.
- Спасибо, милая Шарлотта!
Взяв чашечку в руки, она глубоко втянула в себя исходящий аромат. Сделала небольшой глоток, прикрыв от удовольствия глаза.
Послышался топот лошадиных копыт. Все обернулись на этот звук. По дороге, ведущей в лагерь, к ним галопом стремительно приближался всадник. Подскакав и резко осадив коня, он вытащил из дорожной сумки конверт, протянул Эдвину:
- Срочная депеша из столицы!
Эдвин взял конверт и передал Лореанне. На конверте красовалась личная печать Принца.
Дева резким движением открыла конверт, и прочитала депешу. В ней было написано следующее:
«Милая Лореанна! Спешу тебе сообщить, что настаёт тот день, когда по Воле Господней мне предстоит взять на себя весь тяжкий груз правления нашим королевством. Ты исполнила своё обещание, данное мне, доказав это своими победами. Благодаря моему покровительству ты одержала много славных побед с моим войском. Зная об этом, народ Хрании сам решил, что я достоин стать Королём. Тебе незамедлительно следует прибыть в столицу, взяв с собой часть войска из тысячи отборных воинов. Самых преданных тебе военачальников оставь с основным войском. Твоя Победа в Корнеане ускорила мою коронацию, как законного наследника престола, которая состоится двадцатого числа. Твой будущий Король Бастиан».
Прочитав депешу, Дева про себя подумала:
«Коронация через пять дней, до Пармии два дня пути. Успеем…»  Повернувшись к капитану личной охраны, она приказала:
- Эдвин, найдите Арни и передайте ему, чтобы он собрал офицеров войска и прибыл с ними в шатёр.
Скоро офицеры собрались.
- Господа офицеры! От Принца Бастиана пришла депеша с приглашением прибыть в столицу на его коронацию с тысячью солдат войска. Со мной поедут десять офицеров. Арни, ты тоже едешь со мной. Основные силы войска останутся здесь, в Корнеане. Помните, что враг ещё не до конца разбит! Пока меня не будет с вами, не расслабляйтесь, будьте в полной боевой готовности! Полковник Генри, остаётесь вместо меня! Нам предстоит очередной марш к городам, занятым противникам. До нашего возвращения ничего не предпринимайте. Арни, подготовь тысячу лучших солдат. Завтра же в путь!




Ускоренным маршем отборное войско Лореанны, сияя новыми доспехами, добралось до окраины столицы.
Дева с небольшим отрядом из пяти высших офицерских чинов и десяти воинов охраны во главе с Эдвином отбыла в город.
Восхищению и радости горожан не было предела, когда они узнали, кто именно въехал в столицу.
Власти города через каждые сто ярдов улицы расставили по стражнику, чтобы горожане не мешали проезду Девы с её эскортом к Собору.
Крики радости и ликования при виде Полководца доносились с улицы до Принца Бастиана, - таким образом, он узнал о её прибытии. Жители следовали за Девой, толпа людей быстро росла.
Будущий Король решил оказать честь Лореанне и встретить её у входа в Собор.
Верховная Главнокомандующая королевского войска в сопровождении своего начальника охраны и двух высших офицерских чинов поднялась по ступеням Собора, под ликующие крики:
- Да здравствует Святая Дева-Победительница!...
Лицо Принца при этих криках налилось багровым румянцем, даже его, будущего Короля, так восторженно никогда не приветствовали!... В его душе затаилась обида и червячок оскорбительного чувства. Он, не справившись с обуревающим его гневом, наигранно, расставив руки для объятий, встретил Деву словами:
- Здравствуй, Лореанна! Дай я обниму нашего национального Героя! С прибытием! Надеюсь, дорога тебя сильно не утомила?
Подойдя к ней, он обнял её на глазах у сотен людей, наблюдавших эту сцену с площади.
- Ваше Высочество! Вы слишком высокого мнения обо мне. Я недостойна вашей похвалы и тем более этих восторженных криков ваших подданных. Только Вы достойны всех этих почестей, я же Ваша покорная слуга, и всего лишь выполняю свой долг.
Если бы вы не поверили мне при нашей первой встрече, считайте, что ничего этого бы и не было… Ой! Простите, Ваше Величество! – Дева сделала реверанс, несмотря на то, что была в доспехах. - Я имела в виду воздаваемую мне Славу, а не вашу коронацию. Вы - самый настоящий и достойнейший Король Хрании!
Бастиан при этих словах тут же сменил гнев на милость внутри себя, и уже от чистого сердца, счастливый, произнёс:
- Милая моя Дева! Вы недооцениваете себя. Скромность вас украшает, это бесспорно! Я рад, что не ошибся в вас, и не стоит извинений, вы заслужили эту Славу.
Достойная ученица Кайдена, взяв будущего Короля за руку, произнесла:
- Позвольте, Ваше Высочество?!
Бастиан не сопротивлялся. Дева, повернувшись к ликующей толпе, вывела Принца на край крыльца, подняла его руку, и громким голосом прокричала:
- Жители Пармии! Приветствуйте самого Мудрого Короля в истории Хрании! Если бы не его мудрость, мы до сих пор находились бы под игом Артийцев. Да здравствует наш Король! Да здравствует Король Бастиан!
Толпа мгновенно подхватила:
- Да здравствует наш Мудрый Король!...Слава Королю!...
Принц, смутившись, прошептал:
- Лореанна, дорогая, я же ещё не Король…
- Уже Король, ваше Величество, вас прежде короновал Бог и весь народ Хрании! А церемония – это формальности…
Принц, светящийся от счастья, уже по-королевски высоко поднял голову, и с пафосом произнёс:
- Церемония начнётся через два часа. Необходимо ввести в город мои отборные королевские войска, прибывшие с вами, для придания коронации торжественности. Распорядитесь, чтобы они по пятьсот человек расположились полукругом по обеим сторонам площади перед Собором. Вы, дорогая Дева, по центру, с моими офицерами. Я всенародно поздравлю вас как достойного Полководца моей армии, и церемония коронации будет, как и положено, достойна моей Победы над Артийцами!... Не без вашего участия, дорогая Лореанна! - с какой-то холодной таинственной ноткой в голосе добавил он.
Воительница, конечно же, обратила внимание на его тон и поведение, но ей это было совершенно безразлично.
Ей хотелось как можно быстрее покинуть столицу и вернуться к своим верным войскам, чтобы закончить эту затянувшуюся войну. Она мечтала исполнить своё предназначение и вернуться в лес к дедушке Кайдену, по которому после того, как он её вылечил, она очень скучала, и не было дня, чтобы Дева о нём не вспоминала.
Принцу она чётко, звонко ответила:
- Как прикажете, мой Король!
…Спустя час Дева с эскортом вернулась из Пармии к своим солдатам за пределы города, передала приказ Принца офицерам. Прозвучали трубы, оповестившие общий сбор, колонна, выстроенная ровными рядами, тронулась в направлении Соборной площади.
Ещё через полчаса в город торжественно проследовала тысяча солдат, - отборных королевских войск во главе с Девой.



Люди приветствовали их с крыш домов, все улицы по пути к Собору были заполнены народом, под ноги им бросали цветы, громко крича:
- Да здравствует Король! Слава войску Короля! Слава Корнеанской Деве!
Доехав до Соборной площади, как и приказал Принц, тысяча воинов заняла своё место, расположившись на площади полукольцом.
Лореанна в центре, вместе со своими офицерами клином, - генерал Арни с десятью лучшими гвардейцами личной охраны Девы развернулся лицом к площади, прикрывая спину своего Полководца.
Вскоре на крыльце Собора появился Принц Бастиан со своей свитой. Он щурился от ярких лучей солнца, его камзол отливал золотом, богато расшитый драгоценными камнями, сиял на солнце. Принц, окружённый сиянием, чем-то неуловимо напомнил Деве о двух Посланниках у ручья…
Она вдруг ясно их вспомнила.
Принц обратился к народу:
- Достопочтимые жители Хрании! В этот торжественный день я хотел бы отметить заслуги Девы Лореанны, которая по моей милости возглавила наши войска. Освобождён город Корнеан, второй по значимости после столицы. Взят в плен мой брат-предатель герцог Брунгаст, вы все помните, как он недавно был казнён за измену. Освобождена большая часть нашего королевства, остались приграничные города. Мне хотелось бы выразить признательность моим верным военачальникам, храбрым солдатам, и нашему Герою – командующей моими войсками – Корнеанской Деве Лореанне! За её заслуги я жалую ей титул маркизы и замок Лакерен, с прилегающими к нему землями и поселениями. Поприветствуйте нашу Героиню!
- Да здравствует Дева-воительница! Да здравствует наш справедливый Король!... - гулом пронеслось над площадью.
Бастиан продолжил:
- Вы хотите, чтобы я стал вашим Королём?
- Да-а, вы наш Король! Да здравствует Король Бастиан! - прогудела толпа.

…Через час состоялась пышная коронация.



Дева, присутствуя на ней, радовалась за Принца, - наконец-то он стал Королём!... С её помощью, разумеется, - без её блестящих побед в затяжной войне, без освобождения Корнеана, без пленения герцога Брунгаста болтаться бы этому горе-Принцу на висельной верёвке… Но, к сожалению, королям несвойственно чувство благодарности… Или не всем королям… - невесело подумала девушка.
Пышная церемония коронации вдохновила её на новые битвы. Она стояла в Соборе, и слёзы счастья лились у неё из глаз. Как бы ей хотелось, чтобы новый Король заботился о своём собственном народе! Хоть бы он понял, как трудно живётся простым людям и своим правлением облегчил им жизнь!
…Не знала Святая Дева о подлости и коварстве этого новоиспечённого Короля. Всё, что его по-настоящему занимало, - это безграничная власть, золото и женщины. Заботиться о своём народе Бастиан не собирался, - не видел в этом никакой выгоды. Знала бы Дева, какое чудовище она возвела на трон, то сама бы его и прикончила под страхом смертной казни ещё на площади, до коронации! Но всего этого ей пока знать было не суждено…
Разодетая свита и приближённые Бастиана обратили внимание на Деву, которая не скрывала слёз, и по рядам собора прокатился сдавленный шепоток:
- Дева плачет! Корнеанская Дева пустила слезу…
Лореанне было абсолютно всё равно, что скажут о ней придворные, ей хотелось обратно в войско, которое она уже привычно называла «своим», но всегда помнила о том, что она является одним из вассалов Монарха. На самом деле её Дух был гораздо сильнее духа Короля.
Изнеженный и капризный сын старого Короля Фердинанда не тянул на полководца. Не говоря уже о возможности ведения им боевых действий. Дева же справлялась с этой задачей великолепно!
Сразу после коронации Бастиан вышел на площадь перед Собором, где многотысячная толпа кричала ему: «Слава Королю!»
За ним следовала Лореанна, - Король взял её за руку и поднял высоко над головой. Этот жест означал своеобразный символ союза Короля и Девы-полководца. Площадь взревела с новой силой, крики восторга прокатились волнами по всем улицам, - народ ликовал!
Триумф Девы был налицо! Такой Великой славы мало кто удостаивался за последние сотни лет!...
Одно дело – зыбкое положение при дворе, другое дело – всенародная любимица, которую боготворит весь Народ!

_______________________________________

…На следующий день отряд Лореанны двинулся в обратный путь, к Корнеану.
Бастиан стал Королём, и теперь её душа немного успокоилась, - первая предсказанная миссия была успешно выполнена!





  По возвращению из столицы Дева вновь возглавила своё войско. Отдав распоряжения насчёт пополнения провизии для предстоящего броска, она решила уединиться в своём шатре, приказала её не беспокоить. Погрузилась в глубокие размышления, планируя следующий боевой поход.
Больше всего её тревожил один естественный вопрос, она хотела его окончательно решить, раз и навсегда!
Лореанна прекрасно знала о том, что почти всё войско влюблено в неё. Она постоянно замечала, как откровенные взгляды мужчин мысленно раздевали её, никто особо старался не подавать вида, что это так, каждый раз стыдливо отводя глаза, понимая, что она может заметить их непристойную похоть. Но… эти взгляды невозможно было скрыть от женской интуиции.
Да и как можно было не обратить внимание на такую красавицу?!? Это было естественным, во всём войске Лореанна была единственной свободной женщиной, их мужская природа брала верх. Она прекрасно это понимала.
Мужчины, в большинстве своём лишь замечали прекрасные внешние черты её лица, женственные формы юной красавицы. Но из глубокого к ней уважения учитывали также человеческие и душевные качества своего Полководца.
Ей, как женщине, это, естественно, нравилось…
Но было крайне необходимо в тяжёлых условиях, чтобы её воспринимали не как женщину, а как их Верховного военачальника, и только!... Война есть война.
В этом Деве помог один случай:
Однажды один молодой солдат во время привала, напившись вина, бахвалился у походного костра в окружении своих товарищей, что якобы Лореанна перед взятием Корнеана обходила посты, и он ей настолько понравился, что она не удержалась, и овладела им, подарив самую волшебную ночь в его жизни…
Понятное дело, обычная мужская пьяная болтовня...
Эти слова солдата случайно услышала сама Дева, проходившая в этот момент по лагерю. Она вплотную подошла к болтуну и, глядя прямо в глаза, уверенным, волнительным тоном произнесла:
- Значит, милый, говоришь, что я настолько влюбилась в тебя, что не смогла удержаться от соблазна тут же овладеть тобой, забывая, что я женщина, а не мужчина? Хоть бы постеснялся, мой бравый воин, своих товарищей, говоря, что не ты овладел, а тобой овладели. Наконец-таки я тебя нашла, все ноги сбила, пока увидела тебя здесь, мой суженый!
Молодой солдат с широко открытыми глазами, моментально протрезвев, в ужасе упал на колени и стал возбуждённо умолять о прощении. Вокруг воцарилась полная тишина.
Дева ещё серьёзнее спросила:
- Так ты будешь на мне жениться или нет?!? Раз обесчестил своего Полководца, то женись! Или ты против? Говори же, ответа жду не только я, но и твои товарищи!
Бедный юноша, плача навзрыд, начал быстро умолять:
- Прости меня, о, великодушная, великая Дева!!! Сам дьявол, видно, говорил устами моими. Сам бы я никогда не смог даже и подумать об этой лжи. Я готов принять смерть от твоей Святой руки прямо сейчас за такой непростительный грех с моей стороны!
Он выхватил из-за пояса кинжал и протянул ей:
- Я недостоин жить! Не вспоминай меня плохими словами. Убей меня своей рукой…
Лореанна подняла его с колен:
- Ты помог мне одержать ещё одну победу… над дьяволом, что овладел тобой! За это ты заслуживаешь награды, мой верный воин!
И она поцеловала его в щёку.
После этого все присутствующие преклонили перед ней колено, положа руку на сердце, в один голос воскликнули:
- Вы поистине Святая! Наши жизни принадлежат вам!..
Дева задумчиво улыбнулась:
- Я знаю, мои храбрецы, что вы готовы отдать жизнь за меня, - спасибо вам! Вы все одинаково мне дороги!...
И она медленно удалилась, исчезнув в темноте.
Около костра ещё долго не раздавалось ни звука…
После этого случая уважение к Деве возросло неимоверно!
Видно, по Божьему промыслу, в ней сочетались прелести женщины с мужеством и стойкостью Великого Полководца! Все мужчины войска поверили в это, и потому боготворили её!
Но, несмотря на все её заслуги, по окрестным селениям и городам кто-то непрестанно пытался очернить Корнеанскую Деву.
Масла в огонь добавляли всевозможные слухи о волшебной силе Святой Девы, о том, что её учил добрый волшебник, а по другой версии, могущественный колдун... Никто толком правду не знал, но слухи неумолимо распространялись…
Вот и недавно, после победы в Корнеане по стране поползли сплетни - зловещие, тёмные и непристойные. Недобрые языки болтали, что в победах Деве помогает сам дьявол, якобы она даже с ним спит… В общем, несли всякий бред…
Слухи эти были заслугой чёрных жрецов. Им нужно было максимально очернить Деву в глазах людей, поэтому они наняли сплетников.
Продажные нелюди выбирали торговок на рынках и большие сборища людей, громко обсуждая между собой тему сплетен. Бывали случаи, когда лжецов отлавливали, и, особо не церемонясь, вешали их где-нибудь в лесу.
Освобождённый Народ мстил за клевету против Девы. Все верили, что она Святая и послана Небесами.
Популярность Верховной Главнокомандующей была настолько велика, что порой люди забывали имя своего Короля, но имя Девы у всех было на устах!
Лореанна знала о любви народа Хрании, чувствуя себя от этого неловко. Она не считала себя великой, и тем более Святой, она лишь исполняла Волю Творца, своё предназначение по праву рождения...
Она знала, что Он действует через неё, но не командует, как чёрная сила, не повелевает, не унижает, а даёт право выбора! Ошибку можно допустить лишь самостоятельно, если не слушать внутренний голос Всевышнего.
___________________________________

Однако вернёмся к мужским взглядам.
Последнее время, особенно когда она приблизила к себе Шарлотту, и выдала её замуж за капитана своей охраны, Лореанна заметила во взглядах приближённых офицеров некую надежду… Эти взгляды, мягко говоря, были явно двусмысленными. Она видела незримую борьбу в их душах и противоборство между ними, заключающееся в том, кому же из них она может отдать предпочтение?
Чтобы прекратить эти надежды на взаимную симпатию, а также укрепить дисциплину среди командного состава армии, Дева решила созвать всех офицеров на откровенный разговор.
Она пригласила все высшие чины в свой шатёр, выступила вперёд, и серьёзным тоном начала:
- Уважаемые господа офицеры! Я собрала вас вот по какому поводу: вы все прекрасно знаете, что многим из вас я не безразлична как женщина. Не думайте, что я этого не замечаю. Кстати, вашего противостояния тоже…
Я не буду отрицать, что именно ваша любовь ко мне помогла одержать эти великолепные победы над врагом.
Но с недавних пор я заметила со стороны некоторых офицеров явно двусмысленные взгляды, направленные в мою сторону… Их глаза говорили так красноречиво, что разгадать мысли хозяев этих взглядов было очень легко… От женской интуиции ничто не ускользает, - женщина сердцем чувствует то, что от мужчин скрыто…
- Скажи нам, Лореанна, кто осмелился оскорбить тебя даже взглядом? - скрипя зубами и сжимая кулаки, гневно процедил Арни, - мы разорвём его на куски!...
Эдвин и ещё два офицера рванулись к нему, всем видом показывая, что они поддерживают эти слова.
Дева жестом остановила генерала:
- Боюсь, мой дорогой Арни, тебе придётся разрывать на куски слишком много ценнейших для всех нас людей, и наше войско заметно поредеет от такого благородного рвения… Я не буду сообщать вам имена этих достаточно смелых и верных людей, вполне понимая их естественную мужскую природу… Скажу только одно:
- Я всех вас люблю одинаково! Но - как братьев!
Вы все мне дороже, чем моя собственная жизнь, я для вас лишь командир, и не более! Для меня на войне любви быть не может!... Вероятно, когда война закончится с Божьей помощью, тогда я, возможно, смогу подумать о своей личной жизни, если доживу до полной победы над врагом.
Пока же я даже думать об этом не буду, не хочу и не имею права, как ваш Полководец. Я думаю, вы все меня поймёте, и не будете судить меня строго за это моё решение… Вам есть над чем поразмыслить…
Дева замолчала, выжидающе окидывая взглядом присутствующих.
Все офицеры вытянулись по стойке «смирно», и учтиво поклонились своему командиру, показав этим своё полное повиновение и уважение:
- Ваша воля для нас закон, Дева! Разрешите идти?
- Да, конечно. Возвращайтесь к своим обязанностям.
Повинуясь, военачальники покинули шатёр.
____________________________________

После разговора с офицерами Лореанна решила прогуляться по лесу. Ей захотелось побыть одной у родника, скрыться от всех глаз.
Как только девушка присела над водой, разглядывая своё отражение в небольшом озёрце, образованным чистым ключом, внезапно появились прямо над водой те самые две фигуры в золотом сиянии, которые её являлись, когда ей было четырнадцать лет. И тогда в лесу тоже был родник. Один из посланников, сияя золотом, обратился к ней:



- Дева Лореанна! Ты помнишь нас?  Нынче предупреждаем тебя о том, что тебе суждено пройти ещё одно испытание! Берегись сладких обещаний Короля и его свиты. Они могут быть обманчивы. Помни о своём предназначении… Тебя очень часто последнее время люди в народе начали называть: «Пламенная Дева». Эти слова формируют твою жизнь, твою судьбу… Конечно, речи твои пламенны и вдохновляют всех, - и воинов, и простых жителей, но знай, что огонь имеет обратную сторону….
- Кто вы? Как вас зовут? - восхищённая Лореанна встала перед ними на колени, почти ослеплённая сиянием, исходившим от них.
- Мы пока не можем назвать себя, но скоро ты встанешь в наши ряды, и тогда сама узнаешь всё, что тебе будет положено… Тела, которые ты видишь, не физические, - они пронизаны светом Творца, и поэтому не все выдерживают это высшее сияние, многие сразу слепнут, а иные падают замертво. Нас могут видеть только достойные любви Бога. Ты же выдерживаешь наш Свет, значит, ты чиста, и гораздо более близка к нам, чем к людям… Ибо твой незримый Свет подобен нашему - он един, видимый и невидимый…
Фигуры начали медленно растворяться в воздухе. Лореанна протянула руки к ним, не желая расставаться, и в следующий миг упала рядом с родником на траву от переизбытка нахлынувших чувств…
Очнулась она в своей кровати. Воины, шедшие за водой, обнаружили её лежащей без сознания у родника, и бережно перенесли в её шатёр…
______________________________________

Частенько и раньше Дева размышляла о будущем на берегу ручья….
«Война когда-нибудь закончится, она вернётся в мирный лес, к старцу Кайдену, ещё многому обучится у него. Как было прекрасно разговаривать с ним долгие часы в его доме, познавать мир через его рассказы. Она очень хотела обрести такую же мудрость, как и у старца. Лореанна вообще не представляла себе дальнейшей жизни без её дедушки, ставшего родным!»
У неё пока были только такие планы на будущее.
Но, с другой стороны, её иная, женская природа, шептала о том, что после окончания войны она вполне реально сможет выйти замуж. Но лишь за того, кто будет искренне её любить!
Но где же найти такого мужчину?!
Из всех, кого она знала, только один человек ей по-настоящему нравился - генерал Арни, самый горячо преданный ей офицер. Он был умён, мягок и суров одновременно, не жесток, но справедлив. Его глаза, обращённые к ней всякий раз, говорили не только о его преданности, но и об откровенной его любви к ней, которую он всячески пытался скрыть, тотчас принимая серьёзный вид. Лишь нежный его взгляд выдавал его каждый раз. Он готов был на любые подвиги ради неё, не щадя своей жизни. Его любовь была по-настоящему чистой, без примеси какой-либо фальши. Ему было всего тридцать четыре года, он вполне подходил ей в мужья.
Этому скрытому от всех решению предшествовали посиделки, вместе с офицерами у походных костров, когда Арни непременно подсаживался рядом к ней. Его светлая улыбка, всегда успокаивала её и придавала сил. К тому же, решения генерала на военных советах оказывались самыми верными из всех предложенных другими офицерами.
Как-то раз, в один из погожих дней, Лореанна наблюдала за тренировкой молодых бойцов из ополчения. Она видела, как Арни, обучая будущих воинов, прекрасно владел мечом и рукопашным боем. Залюбовавшись им, она решила побороться с Арни, но без своего Меча, как бы сверяя свои навыки боя с его навыками. Удивительное дело, но этот ловкий генерал довольно скоро положил её на лопатки! Хотя она прекрасно владела ближним боем.
В то время, когда они боролись, она чувствовала его силу, его дыхание совсем рядом, и ей это почему-то нравилось…
…В другой день Лореанна пошла к ручью, надеясь побыть одна. На её удивление, там же оказался Арни. Он задумчиво смотрел на гладь воды, взгляд его выражал сосредоточенность и внимание.
Дева подошла и спросила:
- Здравствуй, Арни! Я думала, ты в лагере…
Арни, заслышав её голос, обернулся, вскочил на ноги:
- Прости, Лореанна, я сейчас же иду заниматься с воинами.
- Ничего, сиди, сиди… Иногда нужно расслабиться, поразмышлять немного, чтобы мозг стал более ясным. Я вижу, ты тоже любишь находиться у воды?
- Да, люблю. Чистая вода помогает обрести ясность ума.
Они разговорились.
- Расскажи что-нибудь о себе, - попросила Дева, присев рядом с ним на траву.
Арни многое ей поведал о своей жизни до службы в королевских войсках, о том, что он из знатного рода. Его Отец, маркиз Бренье, мать также происхождением из дворян. О том, как он воспитывался, о его обучении воинскому искусству, после которого он попал на королевскую службу…
- Оказывается, мы с тобой оба маркизы, - пошутила Дева. Они рассмеялись, глядя друг другу прямо в глаза.
- Мне пора! - Дева, вставая, случайно поскользнулась, и чуть не упала в воду. Арни успел её подхватить за талию. В этот момент они оказались так близко… Губы их невольно потянулись навстречу. По их телам разлилась нега…
Дева чувствовала, что всё происходящее - естественно и непринуждённо. Но уверенно она отстранила Арни от себя и серьёзно сказала:
- Арни! Не время! Война… Возможно, после победы… Возможно…
Лореанна торопливо направилась к лагерю.
Офицер ещё долго стоял в раздумьях у ручья. Непрестанно про себя повторяя:
- Да, после победы… Я подожду. Мне не мила жизнь без тебя. Может, я и жив до сих пор благодаря своей любви!..
Лореанна часто впоследствии с нежностью вспоминала их разговор у ручья…
__________________________________

Дева очнулась…
…Над ней склонился лекарь:
- Как вы себя чувствуете? Вам уже легче? Что с вами случилось?
- Ничего, просто усталость, - она решила никому не рассказывать о чудесном явлении ей фигур, сияющих золотым светом.
Неизвестно, какую реакцию вызвал бы её рассказ.
«Пусть всё это останется в тайне…» - разумно рассудила девушка…



…Прошёл ещё один долгий год войны после коронации, и Храния почти полностью была освобождена от врага. Не освобождённым остался только приграничный Лакерен и мелкие поселения в его округе. Уже три года длилась война под командованием Лореанны.
Казна оказалась полностью пуста. Остались жалкие крохи…
Страна была разорена затянувшейся изматывающей войной. Король Бастиан пребывал в отчаянии, - он не знал, где взять золото…
Неожиданно к нему во дворец прибыли несколько человек. Они попросили личной аудиенции у Короля по очень важному вопросу. Как оказалось, это были чёрные жрецы, посланники от Артийского Короля. Король принял их в тайной комнате, подальше от посторонних глаз.
- Я слушаю вас, милостивые господа! Какое такое сообщение вы хотите мне передать?
Один из посланников, высокий худощавый мужчина лет сорока пяти, в чёрном балахоне, выступил вперёд:
- Ваше Величество! Я Верховный жрец Артии, моё имя - Цубей Гарлинг. У нас есть к Вам весьма важное дело, касающееся взаимных договорённостей между Вами и Освальдом. Мы представляем его интересы. Именно он нас уполномочил встретиться с Вами.
- Я весь внимание, уважаемый Цубей! О какой договорённости пойдёт речь? – спросил Бастиан.
- Ваше Величество! Вы, как мудрый Правитель, лучше всех понимаете ситуацию в своём королевстве. Наверняка после этой продолжительной войны с Артией Ваша казна пуста. Народ обнищал, люди умирают с голоду. Большая часть провизии уходит на содержание Ваших победоносных войск. Мы, как верные слуги Божьи, со своей стороны, подготовили Артийцев к переговорам о прекращении боевых действий и подписанию мирного договора. Богу война неугодна. Мы уполномочены Вам сообщить, что Король Артии готов подписать мирный договор, при условии, что Вы отдадите ему Деву Лореан...
Король Бастиан резко оборвал его на полуслове:
- Как вы можете мне такое предлагать?!? Вы думаете, что я, Великий Король, пойду на такую низость и предам человека, которая спасла наше королевство? Тем более, что она прибыла к Нам по Божьей Воле! Вы толкаете меня на преступление!
Жрец, решив схитрить, невозмутимо продолжал:
- Ваше Величество! Никакого преступления в этом нет, уверяю Вас! Дело в том, что Король Освальд в восторге, нет, даже в восхищении от её таланта блестяще вести боевые действия и побеждать! Поэтому он непременно желает заполучить в своё войско такого Полководца, как Лореанна! Он готов даже выкупить её у Вас! Поверьте, это чистая правда!
- Вы лжёте! - вскочил Бастиан, - я не верю ни единому вашему слову! Лореанна никогда не согласится воевать на стороне вражеского монарха, я тем более не допущу этого! Ни за какие деньги!
Жрец про себя усмехнулся: «Посмотрим, как ты её продашь, - все знают о твоей жадности…»
Бастиан продолжал:
- Говорите прямо, для какой цели вам понадобился мой Верховный Главнокомандующий?! Советую вам не юлить, говорить только правду, иначе мы с вами сейчас же расстанемся!
Цубей понял, что его карта пока бита, но решил ещё немного поиграть с Королём. Жрец являлся настоящим виртуозом дворцовых интриг с богатейшим опытом управлять монархами. Этот самонадеянный мальчишка с короной на тупой голове для него опасности не представлял. Сузив глаза, он вкрадчиво заговорил:
- Вы действительно хотите знать правду, Ваше Величество? Может, Ваши королевские уши не захотят услышать её? Правда может оказаться слишком горька для Вас…
- Рассказывайте всё, как есть, а я послушаю, что вы там придумали. – Король сел в тёмно-бордовое кресло с золочёными подлокотниками.
- Хорошо, Ваше Величество! Я расскажу Вам, в чём дело. Вы и сами могли бы догадаться о настоящей причине нашего визита. Ваш народ почитает Деву Лореанну гораздо больше, чем Вас! Разве это не так? - жрец вопросительно взглянул в глаза Бастиану.
- Так… - рассеянно произнёс Король, начиная смутно догадываться, зачем прибыли эти жрецы, – после коронации ей кричали больше славы, чем мне. Когда Дева вышла из Собора, площадь буквально взревела от восторга. Мне такие слова никто не кричал… И что из этого? Я это знаю! Народ любит её, и она вполне достойна подобной славы.
- Вас это не смущает, как Монарха? – елейно проворковал Цубей. Он видел Короля насквозь.
Бастиан молчал, не зная, что ответить. Его действительно изнутри съедала чёрная зависть к великой славе Девы. Но честно признаться в этом он боялся, даже самому себе…
Жрец продолжал наступление:
- Вы хотите знать, кто на самом деле помогает Деве?
- И кто же? - Король подался вперёд.
- Я полагаю, что вы умный человек, Бастиан. Рассудите сами – разве может девушка в двадцать лет возглавлять целое королевское войско, при этом биться, как львица, не получая ни одной царапины, одерживать победы за победами? Вам не кажется это странным?
- Я уже говорил вам, Цубей, что она прибыла к Нам по Божьей Воле! Отсюда все её победы.
- Вы уверены в том, что её послал именно Бог, не кто-либо другой?!? – жрец с нажимом произнёс эту фразу. И… попал в точку!
Король засомневался.
Это было заметно по его глазам:
- А разве не так? Кто же, по-вашему, послал её?
- Если уж говорить о её мастерстве, - продолжал жрец, игнорируя вопрос Короля, - то ответьте мне, как можно так отлично владеть мечом в её возрасте? Для того, чтобы мужчине так сражаться, нужно учиться не меньше восьми лет! Это мужчине! А девушке и подавно, лет десять, как минимум!
- Она говорила, что её учил какой-то мастер… - пробормотал Король.
- Сказки, дорогой Бастиан, сказки! Какой мастер? Их давно уже нет. Даже если предположить, что её кто-то действительно учил, то получается, что это обучение должно было длиться десять лет. Значит, по логике вещей, её начали учить с десятилетнего возраста! Вы пробовали дать в руки десятилетней девочке настоящий боевой меч? Она его просто не удержит, потому, что меч тяжёлый, а уж воевать им, мастерски владея, тем более не сможет! Всё это напоминает старые волшебные сказки… Где маленьким детям помогают феи, гномы и прочая потусторонняя живность… Даже не смешно. Но мы-то с вами не в сказке, а в реальной жизни, - исходя из того, что я Вам изложил, делайте выводы…
- Что вы хотите этим сказать? – Король совсем пал духом. Жрец почти одолел его в словесном бою.
- А то, ваше Величество! Вспомните турнир, устроенный Вами? Как Дева положила на песок четверых сильных воинов? Как вы думаете, кто ей помогал тогда, три года назад? И помогает до сих пор? Не-ет, ваше Величество, здесь не обошлось без другой силы, которой не надо никого учить…
- Какой такой силы? - Бастиан вконец растерялся.
Жрец пошёл в атаку, понимая, что Король созрел:
- Я думаю, до вас дошли слухи, что ходят в народах об этой Деве? Она служит дьяволу, это с его помощью она одерживает свои победы!!
- Не может быть! - воскликнул Король, багровея, - Народ Хрании боготворит Корнеанскую Деву за своё освобождение, слухи, что про неё ходят, это капля в море! Мне известно, как народ поступает с этими болтунами. Без суда и следствия их вешают там, где поймают. Не может быть, чтобы она служила дьяволу!
- Может, может, Ваше Величество! И вот вам ещё одно доказательство - до нас дошли точные сведения, что после окончания войны она планирует снять Вас с престола и занять его сама. Наши лазутчики из войска Девы доложили нам, что она тайно подговорила ваших военачальников помочь ей свергнуть Вас. У них в штабе все офицеры только об этом и говорят! Против Вас готовится заговор!
- Моё войско против меня?!? – взбесился Король, - да как она смеет?!
Бастиан даже не подозревал, с какой подлой и низкой клеветой Цубея на Деву он столкнулся только что. Никаких таких пронырливых лазутчиков жреца в войске Лореанны не было, и никто не говорил о свержении Короля. Жрец бессовестно врал!
- Наконец-то вы поняли, в чём дело, Ваше Величество! Слава Богу! Да поймите же Вы, наконец, Дева своей дьявольской красотой затуманила мозги офицерам, и всему вашему войску! Они явно не понимают, что делают…
Жрец гордо выпрямился:
- Ваше Величество! Вы должны её наказать до того, как она соберёт силы и снимет вас с престола. Отдав её в наши руки, вы снимете с себя всю вину за её гибель. Но! Именно Вы будете победителем дьявола, что вселился в неё. Помогая нам наказать её, вы, как помазанник Божий, докажете свою преданность Богу!
Бастиан испугался. Но виду не подал.
Он уже понял, что его втягивают в опасную и жестокую игру. Поэтому он вынужден будет пойти на условия жрецов. Своя шкура ему была дороже. Но последнюю попытку выгородить себя он всё-таки предпринял:
- Хорошо! Я согласен на ваши условия. Я отдам вам Деву. Но как вы себе это представляете? Моё войско любит Лореанну! Если я её предам, мне точно не удержаться на троне! Меня растерзают мои же офицеры!
- Для этого мы и прибыли к Вам, Ваше Величество, чтобы доказать свою преданность, как помазаннику Божьему. Вам не нужно будет казнить Деву, вы останетесь в стороне. Бог в наших молитвах подсказал нам, как это сделать безболезненно для Вас, и в то же время прекратить войну.
- И как же?! – видно было, что Бастиан окончательно сдался.
- Вы, Ваше Величество, отправите Лореанну к Артийцам в замок Лакерен на переговоры о прекращении войны в сопровождении двух десятков солдат. Дальше мы всё сделаем сами. Король Артии Освальд очень зол на неё за своё поражение. Всё будет выглядеть так: когда она передаст от Вас депешу с мирным договором, Король тут же согласится его подписать, что выведет Деву из себя, так как это будет означать, что вы ломаете её планы занять Ваш законный престол. Множество свидетелей подтвердят, что она, выхватив свой Меч, попытается сорвать подписание мирного договора, за что её обвинят в предательстве против Вас и народа Хрании. После чего она будет предана сожжению на костре как еретичка, прислужница дьявола и предатель Вашего Величества. Только после этого Вы, Ваши подданные и войска узнают о её предательстве и казни. Вы останетесь чистым во всех отношениях! Тем более что за выдачу Лореанны Король Артии готов выплатить Вам компенсацию в три миллиона дукатов золотом. При вашем желании Вы можете получить его уже завтра к вечеру.
- Три миллиона?!? Я не ослышался? – Король вскинул брови. – За Деву?!
- Нет, не ослышались. Три миллиона. За Деву. Вдобавок ко всему есть ещё один нюанс – приграничная крепость Лакерен, которую вы обещали Деве, останется за Артией, о чём будет сказано в договоре о вечном мире. Это докажет всем, почему Дева не согласится на мир. Из-за своей прикрытой жадности потерять то, что Вы ей обещали в награду после полной победы. Вы согласны?
Король молча, долго думал… «…Лакерен меня особо не волнует, невелика потеря... Золото жрецов спасёт мою честь. Я останусь вне подозрений… Почему бы и нет?»
На свой народ ему было совершенно наплевать, его интересовал лишь манящий блеск золота…
В его воображении возникли десятки роскошных пирушек с хорошенькими девицами. Этот Король по природе своей был никчемным и подлым человеком, недостойным звания правителя своей страны.
Жрецы терпеливо ждали, не прерывая его размышлений, лишь бы согласился… Тогда они добьются почёта у обоих Королей, сыграв вничью, не будет ни победителей, ни побеждённых. Вся победа будет принадлежать только им одним.
Наконец, дрожащим голосом Король отрешённо произнёс:
- Хорошо. Видит Бог, я этого не хотел… но Лореанна опять спасает меня и королевство от нищеты и голода. Тем более, что наступит долгожданный мир. Видно, это её судьба… Да будет так! Но имейте в виду, в случае неудачи вы понесёте ответственность за всё. Мой народ узнает, кто предал их Героя. Никому из вас не остаться в живых. Люди разорвут всех ваших жрецов в моём королевстве голыми руками, и будьте уверены, я лично проконтролирую, чтоб это было именно так, и… в королевстве не останется ни одного вашего храма!
Он решил напоследок поиграть в патриота своей страны перед жрецами, потому и произнёс такую высокопарную речь. Но почти сразу вслед за ней вылезло его настоящее нутро. Бастиан, помолчав для приличия, встал и высокомерно добавил:
- Завтра к обеду золото должно быть в королевской казне, - и не три, а пять миллионов дукатов! Договор о мире вы подготовите сами, вплоть до королевской печати и подписи, которые вы, я уверен, успешно подделаете... Я же умываю руки, и жду результатов вашего предательства, к которому без доказательств такового с моей стороны не буду иметь никакого отношения!
- Значит, мы договорились, Ваше Величество? – Цубей потирал руки от удовольствия – его план сработал!
- Да, договорились! Жду вас завтра. Всего хорошего!
Король резко развернулся и удалился.
Жрецы заранее предполагали, что Король увеличит цену, зная его жадность, у них не было сомнений, что он примет их предложение. Довольные собой, они удалились.
Готовить липовый договор.
К вечеру всё было готово.
На следующий день к обеду золото доставили во дворец Бастиана. Сопровождавшие его жрецы сообщили Королю Бастиану о том, что своей срочной депешей он должен отправить Деве приказ:
«В качестве королевского посла прибыть к Артийцам в Лакерен под белым флагом и провести переговоры о перемирии на год». В самой депеше о мирном договоре не будет ни слова…
На словах жрецы добавили:
- Чтобы Ваше Величество остался вне подозрений, наши люди по пути к Деве перехватят вашего гонца, подменят на своего, и к депеше для Девы приложат пакет с мирным договором и устным приказом Деве передать конверт с Вашей личной печатью Королю Артии лично в руки. Таким образом, Вы ни в чём не будете замешаны…
Бастиан выполнил всё, о чём его просили.
Жрецы надеялись, что все придуманные Цубеем козни против Девы наконец-таки помогут заполучить долгожданный Священный Меч, о котором Королю Бастиану намеренно не было сказано ни слова.



 Военный совет проходил в жарких обсуждениях. В воздухе витало ощущение скорой победы. Оставался последний решительный бросок, - освободить крепость Лакерен и штурмом взять последний захваченный неприятелем город - Брион. Враг будет отброшен за пролив к себе на остров. Лореанна в приподнятом настроении наблюдала за своими военачальниками. Казалось, все забыли о присутствии Девы, обсуждая стратегию последнего боя с Артийцами.
Благодаря своему Полководцу, офицеры научились сами принимать правильные решения, изучив за время войны тактику Лореанны.
На пороге шатра Главнокомандующей внезапно появился Эдвин.
- Миледи! – обратился он к сидящей в кресле Деве, - прибыл гонец из Дворца со срочным донесением от Короля.
- Давайте, - она протянула руку с милой улыбкой.
Эдвин доложил:
- Гонец сказал, что передаст его только лично вам в руки.
Лореанна в сопровождении офицеров вышла из шатра. Конь гонца был весь в мыле, всадник с головы до ног в пыли, это говорило о том, что произошло нечто очень важное.
Гонец с уставшим видом чётко отрапортовал, обращаясь к Главнокомандующей:
- Вам срочная депеша из дворца!– и передал Лореанне в руки.
Вслед за этим он достал из-за пазухи пакет с красной королевской печатью, ясно указывающей на важность доставленного документа. Протянул ей со словами:
- Мне приказано передать Вам:
Депеша с приказом Короля для Вас. Пакет для Короля Артии, который, не вскрывая, вы обязаны лично передать ему прямо в руки. Я могу быть свободен?
- Да, конечно! Благодарим за службу! Отдыхайте.
Возвратившись в шатёр, Лореанна вскрыла депешу и громко зачитала вслух.
У неё не было секретов от своих преданных офицеров. Они в боях заслужили её доверие.
В депеше говорилось о том, что она должна выехать в оккупированный Лакерен под белым флагом, с двумя десятками солдат, в качестве Посла к Королю Артии, который будет её там ожидать. И договориться с ним о заключении договора на перемирие, на один год. Эта депеша давала ей право подписи как Главнокомандующей войсками Короля Хрании.
С одной стороны, Король оказывал этим безграничное доверие Лореанне. С другой стороны, Деве было непонятно, зачем Королю заключать перемирие?! Ведь по её планам, максимум через две недели они должны были одержать полную победу над захватчиками! Уничтожить их последние силы и окончательно изгнать Артийцев из королевства за море на их остров.
Но она не могла ослушаться прямого приказа Короля, тем более содержание пакета ей было неизвестно…
Она решила, что на месте сама разберётся во всём.
Обратившись к офицерам, она сказала:
- Господа! Видно, произошло что-то очень важное, о чём нам неизвестно. Я обязана выполнить приказ. Утром я с двумя десятками моей личной охраны во главе с капитаном Эдвином покину наше расположение. Во время моего отсутствия командование войсками я передаю генералу Арни.
- Дорогой генерал! Я не знаю, сколько времени займёт моя дипломатическая поездка, но хочу, чтобы вы были в полной боевой готовности! На случай сюрпризов со стороны Артийцев. Я не понимаю, что происходит, возможно, ответ в этом пакете для Короля Артии.
Она внимательно посмотрела на него, не отрывая пристального взгляда от печати Бастиана. Впервые за все годы войны она видела её в красном цвете.
Почему-то сердце сжалось в комок, к горлу подкатила тошнота. У Девы в душе появилось какое-то странное, непонятное предчувствие…
Она продолжала:
- Меня что-то тревожит… Какое-то чувство, что я вас больше не увижу… Но! Я полностью уверена, что в любом случае, со мной или без меня, вы одержите великую победу, которую будут помнить в веках. Ваш подвиг никогда не будет забыт!
В шатре воцарилась гнетущая тишина. Все без исключения были поражены странным и неожиданным приказом Короля.
Арни, не скрывая своего раздражения от услышанного, с чувством, срываясь на крик, отвечал:
- Мы не позволим Вам попасть в логово этого зверя! Тем более, с такой горсткой солдат. Мы сейчас же отправим депешу неприятелю о том, что вы встретитесь с ним на нейтральной полосе под защитой вашего войска.
На что Лореанна ему ответила:
- Милый мой верный Арни! Да поймите же вы, - я не могу по долгу службы не выполнить приказ Короля! Тем более, что только я могу подписать договор о перемирии. Как вы себе представляете эту картину, как гордый Король Артии, считая меня равной себе, выдвинется мне навстречу?
Она грустно улыбнулась… и продолжала:
- Если меня захотят уничтожить, они это сделают на нейтральной полосе точно так же, как и в Лакерене. Но я полагаю, до такой низости не дойдёт… Это будет неслыханно, если они нанесут вред доверенному Послу Короля Хрании! Я, как своим братьям, вам озвучила только свои предчувствия, проявив этим страх, который не приемлем Полководцу. Мой приказ о вашей полной боевой готовности – это необходимая формальность в условиях войны. Поэтому воля нашего Короля будет выполнена, невзирая ни на какие сомнения!
- Мы, конечно же, Вам повинуемся, но…
- Никаких но!... - оборвала Дева пылкую речь Арни.
______________________________________

…К полудню следующего дня Дева в сопровождении своей охраны прибыла по назначению.
С нескрываемым любопытством она разглядывала величественную крепость. Лакерен поистине был более крепостью, чем просто замком.
Его высокие, крепкие стены после того, как она их увидела вблизи, не казались ей теперь ей такой лёгкой добычей.
Она вспомнила, как на последнем военном совете они рассчитывали быстро освободить его. Раньше она никогда его не видела, и просто не могла себе представить, что Лакерен настолько мог быть неприступен! В то же время в её глазах он был величественен и прекрасен!Всё в этом замке дышало необъяснимой тайной – множество башен с уходящими ввысь шпилями, ажурные перекидные мостики, великолепная старинная кладка на всех стенах, искусно сделанные бойницы, даже густой мох на одной из скал, где возвышались ещё две башенки…



Замок её интересовал ещё и тем… что был подарен ей по указу Бастиана, и уже являлся её личной собственностью, в награду за её победы. Но прежде его ещё следовало освободить…
В мыслях у Девы уже рождались новые планы по освобождению её замка. Она внимательно рассматривала всё, что попадалось ей на глаза, запоминая каждую мелочь.
Оставив половину своей охраны во дворе замка, в сопровождении не отходившего от неё ни на шаг капитана Эдвина и десяти солдат, Лореанна проследовала в главный зал с эскортом охраны замка и двух жрецов. Это обстоятельство её сразу насторожило:
«Зачем здесь Артийские жрецы?!? И что они тут делают?» Хотя она прекрасно знала, что жрецы давно овладели разумом Артийского Короля и на самом деле его королевством правили они. Но почему-то ощущение тревоги не отступало.
Дева покрепче сжала рукоять своего Меча.
Предчувствие её не обмануло. Никакого Короля Артии в главном зале не оказалось! Он был наполнен вооружёнными воинами. Она смело продолжала путь между их плотными рядами. Навстречу ей вышли три жреца.
Тот, кто шёл впереди, представился:
- Я Верховный жрец Артии Цубей, доверенное лицо Короля. Прошу вас, миледи! - он с вежливым поклоном указал рукой на роскошно накрытый стол в центре зала.
 При этом странном имени Дева вздрогнула. Не бывает таких совпадений! Она ясно вспомнила историю, рассказанную Габриэлем, где он упоминал это имя. Только тогда оно звучало немного иначе. «Неужели это тот самый мерзавец Субень, который развязал кровопролитную войну, одурачив Короля Артии? Если это он, тогда нужно держать ухо востро…» - подумала девушка.
- Для нас большая честь принимать такого Великого Полководца, как Вы, Дева Лореанна! Пусть вас не смущают воины в зале, все они здесь в вашу честь! Прошу вас перекусить с дальней дороги, Король скоро спустится, у него внезапно разболелась голова, и он приказал мне достойно встретить Вас!
…Жрец врал - Король Артии никогда не был в Лакерене, и, естественно, к столу спуститься просто не мог, ввиду его отсутствия.
Лореанна вместе с Эдвином присели за стол. Жрецы во главе с Цубеем сели напротив.
Цубей лично налил вина себе, Лореанне и офицеру, поднял кубок и произнёс:
- Я поднимаю этот тост за наших Королей! Поверьте мне, Лореанна, я так же хочу прекращения войны, как и Вы! Поэтому признаюсь Вам - это я уговорил обоих Королей заключить временное перемирие, чтобы впоследствии договориться о полном и вечном Мире между нашими народами. Бог против войны, как и мы с вами. Поэтому я рад, что именно Вы, великая воительница, приехали подписывать договор о перемирии. Только мы с вами можем убедить Королей прекратить войну!
- Ах, да!... - жрец выдержал многозначительную паузу, - как только будет подписан договор, Король желает, чтобы Вы составили ему компанию хотя бы на неделю. Освальд влюблён в ваши подвиги и стратегию! После того, как погостит в Вашем замке, он торжественно передаст его Вам лично! И выведет из него все свои войска. Как Вы без боя взяли сердце Короля Артии, так без боя получите подаренный Вам Лакерен. Так выпьем же за наших Мудрых Королей и Мир между нашими народами!
При этих словах он торжественно протянул свой кубок в направлении Девы.
Лореанна совершенно не хотела пить вино, - она его не любила. Но от такого тоста отказаться не могла. Встав из-за стола, взяла кубок и протянула его навстречу кубку жреца. В этот момент она вспомнила свою же придуманную военную хитрость – сонное зелье для Брунгаста…
Цубей коротко добавил:
- До дна! За вечный Мир! – и залпом осушил кубок, демонстративно показывая, что выпил всё вино до капли.
Лореанна нехотя выпила вино.
Глаза жреца на миг вдруг вспыхнули каким-то необъяснимым, зловещим огнём… Он, казалось, был чем-то удовлетворён.
Присев в своё кресло, Цубей едва заметно ухмыльнулся. В его голове пронеслась мысль: «Она выпила, через час или полчаса будет в моих руках…» В вино было добавлено медленно действующее сонное зелье. Цубей предварительно принял противоядие, особо не переживая о воздействии напитка на организм. Собою жрец был очень доволен, - не каждый смог бы придумать такую пылкую, лживую речь. Цубей с аппетитом поглощал кусок сочной оленины, размышляя об этом. Заметив, что Лореанна ничего не ест, удивлённо спросил у неё:
- Миледи! Покорнейше прошу меня простить. Что-то не так со столом? Вам не нравятся эти великолепные блюда, приготовленные в вашу честь?
Дева в ответ:
- Нет, сударь, всё хорошо. Просто я сыта.
Её внутреннее предчувствие опасности неумолимо жгло душу.
Цубей продолжал:
- Миледи! Я рад, что в этом нет моей вины. Я уверен, что ваши войска в боевой готовности. Предлагаю Вам отослать своего капитана предупредить их, чтоб они не нервничали ближайшую неделю.
После небольшой паузы Лореанна отрывисто обратилась к Эдвину:
- Капитан! Цубей прав. Чтобы генерал Арни не наломал дров, выезжайте в наше расположение, предупредите их, что я сообщу через три дня, когда они смогут войти в Лакерен. Точнее я буду знать, когда увижу Короля Артии.
Неприятный комок, вдруг подкативший к горлу, мешал говорить ей:
Эдвин, вытянувшись по стойке «смирно»:
- Я не могу оставить Вас одну! Я отправлю капрала из охраны.
- Нет! Вы поедете лично, мой дорогой Эдвин, взяв с собой всю мою личную охрану. Мне она здесь не понадобится, не будем выказывать недоверие Королю Ар…
Дева не смогла закончить фразу. Комок в горле душил её. Она закашлялась.
Эдвин настаивал:
- Я выполню ваш приказ! Можете наказать меня… Но всю охрану с собой я брать не буду, оставлю с Вами хотя бы капрала с его десятком.
Лореанна с нежностью посмотрела на Эдвина:
- Хорошо. Пусть будет так. Отправляйся в путь.
Громко щёлкнув каблуками, капитан отдал честь, пристально посмотрел в глаза капралу и стоящим рядом с ним солдатам, как бы молчаливо отдавая приказ ни на минуту не оставлять Деву одну, и быстрым шагом направился к выходу из зала, выполняя волю своего Полководца.
Не прошло и десяти минут, как Эдвин покинул зал. Совершенно неожиданно для охраны, Лореанна, как подкошенная, рухнула на стол.
Её солдаты, увидев это, мгновенно выхватили мечи, рванувшись к ней, но в это время град стрел обрушился на них сверху. Послышались крики и стоны поражённых воинов…
Наступила зловещая тишина.
Радости жрецов не было предела! Всё в точности произошло так, как это было спланировано хитрым и коварным Цубеем.
Он по праву занимал своё чёрное положение среди них.
______________________________________

…Наутро Лореанна обнаружила себя закованной в цепи. Она осмотрелась. Тесную карету с плотно занавешенными окнами, в которой она находилась в одиночестве, сильно трясло. Это указывало на то, что запряжённые кони неслись галопом, увозя её в неизвестность.
Гневный крик отчаяния, напоминающий рёв пантеры, и стоны бессилия попеременно раздались внутри кареты. Возница от неожиданности вздрогнул от этих звуков.
«Как она могла дать себя так одурачить, как могла позволить врагам одолеть её и заковать в цепи?!!» Перед ней ясно всплыла вся льстивая речь коварного Цубея. Предчувствие беды её не обмануло! Девушку тревожила судьба её охраны. Как она не хотела, чтобы они оставались с ней... Как будто чувствовала! Зря… ох, зря она согласилась со своим капитаном. Было понятно, что никого из них уже нет в живых, раз она находится здесь… Она мысленно начала призывать Кайдена на помощь, но мозг её вдруг помрачился, - Деву окутала сплошная темнота…





Лореанну привезли в город Брион, пока ещё занятый Артийцами, и бросили в темницу. Каждый день её пытали, били, допрашивали…
Первые два дня её заставляли признаться, что она предатель и служит дьяволу.… И будто бы он помогает Деве в страстном её желании захватить королевский трон Хрании, сместив законного Короля.
Лореанна стойко терпела все пытки, смотря мучителям прямо в глаза, не произнося ни звука.
Своей выдержкой она поразила палачей, укрепив в них веру, что она ведома, и ей действительно помогают какие-то сверхъестественные силы. Невозможно смертному человеку терпеть такие адские боли!
На пятый день чёрные жрецы поняли, что все их попытки бесполезны, и доложили обо всём Цубею. Тот решил сам посетить Деву в её пыточной камере.
Лореанна была привязана к доске с острыми шипами, но глядя на неё, создавалось ощущение, что она лежала не на шипах, а на перине, настолько её лицо было безмятежным и равнодушным.
Главнейшей задачей Верховного жреца было не так выбить признания Лореанны в предательстве, как узнать глубинную тайну её Меча, - то есть, как она им управляла, что была настолько непобедима? Цубей был уверен, что Меч помогал ей во всём: не только сражаться, но и принимать правильные решения. Он считал его волшебным! Был уверен, что тому, кто владеет этим Мечом, он может дать неограниченную власть по желанию владельца.
После того, как Лореанна потеряла сознание в замке Лакерена после выпитого зелья, первое, что сделал Цубей, - приказал своему жрецу забрать у Девы Меч. Ему так не терпелось обладать им. Но когда посланный им жрец прикоснулся к клинку, тот задрожал с такой силой, что Цубей отпрыгнул от стола. Взявший Меч закричал диким голосом, на глазах у всех почернел и упал мёртвым!
От испытанного шока долго никто не мог решиться подойти к этому Священному Мечу. Но хитрый Цубей и тут нашёл выход. Он палкой затолкал Меч в пустой ящик, - только после этого жрецы смогли погрузить его в карету Верховного жреца. С тех пор к Мечу никто не прикасался.
Преследуя свои цели, Цубей подошёл к несчастной узнице. Ласковым, заискивающим голосом обратился к ней:
- Лореанна! Мы с тобой прекрасно знаем твою вину. Тебе просто не стоило появляться у Принца и предлагать ему свою помощь. Ты управляема дьяволом, иначе всё, что произошло за эти годы, просто невозможно!... Невозможно побеждать втрое превосходящие силы с горсткой солдат! Мне жаль тебя, поверь…Ты всего лишь сама должна осознать, что тебе помогал не Бог, а дьявол. Ты запуталась. Я хочу помочь тебе очистить свою душу. Тебе нужно всего лишь признать, что это правда. Твои муки прекратятся, и мы отправим тебя на суд твоего Короля. Пусть сам решает твою судьбу. Но для этого ты собственноручно должна написать и подписать своё признание, которое зачитаешь всенародно на площади.
С этими словами он достал из сумки, которая висела на его плече, бумагу, перо и чернильницу. Всё это он поставил на стол в углу камеры.
Дева, спокойно глядя на него, выслушала его льстивую тираду. И так же спокойно ответила:
- Каждый служит тому, кого больше всего упоминает в своей жизни. Я ведома Богом, и мне это известно более, чем кому-либо. Кем же ведомы вы, знать только вам. Я этого определять не буду.
- Бедная Лореанна! Да пойми же ты, что Меч, которым ты владела, заколдован тёмными силами - тому есть свидетели. Наичистейший мой жрец, когда взял его в руки, тут же упал мёртвым, и, почернев, как будто он побывал в аду, сгорел без огня. Разве это не доказательство, что твой Меч от дьявола?!
- Потому и сгорел ваш жрец, что, кроме злобы, в нём больше ничего не было, этот Меч даёт силу праведным и уничтожает зло! Я поняла, что вас интересует это Священное оружие, данное мне Богом. Всё, что произошло, - это следствие вашего алчного желания обладать властью над миром, так же как вы властвуете над бедными Королями Артии и Хрании. Теперь я точно знаю, кто подставил герцога Грэгори, кто развязал войну, одурачив Освальда, кто забрал из пиратской пещеры сокровища! Берегитесь, сударь, Божьего гнева!
Жрец, прищурившись, удивлённо вскинул бровь:
- О-о, я вижу, вы прекрасно осведомлены! Откуда вам известны такие подробности? Вам кто-то нашептал? Об этом никто не мог знать!
- Достаточно того, что я об этом знаю! – резко ответила Дева. - Мне известно намного больше, чем вы думаете… Не вы ли наняли пирата, двойника Грэгори, чтобы впоследствии путём казни герцога развязать эту войну?! Разве я не права?
- Да, Лореанна, я вижу, ваша разведка хорошо работает, раз вам известны такие тайные вещи. Но суть дела это не меняет. Да, меня интересует сила Меча, и ради того, чтобы им владеть, я пойду на всё. Итак, дорогая бывшая Главнокомандующая, как видишь, мы тебя выманили из гнёздышка с Мечом, при этом пришлось начать войну… Ты расскажешь мне, в чём его сила, дорогая? А я подарю тебе жизнь.
- Кто вы такой, чтобы дарить жизнь или отнимать? Господь-Бог? Или величайший маг, которому всё дозволено? Какой же вы жрец?! Вы просто убийца! Значит, я была права, - вся эта кровавая затея ради Меча?!
Жрец, привыкший ко всему, только улыбался.
Дева твёрдо решила уничтожить проклятого жреца, но пока ещё не знала, как? И тут спасительная мысль пришла ей в голову, как можно одурачить ослеплённого, жадного к власти жреца. Нужно воспользоваться его же оружием, - лестью, коварством и хитростью.
В голове у неё сложился мгновенный план, как его погубить.
И Небесная посланница сходу пошла ва-банк:
- Знайте, вам никогда не получить силу Меча!
-…Хотя, кто знает? Может, вы осознаете всё, что натворили, и Меч примет вас. В таком случае это можно узнать только одним способом… - хитро и очень убедительно проговорила девушка.
- Каким же?! – с нетерпением спросил Цубей.
- Известно, каким… - спокойно и непринуждённо продолжала Дева, - просто подойдите к Мечу, и возьмите его в свои руки.
От этих слов Цубей неожиданно для себя так отпрыгнул от Лореанны, что спиной врезался в решётку её камеры. Она продолжала:
- Да не нервничайте вы так, уважаемый жрец…
- Я имела в виду, что вам нужно принести Меч мне, и я научу вас, как с ним обращаться. Вы же пообещали мне свободу, и я отблагодарю вас за вашу доброту. Даже подпишу после всё, что хотите. Главное, очиститься пред Богом моим…
Верховный жрец, вытаращив глаза, совершенно не понимал, что происходит! Ему стало казаться, что он действительно прав во всём. Сам не понимая почему, он приказал страже отвязать Деву от доски, развязать ей руки и хорошо покормить.
Уходя, он повернулся к ней, и напоследок сказал:
- Вы становитесь на истинно правильный путь. Всё же, советую вам заранее написать своё признание, чтобы вы могли быстрее обрести свободу. Бумагу и чернила я оставляю здесь.
Повернувшись к охране, он добавил:
- Принесите достойную постель для этой девушки. Она решила вернуться к Богу. Это будет ей первой наградой за верно принятое решение.
«Какой лицемер!!!» - подумала Дева. - «И такие нелюди служат Богу?!»
Цубей удалился.
Стражники с опаской развязали Деву, но постель поменяли, принесли ей роскошную еду и чистую рубаху.
Ослабив верёвки на её руках и ногах, даже не распутав их до конца, они поспешно покинули камеру, чем рассмешили Деву, даже в её незавидном положении. Она откровенно рассмеялась от трусости и низости её мучителей.
Превозмогая боль, Лореанна не показывая виду, высвободила свои затёкшие суставы от верёвок, подошла к чистой рубахе. Посмотрела на стражников, и уверенным, как ни в чём, ни бывало, голосом произнесла:
- Вы забыли принести мне чистой воды умыться.
Те бросились исполнять её волю.
Быстро открыв решётку, они поставили большое ведро с водой, чуть не расплескав его, полотенце положили прямо на пол. Нервничая, захлопнули дверь, дрожащими руками пытаясь закрыть её на ключ, со страхом поглядывая на «ведьму».
- Вон отсюда! Мне нужно умыться и переодеться.
Стражников словно ветром сдуло!
Приведя себя в порядок, Лореанна подошла к накрытому столу, плотно поела, понимая, что ей нужны силы.
Она надеялась, что жрец действительно принесёт ей Меч, а там уж она научит его! Ей нужно будет много сил, чтобы изрубить наглеца Цубея на мелкие кусочки за всё зло, которое тот принёс людям. Она сделает это с большим удовольствием! А затем с помощью Меча она прорубит себе свободу сквозь стены.
Плотно перекусив, Дева почувствовала огромный прилив сил. Она прилегла на узкий топчан. Мешок, набитый свежим сеном, убаюкивал запахом свободы. Тело её было расслаблено, и казалось, что ноющая боль отступает. Она закрыла глаза и уснула. Пережитые пять дней в заключении были страшным кошмаром. Даже во сне её продолжали пытать.
Ей приснился третий день её пыток:
…Чёрные жрецы перед тем, как начали заставлять её признаться, что она служит дьяволу, настойчиво добивались, - где она взяла Меч?
Сначала она честно рассказала, что нашла его в лесу. Никто из чёрных жрецов ей не поверил:
- Ты украла Меч! - утверждали они, - ты воровка! Признавайся, где ты взяла его, у кого его украла?
- Нашла я его, нашла… - устала повторять Лореанна.
…Удары следовали за ударами. Её били по лицу, по зубам и в живот, долго и со знанием дела. Тело Девы покрылось кровоподтёками и ссадинами от побоев. Но она стойко переносила все побои, зная, что только вера в справедливость и сила духа помогут ей справиться с этой напастью...
  Она проснулась, открыла глаза. По её щекам стекал холодный пот. Даже во сне она почувствовала эту адскую боль, которую испытало её тело. Все суставы и рёбра сильно болели, челюсть ныла, что мешало ей сосредоточиться….
Со стоном опустив ноги на холодный пол, села на край топчана, свела ладони воедино и взмолилась. Она умоляла Высшие Силы спасти её, чтобы она могла отомстить врагу за все злодеяния, которые они принесли её народу. Лореанна не просила для себя, в молитве она позабыла про сковавшую её тело боль. Вспомнила последние слова дедушки:
«Трижды назови моё имя, и я приду к тебе на помощь»…
Девушка прикрыла глаза и с надеждой негромко произнесла вслух:
- Дедушка, помоги мне!
Потом трижды произнесла:
- Кайден, Кайден, Кайден, помоги!
Но старец на помощь всё не приходил.
Она мысленно вспомнила две прекрасные светящиеся фигуры, и мысленно спросила:
«Почему? За что?! Мне бы сейчас мой Меч! Помогите мне, лишь бы он попал в мои руки!...»
Вдруг свод её камеры осветился ярким светом, и будто молния ударила ей в руки. В следующий миг прямо у неё в руках чудом появился её родной Меч, с которым она уже давно сжилась воедино!



  Лореанна несказанно ему обрадовалась, поглаживая его, прижимаясь к нему щекой.
И вдруг, о чудо! После того как она прикоснулась щекой к своему Мечу, он засиял чарующим золотым светом, мягко разлившись по темнице. Меч заиграл красками, которых Дева ещё ни разу не видела!
Эти краски лучами окутали всё её тело, - раны стали заживать, с головокружительной скоростью, быстро затягиваясь! Даже побитые зубы перестали болеть, и Дева почуяла огромный прилив сил.
Ясный голос услышала она, исходивший из угла камеры. В воздухе появился образ Кайдена.
Он состоял как бы из светящегося тумана:
- Ты звала меня, моя девочка?! Я здесь…
- Дедушка! – бросилась Дева к нему с надеждой.
- Ты не сможешь обнять меня, - то, что ты видишь, всего лишь мой образ, но не я сам. Слушай!
- Твой Меч с тобой, он поможет тебе... Верь, девочка моя, я всегда рядом. Бог любит тебя и слышит, никогда этого не забывай! Твоя сила не так от твоего Меча, как от твоей Веры. Меч будет всегда с тобой. При одной мысли твоей он будет появляться в твоих руках по твоему желанию... Но только в том случае, если руки будут свободны, не связаны и не закованы. Помни об этом! Он будет невидим для всех. Лишь ты сможешь его видеть и чувствовать, враги же твои увидеть смогут его только тогда, когда ты будешь им поражать их.
Крепись, Лореанна! Тебя ждёт Высший Огонь Славы! Он увековечит в сердцах человеческих твоё имя на тысячелетия вперёд. Это твой путь, твоя Судьба… Вспомни, что тебе сказали которых посланники? Ничего не бойся, ты была создана, чтобы изменить сознание людей. Подтолкнуть их уничтожить зло и повернуться к Великому Творцу…
Лореанна слушала этот успокаивающий, родной ей голос, с каждым словом её Вера крепла. Она тихо, спокойно спросила:
- Что значит «Высший огонь»? Ты можешь мне сказать, дедушка?
- Нет, милая… Я и так тебе слишком много сказал.
После этих слов образ Кайдена растворился в воздухе. Наступила звенящая тишина.



…Утром следующего дня послышался шум и голоса из коридора, ведущего к ней в камеру. Появился Цубей в сопровождении четырёх жрецов и десяти стражников.
- Я надеюсь, с вами хорошо обходились, миледи?
- Да, спасибо…
- Вы написали признание?
- Вы были так великодушны по отношению ко мне! Я не успела написать. Хорошо поужинав, я тут же уснула, и проснулась только сейчас, услышав ваши шаги.
- Мы доставили вам Меч.
Цубей щёлкнул пальцами.
Два жреца поставили перед решёткой её камеры длинный деревянный ящик. К его крышке была привязана верёвка.
Один из мучителей потянул за верёвку, крышка откинулась. На дне ящика лежал её Меч. Он мерцал своим пульсирующим свечением, напоминающим биение сердца, словно был живой. Увидев это, все отпрянули от ящика. Цубей закричал:
- Назад, трусы!!
Жрецы вернулись на свои места.
Цубей продолжал:
- Вот ваш Меч, миледи! Расскажите нам, как вы управляете им?
Девушка ему в ответ:
- Для этого я должна взять его в руки, вы же понимаете?
- Хорошо! Как скажете. Протяните свои руки сквозь решётку до самых плеч.
- Зачем?
- Вы же не считаете меня полным идиотом, чтобы я мог допустить вас к вашему Мечу, не застраховав наши жизни при этом?
Лореанна подошла вплотную к решётке и вытянула руки между толстых железных прутьев.
- Связать ей руки!
Стражник, стоявший рядом с Цубеем, достал из-за пояса заранее приготовленную верёвку, связал ей запястья рук.
- Берите свой Меч! И рассказывайте, дорогая маркиза, каким образом он вас слушается.
Жрецы вплотную к решётке открытый ящик.
«Не так прост этот Верховный жрец… Хитёр… »- подумала про себя Дева, - ну что ж, давай поиграем…»
- Берите, берите, миледи…
Лореанна опустилась на колени, дотянулась до рукояти Меча, крепко сжала её в своих ладонях. Меч перестал пульсировать, и ярко вспыхнул ровным свечением.
Все шарахнулись от неё, лишь Цубей не сдвинулся с места. Лореанна понимала, что со связанными руками за решёткой она не сможет причинить особого вреда. Разве что убьёт одного Цубея. Такой план её не устраивал. Ей хотелось забрать как можно больше жизней этих нелюдей, и, по возможности, сбежать отсюда к своим войскам.
Прикрыв глаза, она мысленно обратилась к своему оружию: «Остынь!»
Меч послушно прекратил своё сияние.
Дева обратилась к Цубею:
- Всё! Он успокоился. Для того, чтобы он вас слушался, прежде вы должны принести ему жертву.
Жрец нетерпеливо подался вперёд:
- Какую такую жертву?
Узница продолжала:
- Для того, чтобы Меч поверил вам, вы должны выстроить в один ряд четырёх самых преданных и дорогих вам людей, и одним ударом перерезать всем четверым горло. Если вы попытаетесь обмануть Меч, то он отомстит вам. И впредь вы никогда не сможете обуздать его. Он поймёт, что вы недостойны власти.
Её мучитель задумчиво спросил:
- Дорогих людей, говорите? Вы лжёте!
- Верить или нет, это ваше дело. Я настаивать не буду. В своё время я не пожалела дорогих мне единственных моих четырёх гусей ради власти. У меня никого не было, ни друзей, ни подруг. И всё, что у меня было дорогого - принесла в жертву. Теперь ваша очередь.
Четыре самых преданных Цубею жреца, стоявшие позади него, сжались в комок, услышав эти слова.
Цубей процедил:
- Хо-ро-шо… Но знайте, смерть ваша будет ужасна! Ад - ничто по сравнению с тем, что вы испытаете, если вы лжёте.
Он резко повернулся к своим жрецам, приказал:
- Встать в ряд ради нашей веры! Докажите свою любовь ко мне и верность!
Жрецы, с нескрываемой дрожью, послушно встали в ряд, запрокинув головы назад, надеясь, что смерть будет быстрой. Понимая, что, ослушайся они Цубея, им всё равно смерти не миновать… Выхода просто не было.
- Берите меч, милорд, берите! Только осторожно. Ваша вера должна быть сильна, а сердце чистым. Меч обмана не простит.
Цубей с опаской протянул палец к Мечу. Прикоснулся к нему и сразу же отдёрнул. Ничего особенного не произошло. Осмелев, он протянул к нему обе руки, осторожно взял его в руки, всё было вроде хорошо…
С криком радости и превосходства, уже посчитав себя всемогущим, он с разворота первому жрецу срубил голову, остальным перерезал горло одним ударом.
Лореанна всё это время стояла с прикрытыми глазами, направленными вниз.
Когда жрецы рухнули на пол, она открыла глаза и посмотрела на свой Меч. Тот вспыхнул, раздался пронзительный крик жреца. Тот поспешно выпустил оружие, - ладони его задымились, почернев.
Он истошно завопил, забыв о дикой боли:
- Вы мне солгали!!! - его мечта овладеть Мечом таяла на глазах…
- Нет, милорд, я сказала вам правду. Вы же, видно, в жертву принесли не самых дорогих людей, а первых попавшихся вам под руку. Поэтому я предупреждала, что Меч отомстит вам. Что и произошло…
Цубей повернулся к страже:
- Убрать Меч!
Те в страхе шарахнулись в сторону.
- Трусы! Затолкайте его копьями в ящик. Он не причинит вам вреда. Вперёд! Или вы будете казнены!
Дрожа от страха, стражники затолкали Меч копьями в ящик, подобрали мёртвые тела жрецов, и без слов удалились. Уходя, жрец приказал тюремщику:
- Освободить ей руки…
Тюремщик разрезал верёвки. Лореанна осталась одна в камере. Её напряжение, она медленно присела обратно на топчан, и погрузилась в раздумья.
________________________________________

Наступил седьмой день её заключения.
Рано утром Верховный жрец появился перед камерой. На его лице была гримаса боли. Руки были замотаны белыми холстами, пропитанные какой-то жёлтой жидкостью. Видно, он получил сильный ожог от Меча.
Душа Лореанны радовалась, что хотя бы так она смогла отомстить ненавистному жрецу. Его же руками уничтожив его самых преданных приспешников.
- Вы написали признание? - холодным тоном спросил Цубей. Глаза его не скрывали ненависти.
- Нет! Сообщите обо мне Бастиану! Он даст за меня хороший выкуп, и если захочет осудить, пусть судит сам. Я требую суда моего Короля, а не вашего!
- Твой драгоценный Бастиан тебя же и продал нам! – зло отвечал ей главный мучитель.
- Не может быть!!! Как это? - воскликнула Дева, - Король предал меня???
- Да, предал… Продал, как козу на рынке. Хотя, признаюсь, не продешевил, ты обошлась нам в пять миллионов дукатов золотом…
«Пять миллионов?!? Предатель!!! Какой подлый, мерзкий предатель… А я ему ещё помогла взойти на трон… Негодяй, трус!!» - мысли молнией пронеслись у неё голове.
Единственное, что её успокаивало, - что она освобождала свою Родину от врага. Теперь она точно знала, что от Короля помощи ждать не стоит, он предал её....
Про себя она решила, что, как только выдастся подходящий момент, она попытается бежать, отобрав столько жизней врага, сколько сможет.
Цубей между тем продолжал:
- Ты ему не нужна. Напиши признание, и открой настоящий секрет твоего Меча. Вернее, уже не твоего, а моего.
- Я сказала вам всё, что знала… Хотя, если вы освободите меня, возможно, я попробую попытаться ещё раз передать вам его власть.
- Ты уже попыталась! – он с жалостью посмотрел на свои руки. - Вот твоё признание, - он показал ей мятый листок с её подписью.
Лореанна присмотрелась внимательнее, взглянув на лист, протянутый перед ней жрецом:
«Почерк действительно как у меня, и подпись тоже», - подумала она.
Можно было предположить, что она в действительности написала его сама. Настолько подделка была идеальной. Единственное, что её выдавало, это два начальных слова: «Я, Святая Дева…» Она никогда ни разу так о себе не писала! Её письма всегда начинались с её имени:
«Я, Лореанна…»
Это было грубой ошибкой Цубея.
Дева ответила:
- Это подделка! Справедливость будет на моей стороне. Теперь я, наконец, поняла, как вы упекли в тюрьму баронессу Шарлотту…
- Твою верную шлюху Шарлотту наши люди выкрали из лагеря на второй день, как ты её покинула. И она находится здесь, в этой башне. Вы будете наказаны с ней вместе… Или ты по своей наивности полагала, что в твоём войске нет наших верных людей?! Запомни, мы повсюду, и даже там, где это, как вам кажется, невозможно! Хотя, признаюсь, только среди офицеров твоего штаба нет нашего человека. Может, это польстит тебе на прощание, - мы не смогли никого из них подкупить. И не отрицаю в этом твоей заслуги. Помнишь молодого полковника, что появился у тебя в штабе? Это мы его внедрили к тебе, якобы по приказу Короля…
Так вот, он не сам сломал себе шею, упав с коня, это твой любимчик Арни сломал ему шею, заподозрив в нём шпиона. Хотя мог бы тебе и доложить, так нет же, сделал вид, что полковник якобы упал с коня. Все вас оберегают, видите ли… Но до твоего Арни мы тоже доберёмся. Можешь в этом даже не сомневаться.
- Милорд! А вы не предполагаете, что Арни до вас доберётся быстрее?...
Жрец гневно зашипел, сверкая глазами:
- Всё! Плевать я хотел на вас и вашего Арни тоже! Вы мне порядком надоели. Через два дня вас казнят вместе с вашей Шарлоттой, раз вы не хотите рассказать секрет Меча. Суд пройдёт завтра на площади при большом скоплении народа, где будет показано ваше признание. Ваш Король должен остаться вне подозрений. В памяти людей вы останетесь как самый коварный предатель.
Дева решила сменить тактику, подыграв жрецу:
- Ладно, так и быть, попытаюсь вам поверить. Если я открою вам тайну Меча, вы сохраните жизнь мне и Шарлотте? Или нет?... Отпустите меня?! Как я поняла, моё признание вам уже не нужно. Я бы сама не написала его лучше. Вы добились своего!
Цубей сразу же смягчился:
- Милая маркиза! Конечно, я освобожу вас! Можете в этом даже не сомневаться. Если вы откроете мне тайну Меча, вместо вас мы казним другую еретичку. Вас же и Шарлотту тайно вывезем из замка, с приличной суммой в миллион золотых дукатов. Вы сможете уехать с ней, куда вам будет угодно, купите себе хоть пять замков, только не в наших королевствах. Мы даже готовы подарить вам боевой корабль с командой, и плывите куда хотите…
- Кстати, - с ехидной улыбкой продолжал жрец, - даже без вашего Меча из вас выйдет гроза морей в качестве капитана пиратов. Я думаю, вы уже не сможете жить, если не будете командовать и убивать. В этом случае, вам даже наше золото не понадобится. Хотя вы всё равно его получите…
Довольный своей речью, он откровенно рассмеялся:
- Да-а, не завидую я тем, кто попадётся вам на море, если вы действительно решите стать пираткой. Ну, да ладно, это ваше личное дело.
Лореанна, ни минуты не думая, ответила:
- Вам я точно не советую попадаться мне на глаза, если приму решение стать пираткой!... Но смею вас разочаровать, второй грозой я быть не собираюсь! Мне хватило примера казни Артийского герцога! 
Жрец, не скрывая раздражения в голосе, спросил:
- Так вы согласны?...
- Да, согласна. Но у меня есть условие, которое просто необходимо, чтобы я могла выполнить вашу просьбу. Я очень устала в этой темнице, общение с Мечом требует много сил и душевного покоя…
Условие такое: сегодня к обеду вы накроете в саду хороший стол, мы пообедаем, Меч будет находиться рядом с нами. Он должен почувствовать, что мы друзья. И после я прикажу ему повиноваться вам. Да, мне жаль расставаться с ним, но, как только я передам его новому хозяину, он перестанет меня слушаться. У Меча может быть только один хозяин!
Жрец, не скрывая радости, сделал перед Лореанной реверанс и заискивающе произнёс:
- Как скажете, уважаемая маркиза! Я сделаю всё так, как вы пожелали.
Он отдал приказ стражникам:
- Приведите к нашей гостье служанку, принесите подобающее маркизе платье, и всё, что ей потребуется, чтобы привести себя в порядок.
Пятясь задом к выходу, он напоследок обронил:
- За вами придут через четыре часа. Я буду ждать вас в саду…



 Подошло время обеда. Лореанна с помощью служанки привела себя в порядок, - смыла все кровоподтёки и грязь со своего тела. Узнице принесли красивое, роскошное платье, которое её совсем не порадовало. Надев его, она заметила – у платья слишком пышная многослойная юбка. Сразу представила, как она ей будет мешать в предстоящем бою. Она попросила служанку оторвать все нижние юбки у платья, оставив только верхнюю, из плотной ткани, расшитую серебряными нитками.
И попросила не затягивать туго. От корсета она отказалась. Пройдясь по камере, она попробовала подвигаться. Было не так удобно, как в мужском костюме, но зато движения не сильно были скованы.
Это обстоятельство её заметно обрадовало.
Дева не стала надевать тесные изящные туфельки на каблучках, а поменялась со служанкой, обувшись в лёгкие, плотно облегающие кожаные башмачки на мягкой подошве. Длинная юбка до пола их скрывала, и было совершенно незаметно, в чём она обута.
Послышался звон оружия, коридор перед камерой заполнился стражниками. Их капрал подошёл к камере и учтиво попросил Деву:
- Будьте добры, позвольте связать вам руки позади спины.
Дева послушно сложила руки за спину.
- Спасибо, миледи! – капрал протянул верёвку служанке и приказал связать ей руки.
После этого, с почётным эскортом из пятидесяти стражников, Дева проследовала в сад, где за столом уже ждал Верховный жрец:
- Я надеюсь, с вами учтиво обращались? Присаживайтесь, маркиза…
Он учтиво встал, подошёл к креслу, слегка отодвинув от стола, приглашая её сесть.
Лореанна увидела в десяти футах открытый ящик, стоящий на козлах, с её Мечом. Как только она приблизилась к столу, он начал пульсировать голубым сиянием. Со всех сторон ящика стояли четыре воина с мечами наизготовку. Сопровождавшие её из камеры солдаты окружили стол, накрытый яствами, плотным кольцом, плечом к плечу. Так же с вынутыми из ножен мечами. Положив их на плечо, якобы для торжественности.
Она обратилась к жрецу спокойно, нежно улыбаясь:
- Милостивый государь! А кормить вы меня сами будете, или позволите мне принимать пищу своими руками?
И кокетливо показала ему связанные руки.
Гарлинг замешкался:
- Как?!? Кто посмел связать ваши прелестные ручки? Я же приказал вам дать самое красивое платье, достойное королевы! - глядя на ткань, струящуюся, вместо пышной юбки, по её округлым бёдрам.
Платье он для неё выбирал лично, рассчитывая на то, что сможет окончательно войти к ней в доверие.
И уже с улыбкой спокойно продолжил:
- Хотя признаю, - у вас очень хороший вкус! Вы из платья, что я для вас выбрал, создали настоящий шедевр. Оно только подчёркивает формы вашей прекрасной фигуры. Надо бы вменить новую моду при дворе Короля!
Глаза его горели нескрываемой похотью.
Лореанна действительно поразила его своей красотой и сочными формами тела. Её молодая грудь наполняла воздух вокруг ароматом молодости, только от одного своего вида. У жреца подкатил комок к горлу, и на последних словах он поперхнулся. Да, он был Верховным жрецом, но в то же время он был мужчиной в расцвете cил.
Заметив нахлынувшие чувства Цубея, Лореанна игриво, и даже кокетливо промолвила:
- За время войны я ни разу не одевала платья. Хотя я такая же женщина, как и все вокруг, и мне тоже хочется нравиться мужчинам. Простите меня, милостивый сударь, что испортила платье, но мне показалось, что так оно сидит на мне лучше. Мне не нравится излишняя пышность.
Жрец приказал развязать ей руки.
Они сели за стол, и неторопливо начали поглощать пищу.
Ели они молча, жрец не отрывал от Девы восхищённых ею глаз. И вот, только он решился заговорить о Мече… как Лореанна, словно дикая кошка, с пронзительным боевым рёвом, в одно мгновение оказалась возле ящика со своим Мечом! Тот от её близости призывно зазвенел.
Со скоростью молнии она поразила передовых стражников, охранявших его, всадив одному в глаз вилку, другому в горло столовый нож. Солдаты вокруг, поражённые этой картиной, застыли на месте. Никто из них не смел шевельнуться.
У всех появилось ощущение, что Дева не брала Меч, а он сам вылетел из ящика и оказался у неё в руках, сияя золотым светом.
Одним резким движением она снесла головы двум солдатам, охранявшим оружие, в тот же миг подскочила к столу. Меч со свистом пролетел над лицом Цубея, который вовремя успел пригнуться. Лишь его отрубленное ухо и солидная прядь волос остались лежать на столе. Жреца не было видно, он спрятался где-то под столом, накрытым длинной белой скатертью. Он явно был перепуган внезапным нападением.
Слышался лишь его дрожащий крик:
- Взять её живой, отобрать Меч!
Солдаты бросились на неё, Лореанна отрубила руку первому, оказавшемуся рядом с ней, солдату. На лету выхватила оружие из его мёртвой руки, и словно мельница, мастерски орудуя двумя мечами, с диким воплем прошлась по рядам стражников, окружавших её.
Из всех только одному капралу удалось сбежать за подмогой. Лореанна, плотно сжав зубы, стояла над поверженными врагами. Всё её платье было забрызгано кровью. Она уже собиралась рвануться к стене сада, как вдруг услышала знакомый голос Шарлотты, которая звала её по имени. Она совсем забыла про подругу в пылу боя…
Дева бросила взгляд в ту сторону, из которой доносились крики.
Недалеко, из небольшого окна с толстой решёткой второго этажа замка, на неё смотрело милое, восхищённое лицо Шарлотты.
Впервые баронесса видела Великую Деву в бою! Ей хватило пятнадцати минут, чтобы уничтожить шестьдесят солдат! У Шарлотты было время их посчитать, когда она смотрела, как Дева садится за стол со жрецом.
Это было зрелище воистину незабываемое!... Мечей в руках Лореанны практически не было заметно, настолько быстро она ими вращала, пробивая себе путь к свободе. Шарлотта восхищённо наблюдала за этим коротким боем, понимая, и в то же время не понимая, что происходит.
Лореанна, быстро оценив ситуацию, поняла, что побег её временно откладывается, - ей необходимо проникнуть внутрь замка и спасти лучшую подругу. Иначе она поступить не могла! Благо, что жрец соврал, что баронесса находится якобы в башне, иначе бы вытащить Шарлотту было бы сложнее. И тут она вспомнила про безухого подлеца, который успел спрятаться. Подбежав к столу, подняла скатерть. Цубея там не оказалось…
В это время она услышала, как со стороны прохода, ведущего в сад, всё ближе и ближе начали раздаваться голоса солдат. Она посмотрела на окно Шарлотты. В двадцати футах от неё находился балкон, видимо, соседней комнаты. Он был открыт. Рядом с ним росло ветвистое дерево.
Через минуту, отбросив меч стражника, она уже взбиралась по стволу дерева к балкону. Дева цеплялась за ветки правой рукой, крепко сжимая свой Меч в левой.
Как только она спрыгнула на балкон, подоспевшие солдаты начали карабкаться вслед за ней по дереву. Многие из них устремились обратно, к выходу из сада, чтобы проникнуть в замок через главные ворота. Дева быстро скрылась в помещении.
К её сожалению, это была не соседняя комната с камерой Шарлотты, как ей показалось. Это был один из коридоров замка. Но входа в камеру Шарлотты из него не было.
«Нужно добраться до другого коридора…» - мысли Девы прервали крики в конце коридора. На неё неслось около десятка стражников с обнажёнными мечами. Она метнулась к ним, но заметила узкий проход за гобеленом, устремилась туда, но там её уже ждали другие стражники. Она была окружена…
Дева приготовилась к бою. Видать, сбежавший капрал собрал всех солдат, какие были в замке, и теперь ей придётся собрать все силы, чтобы попытаться освободить Шарлотту и не погибнуть самой.
Стражники, увидев Деву, бросились в атаку на неё все сразу… не понимая, кто перед ними… и получили по заслугам. Она вмиг сразила всех Мечом, вооружившись дополнительно кинжалом.
Лишь стоны раненых ею слышались позади.
Она стремительно прорывалась вперёд!
Слепая ярость обуревала Деву, - от пыток и унижений, пережитых за время заключения, гнев наполнил её нечеловеческой силой. Стремление к свободе стало путеводной звездой для Лореанны!
Не останавливаясь ни на мгновение, следующий десяток воинов она поразила с такой же лёгкостью, как и стражу в саду. Но Артийские солдаты всё прибывали и прибывали, все норовили достать её мечом, - ранить, но не убивать. Таков был приказ Цубея. Жрец, прятавшийся за спинами воинов, пытался остановить кровь, непрестанно лившуюся, крепко прижав руку к месту, где раньше, ещё полчаса назад было его ухо, и ошалело кричал:
- Живой её брать, только живой!
Лореанна билась, как боевая пантера, рыча на своего врага, своим видом она вселяла ужас в Артийцев. Меч её, звеня и сверкая, косил их, словно траву в поле.
Отовсюду неслись крики стражников:
- Приготовьте сети!.. Ловите её, вот она!!…
Дева ловко уходила от сильных выпадов, нанося своим Мечом сокрушительные удары налево и направо. Она умудрилась за десять минут боя отправить к праотцам ещё тридцать Артийцев. Петляя между проходами, она искала камеру Шарлотты.
Завернув в один из узких коридоров, в котором пока никого не наблюдалось, она вдруг услышала чей-то знакомый голос.
Он прозвучал совсем рядом:
- Лореанна! Я здесь!
Дева повернула голову: из маленького окошка камеры на неё смотрело измученное, но милое лицо Шарлотты.
Дева торопливо попыталась открыть крепкую, дубовую дверь. Та была заперта на ключ.
Голоса Артийцев неумолимо приближались, - в конце коридора их показалось не меньше тридцати.
- Я тебя вытащу, Шарлотта! Обязательно вытащу! Жди меня и верь! - прокричала Дева, бегом удаляясь по коридору, усеянному многими телами поражённых ею солдат…
Убегая от наступавших солдат, Лореанна бежала к окну, через которое попала в замок. В конце коридора её ждали. Дева стремительно рванула в какой-то новый коридор, который привёл её к большой деревянной лестнице, - она бегом спустилась по ней и очутилась во дворе, где её ждало целое войско стражников, - количеством около сотни! Двор был достаточно широким. Она прекрасно могла биться на таком просторе, - здесь можно было развернуться!
Дева, осторожно ступая, выставила вперёд свой Меч, стиснув зубы… Её стали окружать плотным полукольцом, не решаясь, однако, атаковать первыми…
- Там в саду, лежат ваших пятьдесят солдат, поверженных мною, и человек тридцать, а может, и больше, в замке! Вы хотите принять их участь? - с силой выкрикнула Дева, - выпустите меня по-доброму! И вы останетесь живы. Здесь я оказалась не по своей воле, сдаваться пока не собираюсь…
Подумайте, вы можете больше никогда не увидеть своих родных! Сколько ещё вам нужно смертей?...
- Не слушайте, наступайте, только не убивайте! Это приказ! - крикнул своим Артийский лейтенант, стоящий слева.
Сразу пятнадцать человек ринулись на Деву, пытаясь зажать её в плотное кольцо, но Меч вмиг прорубил просеку в этом живом заслоне. Двенадцать человек, обливаясь кровью, упали Деве под ноги. Остальные остановились, выжидая, что скажет их офицер. Всем хотелось жить…
- Ну что же вы стоите, трусливые зайцы?! Девчонки испугались?! - и высокий, крепкий лейтенант уверенно бросился на узницу. Он был настолько же смел, как и глуп, возомнив, что справится с «девчонкой». Маркиза мастерски сделала выпад, ударом ноги свалила его на землю, без жалости отрубила ему голову. Затем подняла с земли копьё, через секунду голова лейтенанта с высунутым языком уже красовалась на острие пики.
Дева, спокойно выставив перед собой копьё, угрожающе двинулась к воротам:
- Ну, кто следующий?...
Солдаты в ужасе отступали, как кролики перед удавом, не понимая, что им делать, оставшись без командира.
В это время массивные ворота распахнулись, и на помощь стражникам во двор темницы ворвалась ещё одна сотня Артийских воинов. Таким образом, против неё было сейчас выставлено около ста пятидесяти человек.
«Многовато будет для меня…» - промелькнула мысль у Девы. Но сдаваться ей не было резона. Она решила биться до конца, или умереть в бою!!!
С этой мыслью стала решительно наступать, отбросив в сторону копьё и подобрав ещё один, первый попавшийся ей на глаза меч.
- Я вас предупреждала - это Меч Радегаста, он волшебный! Против него никто не справится, только подобный меч может его сокрушить. Она подняла своё оружие над головой.
- А этот ему поможет!...
Услышав эти слова, ряды воинов дрогнули - никто не хотел связываться со всем известной Корнеанской Девой в бою, - слишком наглядно она показала им своё мастерство и отвагу.
…Наступая на отряд стражников, Дева не заметила, как сверху на неё с балкона упала прочная сеть. Следом ещё одна.
Артийцы тут же навалились на неё, сбив с ног, придавливая своим весом к земле, залитой кровью. Меч, опутанный сетью, не смог ей помочь.
Деву, прямо с Мечом, в сетях понесли внутрь замка. В каком-то зале её бросили на пол. Четверо стражников, придавили её к полу, крепко держа за руки и за ноги. Выбили Меч, оттолкнув его копьями далеко в сторону. Перерезали сети, надели железные кандалы, и только после этого подняли её на ноги.
Цубей молча наблюдал за этой картиной.
- В камеру её! - процедил он сквозь зубы.
_________________________________

Среди ночи Лореанна проснулась от какого-то слабого света, исходившего из угла камеры.
Присмотревшись, она, к удивлению своему, вдруг увидела тех самых двух сияющих посланников, которые уже дважды являлись ей.
Сейчас они стояли у стены и ждали, пока узница проснётся. Девушка с надеждой протянула к ним руки.
Посланники заговорили:
- Лореанна! Пришло время открыть тебе одну тайну. Ты уже знаешь о предательстве Бастиана. Он должен был это сделать, - по той причине, что на всё в этом мире великая Воля Творца! Но ты не знаешь о том, что он не просто король, он ещё наполовину твой родной брат. У вас разные отцы, но мать одна. Его отец – Фердинанд, твой – герцог Оноре Де’Виньи. Ты была тайно рождена в родовом замке герцога, - возлюбленного твоей настоящей матери - королевы Хрании Изабеллы. В твоих жилах течёт королевская кровь. Вот почему у тебя есть свой родовой герб.  Тебя отдали кормилице - твоей не настоящей матери, которая тебя вскормила до трёх лет. После чего её постигла печальная участь, - она погибла вместе с мужем от рук разбойников. Тогда тебя привезли к бабушке, матери твоей кормилицы. Там ты и выросла. За тобой внимательно наблюдали. Дальше ты знаешь – лес, Меч и Кайден.
На твою настоящую мать - Королеву позже была объявлена охота, - она занималась магией. В конце концов, её нашли и сожгли на костре. Завтра тебя также ждёт костёр, - никто не в силах остановить это… Мужайся, Дева, завтра утром ты получишь высшее, осиянное тело и вольёшься в семью Богинь! Боли можешь не бояться, как только начнёт жечь, мы своей силой отключим в твоём теле все центры, отвечающие за боль, и таким образом заберём её на себя. Остальное сделает огонь…Завтра же ты будешь с нами! Это и есть твой путь, твоя судьба свыше, которую тебе необходимо принять. Потому что изначально, при твоём рождении, твою душу специально послали с Небес в Хранию, чтобы ты могла остановить кровавую войну. Также послали тебе в помощь Священный Меч и старца Кайдена. Теперь будь готова - пришла пора возвращаться домой, к Отцу!
С этими словами Посланники медленно растворились в воздухе.
Лореанна, выслушав всё это, хотела заплакать, но слёзы душили её изнутри, снаружи осталась только сухая, мучительная боль, которая сосала её в области сердца…




 На следующий утро состоялся суд. Деву вывели на площадь, заполненную народом, в платье, красным от крови. Ещё вчера оно было нежно-голубого цвета. Лишь некоторые места выдавали его настоящий цвет.
Обвиняя Лореанну, суд приписывал ей несуществующие грехи. Шарлотту, которую привели немного раньше на площадь, также обвиняли в помощи Деве. По словам судей, они служили дьяволу. Благодаря заранее распущенным грязным слухам по городам Хрании, нашлось с десяток свидетелей, подтвердивших их несуществующие грехи.
Жрец-писарь аккуратно, слово в слово, записывал на пергамент все мастерски выдуманные обвинения, под которыми каждый лжесвидетель подписывался.
В конце было зачитано признание Лореанны, всё выглядело совершенно правдоподобно.
Обе девушки молча наблюдали за этим гнусным спектаклем, - они понимали, что оправдываться бесполезно, показывая врагу свою слабость. Они решили принять свою судьбу достойно, с гордо поднятой головой. Подруги в смелости не уступали друг другу.
Из толпы неслись дурные крики:
- Ты спала с дьяволом?!?... Он какой, чёрный, с рогами, с красными глазищами, да?... Какой он, ответь нам, мы хотим знать!
Лореанна не обращала на них никакого внимания. Она, как никогда, была спокойна, про себя повторяя:
«Бог мой! Я верю, - это моя судьба… На всё Воля твоя! Да будет так, как хочешь Ты, но не так, как я хочу!...»
На суде Лореанна с удивлением узнала, что во время её попытки побега она, оказывается, положила насмерть девяносто два человека из солдат противника, и сорок человек ранила…
Не ожидала Дева сама от себя такой прыти – шутка ли, почти сто человек уложила! Кайден бы ею гордился, узнав об этом…
Судьи объявили приговор:
«За все совершённые ранее военные преступления против Артийцев, за арест герцога Брунгаста, за убийство девяносто двух стражников, за служение дьяволу приговорить ведьму Лореанну к сожжению на костре, а её помощницу Шарлотту к повешению! Приговор привести в исполнение в полдень завтра, на центральной площади Бриона. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит!»
Только теперь Дева поняла смысл слов посланников, сказанных ей накануне ночью в камере. До неё дошёл настоящий смысл фразы «Высший Огонь» - значит, так тому и быть… отрешённо подумала Дева. Вера во Всемогущего Бога и её предназначение, о котором предупреждали посланники и Кайден, придала ей сил. Она вдруг ясно вспомнила, кто она есть на самом деле! Она – Небесная посланница, иначе бы вся её жизнь была бы сплошной бессмыслицей!
Теперь для Девы всё встало на свои места.
Лореанна посмотрела на Шарлотту, и с любовью в голосе произнесла:
- Моя милая, верная Шарлотта! Ничего не бойся! С нами Бог! И прости меня за всё…
- За что мне прощать вас? Нет на земле человека счастливее меня! Именно я провожу вас в последний путь, и сама последую за вами, моя драгоценная Лореанна. Я никогда не оставлю вас, ни на этом свете, ни на том!...
Слёзы ручьём катились из её глаз.
- Не плачь, моя хорошая. Смерть не наказание, а избавление, которое даёт нам Бог. Мы верно служили Ему и народу Хрании.
При этих словах по площади прокатился гул.
Кто-то из толпы громко крикнул:
- Да здравствует Святая Дева! Она не виновата!
Стражники рванулись на крик в толпу…
Лореанне и Шарлотте спешно натянули на головы белые мешки и потащили прочь с площади, боясь волнения народа.
Всю ночь Дева провела ночь в кромешной тьме, мешок с её головы так никто и не снял. Ноги, закованные в кандалы, ныли. Цепи на запястьях рук, прикованные к кольцу на шее, причиняли нестерпимую боль…
Наутро стражники бесцеремонно вытащили её из камеры, грубо выволокли во двор, бросили в клетку на повозке, привязали к решётке крепкими верёвками и повезли на казнь…
_________________________________________________

После того, как Лореанна отправила капитана Эдвина из крепости Лакерен в расположение войск, тот в сопровождении десяти солдат охраны, ни на минуту нигде не задерживаясь, галопом на взмыленных лошадях к обеду следующего дня прибыл в лагерь Хранийцев.
Разгорячённый, он влетел в шатёр Девы.
Арни сидел за столом, все офицеры штаба собрались вокруг него. В шатре даже в воздухе чувствовалась напряжение. У Эдвина создалось впечатление, что с тех пор, как они вчера покинули лагерь, из шатра никто не расходился.
Арни при виде капитана вскочил из-за стола, подбежал к нему, схватил за плечи и, не осознавая, начал его трясти с криком:
- Что случилось? Где Лореанна?! Что с ней?...
Офицеры плотно обступили их:
- Что с ней, где она? Почему ты прибыл один?
Эдвин схватил Арни за руки и выпалил:
- Успокойтесь! Я выполняю приказ Лореанны!
В шатре наступила полная тишина.
Все с нетерпением ожидали, что скажет капитан.
Эдвин очень подробно рассказал всё, что произошло в Лакерене. Генерал Арни, нервничая, занял своё место в центре стола. Офицеры стояли полукольцом вокруг него. Некоторое время никто не нарушал наступившую тишину.
Наконец, Арни произнёс:
- Ждём два дня. Если от Лореанны не будет вестей, всё войско выдвигается на Лакерен. Это приказ! Привести войска в боевую готовность. Вы свободны, господа офицеры. Капитан Эдвин, останьтесь.
Офицеры покинули шатёр.
__________________________________________

Через два дня, рано утром, не дождавшись вестей от своего Полководца, войска под командованием генерала Арни ускоренным маршем двинулись в сторону крепости Лакерен.
За весь день марша они сделали только один короткий привал. Все в войске знало о том, что, возможно, их Великая Дева в опасности. Всё войско, молча, общаясь только по надобности, стремительно приближалось к цели. К вечеру показались высокие стены крепости. На удивление, вокруг стояла зловещая тишина.
Арни собрал офицеров.
- Господа! Вам не кажется, что что-то здесь не так? За всю дорогу мы не встретили ни одного Артийца. Создаётся впечатление, что вокруг все вымерли…
Нужно отправить разведчиков в Лакерен, узнать, что там происходит.
Капитан Эдвин выступил вперёд:
- Генерал! Я думаю, вы не будете возражать, если в разведку пойду я со своими солдатами? Если нас встретят Артийцы, я скажу, что вы послали меня к Деве.
- Хорошо, капитан! Отправляйтесь немедленно! И по возможности, сразу же сообщите нам обо всём, что вам станет известно. Любыми путями отправьте нам весть!
- Слушаюсь, мой генерал!
Он развернулся и бегом выбежал из походного шатра.
Через два часа Арни увидел в подзорную трубу, как к ним во весь опор мчится всадник.
Это был Эдвин.
Тревога Арни росла.
Подскакав вплотную, капитан резко осадил коня, и надрывным голосом прохрипел:
- Там никого нет! Крепость совершенно пуста, Лореанна пропала!... - по его щекам текли слёзы, он скрипел зубами от злости, - что будем делать, генерал? - и спрыгнул с коня.
Арни решительно произнёс:
- Прямо сейчас занимаем Лакерен, несмотря на сумерки! Выставляйте оборону. Полная боевая готовность! Я отправляюсь в Пармию. Король Бастиан должен узнать обо всём как можно быстрее. Возможно, он скажет нам, что происходит? Ведь именно он отправил Лореанну на переговоры.
Эдвин с жаром воскликнул:
- Генерал! Я еду с вами! Вы не можете мне отказать в этом.
- Хорошо, капитан. Пусть будет так. Мы возьмём с собой в сопровождение сотню солдат. Командовать ими в походе будете вы. Смените своего коня. Мы отправляемся через час.
И, повернувшись к офицерам штаба, он продолжил:
- Полковника Генри я назначаю старшим в моё отсутствие. До моего возвращения никаких действий не предпринимать! Вы должны быть постоянно в полной боевой готовности.
- Слушаюсь, генерал Арни!... - отвечал полковник.
____________________________________

Прибыв в столицу, Арни с капитаном Эдвином сразу же направились во дворец.
К их удивлению, к Королю их сразу не пустили, сославшись на то, что у него в гостях какая-то баронесса, он сейчас занят и не может их принять.
- Приходите завтра утром, генерал… - ответил им дежурный офицер охраны, - я сообщу о вашем прибытии Королю сразу, как смогу… - и отдал честь.
- Развратник!.. - сквозь зубы прошипел Арни, - направляясь к выходу.
Эдвин задержался:
- Господин капитан! Моя жена - баронесса Шарлотта, недавно была срочно вызвана во дворец. Знаете, где можно её найти?
- Нет, капитан, мне об этом ничего не известно.
- Как неизвестно?! Вы же капитан королевской стражи, и вам должно быть известно всё, что происходит во дворце.
- Именно так! Но… я же вам сказал, что мне о баронессе ничего не известно. Следовательно, во дворец она не приезжала. И о том, чтобы её вызывали, мне тоже ничего не известно.
Эдвин, не попрощавшись, охваченный тревогой, пустился догонять генерала Арни.

…Рано утром на следующий день они оба уже были во дворце. Бастиан принял их только через два часа.
Арни обо всём доложил Королю. О том, что Дева странным образом исчезла, что Лакерен был пуст, и они заняли город без боя…
- Без боя, - это хорошо! - весело произнёс Король, - как будто о пропаже Девы ничего не расслышал.
- Ваше Величество! Пропала Лореанна, её, возможно, похитили… Что вам об этом известно? Её тело нигде не найдено… Надо срочно выступать в поход на Брион, пока ещё занятый Артийцами! Возможно, она там, в плену, её срочно нужно освободить. Что вам известно о ней, Ваше Величество?!..
Арни произнёс слово «Брион», даже не подозревая о том, что Дева находится именно там.
- Генерал!!! Не забывайтесь, вы говорите со своим Королём! Никакого похода не будет! С Королём Артии подписан мир. Дева Лореанна предала нас. Она хотела захватить мой престол. Мне только что прислали её признательное письмо, подписанное ею собственноручно, а также показания свидетелей… Возможно, она уже казнена за своё предательство.
- Что-о-о!?? – в один голос воскликнули офицеры. - Как вы можете верить этой гнусной лжи, Ваше Величество?!? Вернее человека вам нет во всей Хрании! Отдайте приказ, если мы не освободим, то хотя бы накажем предателей, оклеветавших нашу Лореанну!
- Генерал! Подписан Мир! Вы должны немедленно распустить всех солдат народного ополчения! А мои регулярные войска рассредоточить по гарнизонам Хрании. Я надеюсь, до вас это дошло?! Это мой приказ!!! За ваши заслуги отныне войска переходят под ваше командование, вы Главнокомандующий, генерал.
Замок Лакерен, обещанный Деве, теперь также ваш, вы его заслужили. Подтверждающие бумаги уже готовы. Вам их передаст маркиз Бунье. Теперь можете быть свободны! И ни слова больше! С победой вас! А мне нужно отдохнуть, я не выспался этой ночью… Когда вы мне понадобитесь, я вам сообщу…
Король протяжно зевнул, медленно развернулся и покинул кабинет.
Выйдя из дворца, Арни процедил сквозь зубы:
- Мерзавец, негодяй! Это не король, а предатель какой-то…
Эдвин, услышав это, горячо произнёс:
- Его нужно наказать! Он недостоин трона. Плевать на его приказ! Спасём Лореанну, вернёмся со всем войском в Пармию, свергнем короля, и возведём на трон вместо него нашу Великую Деву! Армия и народ нас поддержат! Тем более, вы теперь по приказу Бастиана Главнокомандующий.
- Ты прав, Эдвин! Именно об этом я тоже сейчас подумал. Этот продажный монарх не может дальше править страной! Немедленно выезжаем в Лакерен!...
_________________________________________________

Один из горожан Бриона, который очень симпатизировал Корнеанской Деве, тайно приехал к Хранийцам в крепость сразу же после суда на площади и вынесенного приговора о казни.
Это был именно тот человек, который выкрикнул на площади «Слава Корнеанской Деве!». Скрывшись от погони стражников, он незамедлительно отправился в расположение войск Хрании. По дороге ему люди сообщили, что войска находятся в Лакерене. Это облегчало ему задачу.
Уже к вечеру он добрался до крепости, сообщил о себе часовому, который проводил его к полковнику.
Генри призвал всех офицеров, чтобы горожанин всё рассказал при них.
Когда все офицеры были в сборе, полковник обратился к горожанину со словами:
- Я хочу, чтобы все услышали правду из ваших уст. Повторите всё, что вы мне рассказали…
В этот момент двери в кабинет с грохотом распахнулись, и генерал Арни с капитаном Эдвином буквально влетели внутрь!
- Стража нам уже сообщила, что здесь человек, который знает, где наша Лореанна!
- Он перед вами, генерал, - полковник указал на горожанина. – Сейчас он как раз собирался нам всё рассказать…
Арни возбуждённо обратился к мужчине:
- Говорите же, говорите, не молчите, прошу вас!
Горожанин в подробностях рассказал офицерам, что Деву держат в плену, в темнице города Брион, что ей и ещё какой-то девушке вынесен смертный приговор. Деву на костёр, а девушку на виселицу. Завтра в обед сожгут Лореанну, а когда она сгорит, следом повесят девушку. Так сказал верховный судья Манте, вынося свой приговор.
Выслушав полный рассказ горожанина, после последних его слов, Арни возбуждённо вскочил на ноги.
- Спасибо вам, милейший! Вы получите награду за очень важное для нас сообщение!…
- За кого вы меня принимаете? Я выполнил свой долг, и только… Я ничего не возьму.
- Пока есть такие патриоты, как вы, Храния непобедима. Идите, отдохните, вас накормят.
Повернувшись к офицерам, продолжал:
- Король предал Хранию! Предал Лореанну, я уверен, он продал и свою честь. Подписан мирный договор, хотя Брион не освобождён. Я предчувствовал, что Лореанна там…
Я предлагаю немедленно выдвигаться на Брион, мы должны успеть до казни. С Божьей помощью мы её спасём, после уничтожим Артийцев, и двинемся на столицу. Свергнем Короля, прилюдно казним за предательство, и возведём нашу новую Королеву Лореанну на престол. Есть ли кто против, господа офицеры?
Те мгновенно вскочили на ноги, и чуть ли не в один голос прокричали:
- Освободим нашу Королеву!!!
- Я задал вопрос, господа, - есть те, кто против?
В кабинете воцарилась такая тишина, что слышен был шум ветра на улице. Все единогласно были «За
Немного подумав, генерал рубанул воздух рукою:
- Решим так! - и Арни предложил смелый и неожиданный план освобождения Девы…
- План таков: я, генерал Анри Бренье, капитан Эдвин Монтескью, ещё двадцать офицеров, и с нами две тысячи отборных воинов немедленно выдвигаемся в Брион! Нам необходимо успеть спасти Деву. Мы поскачем галопом. Войско большое, мы можем не успеть. Оно подойдёт позже. Мы первыми ворвёмся на площадь, освободим Лореанну, или погибнем. Другого выхода нет!
- Полковник! - он обратился к Генри. – Вы командуете войском вместо меня! Готовьте всё войско к броску, и выезжайте сразу же вслед за нами. Если мы погибнем, уничтожьте Артийцев, освободите город Брион. С Королём поступайте, как считаете нужным. Он меня назначил Главнокомандующим. Если что, скажете, что выполняли мой приказ. Капитан Эдвин! Офицеры! Готовьте две тысячи солдат к броску. Выдвигаемся немедленно! Все свободны!...





Утро было солнечным и тихим. На небе не виднелось ни одного облачка. Веяло приятной прохладой. На деревьях щебетали птицы, сонные лавочники начали выкладывать свой товар на рыночной площади. Казалось, день был совершенно обычным. Раздался звук рожка, и глашатай в сопровождении двух стражников громким певучим голосом оповестил:
- Слушайте, кто не слышал! Сегодня на главной площади будет сожжена злобная колдунья беспощадная воительница, известная как Корнеанская Дева! Казнь произойдёт ровно в полдень. Слушайте и запоминайте: вы должны видеть, что будет с теми, кто служит и поклоняется дьяволу. Жители нашего славного и доброго города! Слушайте, кто не слышали… - голос удаляющегося глашатая начал теряться вдали городских улиц просыпающегося города.
К полудню вся площадь была битком заполнена народом, многие слышали о колдунье. Слухи распространялись быстро. В монотонную жизнь города такие моменты казни преступников вносили разнообразие. Но такой казни и всё, что об этом говорили, горожане ещё не видывали!
- Разойдись!
Десять вооружённых всадников копьями раздвигали плотно стоявших людей. За ними следовала повозка с клеткой, в которой сидела девушка с отрешённым видом. Толпа с интересом смотрела на неё.
- Это и есть та колдунья? Что-то она не похожа на воительницу… - то тут, то там послышались приглушённые голоса.
- Нет, это не она! Я был вчера на суде, и видел её. Это её помощница, и вообще, вчера я слышал крики, что Дева не колдунья, а Святая…
- Да вы что?!?...
…Когда пленницу в окружении солдат вывели из клетки, её провели на эшафот с приготовленной виселицей. Крепко привязали к столбу.
Шарлотта, несмотря на свое отрешённое состояние, почувствовала, как стойкость покидает её, а сердце пронизывает страх. Ведь смерть, когда она предстаёт в конкретной форме, особенно страшна! Девушка видела перед собой около большого камня возвышение из правильно сложенных брёвен, обложенных тонкими сухими ветками, высотой в целый этаж дома, а над ними возвышался зловещий, толстый ствол из чёрного дерева, словно палец дьявола, который указывал в небо. На нём было кольцо, от которого свисали железные цепи.
- Разойдись! – вдруг мысли Шарлотты были оборваны этим зловещим криком. Со своего возвышения она увидела, как между двумя плотными шеренгами солдат, появилась открытая повозка с крестом, на котором была привязана женщина в грязно-красном платье с белым мешком на голове. Толпа расступилась, образовав широкий проход.
Когда повозка подъехала к приготовленному костру, женщину отвязали, стянули её тело верёвками, и, как жертву тёмным силам, потащили наверх сложенных поленьев по заранее приставленной широкой лестнице.
Женщину затащили, накрепко приковали ноги и руки к чёрному стволу цепями, и сдёрнули белый мешок с её головы...
Толпе открылось измученное, и в то же время прекрасное лицо юной девушки с короткими золотыми волосами. Она потихоньку начала, щурясь от яркого солнца, обводить толпу глазами. Её взор остановился на виселице, где была привязана её подруга. Она приветливо кивнула ей головой. Потом неожиданно выпрямилась, гордо вскинула голову и замерла в этой позе, говорившей о её внутренней силе.
На двух задрапированных красной тканью трибунах, воздвигнутых перед помостом, начали собираться жрецы и Артийские сановники. Лучники стояли так плотно, что приговорённых к смерти девушек, если бы не высокие помосты, было бы не видно из-за спин большого количества охраны. Горожане никогда раньше не видели такого большого скопления солдат для охраны узниц. Несмотря на то, что это были всего лишь хрупкие юные девушки, но почему-то их сильно боялись…
Наблюдавшая за Лореанной Шарлотта, за её бесстрашным выражением лица и готовностью ко всем превратностям судьбы, вновь обрела всю свою былую смелость. Не имея возможности поговорить на прощание со своей подругой, девушка тихо шептала про себя:
– Здесь мы умрём, моя госпожа… Этот костёр ждёт самую достойную дочь Хранийского народа. Боюсь, что я знаю из-за кого! Предательство могло исходить только от короля Бастиана.
Она вспомнила все нелепые обвинения на суде, понимая, что их судьбу теперь не сможет изменить ничто. Она молча смотрела на трибуны… и вдруг надрывно закричала:
- Люди! Не верьте этим подлым предателям, подумайте, кто освободил Хранию?! Брион тоже был бы свободен, если бы Король Бастиан не предал великую Деву… Я уверена - он продал её, так же, как продал и вас. Мы умрём, но помните, мы отдаём свои жизни за вас, за свободу!...
– Молчать! – сердито выкрикнул капрал, командующий эскортом её охраны, и больно ударил её остриём копья в бок. Платье обагрилось кровью.
В это время на самой большой трибуне появились жрецы и судьи, они неспешно занимали свои места, среди которых Шарлотта узнала мерзкого, лысого жреца, который когда-то вынес ей приговор.
Он и трое судей окружили человека в пурпурной мантии с горностаевой накидкой – это был главный судья Манте, с ним рядом возвышался высокомерный граф Ульрих Ковернт, он был бургомистром города. Эти важные персоны заняли места на передних креслах, лысый жрец оказался посередине. Зазвонили колокола собора, мрачно и торжественно...
Она в растерянности взглянула на стоящую недалеко Лореанну. Нахмурив брови и стиснув зубы, она смотрела на приготовленный костёр, пытаясь побороть возрастающую ненависть. Лореанна, по-видимому, думала о ней, потому что смотрела на молодую баронессу с нескрываемой любовью и с таким состраданием, что ей стала безразлична её участь, которую она готова разделить со своей подругой. Площадь до отказа была заполнена народом, - особенно много у места казни собралось Артийских солдат… Горожане были оттеснены на приличное расстояние, чтобы в случае речей приговорённых девушек они как можно меньше расслышали их слова, обращённые к ним.  Собравшиеся жители города должны были довольствоваться тем, что можно было увидеть из окон, с крыш и с опор старого крытого рынка, который находился в непосредственной близости от места казни, среди них царила полная тишина, они пытались уловить каждое слово около помоста.
С этого момента начала разворачиваться для Шарлотты ужасная трагедия, достигшая кульминации, когда связанная Лореанна, в платье, забрызганном кровью, гордо смотрела на своих мучителей.
Сквозь слёзы, заполнившие её глаза, она почти ничего не видела, кроме скорбного и мужественного взгляда великой Девы.
Главный судья Манте кивнул рукой, сидящие рядом с ним чёрные жрецы с мрачными лицами одобрительно закивали головами. Вышел глашатай, развернул свиток и громко, на всю площадь, прочитал:
- Сегодня в добром городе Брион будет казнена чародейка и колдунья дева Лореанна, которая ввела своими колдовскими чарами короля Бастиана в заблуждение. Она пошла против Артийского закона, неоднократно нарушала его, вредила королевским особам. Подговорила войска возвести её на королевский трон. Арестовала, не имея полномочий, герцога Брунгаста, которого оклеветала, и подвела под незаслуженную казнь. Освободила преступницу Шарлотту от казни, угрожая представителям власти своими солдатами. Также она будет наказана за вчерашнее убийство девяносто двух стражников города… За эти и другие преступления Дева карается смертью на костре…
После этих слов судья рукой сделал знак палачу.
- Подождите, уважаемый судья Манте! - прозвучал властный голос.
Перед помостом появился высокий жрец.
Лореанна узнала в нём Цубея.
Тот продолжал, обращаясь к ней, в его голосе даже чувствовалась искренность:
- Вы зря отказались от моих предложений. Вы всего лишь потеряли бы Меч. Теперь же вы будете позорно сожжены. Чего вы добились?... Мне искренне вас жаль. Но во всём вы виноваты сами, и только…
Дева, спокойно глядя на него, голосом, подобным грому, в котором, казалось, объединились все невинные души, уничтоженные жрецами, обратилась не к нему, а к народу.
При первых её словах на площади воцарилась полная тишина. Все присутствующие боялись пропустить даже одно слово, сказанное ей:
- Добрые жители Бриона! Я прошу у вас прощения, что не смогла уничтожить это змеиное логово, которое ради своей выгоды готово пожертвовать вами. Крепитесь, я служила лишь только вам и Богу, пославшего меня освободить вас от этого многовекового ярма рабства…
- Поджигайте!!! Поджигайте!!!... - словно свинья, которую режут, завизжал Цубей, как ошпаренный. Он подбежал к палачу, выхватил один из горящих факелов, находящихся в корзине, злобно посмотрел на огромного палача, и приказал:
- Поджигай, что стоишь?!! - он стал бегать вокруг сложенных брёвен, неумело тыкая факелом в сухие тонкие ветки, которые мигом занялись пламенем. Палач неторопливо повторял его действия. При услышанных словах Девы в нём что-то оборвалось. С огромным усилием воли, ничего не понимая, он стал машинально выполнять приказ жреца. Вдруг остановился и отбросил свой факел в сторону, который попал прямо под ноги жрецу, бегающему вокруг занимающегося зловещим пламенем костра.
Дева, не обращая внимания на жар, исходивший от языков пламени, которые неумолимо начали жечь её ступни, продолжала свою речь:
- Я верю в Вас!!! Вы не будете более терпеть этих развратников, обманывающих Вас! Это они служат дьяволу! Я всегда служила только Вам, я мечтала, что Вы обретёте счастье и истинную веру в нашего Творца, перед которым все равны!



У Бога нет богатых и бедных, для Него не существует разницы в детях Его… Помните, он любит Вас, так полюбите же и Вы Его, как я полюбила Вас! Я счастлива, что отдаю свою жизнь за мою Родину и мой Народ…
Поднялся чёрный дым, пламя затрещало, быстро охватив всю поленницу, а с ней и Лореанну.
Затихал крик Великой Дочери своего Народа. Стон негодования пронёсся по площади.
Священную Деву окутало погребальное пламя. Из него донеслись слова умирающей, обращённые к судьям и жрецам:
- На всех злодеев падёт возмездие Всевышнего!!! Ваши души будут прокляты потомками в веках!!...
Наступила страшная, угнетающая тишина, слышался только треск поленьев разгоревшегося костра, пламя которого взмыло высоко в небо. Даже жрецы, судьи и солдаты онемели от её речи.
- Я иду к Тебе, Отец!!!... Я не предала Тебя!... – слова её затихли в жарких языках пламени навсегда.
Это был последний крик Девы, обращённый в Небеса! Беспощадный огонь костра охватил её окровавленное платье и вместе с ним молодое, цветущее тело девушки…Тело, которое могло испытать счастье материнства и быть любимым кем-либо из достойных мужчин, тело, в котором был заключён мощный и чистый Божий Дух, теперь сгорало в пламени костра…
Палач упал на колени и зарыдал…
Не говоря ни слова, солдат, охранявший Шарлотту, сорвал быстрым движением флягу со своего пояса, и поднёс к губам девушки, окаменевшей от увиденного:
- Пей, милая! Пей! Тебе будет легче… Твоя Дева попадёт в рай, и ты тоже за свою преданность!
Шарлотта начала жадно пить предложенный ей напиток. Это оказалось очень крепкое вино, оно, как пламя, разливалось по всему её телу. Голова её закружилась, ей овладело неожиданное спокойствие, она была готова к смерти. Ей не терпелось последовать за Лореанной, она вспомнила, как обещала ей: «Никогда не покидать её!» 
Она попыталась слабо улыбнуться, чтобы поблагодарить того, кто ей помогал. Это был уже пожилой человек с большими седыми усами, свисающими на грудь, и начинающими седеть волосами. Из-под его шлема были видны глаза, полные слёз и сострадания.
– Благодарю тебя, мой друг… – прошептала Шарлотта.
Солдат поднял свои опавшие плечи, вытер влажные щёки и пробурчал, посмотрев на костёр:
– Я не воюю с женщинами! Я не мразь, как жрецы и Манте, я просто солдат… Ненавижу их всех!
Он с трудом говорил по-Хранийски, но по его тону был понятен смысл сказанных им слов.
Костёр разгорелся в полную силу. Сухие дрова громко трещали, а ненасытный огонь пожирал их вместе с той, которая спасла Хранию от нашествия врага.
Толпа на площади гудела, как растревоженный улей, десятки женщин от увиденного страшного зрелища падали в обморок.
Палач, не переставая плакать, длинным шестом раздвинул догорающие чёрные дрова и в этот миг крик изумления, страха и в то же время восторга прокатился по толпе!...
Все вдруг ясно увидели, как из-под шеста в воздух воспарило живое, ярко-красное пульсирующее Сердце в сиянии золотистых лучей…
Поражённый этой картиной палач замычал, как раненый бык, и с воплями побежал прочь от костра. Позже люди рассказывали, что этот палач сразу после казни повесился у себя в сарае…
Жрецы, как один, вскочили с трибун, - белая пена бессильного гнева и неописуемого страха выступила у одного из них на губах.
Но что это?!? О, чудо!!! Сердце медленно двигалось в сторону огромного камня. Остановившись над ним, оно зависло в воздухе, в десяти футах от его поверхности, продолжая пульсировать живой энергией, испуская золотые лучи вокруг себя, подобно маленькому солнцу!...
Это зрелище было настолько удивительным и необычным, что вся толпа на площади ахнула!
Буквально на мгновение большинство народа, находящегося на площади, почувствовали резкую боль в своих сердцах. И тут же по их телам растеклось какое-то необъяснимое блаженство. Их сердца бились в такт пульсирующему сердцу Святой Девы, которому огонь не причинил никакого вреда. Никто из присутствующих уже не сомневался в том, что над камнем появилось живое Сердце Святой Девы!
Это пылающее Сердце очень ясно показало всем, кем на самом деле была Великая Дева – Небесной посланницей!



Но не успели люди опомниться от этого зрелища, как внезапно всё вокруг наполнилось странным, пронизывающим всё пространство звуком, несущемся откуда-то сверху. Он нарастал, превращаясь в оглушительный свист на пару мгновений. Сверкнула молния, раздались раскаты грома из небесного свода…
И тут все увидели, как эта молния, словно гигантская стрела, ударила в камень у помоста.
Никто не помнил, откуда взялся этот камень на городской площади, он будто находился здесь вечно, слишком большой и тяжелый, чтобы его можно было хотя бы сдвинуть. С давних времён он указывал место казней и важных собраний, своеобразное лобное место города. У людей на площади заложило уши, все вскочили со своих мест, никто не понимал, что происходит на самом деле…
Внезапно шум резко стих, и воцарилась пугающая тишина. Она длилась буквально мгновение, - новый звук, более странный и непонятный, опять раздался с небес.
Все люди на площади, в том числе палач и судьи, замерли на миг, задрав головы вверх, к Небесам…
И в этот самый миг все ясно увидели, как с высоты прямо в костёр несётся с великой скоростью сияющий Меч.
А в следующий, величественнейший в истории человечества миг, этот Меч влетел в камень со страшным впечатывающим звуком Небесного чёткого приговора!!!
Раздался металлический скрежет, и перед глазами удивлённой публики предстал сверкающий Меч, наполовину вошедший в огромный камень у помоста. Как будто некий невидимый Богатырь вонзил его со всего размаха!
Сердце медленно опустилось футов на десять, и застыло в воздухе над рукоятью Меча, как будто охраняя его.
Почти все люди на площади заорали от этого ужасающего и в то же время величественного зрелища, глаза их видели нечто запредельное, не поддающееся никакому объяснению…
Неожиданно для жрецов и судей, толпа на площади в один голос прокричала:
- Эта Дева Святая!!! Она была послана Богом!!! Негодяи!.. Мерзавцы, подлецы!.. Что мы наделали, как допустили?... Вы Бога не боитесь!?.. Вы преступники!!..
Новые крики раздались в разъярённой толпе:
- Бей жрецов, бей предателей! Они покусились на Божью Волю! – толпа лавиной рванула к трибунам. Большинство из них стремились добраться до судей и с яростью великой разорвать их в клочья! Началась настоящая паника, разрывающие душу вопли раздались вокруг. Нескольких, особенно рьяных бунтарей, солдаты успели проткнуть копьями, некоторых остановили рубящие мечи, те, окровавленные, падали в пыль…
Цубей, слыша эти крики, вскочил на помост с виселицей, где уже приготовленная к повешению, связанная Шарлотта стояла на табурете с верёвкой на юной красивой шее. Резким движением ноги он выбил из-под неё табуретку.
Шарлотта беспомощно повисла. Жрец так же быстро спрыгнул с помоста и бегом направился к камню, в котором торчал Меч. Он думал, что Меч, потеряв свою хозяйку, наконец-таки достанется ему, и будет служить своему новому хозяину.
Стражник, которого оттолкнул Цубей, после того, как жрец спрыгнул, подбежал к ещё живой девушке, и приподнял её за ноги, чтобы она могла дышать.
Жрец, заметивший это, приказал:
- Убить его!
Просвистела стрела, выпущенная кем-то из солдат, и вонзилась в спину пожилого стражника. Тот собрал все свои силы, продолжал, покачиваясь, стоять на ногах, не давая верёвке задушить девушку…
Толпа в это время начала теснить солдат, ощетинившихся копьями, к помосту и трибунам, на которых, как испуганное стадо баранов, столпились судьи, жрецы и их прихвостни из знати города. Они чувствовали свою неминуемую гибель…
В это время на всём скаку, с криками «Лореанна, мы здесь!!!» на площадь ворвались Хранийские всадники! Все две тысячи воинов!
Они начали плотно заполнять всю площадь. Казалось, их поток был неиссякаем.
Горожане, чтобы не попасть под копыта их лошадей, разбежались в разные стороны. Артийские солдаты, охранявшие помост, неожиданно для себя, расступились, бросая свои копья и мечи на землю, падая на колени и поднимая руки вверх.
Величественный рыцарь в сопровождении десятка офицеров, осадив своего коня, спрыгнул на мостовую перед догорающим кострищем.
Из его горла вырвался страшный, пылающий ненавистью и негодованием, крик:
- Не-е-ет!!! Лореанна!!! Не-е-е-ет!!! Прости меня, я опоздал, Любовь моя!
Он выронил свой меч, обхватив голову руками, одетыми в железные рукавицы, и, трясясь всем телом, зарыдал…
Эдвин, который находился рядом со своим генералом, внезапно увидел жену, которая висела в петле на виселице. Он помчался на своём коне к помосту, спрыгнув на него.
- Шарлотта, любимая, я здесь! - он подскочил к ней как раз в тот момент, когда Артийского стражника оставили силы, и он грузно упал на помост. Раздался сдавленный хрип девушки.
Эдвин подхватил её, высоко поднял над собой:
- Любимая! Сними скорее верёвку! Я с тобой!
- Милый, я не могу, у меня связаны руки!
Эдвин судорожно начал доставать из ножен свой кинжал, чтобы перерезать верёвки на связанных за спиной руках Шарлотты. В это время он услышал надрывный приказ Цубея стоящим около трибун лучникам:
- Убить его! Убить их всех!
Просвистело с десяток стрел, направленных в Эдвина и Шарлотту. Три из них попали в цель, пробив насквозь их тела.
- Мой милый Эдвин! Я люблю тебя! - с покидающим тело последним выдохом произнесла Шарлотта.
- Мы будем вечно вместе… - успел ответить ей её Эдвин.
Крик Верховного жреца «Убить их всех!» как будто разбудил Арни. Он посмотрел в сторону, откуда исходил крик, и наспех взбирающегося на огромный камень по узкой лестнице Цубея. Генерал выхватил из-за пояса кинжал, и направил коня в его сторону.
Тот уже взобрался на камень. Восторженный, прокричал:
- Вы проиграли! Меч мой! Я вас уничтожу! - Жрец поспешно схватил сияющий Меч за рукоять обеими руками, пытаясь вытащить его из камня.
  И тут, к своему великому ужасу и огромному удивлению всех, кто наблюдал эту картину, в мгновение ока тело главного палача Корнеанской Девы вспыхнуло как факел!! Через мгновение лишь пепел остался от него. Ветер развеял прах резким порывом.
Воины Девы успели уничтожить большую часть лучников, охранявших судей и жрецов. Остальные побросали свои луки и поспешно сдались в плен, пытаясь сохранить свои жизни.
Вельможи, сбитые в плотную кучку, трясясь от страха, ждали на трибунах своей участи, окружённые Хранийскими солдатами.
Генерал Арни, наконец, опомнился.
Он стремительно приблизился к трибунам. Решительный вид его внушал животный страх неумолимой и неизбежной кары для продажных негодяев.
В этот момент Арни был похож на дикого разъярённого барса. Ни одна сила на свете не смогла бы остановить его, он явился пред ними, как бич Божий!
- Кто отдал приказ сжечь Деву? – безжалостный вопрос Арни звучал как приговор.
За ним молчаливой стеной стояла сотня всадников, у каждого из них на лице читалась злая решимость и воля.
Один из жрецов испуганным дрожащим жестом показал на судью Манте:
- Он…
- Да, я… и Цубей, который только что сгорел! - вызывающе сделав шаг вперёд, крикнул в лицо Арни судья. Все остальные меня поддержали! - жестом руки он обвёл толпу трясущихся от страха жрецов и вельмож…
Арни выхватил свой меч, чтобы снести наглому судье голову, но его руку остановил другой офицер:
- Генерал! Постойте!… Все они виновны в смерти Лореанны. Так пусть же получат то же, что и она. Их нужно сжечь сейчас же, не медля ни секунды. Только так Дева будет отомщена!
- Ты прав! - проговорил Арни, пылая яростью, - всех без исключения сжечь немедленно! Гоните их на помост, где они сожгли нашу Великую Деву!!! Это приказ!
Холодный взгляд его метал молнии…
Несколько крепких солдат вскочили на трибуны и копьями стали выгонять палачей вон…
В какой-то момент жирный судья Манте с поникшей головой проходил в кучке остальных жрецов мимо Арни. Генерал грубо схватил его за шиворот:
- Этого мерзавца не сжигать! Его ждёт другая участь… - он отделил Манте от остальных, приказав трём воинам отвести его в сторону.
Судьи, жрецы и вельможи, подгоняемые копьями, были загнаны на ещё тлеющие угли от погребального костра.
Генерал Арни приказал солдатам закидать их всем, что может гореть. Воины и жители Бриона начали ломать трибуны. За очень короткое время предателей закидали всем, что попадало под руки. На их головы летели лавки, столы, стулья, корзины и доски. Из этой вырастающей на глазах кучи доносились рыдающие крики палачей о пощаде. Но никто не обращал на них внимания.
Пламя от тлеющих углей охватило сухие стулья, накиданная погребальная куча из различного хлама для палачей вспыхнула, дикие крики ужаса и боли, казалось, никого не тревожили…
Божественный бумеранг воздаяния вернулся к палачам Лореанны сразу же, после её гибели. Изумлённые жители города наблюдали за их сожжением из окон домов и с крыш, чтобы потом рассказать остальным всё, что видели собственными глазами.
Когда кострище догорело, Арни вернулся к судье Манте. Тот затравленно, с ужасом смотрел на всё происходящее, страх виден был в его глазах.
- Ты думал, скотина, что так просто сгоришь в костре, и всё?!? – начал Арни, - не-ет, ошибаешься! На тебя обрушится иная кара! Именно та, которую ты заслуживаешь!
Обернувшись к сотням людей, он прокричал на всю площадь:
- Люди, слушайте меня! Я генерал Арни Бренье, главнокомандующий королевским войском, заместитель Лореанны! Этот подонок на ваших глазах осудил ни в чём не повинную Священную Деву, приговорив её к сожжению! Я решил, что он должен понести самое сильное и безжалостное наказание – это ваш справедливый суд и праведный гнев!
- Говори всем, сколько безвинных людей ты отправил на костёр? – Арни дёрнул судью за воротник, резко вытолкнув его вперёд, к толпе.
  Перепуганный Манте пролепетал:
- Не помню…
- Говори! Только правду! – Арни был неумолим.
- Может, десять человек, может, больше… - начал судья, плача навзрыд, обливаясь холодным потом.
- Врёшь, гад! – из толпы вышла худенькая женщина лет сорока пяти, - за семь лет ты сжёг семьдесят человек, причём все они были невиновными! Ты забыл, как ты, сволочь, приговорил к костру мою дочь три года назад?! Она лечила людей травами, и чем она тебе помешала?! Я была на всех казнях, где ты выносил приговоры, от нас правду не скроешь!
Из толпы выступил старик, опирающийся на палку:
- А ты забыл, поганая свинья, как пять лет назад ты повесил двух моих сыновей только за то, что они умели читать и писать?! – подойдя к Манте, он с ненавистью плюнул ему в лицо.
Раздались крики негодования, люди наперебой стали вспоминать многочисленные случаи казней, в которых этот судья выносил свой приговор их детям, друзьям и родственникам.
- Довольно, люди! - Арни выступил вперёд, - всё ясно! Ваш священный гнев – это гнев самого Бога! Не думайте, что я кровожадный, но я полагаю, что этот негодяй достоин самого сурового наказания!
Вот моё решение, - делайте с ним, что хотите, что ваша душа пожелает… Бейте, режьте, жгите, рвите его на куски, раздавите его, как клопа! Никакой пощады убийце ваших детей! Но, прежде, чем отдать вам в руки этого палача …
  Генерал повернулся к судье:
- Это тебе от меня лично, мразь! За гибель моей любимой!… - он с силой размахнулся и нанёс сокрушительный удар по лицу Манте.
  Арни вложил в этот удар всю свою ярость!
Судья с диким воплем упал на пыльную мостовую, харкая кровью. Нос его был разбит, сразу шесть зубов вылетели после такого удара…
- Теперь он ваш!... - генерал отвернулся.
  Люди набросились на лежащего толстяка, - его били ногами и руками по всему телу, топтали и плевали, одна из женщин, подобравшись поближе, расцарапала ему в кровь всё лицо… Всем хотелось отомстить этому палачу.
  Судья визжал, как свинья, под натиском людей. Его крики с каждым нанесённым ударом становились всё тише и тише.
  Наконец, всё закончилось…
  Толпа расступилась перед генералом.
 Он подошёл поближе, - на мостовой лежало бесформенное кровавое месиво…
 Арни холодно взглянул на эту печальную картину и отчеканил:
- Отнесите эту падаль на помойку! Пусть его сожрут крысы. Он недостоин даже погребения… - и презрительно плюнул на мёртвое тело палача.
Только теперь, свершив праведную месть, Арни осмотрелся. Его взгляд упал на помост с виселицей, где он увидел Эдвина, обнявшего свою Шарлотту. Они, насквозь пробитые стрелами, не отрывали друг от друга застывших глаз, источающих любовь.
Смерть навечно соединила их в объятиях верности друг другу.
Арни подошёл к помосту, на ходу отдавая приказ:
- Помогите мне освободить этих достойнейших людей. Мы обязаны проводить их души в последний путь, как величайших Героев!
Сняв тела, солдаты положили их на помост, разобрали виселицу и сложили погребальный костёр. Арни подошёл к нему с факелом. Поднёс его к сложенным доскам и громко сказал:
- Храния не видала подобных Героев, как наша Великая Дева Лореанна и таких преданных, бескорыстных людей, как вы!
Замолчав, он поднёс факел. Пламя объяло тела.
Вдруг кто-то прокричал:
- Слава Святой Деве!!! Слава Героям!
Переполненная площадь подхватила этот крик, который, казалось, накрыл весь город и его окрестности.
Костёр догорел. Над площадью нависла тишина. Все собравшиеся молча наблюдали за угасающим пламенем. Пленённые Артийские солдаты, стоя на коленях, ждали своей участи.
Вдруг за спиной генерала Арни раздались восхищённые, и в то же время удивлённые крики:
- Смотрите! Дева появилась!!!
Арни резко развернулся, его офицеры устремили свои взоры на место казни.
 На камне у Меча стояла Лореанна!!!.. Живая и невредимая.
Спокойно улыбаясь, она держала свои руки на эфесе своего оружия. За ней стояли Шарлотта и Эдвин, также с улыбками на лицах. Все они были в сверкающих золотых доспехах, от них исходил ослепительный Свет.
- Вы живы?!? Как это??! Хотя мне всё равно как, главное, вы живы! - и рванулся к ним.
  Сияющая Посланница жестом руки остановила его:
- Погоди, мой верный, милый Арни! Не подходи близко к нам… Вы видите только наши образы. Всевышний позволил нам попрощаться с вами, и поблагодарить за вашу верность. В память о нас останется этот Меч. Он безошибочно покажет того, кто проявит заботу о своём народе. Независимо от того, будет это правитель нашего королевства, или любого другого на Земле. Только чистый сердцем, достойный человек сможет к нему прикоснуться и достать его из камня. Меч засияет, как и прежде. Это явится знаком для всех, что доставший оружие Света есть истинный правитель. Что он, как и я, послан Богом для спасения от тьмы! Арни! Освободите и отпустите с миром всех пленных солдат, они не виноваты. Они всего лишь воины, выполняющие приказы…
А сейчас нам пора. Храните верность Богу! Правильные решения подскажут ваши сердца! Я всегда буду с вами! Прощайте!...
  После этих слов фигуры растворились в воздухе. Сияющие тела Шарлотты и Эдвина превратились в двух соколов и взмыли в воздух. Сердце Девы вспыхнуло яркой вспышкой, исчезнув, над ним появилась прекрасная белоснежная  голубка. Она облетела площадь, зависла над Арни, как будто прощаясь, и генерал услышал внутри себя:
- Я тоже любила тебя, мой генерал…
Птица стремительно взмыла ввысь, исчезая в небесных просторах…
- Очнись, Арни! - рядом с генералом прозвучал чей-то уверенный голос.
Генерал обернулся, – перед ним спокойно стоял старец Кайден, взявшийся неизвестно откуда.
- Вы?!? – не скрывая удивления, воскликнул Арни.
- Да, это я… - тихо произнёс он, - её учитель. Дева была послана Богом! Но сейчас дело в другом…
  Под удивлённые взгляды собравшихся, Кайден уверенно направился к камню, взобрался по лестнице, и так же спокойно подошёл к Мечу. Тот не издавал никакого сияния, и казалось, он умер, лишившись своей хозяйки, выглядел совершенно обыкновенным, не считая того, что на половину был вогнан в камень.
 Старец спокойно взялся за рукоять. Оружие тотчас ожило, чуть-чуть засветившись, оно узнало его руку! 
Все люди, стоящие на площади, непроизвольно ахнули в один голос! Кайден без особых усилий погрузил Меч, как будто в масло, ещё немного глубже в камень. После чего медленно и так же спокойно отпустил рукоятку.
 Жители и воины замерли, раскрыв рты. Такого они ещё никогда не видели! Никто не понимал, что происходит…
 Немного помолчав, мудрый старец заговорил:
 - Слушайте, жители Бриона!
   Я учил Лореанну, и потому этот Меч знает мои руки. Вытащить я его могу данною мне силой, но не имею права, я не ваш правитель! Лореанна на ваших глазах получила высшее, Божественное Тело и вознеслась к Творцу! Её живое, пылающее Сердце олицетворяло Духовную чистоту Небесной Посланницы. Все, кто чист, получили частицу его Света в свои сердца! Она будет жить вечно в вас и сердцах ваших потомков! Вы все были этому свидетели. Её неспроста последнее время в народе называли «Огненной Девой». Это и была её истинная Судьба, предназначенная ей от рождения. Её предали, чтобы вы смогли понять, кто правит вами, - лживые жрецы, якобы служащие Богу и продажные вельможи, которым безразлична ваша жизнь. Они предали вместе с трусливым королём, недостойным трона, не только Великую Дочь своего Народа… Они предали всех Вас!!! Свою Божественную миссию и Волю Всевышнего Дева выполнила сполна… Этим великим Подвигом она обличила чёрных жрецов, а сама вошла в Вечность! Лореанна служила Богу, своему Народу, неся добро всем, кого знала, но вместе с тем она была беспощадна к врагам, которые напали на её страну, сея смерть, беды и разрушения. Поэтому Меч сам выбрал её! Вы сами видели, как жрец Цубей сгорел в пламени Меча, возомнив себя властелином Мира. Этот знак для всех будет уроком! Прежде чем кто-либо решится прикоснуться к Мечу, пусть вспомнит участь жреца! Меч, как и сказала Лореанна, покажет истинное лицо того, кто сможет стать правителем любого народа Земли! Священное оружие Девы когда-нибудь вытащит из этого камня с лёгкостью, словно из воды, только чистый Сердцем человек, достойный перед Богом служить своему Народу. И никто более!! Он засияет лишь в руке того, кто окажется новым посланником Творца для жителей Земли!
Старец на мгновение замолчал.
Затем, отдельно обратился к генералу Арни:
- Подойдите ко мне, генерал!
Арни, не говоря ни слова, поднялся на камень и подошёл к старцу. Он показал на Меч, и громким голосом, смотря на площадь, битком заполненную народом, обратился к нему:
- Возьми Меч, Арни! Лореанна любила тебя, я это знаю… Именно ты отомстишь за неё, наказав предателя Короля. И продолжишь начатое ею дело.
Арни без страха протянул руку к Мечу, и, крепко взял его за рукоять, тот словно проснувшись, вновь загорелся своим особым ярко-голубым свечением.
- А теперь вытащи его!
Арни попытался вынуть Меч из камня, но какая-то сила крепко держала его.
К этому времени все улицы города, в том числе и площадь, наполнились всё прибывающим основным стотысячным войском Хранийцев. Их было столько, что негде было упасть яблоку.
Увидев, что произошло, помня слова сверкающей золотым светом Девы, и воодушевлённые наставлениями старца Кайдена, толпа и войска Хранийцев взревели:
- Арни наш новый Король! Ты наш Король! Тебя выбрала Святая Дева Лореанна! Тебя выбрал Меч! Мы выбираем тебя!
Арни поднял высоко над собой руку, давая понять, что он хочет говорить.
Воцарилась полная тишина.
- Я не буду противиться Воле Бога. Но!.. Я никогда не буду вашим Королём. Правителем стану, Королём – нет! Отныне Хрании не существует как королевства! С этого дня мы все свободные граждане Хранийской Республики. В которой все земли и её богатства будут принадлежать Народу в равной степени! Отправить же подлого предателя Бастиана на гильотину - это лишь формальность, такая гиена, как он, недостоин даже быть сожжённым. Гнить ему не только в земле, как падали, но и в сердцах поколений.
После трёхдневного траура мы отправляемся в поход на столицу.
- Да здравствует Республика! Да здравствует Арни! Свобода! - ещё долго разносилось по городу.
 Людская молва молниеносно распространилась по всей Хрании, что отныне она не королевство, а
                               
                                                 «Свободная Независимая Хранийская Республика!»
_______________________________

После того, как войско покинуло город, площадь опустела,
над Мечом вновь появилось пылающее Сердце Священной Девы.

Утром следующего дня жители Бриона с удивлением обнаружили его у погребального костра.
Некоторые смельчаки попытались приблизить руку к Сердцу,
но какая-то незримая, упругая стена не подпускала людей ближе, чем на два метра.
Никто из них так и не смог прикоснуться к Сердцу и взять его в руки.

На третий день оно плавно исчезло в утренней туманной дымке…

Священный Меч так и остался воткнутым в камень до половины.
Вокруг него сохранилась всё та же плотная стена. По ночам он иногда сиял.

С тех пор прошло пятьсот лет…
Место казни Девы превратилось в музей, - его огородили верёвками.
Никого из людей на этом месте больше не казнили.

Меч  находится  в камне, в том же городе  до сих пор…
Он ждёт своего Великого Хозяина. Или Хозяйку.....

Сказка - ложь, да  в  ней  намёк - Добрым Молодцам урок!...

_______________________________

Эпилог.

Король Бастиан, услышав о событиях в Брионе от своих гонцов-шпионов,
успел тайно сбежать из дворца в Артию. Он прибыл к Королю Освальду,
надеясь с его помощью вернуть свой трон…

Храния была полностью освобождена от предателей и
Артийских захватчиков, впоследствии провозглашена
Республикой, не пролив при этом ни единой капли крови!

В это время бывший король Бастиан лихорадочно собирал наёмные войска
в надежде вернуть потерянную власть, приближая этим свой бесславный конец…

Его жизнь закончится казнью на гильотине…

_________________________________________________


Авторы ни в коей мере не претендуют на права к иллюстрациям, размещённым в романе!
Изображения, подходящие под текст романа, взяты из интернета в свободном доступе.




Иконописный Лик Святой Девы.

(Как известно, все иконописцы, перед тем,
как писать лик Святого или Святой,
долго находятся в состоянии поста,

молитвы и благодати, прося Бога о том, чтобы Он
правильно направлял их руку. Как мы видим, на этой иконе
Жанна изображена с белокурыми, светлыми волосами…)


П о с л е с л о в и е
(от Юрия Чуйковского,
автора идеи создания романа «Дева и Меч»).

Читатель, конечно, догадался, о ком была сложено повествование.
Этот роман был посвящён Святой Деве из Лорена – Жанне Д’Арк,
облачённый в образ Лореанны, по тексту - «Корнеанской Деве».

Вечная память Великой Героине, которой на момент, когда её сожгли на костре, исполнилось всего 19 лет!
Жанну Д’Арк уже при жизни весь народ Франции знал и горячо приветствовал как «Святую Деву из Лорена»!!!

Ещё один важный момент - насчёт меча, - о том, что она нашла свой меч, нигде ни слова…
Исторические источники нам сообщают, что для неё нашли меч Карла Великого,
согласно её же повелению… Этот факт не выдерживает никакой критики!

И знаете, почему? Для того, чтобы отлично владеть мечом, нужно привыкнуть к нему,
слиться с ним воедино, нужно было владеть им в совершенстве, а для всего этого набора
необходимо время, как минимум, года три-четыре. Поэтому версия о якобы найденном для неё мече рухнула!

Исходя из многих несоответствий, я долго искал настоящую Правду о Великой Деве.
Восемь лет поисков почти не увенчались успехом…
Единственное, что мне удалось раскопать, - факт о горящем сердце Девы на пепелище и воткнутом Мече…

Вконец отчаявшись найти Правду, поражённый ей Подвигом, я обратился к Небесам,
прося их об одном, - подарить мне во сне настоящую, подлинную историю жизни Жанны Д’Арк!

И вот, в январе 2017 года меня во сне посетило видение, в котором я увидел Святую Деву и её жизнь в совершенно другом свете!
Встав ото сна, я вдруг остро почувствовал, что именно в этом видении, возможно, заключается её Величество Правда.
Особенно в моём ночном видении поразила меня концовка, где ясно увидел живое, пульсирующее Сердце Жанны и летящий с Небес Меч.
Тут же мною было решено записать это видение, по памяти.
В течение двух дней я вдохновенно описал основные моменты видения.
Так возник основной стержень для будущего романа в виде повести «Дева и Меч».

Прошло два года, и вот 7 июля 2019 года роман-повествование обрёл свою силу, и был окончательно завершён.
Благодаря совместной авторской работе с Сергеем Сергеевичем Поповым,
Председателем Брестского Благотворительного Общественного Объединения «Земляки»,
превосходного художника, философа, поэта и писателя.

Автора колоссального проекта «О-Плод», практическая реализация которого ожидает человечество в недалёком будущем.
Суть которого мы планируем предварительно совместно описать в художественном романе под названием:
«Проект О-Плод, фантастическая реальность».
Чтобы люди могли заранее узнать, какие изменения ждут мир, когда этот проект будет воплощён.
Надеемся, наше творчество раскроет перед читателем истинную правду бытия.
Покажет на примере наших текстов реальность жизни, в которой мы живём,
чтобы по возможностям своим каждый попытался раскрыть самого себя и осознать, для чего, почему и зачем он рождён?
Понять - что каждый из нас хочет иметь от жизни, а главное, -

для достижения какой цели он живёт?...

Всего доброго вам, читатель!
И знайте, что дороже всего на свете - Правда!
Та правда, которая спит в ваших сердцах!
____________________________________

С уважением, авторы –
©Юрий Чуйковский,
писатель, поэт, философ;
©Сергей Сергеевич Попов,
председатель ББОО «Земляки»,
философ, художник, поэт, писатель.

Авторы заинтересованы в инвесторах
для издания романа, и его последующей экранизации.
+375295629740 - Сергей Сергеевич Попов.
Почта: zemliak.pss@mail.ru
Канал в Ютубе: «Объединение Земляки»



Ниже приводится текст баллады,
после сочинения которой возникло видение,
обретённое во сне, о жизни и смерти Девы.

Баллада явилась предвестницей создания романа.


Баллада «Орлеанская Дева»

Пятнадцатый век, инквизиция, Руан,
Кровушка рекой, да головы с плеч,
Франция истерзана войсками англичан,
Девочка в лесу нашла священный Меч.

Она не умела ни писать, ни читать,
Чиста была душой да преданна Богу,
Она мечтала свято вести на битву рать,
Чтоб выгнать северян с родного да порога.

Припев:
Дева Жанна - Орлеанская Дева,
Стержень Духа Небесного огня,
Ты совершила великое дело,
И подвиг твой достоин короля!

Звала на битву Дева из Лорена,
С вышитым крестом - красное на белом,
За нею поднимался простой народ с колен,
Увидев Жанны лик - огненный и смелый.

Соколом летела слава по стране,
Летела, как стрела, достигнув короля,
«Она - посланник Бога, на белом, на коне,
Она священный воин незримого огня!»

И, вдохновляя рыцарей доблестью, отвагой,
Возглавила войска бесстрашная душа,
И, выгнав англичан, сбила все их флаги
На башнях Орлеана, от ран едва дыша.

Но предали её и свита, и король,
Жестоко обвиненье - козни колдовства!
Священники сыграли позорнейшую роль,-
Их вердикт гласил - огонь, огонь костра…

И запылала Дева, привязана к столбу,
Кричала в небеса: «Прошу я всех простить!»
И грозно палачам: «Ждите Божий Суд!»
Но смерть оборвала Жанны жизни нить.

Вот жертвенный костёр дотла догорел,
Средь пепла отыскали бьющееся сердце,
Никто его живым и тронуть не посмел,
Три дня оно пылало, а на заре исчезло...

Припев:
Жанна Д’Арк - Священная Дева,
Стержень Духа Всевышнего огня,
Свершила ты великое, праведное дело,
И жизнь твоя достойна короля!

Автор - Юрий Чуйковский.

Написано в г.Тольятти, апрель 2006 г.


Предлагаем читателю вкратце ознакомиться
с независимым исследованием историка Ивана Назарова.
Как известно, настоящие результаты в любой сфере деятельности
могут появиться только тогда, когда человек горит своими идеями.
Когда над ним никто не довлеет, когда он волен в своём выборе,
и вправе сам решать, что делать, как и зачем…
Исходя из этих предпосылок, к рассмотрению предлагаются СВОБОДНЫЕ
исследования человека непредвзятого, не преследующего личные корыстные интересы.

______________________________________________

Знаменитая на весь мир Жанна Д’Арк была единственным в мировой истории семнадцатилетним
Верховным Главнокомандующим вооружённых сил целой страны! И каким Главнокомандующим!!
Наполеон Бонапарт писал в своих мемуарах:
«Жанна Д’Арк - величайший полководец!», а уж он-то знал толк в этом деле, поверьте!
Жанной восхищались многие великие военачальники и полководцы,
в том числе Суворов, Кутузов, Сталин и генерал Де Голль. Это говорит о многом.
Вся жизнь Жанны была окутана тайной.
И разгадать эту тайну до сих пор никому не удалось.
Ниже изложены всего четыре версии.
Они своеобразны, и также имеют право на существование.
Первая версия.
Гласит о том, что Жанну Д’Арк готовили мастера доминиканского Ордена «Псы Господни».
В то время это был самый могущественный Орден в Европе.
Трудно ли было Ордену подобрать где-нибудь на просторах Европы, сотрясаемой
нескончаемыми войнами, регулярным голодом и эпидемиями, маленькую,
забытую где-то Богом девочку-сиротку?Трудно ли Ордену, в своей системе сиротских домов воспитать эту девочку надлежащим образом?
Убедить её в том, что она и есть настоящая Божья посланница?
Убедить так, чтоб у этой девочки и малейшего сомнения в своей избранности не возникало?
И чтоб её уверенность была настолько велика, что передавалась бы всем окружающим?
Трудно ли Ордену в своих закрытых колледжах дать этой подросшей сироте лучшее в то время образование?
Обучить, пользуясь услугами монашеско-рыцарских орденов, самым современным на тот момент приёмам военного дела?
В том числе обучить её гипнозу и телепатии?
Вот вам и «голоса», которые постоянно слышала Жанна!
Полагаю, ответ очевиден. Совсем нетрудно!
Если кого-то, закрыв от остального мира, целенаправленно воспитывать и обучать с младых ногтей, то подготовить можно кого угодно. Хоть гениального полководца, хоть Божью посланницу.
Или и того и другого в едином лице…
Правда, тут возникает вопрос: если Жанна – Пёс Господень, если её поддерживала такая могучая сила,
как Орден Доминиканцев, то как получилось, что сожгли её именно после церковного суда?
Какое-то несоответствие получается, или же Орден решил, что с Жанной пора заканчивать,
иначе она могла бы со своим войском так «разбушеваться», что вполне могла стать средневековым Наполеоном, подминающим под своё влияние все королевские династии Европы!
С такими данными, как у неё, это легко можно было бы сделать…
Если Жанна, выполняя волю Ордена, стремилась как можно скорее покончить со Столетней войной,
высвободив тем самым необходимые силы европейского рыцарства для пополнения католических рыцарских орденов, то почему оппозицию ей и её методам ведения войны возглавляет, при дворе Карла, именно католический священник – Де Тремуль, архиепископ Реймский?
Так ли уж, на деле, велико влияние доминиканцев, как описано выше? Оно велико. Даже огромно! Вот поэтому, решив, что Жанна слишком опасна для Ордена, сам Орден и выносит решение покончить с ней чужими руками весьма необычным способом…

1450 год.
Девятнадцать лет миновало со дня казни Жанны.
Столетняя война победоносно окончилась и династия Валуа в лице Карла Седьмого прочно сидит на французском троне.
Всё бы хорошо, но есть одно большое Но!
На престол-то Карла возвела ведьма и еретичка!
Этот печальный для Карла, но, увы, неумолимый, следует из вступившего в силу приговора суда.
Для христианнейшего из королей (как величались все французские монархи) ситуация более чем двусмысленная.
Карл это и сам отлично понимал. Да и враги короля не давали ему забыть об этом факте.
В общем, как только заботы о войне спали с его королевских плеч, он решил начать реабилитацию Жанны.
А может, ещё и сыграло тут чувство вины, что испытывал Карл по отношению к Жанне.
Ведь, как ни крути, а он её предал. Предал человека, оказавшего и короне и всей
Франции такие услуги, которых никто не оказывал ни до, ни после!
У Жанны ходатайство получить уже возможным не представлялось,
адвокатов у неё сроду не было, поэтому было подготовлено ходатайство на имя короля от матери Жанны, женщины по имени
Изабелла Роме. Именно в этом документе Жанну впервые именуют Де’Арк.
Там же впервые указано и имя «отца» Жанны. Чтоб не ломать голову, составители ходатайства назвали его Жан де Арк.
В Париже получили ходатайство и указом короля объявили о начале реабилитационной процедуры.
Возглавить это благое дело было поручено так называемой «Святой» инквизиции, у которой,
несмотря на своё громкое название, руки были по локоть в крови невинных жертв!
Инквизиция, между прочим, находилась полностью в руках доминиканцев!
Собственно, план следствия состоял как бы из двух частей. Предполагалось, во-первых,
по пунктам разобраться с обвинением Жанны во время Руанского процесса, а во-вторых,
собрать сведения о том, какую святую и праведную жизнь она вела с самого детства.
Создаются, выражаясь современным языком, две следственные группы, одна из которых направляется в Руан,
разбираться с судебными документами, а вторая едет прямиком в Домреми, чтобы на месте собрать
доказательства о том, каким на редкость хорошим ребёнком была Жанна.
Короче говоря, из погибшей в огне костра Жанны собираются сделать икону, сыграв на том факте,
что Жанна уже при жизни была знаменита одиозно!!!
Чтобы скрыть факт обучения сироты Жанны Орденом Доминиканцев, была придумана
целая легенда о ней, о Домреми, о родителях, о странных голосах, и обо всём том, что мы уже знаем.
Но комиссия из Ордена сама на этом же и прокололась - как могла безграмотная крестьянка
искусно владеть оружием, придворным этикетом, грамотой, военным искусством,
стратегией ведения войны, и многим другим без соответствующей многолетней подготовки?... Нонсенс!


Вторая версия:

А может, вовсе и не Орден обучал Жанну, а некие тайные два или три старца-мага, знающие
практически столько же, сколько и преподаватели Ордена?
И для них обучить девчонку за каких-то семь-восемь лет не составило бы особого труда...

Третья версия:
А может, и не Орден, и не старцы обучали её, а королевские придворные учёные и маги,
военачальники и стратеги, по строжайше секретному приказу кого-нибудь из династии Валуа,
с целью свалить всю династию.
И тот, кто готовил Жанну таким образом, наверняка знал о её настоящем, королевском происхождении…


Четвёртая версия:

А вот одна из самых вероятных версий истории Жанны:
Росла себе дочь какого-либо герцога или барона в глуши, в каком-то замке.
И вот её королевский папаша, в котором взыграла кровь и зов славы, решает, потехи ради,
научить дочь всему, чему только можно. Он нанимает в строгом секрете нужных людей,
в том числе сильных магов, и те тренируют и гоняют Жанну по всем «предметам» аж восемь или десять лет!
Делая из неё Святую Деву, Лотарингскую Деву, или Святую Деву из Лорена - благо, легенды о таковой
ходили по всей Франции уже много лет…
И знаете, у него, у этого папаши, всё получилось!
Какие цели он преследовал, неведомо, и эти цели он унёс с собой в могилу.
Может, захват всей Европы с помощью талантов дочери, - может, свержение всех королей и пап, кто знает?
Судя по тому, как за полтора года Жанна прогремела своими военными действиями
на всю Францию и Англию, представьте себе, что могло быть за десять, двадцать лет с Европой
с таким неукротимым духом, как у Жанны?
Трудно даже себе представить! Гитлер точно отдыхал бы после Жанны!..

Англия
.

Как только англичан вышибли из Франции, Англия тут же погрузилась в кровавую гражданскую войну.
В историю она вошла под названием «Война Алой и Белой Розы».
Долгих тридцать лет эта война разоряла и опустошала Англию.
В каком-то смысле это была расплата, за то, что творили англичане во Франции.
Кстати у этой войны есть ещё одна параллель с Жанной. Жанну стали величать Де Арк только после её смерти…
И наконец, последнее.
Моё предположение, что Жанна - это, выражаясь современным языком, проект Ордена Доминиканцев,
имеющий целью скорейшее завершение Столетней войны, чтоб высвободить силы
для экспансии на восточных торговых путях, не есть какой-то «ревизионизм».
Нет, выдвигая свою версию, я целиком следовал в русле исследований академической науки.
По крайней мере, очень старался это делать. А среди учёных уже давным-давно никто
не верит всерьёз в крестьянскую девочку из глухого села, спасшую Францию.
Ну, никак не может семнадцатилетняя необученная крестьянка уметь воевать верхом,
носить доспехи, отлично владеть оружием, быть блестящим стратегом и тактиком.
Да к тому же и неплохим богословом и адвокатом. А Жанна то всё это умела и могла.
Всякие версии происхождения Жанны разрабатываются, но только не «крестьянская».
Чем моя версия хуже?
Надеюсь, кое-что из жизни Жанны она объясняет.
Или…. Знаете, меня всё время не оставляет одна мысль:
А что если Жанна Де Арк действительно Посланница Божья?
В самом прямом смысле этого слова? И вот эта версия объясняет абсолютно ВСЁ!

Исследователь, историк - Иван Назаров.















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 80
© 08.07.2019 Сергей Попов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2589701

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези










1